Сергей Ситдиков: «Одна из главных задач для Невского района сегодня – реновация домов первых массовых серий»

Согласно статистике, в Невском районе Санкт-Петербурга сегодня проживает каждый десятый житель города. При этом район имеет имидж промышленного. С 2006 года районом руководит Сергей Ситдиков. О том, какие изменения произошли в районе в этот период, он рассказал в интервью корреспонденту «АСН-Инфо» Елене Велигжаниной.

– Одна из самых сложных для района проблем – это сфера ЖКХ. В районе расположено около 1,5 тысячи зданий, у 99,8% срок эксплуатации – более 10 лет. Как решается этот вопрос?

– Жилищный фонд Невского района имеет значительный срок эксплуатации, что требует существенных финансовых вложений в капитальный ремонт. С 2006 года мы на это потратили более 3 млрд рублей. Основные средства были направлены на реконструкцию и модернизацию лифтов, капитальный ремонт систем центрального отопления, водопровода и канализации, горячего водоснабжения, а также кровли и фасадов. В течение пяти лет было реконструировано и модернизировано 547 лифтов, проведен капитальный ремонт систем теплоснабжения в 194 домах, отремонтировано 330 тыс. кв. м кровли.

– Невский район известен как зона, насыщенная промышленными предприятиями. Насколько быстро и успешно удается решить экологические вопросы, которые, вероятно, стоят очень остро?

– Эти вопросы мы, конечно, стараемся решать комплексно. Но в первую очередь преобразования касаются системы очистки воды. В течение пяти лет активно шло строительство комплекса водоразборных сооружений и нового блока водоподготовки на Южной водопроводной станции с вводом системы обеззараживания воды без хлора. Вместо опасного химиката мы начали применять гипохлорит натрия, что позволило значительно улучшить экологию района. С вводом новых технологий объект был выведен из списка девяти химически опасных объектов района.

– В ближайшее время здесь начнется реализация закона Санкт-Петербурга «О развитии застроенных территорий». Какие зоны предстоит реконструировать в первую очередь?

– В программу реновации территорий вошли два квартала: территория района Щемиловки, а также территория, ограниченная береговой линией реки Невы, береговой линией реки Славянки и проектируемой магистралью. На участках расположено 103 дома, 84 из которых планируются к сносу. Расселены будут 3895 семей. Из них 609 семей уже состоят на учете в качестве нуждающихся в жилой площади.

Одна из главных задач для Невского района сегодня – реновация домов первых массовых серий. По новому проекту, на территории, ограниченной береговыми линиями Невы и Славянки, в общей сложности будет построено более 700 тыс. кв. м жилья. На планах указана высота возводимых зданий – от 5 до 25 этажей, площадь озеленения – почти 150 тыс. кв. м, территории под парковку, рассчитанные более чем на 5,5 тыс. мест, и площади под строительство школ и 4 детских садов. По срокам она рассчитана до 2019 года, но застройщик планирует завершить ее до 2018 года.

– Есть ли какие то программы по ремонту улиц района?

– Разумеется. Протяженность дорог и тротуаров в Невском районе сегодня составляет 165 км. За пять лет на ремонт улично-дорожной сети было выделено более 400 млн рублей. С 2006 года финансирование возросло в 15 раз. На выделенные деньги были отремонтированы основные магистрали района: Дальневосточный проспект, улицы Коллонтай, Дыбенко, Седова, Шлиссельбургский проспект и другие. В рамках адресной программы в Невском районе установлено более 173 павильонов ожидания городского пассажирского транспорта.

В Невском районе площадь зеленых насаждений сегодня составляет около 800 га – это сады, парки, скверы и уличные газоны. В 2007 году в Невском районе на бульваре Красных Зорь был разбит «Сад цветов», признанный лучшим объектом общего пользования. В 2008 году на сумму 5,6 млн рублей созданы новые цветочные композиции на основных магистралях района. Цветочное оформление, установка вазонов и оформление клумб коснулось также и внутридомовых территорий. В 2009 году впервые было высажено 6 тыс. роз. В 2010 году был благоустроен «Сад ткачей» (назван в память о революционном прошлом Максвельской фабрики – ныне фабрика «Рабочий»). За пять лет в Невском районе было благоустроено 85% внутридворовых территорий.

