Издания

Официальная публикация

Санкт-Петербург. Зеленый город или «биосфера риска»?

Города часто сравнивают с живыми организмами: деловой центр – это мозг, административные учреждения – сердце, дороги и улицы – артерии. Парки и скверы традиционно считаются легкими мегаполисов. И в каком же они состоянии?


Сейчас зеленые зоны Санкт-Петербурга подобны легким курильщика с многолетним стажем. Но если в человеческом случае восстановить утерянное здоровье практически невозможно, то город можно сделать более экологичным и приятным для проживания местом. Нельзя забывать о том, что озеленение и благоустройство влияют не только на внешний облик города, его эстетические достоинства, условия массового отдыха, но и определяют санитарно-гигиенические условия проживания в нем.

Вчера Санкт-Петербургский экологический союз в рамках реализации программы «Экология и человек» провел круглый стол «Озеленение города как составляющая системы экологической защиты и оздоровления городской среды обитания». Как отмечают специалисты, уровень загрязнения атмосферного воздуха очень высок, что приводит к росту числа заболеваний, снижению иммунитета и жизненной активности. Бороться с этой проблемой можно путем грамотного использования зеленых насаждений, которые являются единственным природным элементом, способным в значительной степени повлиять на состояние городской среды.

Несмотря на действие на территории Санкт-Петербурга закона «Об охране зеленых насаждений» площади парков, скверов и других зеленых зон в Санкт-Петербурге неизменно сокращаются. На пути оздоровления городской среды стоит ряд препятствий, преодолеть которые если и не невозможно, то очень сложно. Во-первых, из-за постоянного загрязнения почв (специалисты даже предпочитают не называть городскую землю почвами, а используют угрожающе звучащий термин «урбаноземы»), гибнут деревья и кустарники. Загазованность, особенно в центральных районах города, импровизированные парковки на газонах – все это не идет на пользу городским зеленым насаждениям. Эффективных же способов борьбы с подобными проявлениями жизнедеятельности мегаполиса нет – пути снижения применения реагентов на дорогах изыскиваются, но альтернатив пресловутой соли пока не найдено, не достаточно автостоянок и элементарной культуры самих водителей, которые стали бы платить за парковки, вынос автомагистралей за пределы центра Петербурга – дело многих лет. На все это требуются значительные финансовые средства, которыми город тоже не располагает.

В постперестроечное время была нарушена схема поставки недорогих растений для нужд города из питомников, а их развитие тормозится тем, что невозможно быстрое получение прибыли от вложенных средств (период окупаемости таких инвестиций, как правило, составляет не меньше 10 лет). Было предложено взять на вооружение московский опыт, где строительный бизнес вложил значительные средства в развитие питомников. Но где уверенность, что питерские строители пойдут на этот шаг, ведь дело это добровольное.

От доклада Александра Мезенко, представлявшего на круглом столе Управление садово-паркового хозяйства Санкт-Петербурга, осталось впечатление, что жители города в отношении зеленых насаждений руководствуются принципом «После нас – хоть потоп». Это касается не только рядовых граждан или мелких предпринимателей, «очищающих» от зелени пространства вокруг своих торговых точек. В равной степени это относится и к представителям власти, допускающим застройку на территориях скверов.

Да, согласно закону о зеленых насаждениях существуют «восстановительная стоимость» и «компенсационное озеленение», которые должны поддерживать баланс между утраченным и посаженым. В первом случае инвестор перечисляет деньги за тот ущерб зеленым насаждениям, который он собирается нанести, и разрешение на строительство не выдается, пока деньги не перечислены. Во втором случае помимо уплаты компенсации застройщик обязуется высадить некоторое, предусмотренное его данным конкретным случаем, количество деревьев, кустарников и т.д. в другом месте, но в этом же районе города. Но, не смотря на эти меры, площади зеленых насаждений, как уже было сказано выше, постепенно сокращаются. Тем более, что петербургское правительство в плане следования законам проявляет необыкновенную гибкость – Постановления Правительства Санкт-Петербурга №№ 217 и 218 от 01.03.2005 года позволяют инвестору «сэкономить» на восстановительной стоимости 90% – в случае, если объект строит «Газпром» либо будущее сооружение имеет социальное значение. Под категорию «социально значимых» можно подвести практически любой объект – и детский сад и торговый комплекс.

