Издания

Официальная публикация

Синдром недоговоренности

Экономический прогресс мегаполиса – великое благо, стимулирующее к новым инициативам, к масштабным проектам, к воодушевлению горожан. Снова расправляет крылья производство, снова востребованы кадры, сияют позолотой шпили и купола, и внести собственный вклад в возрождение Питера становится из хлопотной обязанности делом чести. Но сквозь пафос роста то и дело прорываются импульсы недоверия. Так уж устроена человеческая психология, что неудача в достижении цели вызывает досаду, повторение одной и той же неприятной ситуации – раздражение, а неопределенность исхода – тревогу. Когда такие эмоции возникают у людей со средствами, они стараются сменить сферу деятельности. А рядовой горожанин настороженно ждет, как бы громадье городских планов не коснулось его какой-нибудь неожиданной стороной.Верните на место!Если жители микрорайона в историческом центре Санкт-Петербурга не хотят восстановления храма, основанного еще при Петре I, это нехороший признак. Но именно такой странный феномен возник вокруг сквера на Большой Пушкарской ул., в котором православная общественность захотела возродить снесенный храм Св. Матфея. Местные жители привыкли к удобному пространству для прогулок с детьми.В Веселом поселке, где функциональное место храма занимает Ледовый дворец, жители роптали по иному поводу: их не прельщало исчезновение привычного, хотя и неблагоустроенного Хасанского рынка. Совершенно разные ситуации сходятся в том, что граждане не доверяют городской власти. Не из особого бунтарства, а от непонимания того, какое решение «наверху» завтра будет принято. По Хасанскому рынку их принималось множество, и каждое – из лучших побуждений. Последний вердикт – выставить рынок на торги и при этом помочь малому бизнесу – не радует ни местных торговцев, ни конкурентов-сетевиков, ни потребителя, благо итог все равно неясен.Прогресс есть, выбор есть, перспективы тоже, а нет того трудно осязаемого и вместе с тем необходимого условия, которое называется «правила игры». Ибо и у любителей неспешного променада на Петроградской, и у жильцов многоэтажной окраины возникает подозрение в том, что свои замыслы власть осуществляет не в их интересах, и не в интересах инвесторов, а по неким отдельным, сугубо абстрактным мотивам, логику которых уловить затруднительно. Слуга трех господЕсли инвестор соглашается говорить с прессой, но не хочет представиться, это не очень хороший признак. Совладельца ООО «Уникс», строящего спорткомплекс у железнодорожной станции «Ленинский проспект», казалось бы, можно уличить в эгоизме: он не подумал о потоке пассажиров, прибывающих на станцию, и не предугадал намерений железной дороги устроить здесь пункт контроля оплаты проезда. Но в реализацию его коммерческого проекта эти проблемы никак не входят. Однако об этом должны были подумать в Комитете по градостроительству и архитектуре, когда предоставляли разрешение на строительство.Кстати, разрешение это ему не удавалось получить 5 лет, ибо прежние власти хотели расширить тоннель под железной дорогой. Почему эти весьма логичные намерения затем позабылись, остается лишь гадать: с той поры хроническая пробка перед переездом только удлинилась. В громадье планов, ныне разрабатываемых городом, утонула и потребность в строительстве подземного перехода, хотя его можно было включить в инвестиционные обременения.Бросается в глаза и еще одно грустное обстоятельство: город вмешался в конфликт между инвестором и железной дорогой спустя 7 лет после его возникновения. Кроме того, правила игры предполагают, что предоставление разрешений на строительство не должно зависеть от того, удосужились ли город и железная дорога провести границу между своими территориями.Получая разрешение на строительство, бизнес полагает, что городским чиновникам известно о всех побочных обстоятельствах, которые могут поставить проект под сомнение. В частности, это касается и объектов охраны, которые есть или были, и о том, что если эти объекты исключены из списка памятников архитектуры, это не означает, что зона охраны на этом участке исчезла. Тем не менее, даже для инвесторов столь значительного и давно вынашиваемого городом проекта, как «Набережная Европы», оказалось откровением сообщение КГИОП о том, что им следует озаботиться выводом бывшего памятника из охраны по процедуре закона №33-ФЗ. А авторы «Невской ратуши» столкнулись с решением КГИОП увековечить планировавшуюся прежде к сносу поликлинику бывшего трампарка. Почему бы не определиться со статусом объекта еще до