Сергей Ярошенко: Нам хотелось выделиться из общей массы

Компания KVS в июне начала продажи жилья своем первом жилом комплексе «GUSI-Лебеди» в Приморском районе, до этого компания в основном выполняла генподрядные работы по строительству жилья для нужд городского бюджета. О дальнейших планах компании рассказал генеральный директор KVS Сергей Ярошенко.

Участок покупали у города?

Участок мы купили в 2009 году на торгах Фонда имущества Санкт-Петербурга, как раз во время кризиса, когда цена была достаточно низкая – нагрузка составила 150 долларов за квадратный метр. Это будет жилой комплекс из четырех кирпично-монолитных домов с яркими штукатурными фасадами и другими актуальными техническими и энергоэффективными решениями. Нам хотелось как-то выделиться из общей серой массы проектов. На наш взгляд, получились достаточно креативные и название, и решение всего жилого комплекса.

Сейчас наша задача – быстро построить, построить хорошо, продать, и чтобы потом не стыдно было за этот объект. Мы собираемся его дальше и эксплуатировать. В том числе и физкультурно-оздоровительный комплекс на 4,5 тыс. квадратных метров, который будет в составе жилищного комплекса.

Финансирование будет вестись за свой счет или планируете привлекать банковские кредиты?

На сегодняшний день мы все финансируем за свой счет и ведем переговоры со Сбербанком.

Дальнейшие планы есть?

Недавно мы приобрели еще один участок в Калининском районе, где можно будет возвести 24 тыс. кв. м жилья. Пятно ограничено проспектом Блюхера и Лабораторной улицей. Сделка закрылась в конце весны и концепцию строительства объекта только предстоит разработать.

Много застройщики жалуются, что купить хороший участок стало очень тяжело или очень дорого…

На сегодняшний день, действительно, подготовленных участков очень мало. На мой взгляд, сейчас адекватная цена земли на рынке – около 300 долларов за квадратный метр улучшений. Но большинство «пятен» на рынке этих денег не стоят – это неподготовленные участки, для них надо выпускать градостроительную документацию, а это очень длинный проект. Есть проекты по выносу заводов, редевелпменту территорий, комплексному освоению, но это долгоиграющий процесс. Мы пока себе участия в таких проектах позволить не можем.

А зачем, можно же спокойно работать на госзаказе, не беспокоясь о продажах, состоянии рынка и остальных проблемах?

Цель развития компании изначально – реализация инвестиционных проектов. Но в процессе пути к этому мы начинали с субподрядных работ. Потом начали заниматься государственными заказами, освоили генподрядное производство и, соответственно, приобрели инвестиционный участок. Так как компания у нас производственная, то мы все-таки производим продукт, а не являемся посредниками, поэтому наше стремление – построить объект, ввести его в эксплуатацию.

Что же касается госзаказа, то доходность работы на нем не особо высокая, но для общего оборота компании и развития – это хорошее подспорье. Коллектив работает, люди заняты, объем производства есть.

источник: АСН-инфо

Екатерина Гуртовая: Нужна определенная адаптация

Практика проектирования и утверждения жилищных проектов в разных странах во многом отличается друг от друга, и не только принципиально или фундаментально, но и рядом сугубо специфических особенностей. Директор по маркетингу ЮИТ ДОМ Екатерина Гуртовая рассказала корреспонденту «АСН-Инфо» о нюансах работы финской компании на российской земле.

– Сколько по времени занимает согласование проекта?

– На деле может оказаться весьма затруднительно согласовать «чужой» иностранный проект на территории России. У нас действуют свои СНиПы, различные нормы и правила, в других странах – все совсем иначе. К примеру, существует ряд принципиальных требований, которые и вовсе не позволяют делать «кальку» с финских планировок и переносить ее на российскую действительность. Безусловно, нужна определенная адаптация. Еще одна сложность – долгая процедура согласований. Сроки согласования зачастую в разы отличаются от принятых в Европе, а ведь финансовые показатели напрямую зависят от длительности  воплощения проекта в жизнь. Иностранные инвесторы прекрасно это осознают.

– С какими еще проблемами приходится сталкиваться зарубежным компаниям?

– Еще один существенный момент - качество пакета градостроительной документации в России и Финляндии также значительно разнится. К сожалению, здесь мы не получаем подробнейших, прозрачных и понятных документов, предварительно проработанных настолько детально, что девелоперу остается только размышлять над архитектурными особенностями будущего проекта и его квартирографией, а все остальное уже продумано и регламентировано. А в Финляндии градостроительная документация представляет собой буквально детальнейшее руководство к действию: все предельно понятно и расписано, что можно, а что нет.

