Издания

Официальная публикация

№1 (932 )
21 февраля 2022

Заграница нам поможет

Заграница нам поможет Заграница нам поможет
Заграница нам поможет
Петербургские девелоперы в поиске новых идей все чаще обращаются к иностранным архитекторам. Что это - дань моде или насущная необходимость, есть ли отличия в сотрудничестве с заморскими и местными зодчими? На эти и другие вопросы попытались найти ответы участники заседания круглого стола "Архитектурные тенденции петербургского девелопмента", организованного газетой "Строительный Еженедельник".

Валерий Грибанов, главный редактор газеты "Строительный Еженедельник", модератор
Сергей Степанов, директор по продажам компании "Строительный трест"
Екатерина Гуртовая, директор по маркетингу компании "ЮИТ Санкт-Петербург"
Алексей Соловьев, директор департамента проектирования проектного бюро RUMPU
Зося Захарова, генеральный директор компании LondonRealInvest
Елена Бедарева, юрист, Российский и Евразийский патентный поверенный юридической фирмы Salans
Андрей Апарин, начальник Архитектурно-строительной мастерской №2 ЗАО "ЭталонПроект"
Александр Трофимов, главный архитектор проекта "Архитектурной мастерской М4"
Татьяна Шахнова, заместитель генерального директора, главный архитектор ЗАО "ЭталонПроект"

Валерий Грибанов:
- Западные архитекторы, приезжающие к нам, часто упрекают девелоперов в том, что они в погоне за экономической эффективностью забывают про внешний вид своих объектов и строят «без души». Наши специалисты тоже признают, что никаких прорывов в отечественной архитектурной школе в последние годы не наблюдается. Последнее, что дала наша школа, - это конструктивизм в 30-е годы прошлого века. Действительно ли все так, как говорят наши западные коллеги, и что позволит изменить эту ситуацию?

Александр Трофимов:
– Иностранные архитекторы приезжали в Россию еще с петровских времен. Сотрудничество с европейскими архитектурными студиями благоприятно влияет на наших проектировщиков. Отечественные специалисты обладают достаточно высоким уровнем проектирования, но, как и все люди, они могут ошибаться. Сегодня активно застраиваются пригороды Петербурга, и, конечно, они должны быть градостроительно оформлены. Показателен наш объект в Кудрово - жилой комплекс "Капитал" компании "Строительный трест". Когда в 2008 году мы приступили к проектированию, перед нами стояла задача по размещению на участке необходимого количества квадратных метров без попыток сделать оригинальную архитектуру. С этой задачей мы справились. Далее "Строительный трест" объявил конкурс на разработку проекта лицевой части фасада, и мы его выиграли. Сейчас самая главная наша задача - сделать так, чтобы здание хорошо выглядело как на расстоянии, так и вблизи.

Валерий Грибанов:
– У меня есть вопрос к представителям строительного сообщества. Приглашение иностранных архитекторов - это дань моде и маркетинг или же вынужденная мера из-за того, что на российском рынке нет архитекторов, способных сделать проект, отвечающий современным требованиям?

Екатерина Гуртовая:
– Мы работаем с разными западными проектировщиками. Раньше мы привлекали финских архитекторов, но столкнулись с тем, что все они работают в одинаковой стилистике. Это можно увидеть на примере наших объектов: все ранние проекты имеют внешнее сходство. В целом мы хотим поддерживать этот тренд, так как отличаемся от тех зданий, которые возводятся вокруг, и это неплохо. Примерно одинаковые красно-желтые кирпичные дома всем уже наскучили. Также у нас есть опыт сотрудничества с испанским архитектором Риккардо Бофиллом. Он работает над нашим элитным проектом на Смольном проспекте и проектом комплексного освоения территории «Новоорловский». Российские архитекторы были крайне расстроены тем, что их не пригласили поучаствовать в этом проекте. Это такое место, где, наверное, каждый из них хотел бы что-то реализовать. Мы получили много критики, и Бофилл учел все пожелания российских архитекторов. Он понимает, каким образом можно сделать в центре города такой объект, который будет нравиться не только ему самому. Он готов не самовыражаться, а прислушиваться к общественности, архитекторам, заказчикам, так что его приглашение – это не дань моде. Проект "Новоорловский" - это порядка 50 га, на которых будет жилая застройка комфорт-класса. Мы позвали туда Бофилла, потому что у него есть опыт реализации проектов такого масштаба, он знает, как создать инфраструктуру, как сделать правильную логистику. Западные архитекторы родились и живут в другой среде, поэтому они могут привнести новые идеи в наши проекты.

