Земля и недвижимость станут единым целым

Депутаты Госдумы РФ готовятся рассмотреть во втором чтении законопроект «О государственном кадастре недвижимости», который должен сделать механизм учета домов и земель простым и прозрачным.Земельный кодекс РФ еще в 2001 году декларировал необходимость единства объекта недвижимости – земельного участка и того, что на нем расположено. Но законодательно этот постулат не был подкреплен.
Старые правила
Причем подобный правовой перекос оказался особенностью только нашей страны. Ведь в странах Западной Европы, и даже бывшего соцлагеря, давно перешли на единую систему учета. Правда, два года назад в России было создано новое ведомство – Федеральное агентство кадастра объектов недвижимости. И возник еще один правовой перегиб – ведомство по кадастру создано, а самого кадастра и закона для его создания нет.
Все объекты, подлежащие учету, распределены по различным реестрам. Их описание, идентификация и привязка к местности зачастую не соответствуют друг другу. Такой разброс сведений представляет большую проблему для тех, кто работает с недвижимостью, так как они не всегда могут выяснить, какими ограничениями и обременениями сопровождается объект.
Граждане тоже страдают от несовершенства законодательства. Чтобы сегодня оформить право собственности на земельный участок или дачный домик, им приходится месяцами обивать пороги разных ведомств. Вначале нужно собирать сведения, касающиеся земельного участка, определить его границы. Для этого вызывают землемеров, заплатив им деньги, причем немалые. Затем приходится разбираться с недвижимостью – снова вызывать специалистов, только теперь представителей БТИ, и опять платить. Но, что самое неприятное, собрав все сведения для регистрации и отстояв очередь, можно узнать, что сведения, которыми располагают два учетных ведомства, противоречат друг другу. В результате в регистрации будет отказано.
Безусловные «плюсы»
Новый закон должен проблему решить. Согласно этому документу, в стране будет создан единый реестр объектов недвижимости для целей налогообложения. В качестве объектов кадастрового учета предлагается рассматривать земельные участки, здания и сооружения, объекты незавершенного строительства, помещения, территориальные и функциональные зоны, зоны с особыми условиями использования территории. Вводится понятийный аппарат: «объект кадастрового учета», «государственный кадастр недвижимости», «правовая зона», «опорно-межевая сеть» и др. Закон также регламентирует порядок внесения и предоставления сведений в органы государственного кадастра недвижимости, порядок ведения кадастра. Вводится и понятие кадастровой стоимости. Ее будут рассчитывать по существующим методикам с учетом сложившихся рыночных цен на недвижимость в регионе и сведений о сделках с аналогичными объектами.
Кроме того, новый закон поможет решить вопросы монополизации и дороговизны работ по оформлению недвижимости. Ведь при объединении двух учетных систем в одну уйдут в прошлое землемеры и эксперты БТИ, на их место придут кадастровые инженеры. Это новый вид специалистов, которые будут заниматься и землеустроительными работами, и технической инвентаризацией зданий и сооружений. Это должны быть специалисты, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей, имеющие высшее образование и стаж работы не менее двух лет по специальности. Работа кадастровых инженеров – это вид коммерческой деятельности на основании публичного возмездного договора. В отличие от своих предшественников, новые специалисты должны состоять в саморегулируемых организациях и страховать свою профессиональную ответственность. По оценкам экспертов, уже сейчас многие компании готовы оказывать подобные услуги. Выход же на рынок новых игроков плюс здоровая конкуренция сделают этот вид услуг дешевым и качественным.
Вероятные «минусы»
Обсуждая законопроект, депутаты и эксперты пришли к выводу, что, бесспорно, единый кадастр недвижимости нужен. Его появление продиктовано назревшей необходимостью создания законодательной системы защиты имущественных прав на недвижимость. Но, как любой «сырой» закон, которому еще предстоит доработка, данный документ имеет и ряд «минусов».
Как рассказал заместитель председателя думского комитета по собственности Евгений Богомольный, во-первых, мы имеем дело с явным избытком сведений, необходимых для проведения кадастрового учета. А в законе должно быть четко прописано все, вплоть до требований к зданиям. «Иначе на местах пробелы в законе будут вызывать волюнтаризм мелких чиновников, которые начнут требовать от людей тысячи всяких справок», – заявил депутат. Во-вторых, необходимо производить постановку на кадастровый учет исключительно на основании минимально необходимого и закрытого перечня документов, позволяющих индивидуализировать конкретный объект из множества других объектов. И, наконец, закон, в нынешней его редакции не создает четких условий и не предусматривает конкретных правовых механизмов объединения сведений технического учета зданий и сведений Единого государственного реестра земель. Он не определяет сроки передачи информации по ранее учтенным объектам от организаций, осуществлявших технический и кадастровый учет, специально уполномоченному органу.
«Но мы работаем над этими минусами», – заключил эксперт.