конкурса? Скандалы, выросшие сами собойВозникновение сразу скандалов вокруг инвестиционных проектов в противоположных концах города – у метро «Ломоносовская» и у железнодорожной станции «Пискаревка» – на правительственном уровне комментировалось одинаково легковесно. В случае с проектом компании «Макромир» вице-губернатор Александр Вахмистров утверждал, что слухи о находившемся здесь кладбище преувеличены. Компания, принимая эти слова всерьез, заняла наступательные позиции. «Созрел» даже соцопрос, отражающий «страстное желание» большинства местных жителей, чтобы именно здесь было построено недостающее району развлекательное заведение. Но неделю спустя Совет по культурному наследию известил, что кладбище здесь было еще в 1958 г.; что при нем до 1940 г. была церковь; что КГИОП сообщал об этом Стройкомитету еще до выдачи разрешения на изыскательские работы.Какой вывод из этого недоразумения должен сделать инвестор? Как он должен воспринимать городские власти – как единый организм или совокупность не связанных между собой контор? Ожидать ли впредь от этого инвестора жажды реализовать более востребованные проекты?Одновременно возникший скандал в 43-м квартале Полюстрово, находящийся на территории МО «Пискаревка» (топонимическая путаница характерна уже сама по себе), вряд ли безобиднее по потенциальным последствиям. Дело не только в том, что против инвестиционного проекта компании «Стройкомплекс-XXI» изначально протестовала часть населения квартала, но и в том, что этот квартал позже был включен в Адресную программу развития застроенных территорий. А ведь А.Вахмистров говорил в ЗакСе, что первые проекты программы должны быть самыми убедительными для горожан.Публичная версия ответственных лиц описывает ситуацию достаточно просто. Дескать, в квартале живут люди, заинтересованные в реновации – прежде всего жители 5-этажек, подлежащих реконструкции, и незаинтересованные – обитатели сохраняемых 7-этажек. Естественно, есть и обычное взаимонепонимание между «консервативными стариками» и «прогрессивной молодежью».На самом деле это описание сугубо приблизительно. Предметом спора стала не сама реновация, а зеленые насаждения в центре квартала. В Стройкомитете уточняли, что это не сквер, а «дикорастущие деревья». Впрочем, это не снимало вопроса, возникавшего при простом осмотре: почему бы не отвести участок под строительство двух 14-этажных зданий в 300 м севернее, на месте двух расселенных аварийных строений?И опять источники, не желающие афишировать свои имена, дают простой ответ: если проект реализовать на территории «самозваного» Сквера Подводников, то подключение к коммуникациям окажется значительно дешевле.Это объяснение несколько озадачивает, учитывая, что «Стройкомплекс-XXI» намеревается участвовать в конкурсе на комплексную реконструкцию квартала, и именно эти планы создают ему поддержку со стороны многих местных жителей. Комплексная реконструкция подразумевает замену всех коммуникаций. Может быть, компания не уверена в победе? Но и город мог бы вначале инициировать этот конкурс, а затем уже выдавать одному из претендентов порубочный лист.Разъясняя местным жителям свою позицию, руководители Стройкомитета заверяли, что на каждое спиленное дерево будет посажены два новых. Аргумент не убедил целевую аудиторию: она полагает, что саженцы станут деревьями лишь лет через 30.Фактически по всей периферии 43-го квартала, равно как и на месте двух (на самом деле трех) расселенных аварийных строений можно было возвести более высокие и благоустроенные здания, с лихвой окупив затраты, и не тронув при этом случайно образовавшийся, нерегулярный, полудикий, но все же востребованный людьми парк.Чтобы успешно обновить спорный квартал, разумеется, начинать надо с прокладки инженерии. Если именно эта проблема составила препятствие, можно вспомнить о том, что соседние кварталы тоже скоро придется реконструировать. По существу Стройкомитет и районные власти хотели убить двух зайцев, а породили двух волков, одновременно создав очаг социальной розни в отдельно взятом квартале и породив недоверие к программе, в которую этот квартал включен. Точнее, как бы включен, ибо в официальном адресном списке закона, несмотря на решение ЗакС, он не числится.Но общая проблема состоит в том, что реконструкция будет эффективна лишь если вести ее по-московски – с заменой не только местных, но и магистральных коммуникаций. На такие подвиги инвесторов пока найти трудно. А если инвесторы не желают участвовать в городских программах – значит, у них не хватает уверенности. И каждый новый скандал продолжает подрывать эту уверенность. Дух и буквыНа что жалуются застройщики, когда уже после получения разрешения на освоение территории вдруг всплывают неведомые им побочные обстоятельства? На некую недоговоренность, в результате которой их оставляют наедине с общественностью, с КГИОП, с железной дорогой или иной федеральной инстанцией.30 июля В.