Валерий Грибанов:
– У "Строительного треста" есть опыт работы с западными архитекторами? Согласны ли вы с тем, что приглашение иностранных архитекторов продиктовано стремлением девелопера освежить проект новыми идеями?

Сергей Степанов:
– Я бы говорил, скорее, о приглашении талантливых архитекторов, и у нас в стране их достаточно. Как правило, в начале реализации проекта мы проводим архитектурный конкурс, в котором выигрывает наиболее эффективный и эффектный проект.

Валерий Грибанов:
– Сколько архитекторов обычно участвует в конкурсе?

Сергей Степанов:
– Как правило, в конкурсах участвуют 3-6 компаний. В коттеджном поселке премиального класса "Озерный край" в Токсово и поселке бизнес-класса "Небо" в Кузьмолово мы в том числе сотрудничали с иностранной компанией - архитектурной мастерской из Эстонии.

Валерий Грибанов:
– Сотрудничает ли ГК "Эталон" с западными светилами архитектуры?

Андрей Апарин:
– До сих пор мы не работали с западными архитекторами. У меня есть вопрос к представителю компании "ЮИТ". Выбирая западного проектировщика, вы выстраиваете с ним отношения так же, как с нашим, ставите такие же сроки на эскизные проработки или применяете другой подход? Ведь архитектура страдает только в том случае, когда начальный этап проектирования сжат по времени. В такой ситуации даже самый талантливый архитектор просто не успевает воплотить все свои замыслы.

Екатерина Гуртовая:
– Если задать западному и отечественному архитектору жесткие временные рамки, то ни один из них не сможет сделать нечто удивительное. Это просто невозможно. У нас абсолютно все проекты реализуются в тандеме. Поскольку иностранные архитекторы не знают досконально наши нормы, всегда нужен местный адаптер. Сроки проектирования от этого не страдают, так как процесс идет параллельно. Иностранным зодчим мы даем такие же ограничения в техническом задании, как и российским архитекторам.

Андрей Апарин:
– Если говорить о создании комфортной жилой среды, а не только внешнего облика зданий, то что кардинально нового предлагают наши западные коллеги?

Екатерина Гуртовая:
– Квартирографию даем мы, потому что они с трудом ориентируются в том, какие квартиры востребованы. С точки зрения внутренних планировочных решений зарубежные архитекторы стараются привносить новые идеи, несмотря на очень жесткие нормативные лимиты. В основном то новое, что мы получаем от них, касается организации лестнично-лифтовых узлов и инфраструктуры. Мы объясняем им, что необходимо учесть, а они делают из этого то, что будет удобно для жизни. Это просто другой подход. От сотрудничества иностранного и российского архитектора мы получаем на выходе более интересный вариант, хотя и заплатить за это мы должны будем чуть большую сумму.

Андрей Апарин:
– Насколько чуть большую сумму?

Екатерина Гуртовая:
– На самом деле российский архитектор берет сумму, ненамного отличающуюся от того, как если бы он проектировал самостоятельно, потому что на его плечи ложится внушительное бремя по консультированию. Если говорить о западных архитекторах, то они, в принципе, стоят дешевле санкт-петербургских зодчих.

Андрей Апарин:
– Независимо от того, кто является нашим заказчиком, начальный этап проектирования, разработка эскиза - это всегда мизер по деньгам и времени. Как на этом этапе работают западные архитекторы?

Екатерина Гуртовая:
– Я встречала мало российских архитекторов, эскизы которых потом на стадии "П" не приходилось бы существенно корректировать. С западными архитекторами, в частности с Бофиллом, ситуация кардинально другая. Эскизы, которые он нам дает, в дальнейшем остаются практически в неизменном виде.