источник: АСН-инфо

Сергей Милютин: «Взять кредит по минимальной ставке удается немногим»

Санкт-Петербургское ипотечное агентство (Агентство) на этапе становления рынка ипотеки задавало на нем правила игры. Теперь оно меняет свои функции, но влияние на рынок сохраняет, рассказал корреспонденту «АСН-Инфо» начальник отдела развития Агентства Сергей Милютин.

Каково положение на рынке ипотеки Агентства и как оно изменяется?

– Мы являемся региональным оператором федерального Агентства по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК). Выполняем в Санкт-Петербурге функции рефинансирующей организации для банков, занимающихся ипотечным кредитованием. Наша функция – развивать ипотечное кредитование. В начале пути, с 2003 года, мы являлись локомотивом этого процесса, а сейчас работаем среди прочих равноправных участников ипотечного рынка.

Наши отношения с банками заключаются в том, что мы гарантируем банкам восстановление их ликвидности после выдачи ими ипотечных кредитов по нашим программам.

В период развития системы ипотечного кредитования мы взяли на себя некоторые функции банков. Консультанты Агентства знакомили потенциальных заемщиков с условиями ипотечного кредитования, проверяли его платежеспособность и предмет залога – покупаемую квартиру и проводили оформление ипотечной сделки. Теперь эти функции в основном отошли к банкам-партнерам. Они получили необходимый опыт на этапе становления рынка и взяли их на себя. Мы сосредоточились на привлечении заемщиков и оказании услуг по документальному оформлению ипотечных сделок: проводим первичные консультации, и если потенциальный заемщик выдерживает первый тест, мы отправляем его в банк.

– С какого времени Агентство поменяло свои функции?

– Активно мы стали менять свою работу в текущем году. Это связано с тем, что помимо программ АИЖК мы с марта запустили собственную программу «Петербургский ипотечный стандарт». Она отличается более либеральными условиями для заемщика. В ближайшем будущем – как мы планируем, в следующем году – при накоплении портфеля ипотечных кредитов в несколько миллиардов рублей разместить «пилотный» выпуск ипотечных облигаций. Средства от продажи облигаций мы будем тратить на выкуп ипотечных кредитов. Таким образом, мы собираемся привлекать деньги на развитие ипотеки с финансового рынка, что в перспективе может повлиять и на снижение процентной ставки.

– Доля Агентства на ипотечном рынке Санкт-Петербурга сократилась?

– В прошлом году, когда банки ощущали последствия кризиса, мы занимали около 13% рынка, на котором работало 5 основных банков-операторов, в этом – снизилась до 4% при 20 активных операторах. Но это нас не очень тревожит, потому что сам рынок увеличился в 2,5 раза и имеет устойчивую тенденцию к расширению. К тому же во втором полугодии наметилась тенденция по увеличению числа кредитов, выдаваемых банками – партнерами Агентства, в связи с тем, что мы выпустили на рынок новую, более либеральную к заемщикам программу. Она привлекательнее для заемщиков не столько из-за низких ставок – от 11,5%, – сколько за счет снятия некоторых ограничений, что позволяет значительно расширить круг потенциальных заемщиков.

– И каков эффект от этой программы? Количество заемщиков после запуска заметно увеличилось?

– Об эффекте говорить рано. Период «раскачки», после которого можно судить об изменении количества выданных кредитов, длится до полугода. Но количество заявок на получение наших кредитов в Агентстве и в банках партеров за последние 2 месяца значительно выросло.

– Мы выяснили, что СПбИА стало менее заметным игроком на рынке. Но можно ли сказать, что Агентство по-прежнему задает правила игры?

– Да, мы как институт развития активно влияем на правила игры. Но если на этапе становления ипотечного рынка мы влияли на уровень ставок и выполняли просветительские функции для потенциальных заемщиков, то сейчас мы влияем скорее на уровень сервиса. Причем не только в процессе получения кредита, но и в процессе покупки жилья с помощью кредитных средств.

– Насколько сильно, по вашим наблюдениям, снижение ставок по ипотечным кредитам увеличивает спрос на них?

– Сильного влияния мы не замечаем, и это объяснимо. Заемщики сейчас более-менее информированы по поводу того, что процентная ставка – не решающий фактор при выборе банка-кредитора. Взять кредит по минимальной ставке, декларируемой тем или иным банком, удается очень немногим лицам. Для этого заемщик должен выполнить многие условия и соответствовать многим критериям, по сути, он должен быть близок к некоему выбранному банком идеалу, а он достижим единицами.

