Издания

Официальная публикация

Подключение между двух стульев

Комитет по энергетике и инженерному обеспечению правительства Санкт-Петербурга совместно с Ростехнадзором просят правительственных чиновников разобраться с противоречиями в нормативно-правовых актах, регламентирующих процедуру присоединения к электрическим сетям. Коллизия стала результатом стремления Минэкономразвития поддержать малое и среднее предпринимательство, для которого были введены беспрецедентные льготы. Однако при этом не были приняты во внимание как усугубившиеся в период кризиса финансовые проблемы энергетических компаний, так и соображения технической безопасности.

 

Впереди планеты всей

Со времен ГОЭЛРО не меняется оптимизм энергетических стратегов. Анатолий Чубайс в 2003 г. рассчитывал не только поднять электроэнергетику, но и сделать ее таким же рычагом внешнеэкономического могущества, как экспортный газ. Даже Генеральная схема размещения энергомощностей до 2020 г. неофициально именовалась «ГОЭЛРО-2». Принятый в том же 2003 г. закон «Об энергетике» предполагал полный переход к нерегулируемым ценам на электроэнергетику в течение 8 лет. Считалось, что свободный тариф привлечет непреходящий интерес инвесторов к энергомощностям и, таким образом, обеспечит неуклонную модернизацию. А конкурсы между энергосбытовыми компаниями на статус гарантирующего поставщика создадут стимул для сокращения сбытовой надбавки, что по рыночным канонам сдержит рост цен для потребителей.

При разделении энергосистемы «обделенными» оказались распределительные компании, для которых на переходный период был придуман единственный способ привлечения средств в инвестиционные программы – взимание платы за подключение. Нетрудно догадаться, что самый высокий платежеспособный спрос на подключение образовался в Московском регионе.

Виктор Кудрявый, бывший замглавы Минпромэнерго и оппонент А.Чубайса, обращал внимание на то, что рост потребления все больше отстает от роста генерации. Впрочем, число потребителей механически ограничивалась их платежеспособностью – особенно там, где плата за подключение была максимальной. В то же время сформировался класс посредников, не предусмотренный детальным постановлением №530 «Об утверждении Правил функционирования розничных рынков электроэнергии в переходный период». Подключение обходилось заявителям в сотни тысяч долларов, а сроки при этом не гарантировались. Это вызвало непрестанную критику со стороны объединений малого и среднего бизнеса, в том числе строительного, а мэр Москвы называл плату за подключение тормозом развития строительного комплекса.

«Чтобы понять постановление №530, нужно иметь высшее техническое образование», - замечает председатель правления Ассоциации предпринимателей Санкт-Петербурга Сергей Федоров. По его оценке, внедренные правила затормозили не только строительство, но и в целом инновационное развитие в секторе реальной экономики.

Однако идеологи реформы не поступались принципами, гордясь тем, что их новации обогнали Европу, где далеко не во всех странах имеется рыночная конкуренция сбытовиков. Правда, европейский специалист, открыв упомянутые правила, вряд ли смог бы в них разобраться: реальность переходного период учитывала весьма экзотические для западного ума феномены, как-то бездоговорные поставки, безучетное потребление и бесхозяйные энергетические объекты.

Впрочем, предполагалось, что в ходе реформы магической рукой рынка все эти явления канут в Лету. Эти надежды подкосил мировой кризис. Сегодня ситуация в электроэнергетике не удовлетворяет всех участников рынка. НП «Совет рынка» недовольно отказом банков кредитовать генерирующие компании, владельцы оных сетуют, что НП не учитывает в тарифе средства на модернизацию, сбытовые компании страдают от возросших на треть убытков из-за неплатежей, а сетевики – от дефицита средств на реконструкцию, поскольку подключающихся компаний все меньше крупных клиентов, которым нужна потребляемая мощность свыше 750 кВА. «В этом году у нас таких клиентов единицы», - отмечает председатель совета директоров ОАО «ЛОЭСК» Лев Хабачев.