Матвиенко напомнила бизнесу о необходимости детально информировать население о новых проектах в застроенных кварталах. Застройщики согласны. Более того, они не возразили и против предложения руководства КГА о предоставлении гражданам подробных иллюстративных материалов уже на стадии публичных слушаний по ВРЗ.Однако слушания по новым проектам транспортной инфраструктуры проводятся не всегда. Между тем, некоторые проекты, внесенные в Генплан, вполне могут вызвать волнения не меньшего масштаба. «Крайними» при этом могут оказаться инвесторы.Представители ООО «Стройкомплекс XXI» не скрывают, что рассчитывают на повышение привлекательности 43-го квартала в связи с новым путепроводом, который обеспечит прямой доступ из глухого угла микрорайона на пр. Непокоренных через пути Всеволожского направления Финляндской железной дороги. Между тем, окрылив инвестора транспортными перспективами, город не объяснил, каким образом проектируемая трасса преодолеет препятствие в виде Богословского кладбища. Заместитель главы КГА Виктор Полищук уверяет, что случай с пр. Энергетиков, который в конце 1970-х гг. проложили прямо по захоронениям, не повторится. Надо полагать, что продолжение проспекта пройдет по эстакаде. Но для этого трассу придется расширять – либо за счет упомянутых 7-этажек, которые до реконструкции «не дозрели», либо за счет западной части кладбища. Между тем, Градостроительным кодексом, как уже отмечал глава НИПЦ Генплана Сергей Митягин, не предусмотрены случаи, когда функциональные зоны расположены одна над другой. Скажем, зона ТУ над зоной К.Учитывая, что за время применения ВРЗ без иллюстративного материала понятие функциональной зоны у общественности ничего, кроме раздражения не вызывает, можно с большой вероятностью наметить очаг очередного потенциального скандала. Аналогичная ситуация грозит омрачить и без того малопопулярный проект «Охта-Центра». В связи с его реализацией НИПИ ТРТИ предложил создать дополнительную магистраль, связывающую ул. Помяловского и Магнитогорскую. Если речь идет о двух существующих трассах, а не о некоей новой улице на месте путей «Охты-Товарной», то на пути опять же лежит кладбище.На Совете по культурному наследию упоминалось, что и во Франции, и в Финляндии на месте утраченных захоронений строятся часовни и разбивается парк. Российское законодательство также не предусматривает в таких местах иного использования, кроме зеленых насаждений. Не очень понятно, как наши проектировщики собираются выходить из возникающих тупиков. Рассчитывать, что все уляжется само собой, как показала ситуация вокруг «Ломоносовской», не приходится. Есть и еще один нюанс: если нарушение, пусть и грубое, высотного регламента – проблема эстетическая, то пересечение зоны ТУ с зоной К таит в себе проблему этического свойства.Когда Градсовет утверждал проект спортивно-развлекательного центра между подворьем и воинским мемориалом в Веселом поселке, компромиссом стала внесенная в проект цветовая корректива: черный цвет стены, обращенный к памятнику, и белый – к церкви. Этот пример градостроительной логики весьма точно иллюстрирует механистичность способа мышления, в котором единственным «сакральным» элементом является Градкодекс. Перед ним (в столице, кстати, его почему-то не считают за божество) меркнут и людские чувства, и здравый смысл, и деловой азарт: все разбивается о стену отрешенного кабинетного расчета. В этом состоит странность петербургской градостроительной деятельности, которую один московский предприниматель деликатно назвал «любовью к процессу».Но город – не механический конструкт, а организм, причем не только в материальном смысле. Говоря о «духе места», глава КГИОП Вера Дементьева, должно быть, имела в виду нечто большее, чем условный рефлекс на «сайгонский» кофе или «желябовские» пышки.Здоровый дух, свободный от невротических синдромов, возникает там, где осознается ответственность между прошлым, настоящим и будущим. Чтобы, по Высоцкому, мертвые нас не оставили в беде, нам самим нужно быть чуть-чуть живее. Когда власть имеет оппозицию – это нормально. Но если эта оппозиция именует себя не «Демократический город» и не «Другой город», а «Живой город», это очень плохой симптом.Константин Черемных

