Издания

Официальная публикация

Дали волю фантазии

Дали волю фантазии Дали волю фантазии
Дали волю фантазии
В следующем году в рамках целевой программы реновации исторического центра Петербурга на 2013-2018 годы будет выделен 1 млрд рублей городских средств. При этом программа уже стартовала - концепции развития двух первых кварталов "Конюшенная" и "Северная Коломна — Новая Голландия" публично презентованы. В следующем году за них смогут проголосовать горожане.

В рамках Петербургского Международного Инновационного Форума 2012 в "Ленэкспо" прошла презентация 11 концепций развития двух из семи предназначенных для реновации кварталов, их подготовили семь архитектурных бюро. Конкурс, стартовавший в мае 2012 года, начальник управления стратегического планирования КЭРППиТ Денис Цуканов назвал "нулевым" этапом программы реновации центра.

В ближайшее время представленные концепции будут оценены жюри, в состав которого войдут деятели культуры и искусства, профессионального сообщества, градозащитники и представители органов власти, а в следующем году – работы, прошедшие этот этап, будут выставлены на голосование общественности. Победившие концепции или конкретные решения, понравившиеся горожанам, будут учитываться при подготовке планов планировки территории в 2014 году.

Параллельно в 2013 году город рассчитывает провести полное обследование и историко-культурную экспертизу кварталов "Конюшенной" и "Северной Коломны – Новой Голландии" площадью 59,15 га и 67,78 га соответственно. На эти цели будет выделен 1 млрд рублей, рассказал Денис Цуканов.


Горожане пойдут пешком

Общие черты всех проектов выделить легко. Архитектурные бюро видят основную функцию прилегающей к Неве и Дворцовой площади части центра - культурно-туристической. Транзитные потоки и автотранспорт придется из центра необходимо выводить, создавать сети пешеходных маршрутов, велодорожек, зеленых и общественных пространств, а кроме того, - открывать и раскрывать для горожан дворы и крыши, налаживать инфраструктуру, одновременно реконструируя жилье и устраняя диссонирующую застройку. Также все концепции имеют и свои особенности.

"Санкт-Петербургская архитектурная ассоциация А.А.Литвинова" предложила завлекать жителей и туристов на ныне депрессивные и малопривлекательные территории квартала "Конюшенная" с помощью "центра притяжения" - современного культурного центра в Конюшенном ведомстве и преобразованной, озелененной Конюшенной площади. Кроме того, студия запроектировала пешеходные набережные: Мойки, канала Грибоедова и Невы - на отрезке от Эрмитажа до Троицкого моста. Парковочные места бюро предлагает "спрятать" под Конюшенным ведомством, транспортный поток с Дворцовой набережной – переместить под воду, в автомобильный тоннель, и уменьшить поток транзитного транспорта.

"Студия 44", по признанию экспертов, представила самый глубоко разработанный проект. Две территории - "Конюшенную" и "Северную Коломну – Новую Голландию" архитекторы предложили объединить единой прогулочной зоной, проходящей от Марсова Поля по Миллионной до Ново-Адмиралтейского острова по Галерной. На этой оси, по словам руководителя студии Никиты Явейна, сосредоточено около 80% петербургских дворцов и музеев. На втором этапе - благодаря государственно-частному партнерству - "раскрыть" вторые и третьи дворы вдоль этих улиц и создать в них зеленые общественные пространства, наполненные магазинами, галереями и кафе. И на третьем – окончательно обжить пространство, создав прогулочные маршруты по крышам, частные музеи, смотровые площадки, дифференцированную подсветку и т.д. Южный берег Мойки по проекту должен стать зоной альтернативного транспорта. Проект "Содис-Строй" оказался схожим с концепцией "Студии 44" - архитекторы также предложили объединить обе территории пешеходным маршрутом, сделав улицы безопасными и чистыми. Кроме того, Малый Конюшенный двор студия предложила накрыть стеклянным куполом, преобразовав его в публичное пространство и концертную площадку, аналогичную Дворцовой площади. В самих зданиях бывших Павловских полков и Большого конюшенного двора архитекторы разместили бы гостиницы.