 

Меньше – значит лучше?

О том, как разрешить сложившиеся проблемы, мнения федеральных ведомств расходятся. Так, Федеральная служба по тарифам готова пойти навстречу оказавшимся без кредитных ресурсов сбытовикам, обязав потребителей оплачивать не используемую, а заявленную мощность. Но тогда окажется, что крупные предприятия зря тратили средства на автоматизированные системы коммерческого учета электроэнергии. А по мнению директора Фонда энергетического развития Сергея Пикина, больше всего пострадают потребители с неравномерным графиком потребления.

В свою очередь, Минэкономразвития и ФАС отстаивают интересы малого бизнеса. В феврале 2009 г. вступило в силу подготовленное МЭРТ постановление №118 Правительства РФ, устанавливающее льготы для потребителей, присоединяющих не более 100 кВт мощности. Изменения, внесенные в Правила техприсоединения, позволяют субъектам малого и среднего бизнеса требовать рассрочку по оплате подключения на 3-летний период.

21 апреля вышел в свет еще один документ - постановление №334, дополняющий преференции возможностью требовать возвращения расходов за неиспользованную мощность в течение 5 лет после подключения, и обязывающие энергопоставщиков возвращать эти средства за 2 месяца. Согласно новым правилам, распределительная компания вообще не вправе отклонить заявку «льготника» на подключение, и если техническая возможность для этого отсутствует, ее необходимо создать.

Если расстояние от земельного участка заявителя до распредсети в городе ском поселении не больше 300 м, а в сельском - 500 м, заявка должна быть удовлетворена за 6 месяцев. При этом плата потребителю не более 15 кВт не может превышать 550 рублей за 1 кВт, а технические условия сетевики обязаны предоставлять бесплатно.

Привилегии в адрес отдельно взятой категории потребителей закономерно вызывают обиду других. На компании, занятые массовым жилищным строительством, преференции не распространяются, хотя они могут выполнять более важную социальную задачу, чем непроизводственные малые предприятия. По мнению главного инженера ЗАО «Строительный трест» Виктории Марич, в период кризиса власти следует позаботиться о сокращении расходов застройщиков на подключение к электросетям: ведь в отличие от элитного клиента, покупателю жилья эконом-класса не по карману расходы на автономную генерацию.

Получается, что на исполнителей нацпроекта «Доступное жилье» преференции распространяются лишь в том случае, если они имеют статус малого предприятия или относится к категории индивидуальных застройщиков. Но участник ИЖС, как напоминает Л.Хабачев, - это гражданин, строящий себе, как правило, второе жилье. Почему за него должны расплачиваться другие потребители, учитывая, что компенсировать расходы на предоставление льгот предполагается за счет тарифа?

 

Где деньги, Зин?

Любопытно, что сами представители малого бизнеса испытывают неловкость от предоставленных им преференций. Обозреватели сайта «Энерговопрос», консультирующего участников ИЖС и малых предпринимателей, признают, что постановление крайне невыгодно сетевикам. «Надо было продумать, каким образом компенсировать выпадающие доходы электросетевым компаниям», - отмечает С.Федоров.

Действительно, суммарные потери от щедро предоставленных льгот всерьез ударят по карману распределительных компаний. Топ-менеджеры электросетевого сектора уже подсчитывают объем выпадающих доходов: для ЛОЭСК только в 2009 г. они составят не менее 600 млн. рублей, для «Ленэнерго» - 2 млрд. Между тем, как признается заместитель гендиректора «Ленэнерго» Алексей Фортов, компания из-за кризиса недополучает 50% средств по договорам, а привлечь долгосрочные кредиты ей не легче, чем крупным застройщикам. Остается лишь надеяться на совместные проекты с государственными корпорациями – но у них, как известно, сегодня свои специфические проблемы.

Более 75% клиентов ЛОЭСК в Ленобласти – индивидуальные потребители и малые предприятия. Между тем на сетевые компании, как ожидает Л.Хабачев, в ближайшее время усилят давление и тарифные органы. «2010 г. станет крайне тяжелым для энергетиков», - прогнозирует он.