Наталья Ковтун

Время диктует быть открытыми

Публичность компании — мода или жизненная необходимость? Естественно, что на этот вопрос лучше всего ответят те компании, которые имеют опыт работы не только на российском, но и на международном финансовом рынке. Наш сегодняшний собеседник – вице-президент по экономике и финансам корпорации «Строймонтаж» Константин Гранкин. – Константин Борисович, в Вашей сфере деятельности публичность компании – все-таки мода, или же необходимость?
– Безусловно, необходимость. Когда компания выходит на рынок инвестиций, она должна показать инвесторам, что способна вернуть вложенные деньги. Да еще с прибылью… В случае, когда работа с инвесторами (дольщиками) является профильной для компании, вопрос публичности даже не обсуждается. Другой вопрос – как ее достичь? И вот это как раз диктуется временем – тенденциями и правилами игры на рынке.

– Что Вы имеете в виду?
– Например, мы – «Строймонтаж» – делаем международную отчетность. Но она не является публичной, мы пока не вывешиваем ее на сайт. Эти отчеты предназначены для внутреннего использования, а также для предоставления банкам, крупным инвесторам.
Если вы привлекаете средства инвесторов на открытом рынке, очень важна имиджевая составляющая. Например, наши московские коллеги – Mirax Group – строят башню «Федерация». Это знаковый проект даже по московским меркам. Он известен. Строящееся здание видно издалека. Естественно, это создает привлекательный имидж компании….

– То есть инвесторам зачастую важнее имидж и капитализация брэнда?
– Даже технология присвоения рейтингов разными агентствами во многом также завязана на имиджевую составляющую. Другое дело, что имиджевый аспект напрямую связан с реальным состоянием дел. Так, сам факт наличия отчетности по нормам международных стандартов свидетельствует о том, что руководство компании ведет четкую и цивилизованную финансовую политику, полностью владеет ситуацией. Особенно если аудит делает компания из Большой четверки. В нашем случае – это KPMG.
– Но ведь Вы сказали, что итоги аудита закрыты…
– Да, цифры увидит не каждый, но факт, что по итогам аудита выдано положительное заключение, легко проверить. KPMG – компания с мировым именем, вряд ли она позволит какой-то компании, не прошедшей аудит, «пиариться» ее положительным заключением.

– Если сравнить ситуацию пять лет назад с нынешней, какие изменения произошли в плане открытости крупных компаний, цивилизованности их бизнеса?
– Многие застройщики сделали первый существенный шаг к открытости – привели в порядок свои организационные структуры. Я имею в виду схемы владения, порядок формирования уставных капиталов, распределение прав собственности и т.д. В большинстве случаев раскрывается информация об истинных владельцах бизнеса.
Во-вторых, пять лет назад у компаний не было вообще, как правило, никакой отчетности, кроме бухгалтерской. Причем в ней даже банки не могли разобраться. А сегодня многие пользуются кредитами. Поэтому в компаниях стали готовить не только бухгалтерскую, но и так называемую управленческую отчетность.

– Особенно интересная тема – иностранные кредиты. У «Строймонтажа» уже есть опыт с конкретным результатом. Чем руководствуются иностранные банки при принятии решения? Особенно если им вдруг попадается компания с российскими корнями.
– С одной стороны, кредит получала наша французская компания, осуществляющая свою деятельность в соответствии с правилами и нормами Франции. И здесь вроде банкам все было понятно, хотя компания молодая и предлагала к финансированию свой первый проект во Франции. Но при этом все знали, что за французской компанией стоит российский холдинг. И здесь у банков могло возникнуть некоторое напряжение. Собственно говоря, именно необходимость работать во Франции и послужила толчком для подготовки нами отчетности по международным стандартам. Банки выразили желание посмотреть на материнскую компанию, на ее результаты, финансовую отчетность – мы ее подготовили и предоставили. Нам был выдан кредит. Конечно, была определенная настороженность со стороны французов, но сегодня мы ее преодолеваем, демонстрируя готовность следовать международным стандартам не только в финансовой отчетности, но и вообще в бизнесе.