Более радикальные решения связаны с территорией "Северной Коломны". Бюро предлагает снести квартал между ул. Декабристов, наб. рек Пряжки и Мойки и Английским пр., выстроив на его месте жилой квартал с деловой и торговой функциями и расчистить пространство между переулком Матвеева и наб. Крюкова канала под новую площадь. А также - закрыть движение на Английской набережной и ограничить его на пл. Труда, переместив транзитные потоки под землю.

Неординарным решением отличился и ЗАО "Горпроект", предложив перенести открытый стадион университета им. Лесгафта на крышу 15-метрового паркинга на 2 тыс. машиномест. Главным общественным пространством и осью территории "Северной Коломны", по мысли авторов концепции, должны стать "Новая Голландия" и пешеходная наб. Крюкова канала.
ООО "Спектрум-Холдинг" пошел дальше, предложив и вовсе перенести университет им. Лесгафта с территории "Северной Коломны", правда, непонятно куда. Еще одна идея концепции этого бюро – создание речной станции для прогулочных кораблей вдоль Английской набережной.

Особенностью концепции ООО "Генпроект" является ставка на активное освоение подземных пространств – бюро предложило создать более 6,8 тыс. парковочных мест под Марсовым полем, Конюшенной пл. и Малой Конюшенной и свыше 8,5 тыс. подземных машиномест под Писаревским садом и спортивным комплексом университета им. Лесгафта, а также – увеличить объем застройки квартала "Конюшенной" на 23% - с 993 тыс. до 1,3 млн кв. м, а квартала "Северной Коломны" - на 17%, с 784 тыс. до 937 тыс. кв. м.

Рассчитывает на создание сети подземных тоннелей и АБ "А.Лен", детально разработавшее новую транспортную схему для этой части центра. Перенесение загруженных магистралей под землю позволит создать новые общественные пространства, вело-и пешеходные маршруты и парковочные места, считают проектировщики. Реконструкцию жилья на территории "Северной Коломны" бюро предлагает осуществить с помощью системы волнового расселения жителей в новый жилой комплекс на территории Кондитерской фабрики им. К.Н. Самойловой.


Автомобилистам придется смириться

Слабые места практически всех проектов – нереальное решение вопросов транспортной инфраструктуры. Как правило, авторы предлагают «снизить транзитный поток, проходящий через кварталы, но за счет чего это может быть сделано, не упоминают, считают эксперты.

"В Европе площадь дорог составляет 20-25% городской площади, в США – 30-33%, в Петербурге же - только 11-12%, - считает научный руководитель НИИ транспорта и дорожного хозяйства Михаил Блинкин. - Поэтому нужно понимать, что когда мы выделяем пешеходные улицы и одновременно формируем парковочное пространство порядка одного машиноместа на 100 кв. м, нам не избежать введения драконовских ограничений на использование автомобиля в этой зоне".

Победивший проект или проекты придется дорабатывать, соглашается Денис Цуканов. К расселению и собственно реновации город сможет приступить уже в 2014-2015 годах, а работы, не связанные непосредственно с реконструкцией кварталов, такие как преобразование площади Труда и Конюшенной площади могут быть начаты раньше, добавляет чиновник.
Всего на реновацию обеих территорий в течение пяти лет город планирует выделить 69 млрд рублей, еще 9-15 млрд рублей Смольный рассчитывает привлечь от частных инвесторов, уточнил чиновник. Тогда как федеральные власти готовы вложить 30% от общей суммы требующихся инвестиций. Это еще 33-36 млрд рублей.

При этом средств на другие пять территорий, также выделенные в программе: "Адмиралтейская часть", "Южная Коломна", "Литейная часть", "Владимирская" и "Пять углов", - которые в совокупности не охватывают и половины исторического центра, в бюджете города нет. "Сейчас деньги есть на две территории, - поделился Денис Цуканов. - Будут появляться дополнительные источники финансирования – будем подключать другие территории. Порядок будет примерно такой же".