В соответствии с поправками в постановление №109 «О ценообразовании в энергетике», компенсация выпадающих доходов, состоит в распределении их по кредитным договорам сетевых компаний на все категории потребителей, но на процент к тарифу, не превышающий текущую ставку рефинансирования Банка России, которая в последнее время не раз снижалась. При значительном объеме выпадающих доходов сетевая компания может предоставить регулятору к концу года экономически обоснованные расчеты и в следующий тарифный период получить компенсацию. Но средства для эксплуатации и ремонта обветшавших сетей требуются не завтра, а сегодня.

 

Привилегия бесконтрольности

Федеральная антимонопольная служба после распространения льгот на субъекты малого и среднего бизнеса объявила о своем намерении пристально контролировать соблюдение их интересов. Это, конечно, радует заявителей на присоединение малых мощностей. О количестве потенциальных заявок можно судить по статистике: по данным С.Федорова, в Петербурге лишь 20% малых предприятий имеют прямое присоединение к электросетям, а остальные приобретают мощности у жилищных организаций, имеющих излишки. В Московской области доля заявок на подключение от потребителей малой мощности за полгода удвоилась.

Как подтверждает глава управления по перспективному развитию петербургского КЭИО Александр Назаров, в некоторых случаях малых предпринимателей, до сих пор не имевших материальной возможности для прямого присоединения, подключали к уже перегруженным сетям. Новые правила сократят риски подобной практики. Другое преимущество, на которые явно рассчитывали авторы изменений в правила, состоит в «изъятии» из процесса посреднического бизнеса, который помогал заявителям правильно подготовить документы.

Однако, как напоминает гендиректор ГК «Тэтра Электрик» Ян Абубакиров, посредники, как правило, берут на себя разработку и монтаж внутренних электрических схем в присоединяемых объектах. Если этим займутся сами предприниматели, в основном не имеющие квалификации, технических аварий не избежать. Между тем, многие «льготники», воодушевленные возможностью обойтись без посредников, рассчитывают присоединиться по принципу «сделай сам». Так что риски в одном месте снижаются, в другом возрастают.

В то же время разногласия между федеральными ведомствами создали противоречия между нормативными актами. Так, постановление №530 (ст. 62) говорит о том, что заявитель может заключить договор энергоснабжения со сбытовой организацией только при трех условиях: присоединении к сети в установленном порядке, обеспечении приборами учета и «надлежащим техническом состоянии энергопринимающих устройств, удостоверенном федеральным органом исполнительной власти по государственному энергетическому надзору», то есть Ростехнадзором. Последнее оформляется актом допуска энергоустановки к эксплуатации или актом осмотра. Однако, согласно Постановлению №334, для индивидуальных застройщиков и субъектов малого бизнеса, присоединяющих мощность до 100 кВт, эти документы отныне не нужны.

Но технические ошибки при монтаже электроустановок и внутренних сетей могут привести к трагическим последствиям. Риски технологических инцидентов зависят и от специфики присоединяемого объекта.

На практике разночтения в постановлениях №530 и №334 приводят к тому, что в одних регионах России при заключении договоров электроснабжения продолжает выполняться введенный 3 года назад порядок, в других же новые электрические устройства присоединяются без актов Ростехнадзора. В петербургском КЭИО считают, что этой неразберихе следует положить конец. По словам А.Назарова, комитет совместно с Ростехнадзором направил первому вице-премьеру РФ Игорю Шувалову с просьбой разрешить противоречие между двумя федеральными документами.

 

Стихия или синхронизация?