По нашей оценке, влияние ставки на принятие решения о получении кредита не превышает 30%. Другими важными факторами являются размер минимального первоначального взноса и единовременные затраты на получение кредита и проведение сделки.

Какова средняя ставка по кредитам, выданным на условиях вашего агентства, и как она соотносится со среднерыночной?

– У нас она ниже. Если среднерыночная ставка сейчас составляет 12,3% годовых, то у нас –12%.

– Как долго будет продолжаться тенденция снижения ставок по ипотеке?

– В ближайшее время она приостановится, по крайней мере до конца года.

– А как же быть с пожеланиями первых лиц государства опустить ставки до 6% годовых?

– В России есть два сильных фактора, влияющих на ставки по кредитам. Это состояние экономики и политическая воля. После того как премьер-министр РФ Владимир Путин сказал про 6%, Сбербанк начал акцию, в рамках которой ставка по некоторым ипотечным кредитам снижена до 8% годовых. Вслед за этим и АИЖК снизило ставки по ряду кредитов до 7,9%. Пойдут ли остальные банки по этому пути – трудно сказать. В этом году вряд ли. Все-таки влияние сугубо экономических факторов для банков имеет приоритетное значение.

Справка:

Партнерами Санкт-петербургского ипотечного агентства являются Петербургский социальный коммерческий банк (ПСКБ), Энегомашбанк, банк «Фининвест» а также местные филиалы Тверьуниверсалбанка, Национального торгового банка, ПромСервисБанка, Ланта-банка, банков «Образование» и МИРАФ.

Объем выдачи ипотечных кредитов банками – партнерами Агентства в первом полугодии 2011 года составил около 500 млн рублей. Всего было выдано около 250 кредитов. За аналогичный период прошлого года банки – партнеры агентства выдали 380 ипотечных кредита на сумму около 650 млн рублей.

Евгений Домрачев: «Необходимо создавать систему проектирования»

Комитет по архитектуре и градостроительству Правительства Ленинградской области продолжает работу над документами территориального планирования в регионе. О сегодняшнем дне, особенностях и перспективах этой деятельности мы беседуем с председателем Комитета Евгением Домрачевым.

В разговоре принял участие также заместитель председателя Комитета Владимир Демин.

– Насколько успешно ведется сегодня работа по территориальному планированию, разработке генеральных планов, правил землепользования и застройки поселений? Каковы сдвиги в этой сфере в последние месяцы?

Е.Д. Подготовка схем территориального планирования осуществляется во всех районах ленинградской области. На Градостроительном совете при Комитете по архитектуре и градостроительству рассмотрены схемы территориального планирования всех районов кроме Сланцевского, Волховского и Приозерского. По проектам схем Киришского и Тихвинского районов сейчас работают согласительные комиссии по урегулированию разногласий по этим проектам. На согласовании в областном Правительстве – проект схемы территориального планирования Всеволожского района. В сентябре-октябре планируется представить на согласование в Правительство схемы Выборгского, Ломоносовского и Кировского районов. Проект схемы Тосненского района подготовлен к утверждению, схемы территориального планирования Гатчинского и Лодейнопльского районов утверждены. Таким образом, пять схем могут быть утверждены в 2011 году и девять в 2012. То есть все районы к 30 декабря 2012 года будут обеспечены документами территориального планирования.

В.Д. Сложнее ситуация с подготовкой генеральных планов городских и сельских поселений. Из 61 городского поселения действующие генпланы, разработанные до введения в действие нового Градостроительного кодекса, есть в семи, причем в четырех из них готовятся новые генеральные планы. Из 54 городских поселений, не имеющих генеральных планов, они готовятся в 53 (кроме Новой Ладоги). Утверждены генпланы Выборгского и Сертоловского поселений, на согласование в областное правительство поступили генеральные планы еще 13 городов. Кроме того 14 проектов рассмотрены областным Градостроительным советом. Мы считаем, что во всех городских поселениях, которые приступили к этой работе, есть предпосылки для ее завершения.