Валерий Грибанов:
– Очень показателен пример со второй сценой Мариинского театра, когда с архитекторами не получилось найти общего языка. Говорят, что западному архитектору всегда нужен отечественный адаптер, для того чтобы привести проект в соответствие с российскими реалиями.

Екатерина Гуртовая:
– У нас они всегда работают в паре. Мы столкнулись с рядом западных архитекторов, которые являются звездами, но еще большими звездами себя считают. И с ними действительно бывают проблемы. Иногда они могут настолько погрузиться в творчество, что забывают о том, что их проект на бумаге потом надо будет строить. Российский адаптер способен привести в чувства иностранного коллегу. Очень важно, чтобы иностранному специалисту на начальном этапе было дано четкое задание.

Валерий Грибанов:
– Сколько, по вашим оценкам, в общей себестоимости квадратного метра может составлять архитектурное проектирование?

Алексей Соловьев:
– Если брать за основу себестоимость строительства в 30-32 тыс. рублей за кв. м, то где-то 3-4% от этой суммы составляет стоимость проектирования. Хотелось бы добавить, что противоречий между российскими и иностранными архитекторами нет. Просто на Западе учат архитекторов, а у нас - проектировщиков. Наш специалист редко может выдать интересный продукт, а западный архитектор один не сможет сделать проект, который пройдет экспертизу. У нас в компании над проектом работают два архитектора. Очень важна стадия эскизного проектирования, на которую приходится 2-3 месяца. Она составляет порядка 20% от стоимости всего проектирования, 50% - стоимость стадии проекта, 30% - рабочая стадия. Хотелось бы отметить, что отечественные архитекторы проектируют дорогие фасады, тогда как западные способны при внешней привлекательности предложить более экономически эффективные решения.

Татьяна Шахнова:
– Я совершенно не согласна, что у нас плохая школа обучения архитекторов. У нас хорошая школа, и дело здесь совсем в другом. Западные архитекторы живут в совершенно другой благополучной среде, поэтому они более раскрепощены. У нас ориентиры, конечно, несколько другие - выжить бы, построить бы и удовлетворить заказчика. Наши архитекторы зачастую связаны по рукам и ногам, хотя при определенной доле свободы они дадут 100 очков вперед западным коллегам. Возможно, лет через 15, когда мы приблизимся к европейскому уровню жизни, у нас сформируется другое отношение к организации жилой среды.

Алексей Соловьев:
– Отечественный архитектор может сделать красиво и дорого, а западный в состоянии сделать просто, красиво и дешево.

Валерий Грибанов:
– Есть точка зрения, что архитектурные изыски на Западе связаны с пресыщением рынка. В Хельсинки, к примеру, вводится от силы несколько сотен тысяч квадратных метров в год. В результате проект приходится более тщательно выверять, делать его более конкурентоспособным. Там рынок не поглощает таких объемов, как у нас, и поэтому девелоперам приходится обращать более пристальное внимание на архитектуру. Где, на ваш взгляд, сложнее реализовать новые архитектурные идеи: в центре города или на окраине?

Екатерина Гуртовая:
– На окраинных территориях архитектору сложнее выражаться, так заказчик налагает на него ограничения в виде бюджета проекта. Там редко строится жилье выше комфорт-класса, а продавать дорого просто фасад получится вряд ли. Но если у архитектора возникнут интересные идеи, то заказчик готов к ним прислушаться. Сейчас рынок в сегменте жилья комфорт-класса приближается к первичному насыщению. Покупатели все больше внимания уделяют фасадам, отделке мест общего пользования и обустройству придомовой территории. В центре архитектурное решение дается сложно, потому что нужно соблюсти огромное количество ограничений. Здесь архитектору сложнее найти баланс между самореализацией и созданием чего-то стоящего и не диссонирующего с окружающей застройкой.

Валерий Грибанов:
– В начале дискуссии прозвучала мысль о том, что западные архитекторы привносят новую струю на наш рынок. Были ли примеры, когда представители западных архитектурных мастерских усматривали копирование их идей и предъявляли претензии?