Фактически корректировка реформы электроэнергетики разрешением этой коллизии вряд ли ограничится. Отрасль столкнулась с проблемами системного характера. У генерирующих компаний сложности с оплатой топлива, у сбытовиков в связи с задержкой платежей возникают серьезные кассовые разрывы. В Минэнерго пытаются добиться синхронизации расчетов генерирующих компаний за топливо с оплатой услуг, а одновременно – синхронизации платежей на оптовом и розничном рынках, чтобы поддержать одновременно генерацию и сбыт. Между тем западные аналитики уже советуют обанкротить убыточные сбытовые компании, а их функции передать сетевикам, поскольку им легче добиться возвращения задолженности.

Вообще, с наступлением кризиса на Западе, откуда были позаимствованы рецепты создания конкуренции в энергосекторе, больше уповают на государство, чем на каноны свободного рынка. Пока это переосмысление достигает ума отечественных чиновников, НП «Совет рынка» пытается создать небанковскую кредитную организацию, чтобы самостоятельно обеспечивать средствами участников оптового рынка по ставкам ниже банковских, а также систему расчетно-биллинговых центров в регионах. Очередное реформаторское изобретение рассматривается участниками рынка со скепсисом: ожидается, что его внедрения суммарные сбытовые затраты в рознице только возрастут, а тарифы для конечных потребителей повысятся.

Получается, что В.Кудрявый был прав: электроэнергетика, застигнутая кризисом в разгар переходного периода, становится головной болью всей экономики. В то же время разногласия между ведомствами и популистское деление потребителей энергии по принципу размера, а не экономической и социальной роли, только приумножат системные проблемы, требующие безотлагательного разрешения.

 

Федор Хлебников

источник: АСН-инфо

Кризис пишет сценарии для Петербурга-2020

Когда стремительное развитие приостанавливается ввиду внешних обстоятельств, уже детально продуманные сценарии дальнейшего роста приходится переписывать заново. Форум «Будущий Петербург. Сценарии развития», организованный Центром стратегических разработок «Северо-Запад» совместно с Клубом директоров, продемонстрировал переоценку ценностей по всем направлениям – от экономической специализации города до архитектурного облика, который при дефиците доходов от индустрии остается важнейшим фактором привлекательности Петербурга как центра международного туризма.

 

Обновления Титаника не будет?

Организаторы обратились с просьбой нарисовать образ Петербурга-2020 к представителям городского истеблишмента. Но, как оказалось в результате исследования, проведенного сотрудниками медиа-холдинга РБК, прогнозы тех, от кого зависят ключевые экономические решения, схожи только в одном. Бизнес-элита признает высокие темпы социально-экономического развития, происходившего в Петербурге в первом десятилетии XXI в., и надеется, что они снижаться не будут, - сообщила советник главы холдинга Елена Кром.

В то же время, при попытке определить достижения последнего десятилетия мнения расходятся. Станут ли петербургские титульные проекты, такие как ЗСД, порт Усть-Луга, «Морской фасад» и «Русский Детройт» конкурентоспособными в долгосрочной перспективе?

О судьбе автомобильного кластера, в наибольшей степени пораженного кризисом, многие участники дискуссии высказываются пессимистично. Один из них опроса даже назвал его Титаником. Не воодушевляет уже само сравнение с Детройтом: этот американский город уже давно пребывает в глубокой депрессии.

«Я не уверен, что планы по созданию петербургского автокластера попросту не заглохнут. В этой сфере мы не обладаем серьезной компетенцией и вряд ли можем рассчитывать на конкуренцию с иными странами», - отмечает гендиректор НПК «Механобр-Техника» Леонид Вайсберг. Впрочем, печальная судьба Детройта, по мнению директора ЦСР «Северо-Запад» Владимира Княгинина, Петербургу и не грозит: ведь петербургские сборочные производства – всего лишь прилагательное по отношению к мировому дистрибьюторскому звену, и сокращение спроса на их продукции не подорвало всерьез экономику города: по уровню спада Петербург попал в «середняки».