Всего же на реконструкцию исторического центра может потребоваться 4 трлн рублей, а процесс ее реновации займет 20-30 лет, заявил председатель КЭРППиТа Игорь Голиков.
источник: АСН-инфо Антонина Асанова

Инвестиции в будущее

Инвестиции в будущее Инвестиции в будущее
Инвестиции в будущее
Сегодня практически каждый девелопер стремится прибавить к названию своего жилого комплекса приставку "эко", однако на самом деле энергоэффективные технологии используют единичные застройщики. Каковы перспективы "зеленых" технологий и насколько они реально позволяют сократить затраты в период эксплуатации здания, обсудили участники заседания круглого стола "Энергосберегающие технологии в жилых домах", организованного газетой "Строительный Еженедельник" и ООО "Примэкспо" в рамках выставки "Балтийская строительная неделя".

Валерий Грибанов:
- Задача сегодняшнего заседание круглого стола - понять, насколько глубоко в наше сознание проникла необходимость внедрения энергосберегающих технологий, когда наконец наступят времена реального использования этих технологий, а не просто рекламных заявлений. Сегодня на нашем рынке эти технологии активно внедряют скандинавские застройщики. Согласны ли вы с тем, что энергоэффективность зачастую является просто "фишкой", а не инструментом, который способен реально сделать жизнь в доме дешевле?

Ольга Семенова-Тян-Шанская:
- Соглашусь, что сегодня это часто используется девелоперами как маркетинговая "фишка", но работает это на самом деле не очень хорошо. Это происходит по той причине, что клиенты не способны воспринять в поле маркетинга целесообразность таких технологий. Гораздо больше покупателей волнуют планировки квартир, расположение дома, стоимость квадратного метра, нежели наличие в доме энергосберегающих технологий. У финских компаний, работающих на рынке Петербурга, просто есть привычка использовать определенные технологии в России в силу того, что эти же технологии используются в Финляндии. Так что финские строительные компании действительно применяют их. В частности, мы делаем сэндвич-панели, устанавливаем деревянные стеклопакеты толщиной 17 см. Дело в том, что в большинстве случаев строительная компания, построив дом, навсегда его покидает, а эксплуатацией занимается сторонняя управляющая компания. Что касается компании "Лемминкяйнен", то наши дома обслуживает собственная управляющая компания, и поэтому нам не все равно, какого качества будет дом. Что касается маркетинга, то, как показывает практика, наличие энергосберегающих технологий неинтересно покупателям квартир высокого ценового сегмента, так как зачастую им безразлично, сколько они будут платить за энергоресурсы. Покупателям же недвижимости массового спроса эти параметры, напротив, очень интересны.

Валерий Грибанов:
- Есть ли данные о том, какой процент строящегося в городе жилья возводится с применением так называемых зеленых технологий или позиционируется как энергоэффективное жилье?

Евгений Тесля:
- Сегодня практически все строящиеся жилые проекты прибавляют себе маркетинговую приставку "эко". На самом деле применяемых энергосберегающих технологий там немного. "Зеленый" маркетинг развивается гораздо быстрее, чем сама энергоэффективность.

Надежда Калашникова:
– Эта доля ничтожно мала. Бизнес давно понял, что энергоэффективные технологии – это не только маркетинговый ход, но и возможность оптимизировать затраты. Основной причиной медленного внедрения этих технологий являются устаревшие СНиПы. К примеру, мы не можем делать стены более тонкими, как на Западе, так как это противоречит нашим строительным нормам. А ведь чем меньше толщина стен, тем больше квадратных метров можно построить.

Валерий Грибанов:
– Какую реальную экономию энергоресурсов можно получить при использовании энергосберегающих технологий?