Рассчитано, что для нормального функционирования человеческого организма плотность зеленых посадок должна в среднем составлять 16 кв. метров на человека. В Центральном районе Санкт-Петербурга о такой роскоши говорить не приходится. Его жители вынуждены довольствоваться пятью кв. метрами зелени на душу населения. Есть в планах городской администрации проект выноса промышленных предприятий из центра города с тем, чтобы 20% освободившейся территории отдавать под обустройство новых парков и садов общего пользования, но это пока только в стадии проекта, а жить хорошо хочется прямо сейчас.

В настоящее время прорабатывается генеральная схема озеленения города, которая войдет в Генплан развития Санкт-Петербурга. В период 2005-2010 годов планируется построить 243 га объектов зеленого хозяйства, реконструировать 462 га парков, провести капитальный ремонт объектов площадью 344 га.

По данным Управления садово-паркового хозяйства, ежегодно в Петербурге высаживается 7 тыс. деревьев, 100 тыс. кустов, 3,5-4 млн цветов. Хорошо бы иметь статистику, сколько из них просто выживает в городских условиях! Но дело даже не в этом, а в том, что далеко не все растения могут использоваться как «оздоровители».

Авторитетный ученый-эколог, профессор Эрик Слепян заставил вспомнить всех собравшихся не только об экономической и эстетической составляющих озеленения, но и о гигиенической функции растений в городе. «Мы все живем в «биосфере риска», мы все подвержены «болезням цивилизации», то есть экологически обусловленным заболеваниям, – сказал он. – Мало высаживать и сохранять зеленые насаждения, важно высаживать именно те растения, которые способны защитить человека от вредных влияний современной среды обитания. Городские растения должны обладать рядом качеств, без которых они теряют свою оздоровительную функцию и могут принести вред вместо пользы. Растения должны быть устойчивы к воздействию городской среды, обладать способностью поглощать химические загрязнения, ограничивать воздействие радиационного и электромагнитного полей. Необходимо при высадке растений учитывать их экологическую совместимость друг с другом, и стремиться от островного озеленения к формированию сообществ растений и далее – экосистемы».

Будем ли мы жить в экосистеме или в «биосфере риска» зависит от нас самих. Можно много говорить о нехватке денег или плохой организации работы питомников, но если городской житель сам не поймет важность зеленых зон для себя, для своих детей, любое озеленение превратится в сизифов труд. Это осознание и должно стать главным путем решения проблем сохранения и благоустройства зеленых насаждений в Санкт-Петербурге.
Вероника ШЕМЕНЕВА, АСН-Инфо  


Санкт-Петербург. Грубая попытка вмешательства

Вновь разгорается скандал вокруг строительства отеля на площади Островского. На прошлой неделе депутаты городского парламента обратились к губернатору Валентине Матвиенко с требованием остановить строительные работы.


Все началось в середине 1990-х годов, когда компания «Итус» приобрела земельный участок у Дворца пионеров (законность этой сделки сегодня никто не подвергает сомнению). Было создано АОЗТ «Ренессанс», главным акционером которого стала компания Morrison Construction Group. «Ренессанс» привлекло ООО «Бэст» в качестве заказчика строительства, над проектом гостиницы начала работать архитектурная мастерская «Евгений Герасимов и партнеры». В 1996 году состоялось первое обсуждение архитектурных параметров проекта на заседании Научного совета по сохранению культурного наследия. В соответствии с первой редакцией здание было стилизовано в духе «классицизма» и по своему облику корреспондировалось со зданием Российской национальной библиотеки, находящемся на противоположной стороне площади. Тогда в адрес архитектора были высказаны претензии, в целом сводящиеся к тому, что «стилизаторство» недопустимо. И, в основном, согласившись с идеей застройки участка, члены Совета не согласились со строительством здания «под Росси».

В 2003 году Евгений Герасимов представил на суд КГИОП, Научного совета по сохранению культурного наследия и общественности новый вариант проекта, разительно отличающийся от первого. Теперь здание было выполнено в современной стилистике, с большой площадью остекленных поверхностей, с фасадом, облицованным серым неполированным камнем. Количество номеров в гостинице уменьшалось почти вдвое, на первых двух этажах нашлось место для салонов, ресторанов и кафе. По габаритам здание не превышает нормы, установленные КГИОП для этого участка (то есть не выше стоящего на другой стороне площади дома Басина). Завершение здания сделано из прозрачного стекла, что визуально должно уменьшить его высоту. Среди аналогов своей работы архитектор Евгений Герасимов указал на современное строительство в центре Берлина, этот стиль уже успели назвать «новой берлинской классикой». 