На какую же современную отрасль промышленности Петербургу следует сделать ставку? Л.Вайсберг уверен в том, что северная столица должна остаться общероссийским центром судостроения. В этой области мы имеем и опыт, и научно-техническую базу, отмечает он. Однако для развития промышленности нужны инновации. Если инвестировать в развитие научно-технологической базы, рассуждает Л.Вайсберг, то первые достижения станут появляться через 5 лет, а результаты – через 10. «Инвестиции в технологическое развитие дают примерно 30% от ВВП, но, к сожалению, они производятся не в российских лабораториях, - замечает он. - Впрочем, и привлеченные с Запада новшества дадут существенный прирост к экономическим показателям 2012-2020 гг.».

Большинство участников дискуссии полагает, что в области техники и технологий Россия и Санкт-Петербург еще долго будут оставаться импортерами, а не экспортерами. Как считает президент УК «Морской фасад» Шавкат Кары-Ниязов, в течение ближайшего десятилетия спрос на энергоносители по-прежнему будет расти, и Россия по-прежнему будет оставаться мировым поставщиком именно этих товаров.

 

Инновации немыслимы без инфраструктуры

Как напоминает заместитель гендиректора ОАО «Компания «Усть-Луга» Александр Головизнин, для достижения современного уровня, в петербургское судостроение следует вложить огромные средства, а городу придется потратиться не только на демонтаж устаревших мощностей, но и на строительство железнодорожных путей.

Так же и для развития экспорта энергоносителей остро необходима как портовая, так и новая железнодорожная инфраструктура, дефицит которой отмечается на всем Северо-Западе. А.Головизнин опасается, что прокачка 32 млн. тонн нефти в год по БТС-2 создаст для Санкт-Петербурга, помимо экологических проблем, еще и дополнительную нагрузку на железнодорожных переездах, которые трудно проходимы уже сегодня. Между тем, он напоминает, что порты строятся в значительной мере в расчете на снижение нагрузки на железную дорогу. Но в этом случае необходимо параллельно развивать и речные порты Северо-Запада.

Ш.Кары-Ниязов согласен с тем, что стратегия развития железнодорожной сети не учитывает перспектив «будущего Петербурга». Он напоминает, что пассажиро- и грузооборот – это кривая, параллельная росту ВВП. И если бы сегодняшние инвесторы и проектировщики делали ставку на строительство интермодальных логистических терминалов, отвечающих требованиям нынешней индустрии, то инвестиции в такое инновационное развитие окупилось бы не через 10 лет, а всего через 2-3 года.

 

Если логистика не нужна промышленности, ее построит ритейл

Большой порт Санкт-Петербурга будет активно участвовать в формировании политики на Балтике, убежден А.Головизнин. Однако, по его данным, подтянувшиеся в результате конкуренции финские и прибалтийские портовики сегодня обгоняют петербургских по качеству обработки грузов.

В сущности, ничего страшного не произойдет, если петербургские порты перейдут с обеспечения тяжелой промышленности на легкую, - заявляет Кары-Ниязов. Большинство успешно реализованных в последние годы петербургских проектов в сфере массового потребления, так или иначе, связаны с развитием логистики. Пивоваренная компания «Балтика» импортирует из-за рубежа солод. И даже птицефабрики Ленобласти нуждаются в складах, ибо использует импортные комбикорма.

Благодаря развитию логистики в течение последнего десятилетия Петербург стал «столицей ритейла». Сегодня в Петербурге в 1,5 раза больше сетевых магазинов, чем в целом по России, - говорит председатель совета директоров компании «Лента» Олег Жеребцов. Он убежден в том, что последствия международного кризиса не обрушат крупный ритейл: напротив, сокращение числа сетевых компаний за счет слияний и поглощений сделает оставшиеся копании более эффективными, а технологически отсталая мелкорозничная торговля, напротив, перестанет существовать. Крупному ритейлу, которой займет ее место, потребуются новые торговые и складские площади, что сработает в пользу инвестиционно-строительного сектора.