– А оценивали ли банки имиджевую составляющую холдинга? Это имело значение?
– Раз в полгода мы готовим информационный меморандум, который банки получают вместе с отчетностью. Этот меморандум призван раскрыть на словах то, что нельзя увидеть в голых цифрах. Здесь и история компании, и рыночная ситуация, оценка доли компании на рынке, и биографии топ-менеджеров, и реализованные проекты, и наши награды, и общественная деятельность, и много другой ценной информации.

– А как изменилось отношение других французских банков после получения вами первого кредита?
– Когда мы только начали искать во Франции деньги, не скрою, отношение к нам было весьма осторожное. Но банк SOCFIM положительно рассмотрел нашу заявку. И когда было принято положительное решение кредитного комитета, и когда кредит был выдан – отношение других банков начало меняться. Тем более что наш первый проект в Париже успешно строится и великолепно продается, опережая конкурентов и в темпах, и в ценах. Мы продемонстрировали свою способность реализовывать успешные проекты. Немаловажным стал тот факт, что мы сотрудничаем с ведущими французскими генподрядчиками, архитекторами. И, конечно, важна была безупречная история работы в России.

– Кредитоваться за рубежом выгоднее, чем в России?
– Если говорить о проектном финансировании, то европейская ставка по такому продукту приблизительно в два раза ниже, чем в России. Но, повторю, это проектное финансирование. Если российская компания планирует выход на рынок иностранных инвестиций, например, размещать кредитные ноты, то не стоит ожидать слишком низких ставок, отличающихся в разы от российского рынка долговых обязательств. При удачном размещении они будут отличаться в лучшую сторону на два, максимум три процентных пункта. Однако мы планируем охватить и этот рынок. Помимо отчетности по международным стандартам мы серьезно рассматриваем вопрос о прохождении процедуры оценки агентствами Standard&Poor’s, Fitch Ratings. Инвесторы на это обращают внимание.

– Если обратиться к Петербургу, «Строймонтаж» являемся лидером по сотрудничеству с банками в области ипотеки. Сейчас их 11. И насколько тяжело проходить аккредитацию? Это в большей степени аккредитация объекта или же самой компании?
– Нет, это проходит как две отдельные процедуры: вначале аккредитация компании и второе – аккредитация объектов. Причем аккредитация компании в моем представлении более важный шаг, потому что на первом этапе обеспечением являются исключительно права по договору с застройщиком. Дальше идет аккредитация объекта – это обычная юридическая формальная процедура. Банк убеждается, что этот объект строится в соответствии с требованиями действующего законодательства, что это не самострой.

– Получается, сотрудничество компании с банком по ипотеке – это для сторонних потребителей тоже признак того, что компания открыта, надежна, стабильна?
– В общем, да. Но хотя у нас 11 банков, а у кого-то только два, и один из них, к примеру, Сбербанк, – с этой компанией тоже все в порядке. Просто максимальное количество партнеров по ипотечным программам – это наш элемент стратегии. Мы решили предложить нашим покупателям наиболее широкий спектр выбора. Ну и, конечно, важно было создать конкуренцию между банками, чтобы наши клиенты получали действительно лучшие услуги.

– В конце прошлого года «Строймонтаж» заявлял о планах по выпуску займа в размере 1,5 млрд рублей. Эти намерения по-прежнему актуальны?
– Мы практически уже определились с организатором займа. Кто это – расскажем чуть позже, когда заключим договор. Сейчас мы его согласовываем. К середине лета планируем быть в полной готовности к размещению.

Решениям правительства – зеленую улицу

Губернатор Валентина Матвиенко поручила всем руководителям районов провести в срок до 1 апреля провести инвентаризацию жилого фонда и определиться с количеством аварийного и ветхого жилья, нуждающегося в срочном расселении.Кроме этого, в каждом районе требуется подобрать один-два земельных участка для строительства домов за счет бюджета под расселение того самого аварийного и ветхого жилья. Прошла неделя, а в Василеостровском районе эти вопросы уже обсудили на заседании аппарата 26 февраля 2007 года. О принятых решениях рассказывает глава района Александр Исаев.