СРО в строительстве. Закон – есть, ясности – нет


2 июля Государственная дума России на пленарном заседании приняла в третьем, окончательном чтении закон, вносящий поправки в Градостроительный кодекс РФ и отдельные законодательные акты РФ, которые регласентируют механизм создания саморегулируемых организаций (СРО) в области строительной деятельности. 11 июля этот законодательный акт был утвержден верхней палатой российского парламента – Советом Федерации. Осталось лишь поставить свою подпись Президенту страны и, казалось бы, вопрос о деятельности СРО в строительстве получит окончательное разрешение. Однако, полной ясности с тем, как перейти от государственного лицензирования к саморегулированию в отрасли, до сих пор нет.

Закон, которого ждали 

Закон устанавливает требования, которым должна отвечать некоммерческая организация для приобретения статуса СРО. Так, устанавливается требование по количеству членов: не менее 50 членов для СРО в области инженерных изысканий и в области проектирования, не менее 100 – для СРО в области строительства.
 

В том случае, если СРО основано на членстве лиц, выполняющих инженерные изыскания и подготовку проектной документации, компенсационный фонд должен составлять не менее 500 тысяч рублей на одного члена. Если организацией установлено требование к страхованию ее членами гражданской ответственности, то фонд должен составлять не менее 150 тысяч рублей на одного члена организации. Для СРО, объединяющих компании, осуществляющих строительство, компенсационный фонд должен составлять не менее 1 млн. рублей на одного члена. Если организацией установлено требование к страхованию ее членами гражданской ответственности, то компенсационный фонд должен составлять не менее 300 тысяч рублей. Таким образом, законодательный акт призван стимулировать страхование в строительной отрасли. В то же время, обязательное страхование, введение которого обсуждалось в ходе подготовки закона, утверждено не было.
 

Председатель комитета Госдумы по строительству и земельным отношениям Мартин Шаккум отметил, что это обусловлено рядом причин. Во-первых, введение обязательного требования к членам СРО о страховании ответственности может привести к существенному удорожанию строительства, считает председатель комитета. Он подчеркнул, что проектная документация уже и так проходит государственную экспертизу и за строительством осуществляется государственный надзор. А во-вторых, в целях стимулирования развития института добровольного страхования гражданской ответственности устанавливается, что СРО могут вводить такую обязанность для своих членов самостоятельно, то есть добровольно, коллективно применяя требования о страховании подобной ответственности.

Также закон устанавливает, что правительство России до 1 января 2009 г. должно внести в Думу законопроект, определяющий порядок и условия страхования гражданской ответственности, которая может наступить в случае причинения вреда вследствие недостатков работ, которые оказывают влияние на безопасность объектов капстроительства.

Законом урегулированы вопросы приема юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в члены СРО, прекращения членства, порядок выдачи организацией допуска к осуществлению видов работ, влияющих на безопасность объектов капитального строительства. При этом в законе определены минимально необходимые для получения такого допуска требования к наличию у работников юридического лица или индивидуального предпринимателя соответствующего образования и стажа работы по специальности. Минимальные требования для выдачи допуска в отношении видов работ, влияющих на безопасность особо опасных, уникальных и технически сложных объектов капитального строительства, устанавливаются правительством РФ.
 

Уточнен перечень документов, принимаемых СРО. Определена структура и компетенция органов управления СРО. Установлен порядок ведения СРО реестра своих членов, а также порядок ведения государственного реестра СРО.
 