– Как удалось адаптироваться к российским условиям?

– Ранее мы практиковали адаптацию финских проектов, но сейчас пользуемся услугами опытных российских архитекторов. Финские идеи и решения в любом случае претерпевают изменения с учетом российских реалий и особенностей. Но за 23 года работы на петербургском строительном рынке ЮИТ накопил достаточный опыт и способен скомбинировать финский и российский подходы таким образом, чтобы отвечать покупательским предпочтениям и потребностям.

В ЮИТ мы давно приняли единственно правильное решение: в любом случае следовать букве закона. Таким образом, мы обеспечиваем себя сами еще и дополнительной страховкой – точно знаем, что проект реализуем полностью и в понятные сроки. Так, без лишних неопределенностей и неточностей, удается завершать проекты даже быстрее.

– Что препятствует внедрению инновационных западных технологий в Санкт-Петербурге? Почему этот процесс идет достаточно медленно?

– Сегодня инновационные технологии, так или иначе, постепенно приходят на российский строительный рынок, по крайней мере? о них много рассуждают. Но фактически только единицы компаний уделяют им должное внимание. Безусловно, себестоимость, к примеру, максимально энергоэффективного дома очень существенно выше себестоимости дома без внедрения всего комплекса необходимых технологий. Хотя последующая экономия для жителей домов будет очевидна из-за более низкой стоимости коммунальных услуг. Но в сознании людей эта мысль, наверное, еще основательно не закрепилась и сейчас еще рано говорить о том, что клиенты в России готовы платить за внедрение дорогостоящих технологий. Отсюда и медлительность процесса.

– Как обстоят дела с инновациями в вашей компании?

– ЮИТ уделяет внимание внедрению актуальных для покупателей решений с учетом мониторинга успешного опыт финских коллег. В объектах ЮИТ предусмотрена установка системы водоочистки с применением современных технологий для эффективной антикоррозионной обработки воды и предотвращения отложения солей в системе водоснабжения. Устанавливается система принудительной вентиляции с автоматической регулировкой крышных вентиляторов для рационального расхода тепловой и электроэнергии и клапаны микропроветривания, которые обеспечивают циркуляцию и приток свежего воздуха. Используются экологичные, сертифицированные в России и одобренные финскими специалистами строительные материалы. К примеру, ACО-панели - перегородки санузлов – продукция, которая относится к сфере контроля Министерства окружающей среды Финляндии. Проверку качества осуществляет SFS-Inspecta Sertifiointi Оу. Применяются ELPO-панели системы вентиляции и используются внутренние перегородки из высококачественного гипрока.

Уже давно в жилых комплексах применяются энергосберегающие лампы, для проектируемых же сегодня объектов изначально предусматриваются системы управления светом – датчики движения. Применяются теплоизоляционные материалы с низким коэффициентом теплопотерь в сборных железобетонных конструкциях наружных стеновых панелей. В домах ЮИТ установлены: доводчики на дверных блоках в местах общего пользования; лучевая разводка внутренней системы отопления – установка терморегуляторов и двухкамерных стеклопакетов; счетчики расхода горячей и холодной воды; клапаны для проветривания и качественное остекление всех балконов и лоджий.

 

Ярослава Задорина.

Александр Орт: Застройщики боятся строить

Любой строительный проект от его рождения (разрешения на строительство) до ввода в эксплуатацию сопровождает Служба государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга. О том, почему в Петербурге уменьшается количество строек, корреспонденту «АСН-Инфо» рассказал начальник Госстройнадзора Александр Орт.

– В конце прошлого года вы говорили, что количество обращений в вашу службу от застройщиков сократилось, причем прилично. Количество проектов, которые подаются на согласование, уменьшилось. Сейчас ситуация изменилась?

– К сожалению, тенденция, наметившаяся в конце прошлого года, продолжается и в первом полугодии 2011 года. Мы не ощутили даже роста по сравнению с концом прошлого года. На том же уровне приблизительно держится и поступление документации на экспертизу. Я не скажу, что меньше, но на том же уровне – уровне того спада, который произошел. К сожалению, сегодня, несмотря на то что кризис мы пережили, количество начинаемых объектов, и в первую очередь количество проектов, которые направляются к нам на экспертизу, действительно сократилось.