Елена Бедарева:
– Таких примеров в судебной практике я не встречала. Однако я сталкивалась с наличием патентов на промышленные образцы внешнего вида зданий, принадлежащие западным архитекторам. Такие патенты действуют в течение 25 лет. Во взаимоотношениях с иностранными архитекторами чувствуется разница в подходе к отстаиванию своих прав. Наши архитекторы более скромные, хотя они и знают об авторских правах. При работе с западным специалистом составляется договор, где есть большой раздел, посвященный вопросам интеллектуальной собственности. Я бы хотела предостеречь от полного копирования этого раздела. Наше законодательство хоть и унифицировано, но здесь требуется знать определенные тонкости. К примеру, при передаче объектов архитектуры передаются только те права, которые прописаны в договоре. Поэтому чем подробнее будет расписано, какие права передаются, тем проще будет отстоять свое право в суде в случае нарушений. К примеру, передаете ли вы право на перестройку, переработку. Эти права принадлежат архитектору, но очень часто он об этом не знает, и застройщик пользуется этим незнанием, изменяя проект до неузнаваемости. Такие судебные дела были, и архитекторы их выигрывали.

Валерий Грибанов:
– И все-таки спрос на иностранных архитекторов - это дань моде или насущная необходимость. Могут ли имя известного архитектора и необычная архитектура повысить на спрос на объект?

Зося Захарова:
– Дом, построенный выдающимся архитектором, конечно, не останется незамеченным. Однако западным архитекторам нужен местный адаптер, так как они действительно плохо ориентируются в наших нормах. Чем выше класс объекта, тем больше требований предъявляют покупатели к его архитектуре. Однако и в проектах массовой застройки грамотно спроектированная инфраструктура влияет на темпы продаж. Что касается премиального жилья, то здесь клиенты готовы платить на 20% больше за квартиру в доме, построенном знаменитым архитектором.

Екатерина Гуртовая:
– Для покупателя жилья бизнес-класса и выше существенно важнее локация проекта и удобство планировок. Надо понимать, что имена архитекторов, даже такого выдающегося и давно работающего в нашем городе, как Бофилл, известны очень ограниченному кругу лиц. Наши клиенты, к примеру, не знают, кто такой Бофилл и Старк. Так что, когда мы нанимаем такого архитектора, мы не рассчитываем, что его имя даст прибавку к цене. На сегодняшний день это не очень актуально. Возможно, через лет 20, когда в городе будет много реализованных им проектов и все они будут удачными, это увеличит стоимость объекта.

Алексей Соловьев:
– Коллеги отмечают, что качественная архитектура важна для проектов выше комфорт-класса, но мы считаем, что качественная среда должна быть создана и для массового жилья. Нам нужно подтягивать качество жилой среды экономкласса к нормальному комфортному уровню.

Сергей Степанов:
– На мой взгляд, и проекты комплексного освоения территории должны быть более творческими. На окраинах в основном строится жилье экономкласса, но надо иметь в виду, что и в рамках этого бюджета можно создать что-то интересное и стоящее. В противном случае город обрастет серыми спальными районами. Наша компания, со своей стороны, ориентируется на проекты класса комфорт и выше. Мы всегда готовы рассматривать интересные проекты и вместе с архитекторами создавать яркие, интересные, необычные объекты. Хороший позитивный пример -наш жилой комплекс "Капитал".

Андрей Апарин:
– Для того чтобы получить на выходе хороший продукт, застройщик, задумывая проект, должен четко формулировать архитектору задание. В рамках такого взаимодействия результат работы будет успешным.

Алексей Соловьев:
– Я считаю, что человек будет строить то, что он видел в период зарождения и формирования своей личности. Именно поэтому российские и иностранные зодчие выдают абсолютно разные идеи и решения.

Татьяна Шахнова:
– Талантливый архитектор и отличается тем, что он в состоянии подняться над всем и выдать новые творческие идеи.
источник: АСН-инфо

Малоэтажная Карелия

Малоэтажная Карелия Малоэтажная Карелия
Малоэтажная Карелия
Последние 8 лет плановые показатели ввода жилья в Республике Карелия достигаются во многом благодаря развитию различных видов индивидуального жилищного строительства. Согласно прогнозу на 2012 год, доля ИЖС в общем объеме ввода жилья составит 35%.