В результате новый вариант был одобрен профильными комитетами городского правительства. Члены Научного совета среди недостатков отметили мелкое членение средней части фасада и конструктивистские мотивы в нижней его части, из-за которых здание вступает «в конфликтные отношения» с фасадом стоящего рядом дома 2 по площади Островского. Также говорилось о том, что сравнительно длинный фасад превращает здание в солирующий объем, конкурирующий с доминантой площади – Александринским театром. 

Заметим, что члены Совета, выступавшие в 1996 году против «дома под Росси», в 2003 году советовали архитектору, «известному как мастеру стилизации, снять остроту современного звучания здания». То есть, по сути, рекомендовали вернуться к первому варианту. Участок получил статус «лакуны», однако в этот термин чиновники, архитектурное сообщество и горожане по-прежнему вкладывают разный смысл, что ведет к продолжению изматывающей все стороны дискуссии о том, можно здесь строить или нельзя, и если можно, то как?

Пожалуй, наиболее последовательным в своих выступлениях был и остается извечный оппонент Евгения Герасимова, председатель Санкт-Петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников, искусствовед Владимир Лисовский. Он считает, что ансамбль, созданный Карлом Росси, не нуждается в «добавлениях» – ни новомодных, ни стилизаторских. По мнению ученого, облик площади был испорчен строительством зданий по ее периметру в конце XIX века, поэтому «не надо дополнительно городить к тому, что воротиловы уже наворотили» (имеется в виду архитектор Воротилов, автор южного корпуса Национальной библиотеки).

Сейчас заметим: уже на этапе начавшихся строительных работ к обсуждению архитектурных параметров проекта присоединились депутаты Законодательного собрания. В их обращении подчеркивается, что они не против возведения здания как такового, но считают неприемлемым «архитектурное решение гостиницы, которую предполагается разместить в охранной зоне объекта Всемирного наследия», а депутат Михаил Амосов считает проект «грубой попыткой вмешательства в классический ансамбль площади Островского».

Тем временем, напомним, что летом 2004 года на конкурсе «Архитектон» этот проект был отмечен дипломом в номинации «Лучший проект». Требования же о проведении международного архитектурного конкурса на застройку «пятна» с правовой точки зрения сомнительны, поскольку частного заказчика нельзя принудить к организации архитектурного конкурса или каким-либо образом регламентировать выбор архитектора.

Два года назад заместитель председателя КГИОП Борис Кириков заметил: «что бы ни построили на этом месте – будет скандал». Хотя, если бы чиновникам, архитектурному сообществу, депутатам и заказчику строительства удалось выработать более или менее единую точку зрения, работать архитектору было бы проще, а скандалов было бы меньше.

Справка
Площадь Островского архитекторы и искусствоведы неслучайно именуют сложной и «классической» ее сегодня можно назвать лишь отчасти. Существовавшие «разрывы» во фронте застройки в конце XIX – начале ХХ века дали возможность для строительных проектов, выполненных в разных архитектурных стилях. По проекту Карла Росси на площади построены: садовые павильоны Аничкова дворца (1817-1818 годы), Александринский театр (1832 год), здание Дирекции императорских театров (1828-1834 годы, площадь Островского, дом 6) и здание Министерства народного просвещения (1828-1839 годы, площадь Островского, дом 11). Здание императорской Публичной библиотеки, каким его видим сегодня, возводили в течение столетия. Сначала был построен северный корпус по проекту архитектора Е.Т.Соколова (1796-1801 годы), затем центральный корпус по проекту К.И. Росси (1828-1834 годы). В 1859-1862 годах возведен дворовый корпус по проекту В.И. Собольщикова (1859-1862 годы), а в 1896-1901 годах – южный корпус (архитектор Е.С. Воротилов).

В 1878-1879 годах появился дом архитектора Н.П. Басина по адресу: площадь Островского, дом 5. В эти же годы рядом (площадь Островского, дом 7) завершилось строительство здания Санкт-Петербургского городского кредитного общества по проекту архитекторов В.А. Шретера, Э.Ф. Крюгера и Э.Г. Юргенса. В 1911-1912 годах по проекту архитектора А.А. Гречанникова был возведен дом Общества Московского-Виндаво-Рыбинской железной дороги (площадь Островского, дом 2) – сосед будущей гостиницы. Сегодня все эти здания охраняются КГИОП как памятники истории и культуры, а здания, построенные по проекту Карла Росси, включены в список всемирного наследия.

Ирина БАРЧУК, газета «Строительный Еженедельник»