Лучшие цены, аутсорсинг и лошадь Пржевальского

Ценообразование на рынке печати и копирования проектной документации – очень важная тема. Что выгоднее для строительных компаний – пользоваться своим оборудованием или отдавать все на аутсорсинг? Ответ на этот вопрос во многом зависит от уровня цен на копировально-множительные услуги. Но только ли цены влияют на принятие решения? На эту тему «Строительный Еженедельник» решил побеседовать с уже хорошо знакомым нашим читателям руководителем Центра инженерной печати «Параграф» Евгением Кирилловым.

– Евгений Вадимович, во время прошлых наших встреч вы подробно рассказывали об особых стандартах обслуживания Центра инженерной печати. И вскользь упомянули о «лучших ценах». Что это такое – лучшие цены?
– А это фактически тоже один из наших стандартов. Да, у нас сейчас самые привлекательные цены в Петербурге, но это отнюдь не самоцель.

– Почему?
– Потому что маниакальное сосредоточение на самой низкой цене ни к чему хорошему не приводит. Как говорится, теоретически всегда может найтись тот, кто упадет в цене еще ниже: либо кто-то очень умный (совершив революционную оптимизацию издержек), либо – очень глупый (грубо ошибившись в расчетах).

– То есть вы опасаетесь умных конкурентов?
– Скорее, дураков. Ибо «по уму» конкурировать с нами по цене сейчас практически невозможно. Ведь почему в Центре инженерной печати такие низкие цены, скажем, на черно-белое копирование – 2 рубля за А4 и 36 рублей за А1? Причины две. Первая – мы безусловные лидеры рынка, у нас около 100 постоянных клиентов и ежемесячно прибавляется еще 15-20 новых корпоративных заказчиков. Соответственно, мы имеем довольно внушительный объем заказов и можем позволить себе зарабатывать на обороте, а не на величине маржи.

– А вторая причина низких цен?
– Оптимизация производственного процесса. Мы постоянно работаем над повышением общей эффективности нашего оборудования. Скажем, внедрение технологии потокового сканирования приближает значение этого показателя к 100 процентам.

– Ну а что вы станете делать, если все-таки «дураки» обрушат цены?
– В ценовые войны мы в любом случае ввязываться не будем. Это означало бы неминуемое снижение требований к стандартам сервиса, что, в свою очередь, недопустимо по отношению к нашим клиентам. Ведь по цене нас выбирают разве что в самом начале сотрудничества, а потом (и очень скоро!) клиенты уже начинают ценить скорость выполнения заказа, безопасность, бесплатное курьерское обслуживание и прочее. Вплоть до таких, казалось бы, мелочей, как фирменная упаковка.

– Мелочь, а приятно.
– Вот именно. Поэтому главное для нас – это постоянно повышать стандарты обслуживания. А лучшие цены – это само собой. Это как трезвость. Норма жизни!

– А важны ли низкие цены при предложении полного аутсорсинга инженерной печати, который вы активно пропагандируете и продвигаете?
– Важны, конечно. Несколько наших ключевых клиентов просчитывали и сравнивали стоимость печати проектов на своем оборудовании и у нас. Отдавать на аутсорсинг оказалось выгоднее. Но и здесь основные выгоды далеко не всегда связаны с ценой!

– С чем же еще?
– Прежде всего, с упрощением и совершенствованием бизнес-процессов, связанных с выпуском проектной документации, ее доработкой после экспертизы, тиражированием и хранением в электронном виде. Не секрет, что все эти процедуры в подавляющем большинстве строительных и проектных организаций, мягко говоря, организованы неидеально.

– Чем же может помочь аутсорсинг?
– В рамках полного аутсорсинга инженерной печати мы предлагаем клиенту создание корпоративного ресурса неограниченной мощности для всех видов работ с проектной документацией. Такое решение обеспечивает поступление и хранение данных в электронной базе, перевод бумажных архивов в электронный вид и доставку изготовленных копий на указанный адрес. При этом для печати проектной документации клиент подключается к нашему оборудованию через выделенный защищенный канал с высокой скоростью передачи данных. Также возможна организация нашей производственной площадки на территории заказчика. Этот формат актуален в тех случаях, когда клиент предъявляет повышенные требования к безопасности информации.

– И насколько востребованы такие сложные комплексные услуги?
– Признаться, пока меньше, чем хотелось бы. Для нашей страны это ведь серьезное новаторство, хотя в той же Западной Европе подобная практика давно стала общепринятой. В России же у строителей еще сохраняется некая инерция мышления – большинство предпочитает идти по накатанной дороге. Хотя при этом многие понимают, что дорога эта – извилистая проселочная тропинка, а рядом уже шумит современная скоростная магистраль.

– А по скоростной магистрали кто-нибудь ездит?
– Конечно! Всегда есть передовые компании, а главное, продвинутые и активные люди в их менеджменте. Из наших клиентов могу привести в пример группу компаний «Интарсия». Ее IT-директор Юрий Шойдин проделал с коллегами титаническую работу, внедрив в «Интарсии» систему электронного документооборота. С такими партнерами работать приятно и полезно – они подталкивают к развитию, делясь с нами самыми прогрессивными идеями.