Всего за период с 2004 по 2011 годы в Республике Карелия построено 3186 индивидуальных жилых домов общей площадью 358,5 тыс. кв. м. (3284 квартир). Причем строительство велось не только в столице Карелии - около 40% ввода новых жилых домов пришлось на районы республики, чему в немалой степени способствовали региональные адресные программы. В текущем году в рамках деятельности Фонда ЖКХ в республике реализуются 4 адресные программы по переселению граждан из аварийного жилищного фонда с учетом необходимости развития малоэтажного жилищного строительства. Две из них завершились в конце июня текущего года: в 5 новых малоэтажных домов переселены 220 граждан из 90 квартир, находившихся в 29 аварийных домах в Сегежском, Сортавальском и Кемском городских и Шелтозерском, Кемском городском и Рабочеостровском сельских поселениях. Кроме того, до 31 декабря 2012 года будут завершены две программы по расселению 20 аварийных домов в Сегежском городском, Ляскельском, Рабочеостровском, Кондопожском, Лахденпохском, Олонецком, Питкярантском и Суоярвском городских и сельских поселениях. Всего по указанным программам выделено 234,9 млн рублей из средств Фонда ЖКХ, 27,9 млн рублей выделено из бюджета Республики Карелия, 18,9 млн рублей – средства бюджетов муниципальных образований. Результатом реализации программ является строительство 15 малоэтажных домов с 229 квартирами для переселения 512 человек из 55 малоэтажных многоквартирных домов, расселяемая площадь которых составляет 6777,2 кв. м. По данным генерального директора компании "Домостроев" Виталия Токарева, значительная часть населения Карелии проживает в частных домах. Часть из этого жилья имеет большой срок эксплуатации, часть имеет статус ветхого.

Обновление малоэтажного сегмента все-таки происходит - как за счет строительства частными собственниками домов в сложившихся поселках, так и за счет появления новых организованных массивов. По его мнению, основным препятствием для проживания в собственных домах и коттеджных поселках становится то, что рынок труда в основном сосредоточен в более крупных населенных пунктах городского типа.

"Малоэтажка" по генплану

Территории под малоэтажную застройку в республике определяются в генеральных планах поселений и, по данным региональной администрации, на сегодняшний день территорий, предназначенных под малоэтажную застройку, в регионе достаточно: в 111 городских округах, город­ских и сельских поселениях республики утверждено 10 генеральных планов, в стадии разработки и согласований находятся 66 документов, администрации 35 поселений приступили к разработке генеральных планов в III квартале 2012 года.

Процент малоэтажной застройки в общей структуре жилой застройки в городских поселениях и округах республики составляет 18-40%, а в сельских поселениях - до 100%.

Так, генеральным планом Петро­заводского городского округа новое малоэтажное жилищное строительство в основном предполагается в районах Древлянка, Кукковка-I, II, III, Голиковка, Зарека, а также в районах Перевалка и Университетский городок. Структура жилищного фонда предполагает 72% многоэтажной застройки, 10% застройки средней этажности и 18% индивидуальной жилой застройки.

Предполагается, что к 2025 году площадь под индивидуальную застройку в округе будет увеличена с 500 до 994 га. На указанных площадях можно возвести порядка 340 тыс. кв. м индивидуального малоэтажного жилья.

Производство подстегнуло бизнес

По словам экспертов, началу реализации крупных инвестиционных проектов строительства загородных поселков и иных видов малоэтажного жилья способствовало увеличение объемов производства основных строительных материалов. Многие предприятия региона, занимающиеся производством стройматериалов, активно развиваются и вкладывают средства в модернизацию. Успешно развивается производство строительных нерудных материалов, в том числе щебня, песка, гравия, налажена лесопереработка.