Евгений Богданов:
– Если компания только строит дом и в дальнейшем не занимается его эксплуатацией, то никакого смысла применять энергосберегающие технологии нет. На рынке пока очень мало домов, которые эксплуатируются компаниями, связанными с застройщиками этих домов. В основном такая практика распространена в иностранных компаниях, и российских примеров пока немного. Мы как проектная организация понимаем, что сегодня застройщику интересна экономия на лимитах подключаемых к зданию мощностей. Это, пожалуй, единственный стимул для девелопера к использованию энергосберегающих технологий при проектировании своих объектов. Выгода очевидна: чем меньше запросим, тем меньше заплатим. Сегодня все наши заказчики интересуются правильным расчетом нагрузок. Что касается технологий, которые сегодня применяются, то наиболее эффективная из них – это система рекуперации тепла, которая наконец была согласована в госэкспертизе шведским застройщиком. Эта технология позволяет сэкономить порядка 30% энергоресурсов. Сегодня при строительстве жилых домов в основном применяется небольшой набор энергоэффективных технологий: конструктив ограждающих конструкций, стеклопакеты, механическая вентиляция. Эти решения дают лишь несколько процентов экономии.

Евгений Тесля:
– Шведский застройщик уже реализовал первую очередь квартир с системой рекуперации, но пока немного потребителей, чтобы оценить на практике это решение. В Екатеринбурге есть примеры работы системы рекуперации в жилом квартале "Академический" уже около года. Экономия тепла на объекте составляет порядка 30%. Однако у застройщиков при попытке использования системы рекуперации часто возникают проблемы с согласованием таких проектов.

Валерий Грибанов:
– Насколько со стороны девелоперов востребованы энергосберегающие технологии и насколько с точки зрения работы архитектора сложно внедрять такие технологии в проект?

Сергей Цыцин:
– Прошедший в рамках форума PROEstate конкурс Green Awards показал, что если раньше в нем участвовали в основном концепции проектов, то сегодня на рынке уже появились реальные примеры построенных с применением "зеленых" технологий зданий. Мы сейчас делаем по заказу Фонда реконструкции ЖКХ в Туле экспериментальный жилой дом с инновационными технологиями. Я считаю это хорошим симптомом. Если раньше с подобными задумками обращались только частные заказчики, то сегодня это наш первый государственный заказчик, который сформулировал свои задачи и сделал такой заказ. Это будет небольшой объект, где требуется уровень серебряного LEED. Очень хорошо, что здесь предъявляются серьезные требования к экономике проекта и не стоит цель построить его за любые деньги. Что касается развития "зеленых" технологий, то за последние три года с помощью таких круглых столов, дискуссий, информационных материалов все-таки произошло некое расшатывание сознания. Еще три года назад заказчики пугались, если проектировщик предлагал использовать такие технологии. Они думали, что такой проектировщик витает в розовых облаках и ему вообще нельзя доверять, потому что он фантазер. Сейчас у людей уже сформировалось некоторое понимание об этих технологиях и их экономике. Еще существует проблема, что некоторые архитекторы считают себя такими звездами, что опускаться до инженерии им не нужно. Несмотря на негативные факторы, я прогнозирую интенсивное развитие "зеленых" технологий в ближайшие годы.

Валерий Грибанов:
– Насколько удорожает строительство внедрение таких технологий?

Сергей Свешков:
– Для начала необходимо понять, что и с чем мы сравниваем. Если сравнивать затраты на создание дома, который напичкан инженерным оборудованием, то большой разницы с расходами на строительство дома, построенного по "зеленым" технологиям, не будет. Комфортное и соответствующее требованиям сегодняшнего дня жилье по цене не отличается от жилья с сертификатом серебряного LEED.

Валерий Грибанов:
– Насколько я знаю, на энергоэффективность влияет даже то, по каким сторонам света ориентированы стены дома.