 

Европейскому туризму требуется европейская среда

Кризис сказался в мегаполисе не только на объемах продукции предприятий и грузообороте портов. Как показал опрос РБК, представители истэблишмента всерьез озабочены социальными проблемами, обостряющимися сегодня из-за неравномерного развития районов города, которые все больше разделяются на престижные и депрессивные. Если при этом общий уровень качества жизни будет снижаться, это расслоение, как считают многие респонденты, выльется и в конфликты. Впрочем, европейские страны на фоне кризиса сталкиваются с такими же проблемами.

Чтобы Петербург в части привлечения туристов мог конкурировать хотя бы с Прагой, необходимо развитие гостиничного бизнеса. «На протяжении последнего десятилетия в Петербурге неплохо продвигалось развитие сети общественного питания, но по такому показателю как количество мест в гостиницах и отелях на 1 тысячу человек местного населения мы еще сильно отстаем. В Петербурге их 5 штук на человека, а в Амстердаме - 24», - напоминает Ш.Кары-Ниязов.

Впрочем, новые отели не заполнятся, если не изменится вся городская среда. Этим должны, по мнению участников форума, целенаправленно заниматься городские власти. Уровень жизни определяется не в последнюю очередь ее экологической составляющей. Но мы не сможем всерьез конкурировать с европейскими городами, пока у нас не налажен даже раздельный сбор мусора, не говоря о рециклинге отходов, отмечает Л.Вайсберг.

Председатель комитета по культуре Антон Губанков относит вышеназванные проблемы к области менталитета. Его ведомство намерено активно влиять на мышление петербуржцев. Средством для этого, по его мнению, является продвижение классической культуры. И успехи в этой области он замечает уже сегодня.

 

Неосвоенный потенциал исторического центра

Потенциал развития и дополнительный резерв будущих доходов города содержится не только на неэффективно использующихся логистических центрах и супермаркетах, но и за заборами бывших промышленных зон. Специальных усилий для вывода промышленности из центра Петербурга прилагать не нужно: сегодня этот процесс стал экономически выгодным для предприятий, считает директор культурного центра «Лофт-проект «Этажи» Мария Ромашова. Однако лишь немногие бывшие промзоны эффективно изменили свое назначение.

Елена Коловская, директор Петербургского благотворительного фонда культуры и искусства «Про Арте», полагает, что создавать гостиницы, открывать концертные залы и выставочные центры в центре города целесообразно именно на месте бывших промышленных зданий и опустевших промзон. Такие места, как показывает опыт не только Запада, но и Москвы, наиболее приемлемы для развития современной культуры. Однако, по мнению Е.Коловской, этому мешает «перекос в сторону лозунгов за сохранение исторического наследия».

Резерв для новых объектов культуры, туризма и торговли скрывается, впрочем, не только на освобождаемых промышленных территориях, но и во дворах жилых домов, и за фасадами петербургских особняков и дворцов, считает заместитель генерального директора ОАО «Фонд Имущества Санкт-Петербурга» Антон Бунчев. До сих пор никто не сосчитал общую площадь территорий, захламленных артефактами хоздеятельности советских времен. Между тем огромный массив пришедших в ветхое состояние нежилых строений, содержание которых по-прежнему проходит по бюджетным статьям на благоустройство, может быть востребовано арендаторами, рассчитывающими на небольшие площади в центре.

 

Девелоперы споткнулись о землю

Что мешает петербургским девелоперам осваивать городские пространства, особенно когда прибыльность проектов не представляет сомнения? Здесь, как выяснилось в ходе дискуссии, сталкиваются сразу три обстоятельства: цены на землю в мегаполисе, сложность градостроительного законодательства и качество архитектуры и проектирования.

Проекты редевелопмента производственной зоны в мегаполисе, как правило, предусматривали развитие жилой недвижимости класса B. Для элитной недвижимости пригодны лишь немногие из таких территорий, а массовая застройка более уместна там, где дешевле земля. Между тем, как напоминает глава холдинга RBI Эдуард Тиктинский, кризис самым болезненным образом затронул именно сектор жилой недвижимости бизнес- и комфорт-класса, и в первую очередь из-за стоимости земли.