Пока утверждены генеральные планы всего трех сельских поселений, на согласование в Правительство области переданы проекты генпланов 11 поселений. Работы по подготовке этих документов ведутся еще в 30 поселениях, проекты по 21 поселению рассмотрел Градостроительный совет. Самая сложная ситуация – в Волосовском, Волховском, Киришском и Кингисеппском районах, в некоторых поселениях Лодейнопольского, Ломоносовского, Сланцевского и Тосненского районов. Муниципальные администрации объясняют это отсутствием средств на разработку проектов генеральных планов.

Е.Д. В целом ситуация с подготовкой схем территориального планирования благополучна, но подготовка проектов генеральных планов в установленные сроки вызывает опасения. Если положение кардинальным образом не изменится, то к концу следующего года органы местного самоуправления ряда поселений не будут иметь возможности в полном объеме исполнять возложенные на них полномочия, а это чревато недовольством населения и чередой судебных тяжб.

– Каковы с вашей точки зрения лучшие архитектурные работы в Ленинградской области в последнее время?

Е.Д. Сразу оговорюсь: «чистой» архитектуры сегодня нет. Любой архитектор имеет дело с массой правовых, экономических ограничений. «Чистая» архитектура существует только на стадиях студенческих эскизных проектов. А мы работаем в правовом поле и с проектами, которые может быть не завтра, но будут реализованы.

Что касается объемной архитектуры, то ее эстетика сегодня – на совести заказчиков и архитекторов, ее, к сожалению, никто не согласовывает и не имеет права согласовывать. Поэтому говоря об архитектурных решениях, мы в данном случае говорим о градостроительных проектах.

Среди лучших градостроительных проектов последнего времени – работы ОАО «Ленгражданпроект», ОАО «НИИПГрадостроительства», фирмы ООО НПИ «ЭНКО». Вот хорошая работа – проект планировки и межевания западной части деревни Хязельки (в Колтушском сельском поселении)- ООО Синтесис Рус». Это небольшой объект малоэтажного строительства (поселок постоянного проживания) со всем набором необходимых элементов социальной инфраструктуры. Видно, что у застройщика нет стремления застроить всю территорию. Сохранен водно-зеленый диаметр, предусмотрены пешеходные променады с размещением социальных и культурных объектов. Красивая по рельефу территория, можно сказать « Малая Швейцария», сохранена.

В.Д. Интересен проект района «Аэродром» в Гатчине. Он профессионально сделан, на высоком уровне, это пример комплексной застройки. Первые попытки освоить эту территорию сделаны еще лет 15 назад. Проекты планировки делались трижды, последняя редакция проекта сделана «Ленгражданпроектом». Историческое планировочное  направление  от Большого Гатчинского дворца до железнодорожного вокзал продолжено в виде широкого бульвара.  Сделан шикарный пешеходно-транспортный променад, построена церковь, сделаны внутриквартальные диагональные проходы, предусмотрен заезд в район с Киевского шоссе.

Это пример комплексной застройки, сомасштабной Гатчине, которая имеет статус исторического города. Таких примеров много.

Назвать лучшие проекты отдельно стоящих зданий трудно, потому что самым массовым типом застройки сегодня являются малоэтажные жилые дома.

Е.Д. Муниципальное строительство – это в основном детские сады и школы, т. е. повторно применяемые проекты. Тихвин – единственный в области город районного масштаба, где построен аквапарк вместимостью 50-70 человек: для этого реконструировано здание, у которого была иная функция. Там есть небольшой ресторан, бар, гостиница на 10 номеров. Своеобразная архитектура. Это пример для подражания. Есть ряд других интересных объектов. Прошли согласования, завершается последний этап подготовки генерального плана Гатчины – он тоже сделан профессионально и будет утвержден в ближайшее время.

Лучшие архитектурные силы сконцентрированы сегодня в наиболее востребованной сфере – индивидуальном жилищном строительстве. Архитекторы таких проектов, как правило, – представители Санкт-Петербургской школы.  Их объединяет традиционная сдержанность решений, применение большой палитры художественных образов и стилей.

С принятием Градостроительного кодекса и Закона о местном самоуправлении архитекторам дана свобода творчества. Архитектурное решение здания, если оно не противоречит санитарным, противопожарным нормам и безопасности конструкций, согласованию не подлежит. Проекты индивидуальных жилых домов могут вообще не согласовываться. Решающими оказываются отношения заказчика и застройщика. Отчасти это правильно: мы не должны связывать архитекторов по рукам и ногам чиновничьим диктатом. Но чрезмерные амбиции заказчика и непрофессионализм проектировщика  сказываются спустя годы, когда выявляются недочеты проекта.