– То есть будущее за высокотехнологичными компаниями?
– Риторический вопрос.

– Пожалуй. Кстати, а есть ли будущее у копицентров, разгромленных вами в одной из предыдущих публикаций? Они будут совершенствовать свои технологии? Смогут составить конкуренцию Центру инженерной печати?
– Я не против сильных конкурентов. Пусть будут. Это – залог бодрости. Но только при чем здесь копицентры? Проектная документация – это не их профильный бизнес, и этим все сказано. Я бы даже сказал, что у нас с ними разный набор хромосом – Центр инженерной печати отличается от копицентров, как редкая и дикая лошадь Пржевальского отличается от миллионов покорных домашних лошадок.
источник: АСН-инфо

Энергосбережение требует выхода на новый уровень

Задачу снижения энергетических затрат в российской экономике необходимо ставить на качественно новый уровень и решать системно, путем создания новой современной отрасли, считает Александр Садыгов, генеральный директор ЗАО «РСУ «Строй-Сервис», член Экспертного совета по строительству и земельным отношениям при Государственной Думе РФ.

Закон-полумера

Проблема энергоемкости отечественной экономики уже давно обсуждается на самом высоком уровне.
«Так расточительно, как мы, не тратит ресурсы никто в мире. Государство должно стимулировать участников экономической деятельности к внедрению более эффективных технологий», – заявил Д.А. Медведев уже на следующий день после вступления в должность президента страны. В ноябре прошлого года вышел закон № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Сейчас идет активная законотворческая деятельность. Я лично в конце августа присутствовал на четвертом заседании рабочей группы Общественного совета Минрегионразвития по вопросам модернизации систем жизнеобеспечения, посвященном актуальным вопросам разработки нормативных правовых актов для реализации данного закона.
Однако, на мой взгляд, даже самое успешное воплощение в жизнь закона № 261-ФЗ – это не более чем полумера в деле снижения энергоемкости нашей экономики. Тем более что для его реализации не была подготовлена почва.
Еще до его принятия, два года назад, председатель Правительства РФ В.В. Путин дал поручение разработать меры по стимулированию энергосбережения и повышению энергоэффективности российской экономики шести ведомствам – Минэнерго, Минэкономразвития, Минрегиону, Минфину, Минпромторгу и ФСТ. Но, как говорится, у семи нянек дитя без глазу. Ни одно из них не взяло на себя ответственность за разработку правил учета электрической и тепловой энергии. Нет федерального органа исполнительной власти, ответственного за утверждение правил, – нет и правил коммерческого учета электрической и тепловой энергии, отвечающих современному состоянию электро- и теплоэнергетики.
Жилищный кодекс РФ предусмотрел две возможности определения размеров платы за коммунальные услуги, в том числе по электро- и теплоснабжению: по показаниям приборов и по нормативам потребления. Существенным недостатком второго подхода стало отсутствие ограничений по нагрузке (мощности) потребителей и длительности применения этого метода.
Таким образом, ни закон № 261-ФЗ, ни нормативные акты, которые предшествовали ему в рамках подготовки концепции по стимулированию сбережения энергетических ресурсов, не меняют принципиального подхода к получению энергии, который можно выразить двумя словами: тратить энергоресурсы. Пусть менее расточительно, более экономно, но тратить!

Активность государства и бизнеса

К счастью, взоры прогрессивно мыслящих россиян, и в первую очередь президента Д.А. Медведева, обращаются к нетрадиционным возобновляемым источникам энергии (НВИЭ) – солнцу, ветру, воде, геотермальным ресурсам, биоресурсам и т. п. Этим источникам уделено внимание и в законе № 261-ФЗ. Дважды они упоминаются в статье 14, где декларируется содержание региональных и муниципальных программ по энергосбережению, и один раз в статье 34, которая предписывает внести изменение в налоговый кодекс. Это изменение должно дать возможность предоставлять инвестиционный налоговый кредит организациям, которые осуществляют инвестиции в создание объектов, относящихся к НВИЭ.
В деле реализации этих перспективных направлений наша страна далеко отстала от Запада. В России около 63% энергии производится за счет ископаемого топлива, 21% – гидроэнергетики, 16% – атомной энергии. Доля НВИЭ составляет менее 1%. В странах Евросоюза и США этот показатель в среднем достиг 7%, и европейцы приняли решение к 2020 году увеличить его до 20%, а американцы замахнулись на 25%. Страны, где вопросы энергоснабжения наиболее актуальны из-за холодного климата, добились еще более впечатляющих успехов. В Дании доля нетрадиционных возобновляемых источников в энергобалансе занимает 25%, в Финляндии – 30%, в Швеции – 46%. В этих странах существенная доля отопления обеспечивается с помощью геотермальных тепловых насосов, использующих тепло Балтийского моря, грунта, воздуха. Это оборудование приобретает все большую популярность в нашей стране, в основном в малоэтажном строительстве. Пока еще небольшой российский рынок тепловых насосов представлен продукцией европейских производителей.
Российское государство периодически вспоминает о необходимости развития возобновляемой энергетики и делает какие-то практические шаги в этом направлении. В середине 2000-х годов было принято решение об организации отечественного производства тепловых насосов. Создали предприятие, назвали его ЗАО «Завод инженерного оборудования», выделили ему площадку в созданной в конце 2005 года свободной экономической зоне «Алабуга», расположенной в Елабужском районе Татарстана. Провели тендер на строительство, объявили о готовности начать работы. Больше об этом проекте ничего не слышно.
В ноябре 2009 года в СМИ прошла информация об организации производства тепловых насосов на базе Читинского машиностроительного завода, однако до конкретных шагов дело не дошло.
В деле энергосбережения и повышения энергоэффективности в России следует отметить активность предпринимателей. В условиях кризиса они умудряются действовать с выгодой для себя и своих заказчиков. В ряде водоканалов Северо-Западного федерального округа, в частности в Ленинградской области, начинается внедрение теплонасосных установок (ТНУ), которые осуществляют отопление помещений очистных сооружений теплом сточных вод. По данным Ассоциации развития возобновляемой энергии, для городских поселений области общая экономия от внедрения ТНУ составит 66 млн рублей в год. При первоначальных вложениях в 113 млн рублей, срок окупаемости таких установок не превысит и двух лет.
В России сейчас предлагается немало научно-технических и технологических разработок в области использования возобновляемых источников энергии. К счастью, наша страна остается богатой инженерными талантами, которые при благоприятных условиях способны решать проблемы снижения энергоемкости отечественной экономики.