М.Шаккум уточнил также, что в целях обеспечения общественных интересов СРО, представительства и защиты их интересов в органах власти и местного самоуправления предусмотрена необходимость создания национальных объединений СРО в области инженерных изысканий, архитектурно-строительного проектирования и строительства. Такие национальные объединения должны быть созданы не позднее 1 июля 2010 г.

Закон вводит переходный период, согласно которому выдача лицензии прекращается с 1 января 2009 г, а действие лицензий – с 1 января 2010 г. До 1 января 2010 г. к осуществлению строительной деятельности допускается лицо, которое имеет лицензию или допуск СРО.

Законом вводится административная ответственность за невыполнение инженерных изысканий, подготовку проектной документации, строительство без допуска к соответствующим видам работ.
 

ФЛЦ предупреждает…

Генеральный директор ФГУ «Федеральный лицензионный центр» при Росстрое Александр Толкачев, комментируя утвержденный документ, достаточно категорично отметил: «Закон «О внесении изменений в Градостроительный кодекс РФ и отдельные законодательные акты РФ», принятый Госдумой, к сожалению, недостаточно продуман и нуждается в очень серьезной доработке».

По его словам, только за последнее время в различные органы власти – Президенту, премьер-министру, Государственную Думу РФ, Совет Федерации РФ, Министерство регионального развития и др. – поступило более 900 обращений из 74 субъектов федерации о несостоятельности закона о саморегулировании в строительстве.

По свидетельству А.Толкачева, на состоявшемся на следующий день после принятия закона в третьем чтении заседании Комитета по строительству и ЖКХ Торгово-Промышленной палаты России, участвовавшие в нем Е.Басин (председатель Комитета), В.Забелин (Российский союз строителей), Н.Кошман (Ассоциация строителей России) и другие инициаторы введения саморегулирования, признали, что закон требует значительных корректировок.

«Создается такое впечатление, что спешность, с которой утвердили новую правовую норму, связана с желанием подхлестнуть, ускорить процесс, – говорит он. – И это несмотря на то, что четкого понимания как новая система должна работать и как перейти от государственного лицензирования к саморегулированию, нет ни у депутатского корпуса, ни у самих строителей, ни у их общественных организаций».

Между тем, подчеркивает А.Толкачев, строительство – это не та отрасль, где можно бесконечно экспериментировать. Речь идет не только о сохранности имущества, но и о жизни и здоровье граждан. «В отсутствие технических регламентов, совершенной нормативной базы, эффективных механизмов ответственности перед потребителями и внутренних отраслевых стандартов саморегулируемых организаций контроль за качеством ведения работ становится совершенно эфемерным, а возможности влиять на недобросовестных строителей сводятся к нулю», считает он.

Косвенно подтверждение этих слов можно найти в прозвучавших несколько дней спустя заявлениях заместителя министра регионального развития РФ Сергея Круглика, который выступил за скорейшее принятие новых технических регламентов по строительству зданий и сооружений, а также о безопасности строительных материалов.

Он отметил, что наиболее оптимальной является трехуровневая система документов технического регулирования в области градостроительной деятельности. «Технические регламенты первого уровня являются общеобязательным законом. Документы второго уровня – это своды правил и национальные стандарты. Нормы третьего уровня носят рекомендательный или методологический характер», - пояснил С.Круглик.

Всего должно быть принято 162 документа, которые обеспечат безопасность строительства зданий и сооружений как для застройщиков, пользователей, так и окружающей среды. По словам С.Круглика, ряд документов будет направлен в Государственную Думу уже осенью 2008 г. Он выразил надежду, что закон о техническом урегулировании будет принят до 2010 г. и будет содержать 17 первоочередных технических регламентов. В 2008 г. планируется принять 99 новых регламентов.

О необходимости скорейшего принятия техрегламентов в строительной отрасли говорят давно, и, безусловно, радует тот факт, что дело, наконец, стронулось с мертвой точки. Но не логичнее ли было бы сначала принимать регламенты – как базу контроля качества строительных работ – а уже затем вводить саморегулирование в отрасли?

Закон принят. Пора рассматривать поправки?

Ну а что же говорят представители общественных организаций строителей, которые последовательно выступали за скорейшее введение саморегулирования в отрасли? Надо думать, они довольны законом? Ничуть не бывало.