Мы встречаемся с архитекторами на областном Градостроительном совете. Хотя его решения носят рекомендательный характер, мы настоятельно советуем крупные объекты рассматривать на нем. В состав Совета входят ведущие архитекторы, инженеры, специалисты областных отраслевых комитетов. Здесь же мы рассматриваем проекты планировки и иногда отдельные объекты, строительство которых финансируется из бюджета.

– Представители строительного бизнеса, работающие в разных регионах, отмечают, что в Ленинградской области – более разнообразная и оригинальная архитектура, чем во многих иных местах. Чья  в этом заслуга?

В.Д. Думаю, петербургской архитектурной школы. Сейчас в Петербурге много известных архитекторов. Все они проектируют и в области.

Е.Д. Самое мощное отделение Союза архитекторов России – в Петербурге, в нем почти две тысячи членов. Естественно, любой здравомыслящий заказчик, умеющий считать деньги, приглашает профессионалов.

В.Д. В отличие от южной архитектуры наша северная архитектура – сдержанная, а архитекторы ищут красоту простых решений, очень хорошо чувствуют пропорции, работают на нюансах цвета. Они учитывают уже сложившуюся застройку и стараются тактично вписаться в нее. Этот подход привносится и в архитектуру Ленинградской области. Академия художеств и СПбГАСУ (бывший  Институт гражданских инженеров) – это высшие архитектурные школы с многовековой традицией.

Е.Д. Как раз перед этим разговором мы работали с двумя проектными бюро. Вот только что принесли интересный девелоперский проект компании «Старт Девелопмент». Она заказала проект малоэтажного жилищного строительства «Золотые ключи» в Тайцах Гатчинского района, на 30 га. Профессионально сделанный проект, с хорошей ясной планировкой.

В.Д. У нас старая архитектурная школа, и давно работающие профессионалы мыслят градостроительными ансамблями. Это традиционный для Петербурга подход. Но сейчас многие молодые архитекторы, может  быть в силу образования или недостаточной принципиальности,  идут на поводу у тех заказчиков, которые занимаются простой нарезкой территории и выжиманием из нее всех соков, бессистемно ее застраивая. А в этом проекте есть попытка сформировать градостроительную композицию, раскрыть планировочные направления и  оси. Это и есть пространственная организация территории, в чем выражается суть петербургской школы. Такой подход мы всегда поддерживаем.

Е.Д. Идет третья попытка переосмысления района Кудрово (проект «Семь столиц»), где каждый квартал символизирует одну из европейских столиц: Вену, Берлин, Амстердам… Правда, сейчас концепция застройки территории меняется. Авторы-разработчики проекта на этой территории, Сергей Бобылев и Игорь Матвеев сумели вписать новую застройку в существующую среду и обустроить ее. Есть удачные примеры застройки в поселках Янино, Колтуши…

– Архитектура тесно связана и с благоустройством населенных пунктов…

В.Д. В Петербурге решается проблема благоустройства внутриквартальных территорий. Как бы ни критиковали нынешнюю городскую власть, ее большой плюс в том, что она этим очень серьезно занимается. В области это относится к компетенции органов местного самоуправления, которым не хватает средств и возможностей, специалистов. Благоустройство позволяет привести в порядок территорию относительно малыми средствами, без масштабных сооружений. Это озеленение, мощение, транспортные подъезды, площадки, малые архитектурные формы, цветовое решение фасадов, реклама, указатели и т.д. Все то, что сейчас называют дизайном городской среды. Позитивные примеры есть. Например, в таких городах как Выборг, Гатчина, Кингисепп, ведется активное благоустройство, в  Колтушах организована большая зона отдыха вокруг водоема.

Е.Д. В Гатчине есть прекрасно оборудованные дворовые пространства. В Выборге сформирована достойная историческая зона. В Кингисеппе с приходом нового главы администрации Виктора Гешеле обратили внимание на благоустройство. Первое, что было сделано – приведены в порядок главные улицы, дворы. В прошлом году там проходил День области. Городу удалось подготовиться с минимальными затратами: подстричь кустарник, газон, высадить цветы. После этого среда, которую мы видим каждый день воспринимается совершенно по-другому. Кстати, это основная обязанность органов местного самоуправления – создать среду обитания.