Сергей Свешков:
– Этот фактор действительно имеет влияние, но когда девелопер решает строить жилье в определенном месте, мы не может заставить его ориентировать здание определенным образом из соображений энергоэффективности, потому что для будущих покупателей большее значение имеет локация дома и вид из окон. Вопрос ориентации по сторонам света решается за счет установки автоматизированных жалюзи. Это решение добавляет лишь доли процента к общей стоимости проекта, но позволяет существенно сэкономить жителям.

Евгений Тесля:
– Есть альтернатива ориентированию здания по сторонам света. К примеру, если южная сторона дома имеет стеклянный фасад, то можно установить энергоэффективное стекло. Его стоимость отличается от обычного стекла не больше чем на 5-10%, а впоследствии на кондиционировании можно сэкономить порядка 20% электроэнергии.

Валерий Грибанов:
– Присутствует ли сегодня интерес к энергосберегающим технологиям со стороны потребителей массового сегмента? Насколько часто при обращении в строительную компанию люди интересуются наличием в доме этих технологий?

Юлия Ружицкая:
– Наша компания уже несколько лет позиционирует себя как девелопер, который возводит дома по новой энергосберегающей технологии. Обращаясь к нам, клиент уже знает, что мы строим именно такие дома. В прежние времена ГДСК строила панельные дома массовых серий, но сегодня мы ушли от этого и строим дома по энергоэффективной бесшовной технологии, которая позволяет сэкономить на энергопотреблении до 30%. Наши дома построены из сборного железобетона по бесшовной технологии, фасады изолированы утеплителем "Роквул" и покрыты несколькими слоями штукатурки. То, что фасад не имеет швов, делает нашу новую технологию более энергоэффективной по сравнению с нашим прошлым строительством. Наша управляющая компания, которая занимается эксплуатацией этих домов, отмечает, что экономия составляет порядка 30%. Кроме того, мы устанавливаем датчики температуры на фасад, что позволяет регулировать теплоподачу в доме в соответствии с температурой на улице. Интерес к таким технологиям действительно начинается с покупателей квартир массового сегмента, но сегодня наша компания пришла к решению, что мы будем строить дома по этой технологии в сегменте бизнес-класса. Речь идет о проекте на Петроградской стороне на проспекте Медиков.

Валерий Грибанов:
– У меня вопрос к господину Донику. Чувствуете ли вы рост интереса к энергосберегающим технологиям, и делаете ли вы какие-то шаги в этом направлении?

Андрей Доник:
– Наша компания изначально была ориентирована на производство строительных материалов с учетом вопросов энергоэффективности. Основное направление нашей деятельности – это производство стеновых материалов из полистиролбетона. Этот материал давно и успешно применяется в европейских странах, а также на Урале и в Сибири. На Северо-Западе этот материал незаслуженно забыт и не востребован застройщиками. На сегодняшний день мы вышли на промышленный выпуск материала, и на этой выставке мы знакомили специалистов и потребителей с полистиролбетоном. Этот материал относится к классу легких бетонов, но превосходит по многим показателям (теплопроводности и звукоизоляции) основных своих конкурентов. В данный момент мы строим коттеджные поселки из этого материала. Его использование позволит конечным потребителям экономить до 30% на обогреве и кондиционировании.

Валерий Грибанов:
– Есть ли данные, сколько составляют теплопотери в обычных домах и зданиях, построенных с применением энергоэффективных технологий?

Денис Лездин:
– Все объекты совершенно разные, поэтому однозначную оценку дать сложно. К тому же рынок телевизионных исследований зданий у нас, в отличие от Европы, только начинает развиваться.

Валерий Грибанов:
– Много ли в Санкт-Петербурге объектов, сертифицированных по этим европейским и американским системам?

Евгений Тесля:
– Сегодня лидирует система BREEAM, она менее жесткая, чем система LEED, и в меньшей степени развивает саму энергоэффективность зданий. В большей степени она оценивает социальную адаптивность зданий. В России всего порядка 5-7 проектов имеют такой сертификат. По системе LEED мы оценивали ряд проектов петербургских девелоперов, но сертификацию они не прошли. Сейчас в работе на рассмотрении находится много заявок на сертификацию проектов, и их количество год от года увеличивается.