Безусловно, принципиальное одобрение нового законодательно акта есть. Но следом за этим обычно идет заявление о его недоработанности. Так, генеральный директор Российского союза строителей Михаил Викторов отметил: «Достигнут первый результат: принятие закона о СРО в строительстве. Он кардинально меняет отношения на рынке. Но останавливаться мы не будем, поскольку дело уже за реализацией закона и его последующим совершенствованием». И снова проблемы с формальной логикой. Раз есть проблемные вопросы, не логичнее ли было бы их рассмотреть до принятия закона, а не после?

Руководитель управления саморегулирования Союза строительных организаций и объединений Санкт-Петербурга (ССОО) Сергей Фролов сетует на то, что при рассмотрении закона в третьем чтении, из перечня специализаций некоммерческих организаций, на базе которых должны формироваться СРО, исключены комплексные ассоциации. Он напомнил, что, в настоящее время Президентом РФ поставлена задача обеспечить ввод жилья из расчета 1 кв. м на каждого жителя страны. Это значит, что необходимо выйти на цифру 140 млн. кв. м в год. Между тем из 80 млн. кв. м жилплощади, введенной в 2007 г., половина была построено именно комплексными структурами, объединяющими в своем составе производителей стройматериалов и строителей. Такие объединения предприятий, естественным образом сложившиеся за полтора десятилетия, доказали свою эффективность. «И что же, теперь мы должны их деструктуризировать?» - выразил недоумение С.Фролов.

Большинство НКО, созданных с целью преобразования в СРО в соответствии с Законом о саморегулируемых организациях №315 от 01.12.07 в Санкт-Петербурге, относятся именно к числу комплексных. Производители стройматериалов входят в состав как Саморегулируемой ассоциации строительно-промышленного комплекса Санкт-Петербурга, так и в «Союзпетрострой». В состав Росрегионреставрации и Союза реставраторов Петербурга также входят производители материалов, востребованных в этой сфере.

По мнению С.Фролова требования к числу юридических лиц-членов СРО, заложенный законодателями(50 для изыскательских и проектных организаций и 100 для строительных компаний), приведет к негативным последствиям. Поскольку в большинстве регионов такого количества компаний, просто не найдется, проблемы при переходе к саморегулированию неизбежны. С целью соответствия требований закона будут создаваться межрегиональные объединения. «Но если объединить строителей Калининграда и Уфы, такая структура будет неуправляемой», - заявил он.

Кроме того, стремление вписаться в требуемые показатели будут способствовать во многих регионах принятию в состав НКО для преобразования в СРО компаний с не лучшей репутацией и недостаточным опытом, в результате что сама идея использования саморегулирования для отбора наиболее профессиональных компаний обернется своей противоположностью. «Вместо выбора лучших начнется кучкование всех кого попало», - соглашается доцент кафедры страхования СПбГУЭФ Денис Горулев.

По словам С.Фролова, ССОО уже готовит законопроект о внесении изменений в закон.

Вскоре после этого был обнародован комментарий экспертов ССОО, с анализом принятого закона. В документе говорится о том, что необходимо «отметить серьезные проблемы, которые возникают при реализации положений закона». К важнейшим из них аналитики ССОО относят, в частности вопросы формирования компенсационного фонда и минимальные норма численности СРО.

В документе говорится: «Принятый федеральный закон безальтернативно требует формирование компенсационного фонда, устанавливая при этом достаточно высокий минимальный размер взносов в него. Это представляется ошибочным с правовой точки зрения, а в практическом отношении влекущим серьезные негативные последствия. Реально вопрос о достаточном уровне имущественной ответственности при ведении строительной деятельности без ущерба для среднего и малого бизнеса может быть решен только путем в корректной форме обязательного страхования такой ответственности.

С правовой точки зрения, принципиальным является факт обеспечения имущественной ответственности членов СРО в определенном размере, а не способ ее обеспечения. Поэтому установление ограничений в выборе этих способов – неправомерное ограничение свободы экономической деятельности… По существу, создание компенсационного фонда СРО может иметь только вспомогательное значение и взносы в него не должны быть выше 100 тысяч рублей, как это и предполагалось первоначальной редакцией законопроекта (реально следовало бы установить еще более низкий порог, поскольку условия деятельности строительных организаций в большинстве субъектов РФ не столь благоприятны, как в столицах и нефтедобывающих регионах).