В.Д. Муниципалитеты этим занимаются по остаточному принципу. Нет серьезной озабоченности этим вопросом. В Тихвин приезжала делегация из Польши. Им показывали вагоностроительный завод, местные достопримечательности. «Все это хорошо, – сказали поляки. – Но какие у вас дороги и дворы…»  Вот в чем проблема. Этим нужно просто повседневно заниматься, начиная с подготовки проектно-сметной документации.

Е.Д. Если вложить средства в реконструкцию дорог, тротуаров и т.д., а потом забросить их и не обслуживать, они через год-два приходят в полную негодность.

– Вы можете сформулировать для органов местного самоуправления минимальные требования на этот счет?

Е.Д. Они разработаны в региональных нормативах и размещены на нашей странице сайта Правительства области. К концу года мы рассчитываем утвердить эти нормативы.  Но на уровне рекомендаций их можно использовать уже сейчас.

– Удается ли вам влиять на архитектурный облик сооружений при реализации масштабных, в том числе федеральных проектов?

Е.Д. Опосредованно, впрямую – нет. Наше влияние в большей мере сказывается на генеральных планах, проектах планировки, реализация которых растянута во времени на очень долгий срок.

Район «Аэродром» застраивается уже 15 лет, а реализованы лишь три квартала. Но это удачный пример реализации, хотя и растянутый во времени и в пространстве. Лет 15-20 назад был сделана схема генерального плана, проекты детальных планировок трех планировочных районов, проекты застроек Офицерского села в Виллозском поселении. На сегодняшний день намечены оси улиц и началось освоение небольшой части территории. Из 1500 га освоено 10-15, в основном это коттеджная застройка. Так же и в Санкт-Петербурге: те основные положение генплана, которые мы сегодня видим вживую, были заложены в генпланы 60-80-х годов. Наглядный пример – КАД: прошло 40 лет с того момента, когда она появилась в генплане до того, как было принято решение ее строить. И только в прошлом году сдан последний участок. Строился этот объект с помощью государственных средств около 10 лет. Такие проекты оказывают сильнейшее влияние на развитие территории. Смотрите, какое обустройство началось вокруг КАДа – торгово-развлекательные, логистические комплексы, дилерские центры…

–В последние годы появилось несколько проектов городов-спутников около КАДа, в том числе южнее города. Насколько они реальны сегодня?

Е.Д. Мы только что рассматривали концептуальные предложения по городу-спутнику Южному (компания «Старт Девелопмент») в Пушкинском районе, на территории. непосредственно прилегающей к Гатчинскому району области. Естественно, архитектурно-планировочные решения на смежных территориях города и области надо увязывать. Реализация растянется на десятилетия, потому что одномоментно такую территорию не застроить, даже при всей мощи государства, не то что частного инвестора. Это показывает мировой опыт.

Города-спутники Лондона, Амстердама, Берлина, Милана росли только при софинансировании государства и частного бизнеса. Естественно, рядом с выносимыми из Петербурга производствами возникают жилые кварталы со всей необходимой социальной инфраструктурой.

Вот город Пушкин – 300 лет развивался и достиг численности 100 тысяч человек. А инвестор хочет, чтобы в Южном жило 170 тысяч. Где их взять? Наши архитекторы рисуют, идя на поводу у заказчика, но проблема очень серьезная: где нам взять столько населения? Промышленность сегодня испытывает колоссальную нехватку квалифицированной рабочей силы. Это показывает пример Тихвина. Вагоностроительному заводу нужно 2300 рабочих, укомплектовано сегодня 800 или 900. Там построили новый микрорайон – сделаны элементы благоустройства, хорошее дворовое пространство, в ближайшее время будет введен детский сад. Это пока единственный, уникальный пример в области, когда заказчик строительства завода с опережением построил жилье. Обычно строят предприятие, а потом начинают подтягивать рабочую силу, которая долго будет жить в вагончиках, общежитиях семейного типа, квартирах-студиях.

– Не возникает ли сейчас, на ваш взгляд, разрыва между высотной застройкой, особенно в пригородах (Мурино, Новое Девяткино и т.д.)  и усадебной застройкой? Ведь середины между ними нет.