Валерий Грибанов:
– Сколько сегодня стоит получить сертификат?

Евгений Тесля:
– Процедура сертификации по BREEAM стоит порядка 3-4 USD за 1 кв. м. Если говорить о стоимости услуг консультантов по LEED, то здесь вознаграждение работы отечественного специалиста составляет порядка 6-10 USD за 1 кв. м, а иностранного может доходить до 30 USD за 1 кв. м.

Валерий Грибанов:
– Сколько компаний сегодня занимаются сертифицированием объектов?

Евгений Тесля:
– Сегодня такие услуги предоставляют порядка 5-7 компаний.

Валерий Грибанов:
– Что дает владельцу объекта недвижимости наличие такого сертификата?

Сергей Цыцин:
– Наличие такого сертификата повышает культуру языка общения среди девелоперов. К примеру, если инвестор приходит в банк и просит проектное финансирование, то, показывая предварительную оценку энергоэффективности проекта, он повышает свои шансы на получение необходимых средств. Банкиры в таком случае понимают, что проект стремится к определенному уровню качества, и склонны больше доверять такому девелоперу. Также, например, бизнес-центр, у которого есть сертификат, стоит на 10% дороже. Во-первых, благодаря снижению затрат на эксплуатацию, во-вторых, из-за большей привлекательности для иностранных компаний, для которых офис в энергоэффективном здании – это составляющая корпоративного стандарта и культуры.

Евгений Тесля:
– Наличие такого сертификата – это отчасти имиджевая составляющая проекта, но не стоит забывать, что все эти системы характеризуют в том числе и комплексный подход девелопера к своим проектам. Владелец нашей компании говорит, что можно просто построить здание, продать его и забыть, а можно по аналогии с киноиндустрией получить «Оскар», который останется на всю жизнь.

Валерий Грибанов:
– Объекты коммерческой недвижимости часто эксплуатируются компаниями, которые построили объект. В ситуации с жилой недвижимостью такая практика, скорее, исключение из правил. Возможно ли переломить эту ситуацию?

Евгений Тесля:
– В жилищном строительстве в принципе немного вариантов применения энергоэффективных технологий. Зачастую это энергосберегающие стеклопакеты, в ряде случаев, если удается согласовать, то система вентиляции с рекуперацией и ряд решений по использованию воды. Все остальное, что можно применить из системы BREEAM и LEED, – это развитие и обустройство прилегающих территорий.

Валерий Грибанов:
– Интересуются ли покупатели загородного жилья наличием энергосберегающих технологий?

Виталий Токарев:
– Как на городском, так и на загородном рынке существует проблема непонимания потребителями того, что считать энергосберегающими технологиями. Покупатели загородной недвижимости высокого ценового сегмента не интересуются проблемами экономии ресурсов, но можно подойти к такому покупателю с другой стороны и сделать акцент на экологичности приобретаемого жилья. По нашей оценке, покупатель готов платить за энергосберегающие технологии, если понятен горизонт окупаемости таких вложений, и он составляет не более трех лет.

Валерий Грибанов:
– По словам многих экспертов, у нас не приживаются энергосберегающие технологии из-за относительно низкой стоимости энергоресурсов.

Евгений Тесля:
– Да, действительно, это так. К примеру, стоимость природного газа в России сегодня составляет 3-4 рубля в зависимости от города. В Германии, например, 4 года назад эта сумма составляла 30 рублей. Те энергоэффективные решения, которые работают в той же Финляндии, у нас внедряются с совершенно другой экономикой. К примеру, в России построить котельную в разы дешевле, чем устанавливать тепловой насос.

Валерий Грибанов:
– Подводя итог нашей встречи, можно сделать вывод, что внедрение энергоэффективных технологий – это инвестиции в будущее, ведь стоимость энергоресурсов в перспективе все равно придет в соответствие с мировыми ценами.
источник: АСН-инфо Андрей Семериков