– С чем, как вы считаете, это связано? У застройщиков нет земли или нет желания строить?

– Здесь, на мой взгляд, наслоилось несколько проблем, и так совпало, что именно в этот период все высветилось. Прежде всего это естественные последствия кризиса, когда каждая компания теперь уже очень внимательно и скрупулезно подходит к начинанию новых объектов. Все очень взвешенно подходят к этому. Второй вопрос – был период, два-три года назад, когда городом было сокращено количество предлагаемых пятен на аукционе и выделение мест под застройку. Это сейчас и проявляется. Третий момент – это то, что сегодня мы вступили в предвыборную гонку, и в целом моральный климат в строительной области несколько обострился.

– Боятся строить, брать ответственность?

– Есть какая-то неуверенность. Некоторые компании стараются занять выжидательную позицию. Когда у девелопера есть перспектива, уверенность в том, что первоначально принятые решения не подвергнутся никаким сомнениям, то, естественно, застройщик уверенно начинает, выступает и ведет свое дело. К примеру, дом № 68 на Невском проспекте: застройщик был готов к концу лета закончить подземную часть своего сооружения, но на сегодняшний день там до сих пор ясности никакой нет. Будет ли он вообще строить? Естественно, в такой ситуации никто активность проявлять особо не стремится.

– Вкладывать деньги и потом заморозить их на неопределенное количество времени желающих мало?

– Я думаю, что таким бизнесом никто не хочет заниматься, чтобы деньги вкладывать, а от этого ничего не получать.

– Решение Верховного суда, отменившее высотные регламенты, – тоже негативный фактор…

– На сегодняшний день в соответствии с теми переговорами, которые проводились с градозащитниками, поручениями, которые давала губернатор, совещаниями, проводимыми вице-губернаторами, есть общее понимание вопроса. Если сначала всех это ошарашило, то сегодня появилось четкое этой понимание проблемы. Да, надо дорабатывать определенные законодательные акты, кое-что менять в законодательстве, но для службы и для строителей должно быть ясно и понятно: то, что начато, получило согласование и разрешение в тот период, когда это происходило, меняться не будет и не должно. И это правильно – закон обратной силы не имеет.

Все, что касается новых проектов, которые поступают в нашу службу на согласование уже после решения Верховного суда, – здесь другой вопрос. Мы рассматриваем проект исходя из этого решения и новых условий.

– Это какая высотность?

– В каждом отдельном случае – в зависимости от зоны… В зонах регулирования есть определенная высотность, которая в каждом районе своя. Такого, как до 100 м и все, – такого нет. В каждом районе, в каждом конкретном случае высотность рассматривается во взаимосвязи с окружающей застройкой, по ограничениям, которые имеются именно на эту зону.

– Тем не менее, несмотря на все сложности, в прошлом году было сдано 2,5 млн кв. м жилья, столько же будет и в этом… Значит, запасы есть?

– Есть общепринятые нормы, и не только российские, но и международные, когда на одного человека в Европе приходится уже 30 кв. м жилья, а у нас – еще 18 кв. м. Мы же должны стремиться к чему-то хорошему. Это и составляет тот показатель ввода жилья. Если бы мы вводили 1 кв. м на человека в Петербурге или 4,5 млн кв. м в год, то мы бы пришли уже к необходимой норме. Пока вводим жилья на 2,5 млн, то есть мы недорабатываем. С другой стороны, анализ, который мы делали в прошлом и позапрошлом году, показал, что с объемом ежегодного ввода до 4 млн кв. м, исходя из нашей базы строительных материалов и наличия квалифицированной рабочей силы, мы смогли бы справиться. Если больше, то надо привлекать рабочую силу, стройматериалы из других регионов. Пока мы не готовы строить более 4 млн кв. м жилья.

– А будем ли когда-нибудь готовы? Или пока явного спроса нет?

– Вы правы, спрос определяет предложение. Сколько в Москве стоит невостребованных домов? Они вводили по 5 млн, а в прошлом году ввели менее 1 млн, потому что стоят невостребованные дома. Нет смысла строить жилые дома для того, чтобы они просто стояли. Вот у нас все сбалансировано. Наш интервал – от 2 до 3 млн кв. м. жилья. Сейчас сдаем 2,5-2,7 млн, будет потребность в 3 млн – введем и 3 млн.

 

Автор: Николай Волков.