Е.Д. – Это очень больной вопрос. У инвестора есть желание получить с территории как можно больше квадратных метров жилья. Это приводит к крайне негативным последствиям. В Муринском сельском (!!!) поселении проектируются 20-25-этажные здания, вплотную к существующей индивидуальной 1-2 этажной жилой застройке. Это нонсенс.

Местные органы власти часто идут на поводу у инвестора, не понимая, что это многоэтажная и усадебная застройка - это совершенно разный образ жизни, разная среда обитания. Местное самоуправление берет на себя ответственность за рассмотрение, проведение публичных слушаний и утверждение проектов планировок. В ряде случаев мы опротестовываем такие решения и требуем их отменить. В том же Муринском поселении мы потребовали отменить несколько проектов планировок.

В.Д. К сожалению, законодательство не способствует этому. Экспертиза документов планировки территории отменена, муниципальные органы проводить ее не обязаны. А при рассмотрении проектов отдельных построек экспертиза не может учесть окружение.

Хотя СНиП и говорит о том, что в сельских поселениях следует предусматривать преимущественно одно-, двухквартирные жилые дома усадебного и коттеджного типа, допускаются многоквартирные малоэтажные и блокированные дома,  но эта норма носит рекомендательный характер.

Е.Д. Планируемые проектами планировки огромные застраиваемые массивы, которые сильно скажутся на развитии соседних территорий, экспертизе не подлежат. Все остается на совести с одной стороны, заказчика и проектировщика, а с другой стороны – муниципалитета.

В.Д. Последствия скажутся через годы, и исправить их будет очень трудно. Можно снести один дом, но как изменить планировочную структуру? И как быть с шириной улиц 24 м при высоте домов 75 м?

Е.Д. Соседство высоток с малоэтажными домами чревато социальным конфликтом. Диссонанс присутствует. Но, к сожалению, законодательство дало такие полномочия органам местного самоуправления. Мы считаем, что они не обладают достаточной квалификацией и необходимыми специалистами, чтобы могли взять на себя такую ответственность. Такие специалисты есть в районах. Эти полномочия нужно делегировать с уровня сельских поселений на уровень районов, где в предыдущие годы сформированы органы архитектуры.

Е.Д. В течение этого года мы утвердим региональные нормативы в области градостроительства. Работаем над ними два года. Мы разместили их на сайте и просим высказывать пожелания. Когда они поступают, редактируем документ. Это живой процесс.

– В федеральном законодательстве происходят бесконечные изменения. Наверное, от этого трясет весь архитектурно-проектировочный механизм.

Е.Д. Трясет. Только отработаешь изменения, передашь их районам, на уровень поселений, только это осмыслят проектировщики – а в Градостроительный кодекс уже вносятся новые изменения. Последние приняты в марте. Если раньше заказчиками проектов планировки были муниципалитеты, теперь разработать такой проект может любое заинтересованное лицо – и представить в муниципалитет для публичных слушаний и утверждения. Проекты планировки теперь должны разрабатываться на линейные объекты (газопроводы, водоводы, ЛЭП).

В.Д. Закон вышел, а методических разъяснений, рекомендаций Минрегион не дал. Только сейчас, когда к ним посыпались обращения из всех регионов, они озаботились и начинают над этим думать. Это нервирует нас и инвесторов и стопорит работу.

Е.Д. К сожалению, законодательство у нас бежит вперед практики, и необходимые документы не подтягиваются вслед.

В.Д. Закон должен быть обобщением наработанного опыта. А если он не апробирован, возникают конфликты.

– Каковы перспективы вашей работы?

Е.Д. В этом году мы должны довести до утверждения областные нормативы градостроительного проектирования – это задача номер один для Комитета. А в следующем году должны завершить разработку схемы территориального планирования области, утвердить ее, согласовать все схемы территориального планирования районов и добиться утверждения максимального числа генеральных планов поселений с правилами землепользования и застройки. Это ясные и четкие задачи, продиктованные Градостроительным Кодексом РФ. Что же касается глобальной задачи, то необходимо создавать жизнеспособную систему проектирования, включающую и территориальное планирование, и планировку территорий, и архитектурно-строительное проектирование отдельных объектов, и разработку проектов благоустройства, нацеленную на создание конечного проектного продукта, необходимого для строительной отрасли.

 

Василий Когаловский