В настоящее время на территории республики активно идет сооружение единственного в России завода по производству ориентированно-стружечных плит (OSB) ООО ДОК "Калевала". Готов к реализации крупный инвестиционный проект по производству теплоизоляционной плиты из каменной ваты. Идет модернизация фанерного производ­ства ООО "ЛФК "Бумэкс". По мнению представителя компании "Карельский профиль" по Петербургу и Ленобласти Павла Погасия, на сегодняшний день ассортимент и рынок стройматериалов в Карелии несравнимо больше, чем буквально несколько лет назад, и рынок продолжает развиваться. "Значит, есть спрос, значит, рынок пока не насыщен", - считает эксперт. В то же время, по словам Павла Погасия, улучшение ситуации со строительными материалами повлекло за собой также и рост конкуренции на рынке. В свою очередь, Виталий Токарев отметил, что основная технология возведения малоэтажного жилья обусловлена в том числе наличием богатых лесных ресурсов в регионе, а также развитием предприятий по лесопереработке. При строительстве в основном используют массива дерева: брус и бревно, а также каркас или частично клееный брус. "Интерес к данному сегменту рынка и далее будет обусловлен прекрасными природно-климатическими особенностями региона, отличной ресурсной базой для возведения домов", - считает эксперт. 

В свою очередь, власти республики признаются в крепких партнерских отношениях со строительными бизнес-структурами. Как сообщили в администрации, правительство республики помогает застройщикам уменьшением административных барьеров, поддерживает их в получении субсидий на развитие инженерной и транспортной инфраструктуры в рамках федеральной целевой программы "Жилище", участвует в софинансировании проектов. "Видя заинтересованность правительства в развитии жилищного строительства, в том числе и строительства жилья экономического класса, инвесторы приходят на освоение новых территорий", - заявляет аппарат правительства региона. На территории Республики Карелия существует ряд предприятий по производству кон­струкций и изделий для малоэтажного домостроения, такие как ООО "Инкод" (г. Костомукша) - линия по производ­ству каркасно-панельных домов мощностью 5 тыс. кв. м жилья в год, ООО "Уютный дом" (г. Петрозаводск) - линия по производству каркасно-панельных домов по финской технологии мощно­стью 24 тыс. кв. м жилья в год, ООО «ПСК Стройконструкция» (г. Петрозаводск) - линия по производству каркасно-панельных домов по скандинавской технологии мощностью 6 тыс. кв. м жилья в год. Кроме того, более 30 индивидуальных предпринимателей и малых предприятий осуществляют частичное изготовление и монтаж быстровозводимых малоэтажных жилых домов каркасно-панельного типа, из деревянного оцилиндрованного и профилированного бруса, газобетона, по технологиям несъемной опалубки и с использованием SIP-панелей и других строительных материалов.

Справка:

В настоящее время на территории республики реализуются следующие крупные проекты по освоению земельных участков малоэтажным строительством:
1. ЖК "Снегири" на Университетской ул. в г. Петрозаводске (14 двух- и трехэтажных кирпичных здания, общая площадь жилья – 19,2 тыс. кв. м, общее количество квартир - 348).
2. Микрорайон "Усадьба" жилого района "Куковка-III" в г. Петрозаводске (общая жилая площадь - 541 тыс. кв. м).
3. Квартальная жилая застройка малоэтажных домов вдоль Северной ул. В г. Костомукше (48 индивидуальных жилых домов общей площадью 9 тыс. кв. м).
4. Квартал блокированных жилых домов в г. Костомукше, блок "Ж" (11 блокированных 2-этажных домов общей жилой площадью 3 тыс. кв. м).
5. Квартал индивидуальной жилой застройки "Ликопяя", п. Калевала (50 индивидуальных 1-2-этажных жилых домов общей жилой площадью 10 тыс. кв. м).
6. Малоэтажная застройка по ул. Фрунзе в г. Кемь (строительство 30 индивидуальных жилых домов общей жилой площадью 6 тыс. кв. м).
7. Квартал индивидуальной жилой застройки в районе "Сайнаволок" г. Петрозаводска (77 жилых домов общей жилой площадью
14 тыс. кв. м). 
источник: АСН-инфо, Михаил Немировский