Кризис преподнес застройщикам тяжелейший урок, считает он, и сегодня большинство девелоперов озабочены не вопросом о том, каким будет Петербург-2020, а элементарной заботой о выживании своих компаний. Не в последнюю очередь сыграло роль то обстоятельство, что качество девелоперских проектов последнего десятилетия не отвечало современным требованиям. «В условиях финансового дефицита девелоперы будут вынуждены осваивать стратегии органического, постепенного роста», - говорит Э.Тиктинский. Он считает, что в сегодняшних условиях проекты комплексной реконструкции территорий нереализуемы: для начала застройщикам нужно преодолеть финансовые проблемы.

 

Три развивающихся кита

Помимо стоимости земли, в реализацию инвестиционного проекта входят материальные и временные расходы на разработку градостроительной документации, что после вступления в силу ПЗЗ и закона «О границах зон охраны» нисколько не облегчилось, поскольку многие вопросы остались непроработанными, считает глава компании ЛЭК Павел Андреев. По его мнению, в ходе дебатов вокруг архитектуры городских пространств так и не решен вопрос о формировании нового облика набережных Невы, где как раз и предполагается редевелопмент ряда крупных промышленных зон. При этом претензии к инвесторам возникают часто из-за качества архитектурных проектов. «Но ведь 10 лет – слишком короткий срок для появления чего-то принципиально нового в архитектуре», - отмечает П.Андреев.

По мнению руководителя проектного направления ЦСР «Северо-Запад» Виктории Желтовой, новая архитектура в любом случае должна подчеркивать индивидуальность города. Но при этом необходимо знать, на какого потребителя мы рассчитываем, подчеркивает эксперт. В имперское время проектирование было адресовано одному потребителю, в советское – другому. Сейчас его образ размыт. Если мы определимся с потребителем, девелоперов перестанут обвинять в том, что они лишь пользуются историческим наследием, считает М.Ромашова. И тогда новые проекты, адекватно адресованные, станут источником дополнительной стоимости для исторического Петербурга.

Глава Комитета по строительству Вячеслав Семененко согласен с тем, что осуществление даже небольших проектов в историческом центре города сегодня трудно, и что эстетические и планировочные споры далеки от разрешения. «Каждый европейский город в свое время формировал свой образ. Искали себя и Берлин, и Стокгольм. На это ушло сотни лет, а мы хотим решить такую задачу за десятилетие», - говорит он.

Но как ни парадоксально, чтобы достичь компромисса в споре об облике города и сохранности культурного наследия, нужно избавиться от отношения к Генплану, ПЗЗ и охранному законодательству как к запретительным догмам, считает В.Семененко. «Эти законы уже сейчас демонстрируют массу противоречий, и они будут совершенствоваться», - пообещал он, напомнив, что т.н. «три кита градостроительства» во многом унаследовали устаревшие нормативы, заложенные в основу еще более несовершенного федерального законодательства.

«Когда эта проблема возникла при проектировании олимпийского строительства в Сочи, многие московские чиновники всерьез задумались. И я надеюсь, что в итоге сдвинется с мертвой точки и проблема технического регулирования, и недочеты Градкодекса РФ», - убежден В.Семененко.

Он также пообещал донести до губернатора Валентины Матвиенко предложения по преобразованию и повышению роли Общественного Градостроительного совета. «Один только Сергей Чобан, как архитектор с европейским образованием и опытом, сегодня стоит гораздо больше большинства членов Градсовета КГА, привыкших главным образом спорить о вкусах», - пояснил В.Семененко. По его мнению, в обновленном совете должны быть представлены и девелоперы, и строители, и культурные деятели – но лишь те, кто заработал серьезную репутацию и готов ей рисковать. «Споры о градостроительстве не должны опускаться до уровня безграмотности и спекуляций», - считает глава Стройкомитета. Эта непродуктивная и даже вредная, по его мнению, дискуссия должна остаться за бортом кризиса.

 

Наталья Стандровская