– Александр Васильевич, Вы готовы выделить земельные участки под бюджетное строительство?
– Хочу сказать, что традиционно после совещаний с губернатором я стараюсь самые острые вопросы выносить на рассмотрение аппарата сразу же, не откладывая в долгий ящик. То же самое сделал и в этот раз. Проблема животрепещущая. Наш район – исторический, многие дома десятилетиями не знали капитального ремонта, а некоторые – с момента постройки так и стоят. Поэтому первое же заседание аппарата посвятили обсуждению двух вопросов: проведению инвентаризации ветхого и аварийного фонда и состоянию маневренного фонда. Потому что оба они тесно переплетаются.
Что касается земельных участков, то в нашем районе их найти, конечно, сложно. Но есть действующее постановление правительства Санкт-Петербурга, другие нормативные акты, которые позволяют участки, отданные инвесторам, изымать в том случае, если долгое время с ними ничего не делается. К примеру, у нас есть несколько таких участков, инвесторы которых больше двух лет не могут провести проектно-изыскательские работы и оформить в надлежащем виде документацию. Я полагаю, раз инвестор не справляется, то участок можно изъять, чтобы отдать под бюджетное строительство. Закон это позволяет. Я имею в виду только те участки, где нет речи об уплотнительном строительстве.

– Хорошо, несколько участков под строительство Вы найдете. А сколько в районе аварийных домов, требующих немедленного расселения?
– Под инвестиции в нашем районе можно предложить много ветхого и аварийного жилья. Но надо расселять целыми кварталами. Нужна квартальная реконструкция. У нас есть позитивный пример (несмотря на то, что много критики было): дом 37 на 8-й линии. Там был разрушен ветхий дом, на его месте построили новый современный с сохранением и реконструкцией фасада. Он стал украшением линии. На него любо-дорого смотреть.
Такая застройка возможна, главное – сохранить фасады, а внутри можно даже немного повысить этажность дома, не очень сильно, чтобы не выпирало. А то иногда смотришь с верхнего этажа новостройки, а в центральном квартале что-то выпирает. А это жилой комплекс серьезный построили на Среднем проспекте. Вот такого допускать нельзя, мне кажется. Если речь идет об инвестиционных проектах, тут мы готовы кварталами предлагать.

– А за бюджетные деньги? Ведь речь шла о критическом жилом фонде, не о том, который еще может послужить?
– У нас есть несколько адресов, но их еще следует согласовать. Мной дано поручение отобрать из числа целых районов старой (до 1917 года) постройки, не тронутых капитальным ремонтом зданий, непригодных для проживания, три-четыре здания, которые можно рассматривать для расселения. И после соответствующего обследования экспертной комиссии предложить их Жилищному комитету для включения в городскую программу расселения ветхих и аварийных домов.
Казалось бы, мы заинтересованы перевести дома в разряд аварийных, чтобы можно было отдать их инвестору, но в то же время – не имея маневренного фонда под расселение, не можем рисковать. В результате попадаем в такую двусмысленную ситуацию: люди живут в аварийном жилье, а администрация никаких мер не принимает.
Кстати, у нас есть общежития, которые мы приняли на баланс совсем недавно: Нахимова, 3, Уральская, 15, целый жилой комплекс Смирновской КЭЧ, Большой пр., 8. Информацию об этих жилых домах мы уже сегодня везде даем: пожалуйста, расселяйте. Кроме того, ко мне приходят жильцы коммунальных квартир, просят расселить. Сегодня мы собираемся вести реестр коммунальных квартир, которые готовы расселиться, для инвесторов.
Я считаю, правильна позиция губернатора, когда она говорит, что расселять надо в том же районе, где люди живут. Очень часто мы сталкиваемся с тем, что люди не готовы расселяться в другие районы. И лишь по этой причине не хотят переезжать из коммуналки.

– Спасибо, Александр Васильевич. Наша газета берет эту программу под свой контроль. Так что будем рады, если Вы будете нас информировать о ее развитии.

Лилиана Глазова