Поскольку взносы в компенсационный фонд на основании Закона будут равными для всех компаний, то формирование этого фонда будет наиболее обременительно для среднего и малого строительного бизнеса».

Эксперты ССОО также полагают, что «минимальный порог численности членов СРО на переходный период должен быть значительно снижен, в противном случае во многих регионах они даже не смогут быть созданы… Установление пороговой численности саморегулируемых организаций могло бы стать одним из полномочий субъекта РФ».

С петербургскими строителями солидарны представители Российского союза строителей. В распространенном пресс-службой этой организации заявлении, в частности, говорится: «К недоработкам закона можно отнести удаление предлагаемого ранее РСС комплексного типа СРОС. Зачастую многие строительные фирмы имеют несколько лицензий (как на строительство, так и на изыскание и проектирование). Вследствие чего не ясна принадлежность к какой либо СРО. Генеральный директор РСС Михаил Викторов выказал надежду на возвращение к этому вопросу на рассмотрении недоработок закона в осеннюю сессию работы Госдумы. В числе недоработок также установленное количество компаний, входящих в региональную СРО – не менее 100 компаний. Набрать такое количество строительных организаций зачастую проблематично для некоторых регионов, где может не набраться такое количество даже при объединении фирм по перечню всех видов работ. В данном ключе Российский Союз строителей настаивал на необходимости создания комплексных СРО в регионах».

Страховое сообщество также критикует принятый закон за непоследовательность в решении вопроса страхования. Как полагает председатель координационного совета по организации деятельности по страхованию строительных рисков и ответственности Анатолий Кузнецов, переход строительства к саморегулированию, на первый взгляд, создает для страховщиков значительные преимущества. Однако уже в настоящее время петербургские страховщики, заключившие договор о взаимодействии с ССОО, высказывают опасения в связи с недостаточностью нормативно-правовой базы.

«Нам интересно, какие критерии, кроме финансовых гарантий, будут использоваться при создании СРО. От этого будет зависеть и стоимость страхования», - подчеркивает директор департамента имущественных видов страхования и перестрахования ОАО «КИТ Финанс-Страхование» Наталья Бородина.

Отсутствие технических регламентов, равно как и механизмов ответственности за качество строительных материалов и рабочей силы, создают весьма значительные риски для страховщиков, считает доцент кафедры страхования СПбГУЭФ Д.Горулев. Между тем государство, фактически освободив строителей от обязанности поддерживать качество, выплату ущерба от этого возлагает на страховщиков. При этом страховое сообщество не располагает достаточной капитализацией для ее выполнения. Это, по меньшей мере, означает, что значительные средства в практике страхования будут уходить за пределы страны, считает Д.Горулев.

«Сейчас вместо страхования строительно-монтажных работ готовится введение страхования чего-то вообще», - отмечает он. При отсутствии технических регламентов страховщикам придется нести ответственность не только за качество работы строителей, но и за прочие обстоятельства, не зависящие от застройщика.

В европейских странах страховые компании осуществляют мониторинг застрахованных строительных объектов, и таким образом могут адекватно оценивать существующие и возникающие риски. Отечественные страховщики, которым предстоит взять ответственность за качество строительства при переходе к СРО, будут просто не в состоянии обеспечить мониторинг всех объектов в виду недостатка специалистов. Формально задача будет выполнена, считает Д.Горулев, однако возникновение серии страховых случаев со значительным ущербом в результате кумуляции рисков может закончиться плачевно для страхового сообщества.

По его мнению, опасность нормативно-правового вакуума в строительной сфере, усугубляющаяся условиями формирования СРО с высокой вероятностью выхода на рынок неквалифицированных производителей и материалов низкого качества, должна приниматься во внимание организаторами реформ. «Если мы сейчас не актуализируем накопившиеся проблемы, то нынешний кризис в банковской сфере покажется детским лепетом при серьезных страховых случаях», - предупреждает Д.Горулев.

Михаил Добрецов