Предпосылки и препятствия

Резонно предположить, что для развития возобновляемой энергетики нужно создавать упомянутые благоприятные условия. Главным из них будет организация новой отрасли экономики под названием «Возобновляемая энергетика». Речь не идет о построении «государства в государстве» со своим министерством (ведомством) в центре и его многочисленными управлениями на местах. Отрасль – это не бюрократический аппарат, а совокупность самостоятельных субъектов экономики, которые выпускают конкурирующую продукцию. Это прежде всего цивилизованный рынок с четко выработанными правилами игры, и его участники не только конкурируют между собой, но и объединяются для реализации крупномасштабных проектов, которые не под силу одному предприятию.
На сегодняшний день имеются предпосылки и препятствия для создания такого рынка, точнее, для развития, поскольку в зачаточном состоянии он существует. К предпосылкам можно отнести богатую историю освоения альтернативных источников энергии в нашей стране, отечественные научные и инженерные разработки в этой области, существование компаний, которые могут предложить конкурентоспособную продукцию. Очевидным признаком формирования новой отрасли служит появление организаций, стремящихся объединить участников рынка в профессиональное сообщество, например, таких, как Ассоциация развития возобновляемой энергии.
В числе препятствий для создания новой отрасли я бы выделил два. Первое – это возможное противодействие со стороны поставщиков ископаемых энергоресурсов (нефти, газа, угля), которые представляют собой весьма влиятельную силу. Вторым крупным препятствием служит несовершенство нашей нормативной базы. Сегодня мы не имеем норм на проектирование объектов возобновляемой энергетики и стандартов на изготовление соответствующего оборудования.

Что делать

Хорошую возможность для продвижения разработок в области возобновляемой энергетики могут дать региональные и муниципальные программы по энергосбережению и повышению энергетической эффективности. Кроме того, Министерство регионального развития предложило Положение о демонстрационных зонах. Планируется организация таких экспериментальных площадок в различных субъектах федерации и муниципальных образованиях с целью создания благоприятных условий для получения и демонстрации совокупного эффекта за счет повышения эффективности использования топливно-энергетических ресурсов.
Согласно этому положению, инициаторами по созданию демонстрационной зоны на конкретном объекте могут быть организации, индивидуальные предприниматели. Для этого они могут через соответствующие органы государственного управления, местные исполнительные и распорядительные органы письменно обращаться в Минрегионразвития со своим предложением и его обоснованием.
Что касается нормативной базы для возобновляемой энергетики, то каждая уважающая себя компания наверняка имеет свои стандарты (в советское время они назывались СТП – стандарты предприятия) на изготовляемую продукцию или оказываемые услуги. Их можно трансформировать в отраслевые стандарты в рамках соответствующего профессионального сообщества, если оно имеет статус саморегулируемой организации. Если предприятия возобновляемой энергетики объединятся в СРО по возведению соответствующих объектов, то, согласно пункту 2 статьи 55.5 первой части Градостроительного кодекса, они «вправе разрабатывать и утверждать стандарты саморегулируемых организаций, устанавливающие в соответствии с законодательством РФ правила выполнения работ, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства». Согласуются с этим и пункты 2 и 3 статьи 4 закона № 315-Ф3 «О саморегулируемых организациях», позволяющие делать утвержденные документы обязательными для всех членов СРО.
Таким образом, для снижения энергоемкости российской экономики необходимо сделать важный шаг – вывести на качественно новый уровень использование возобновляемых источников энергии. И для этого потребуются усилия не столько со стороны государства, которое уже приняло ряд мер в сфере энергосбережения и повышения энергоэффективности, сколько со стороны самих предприятий. Им нужно объединяться в сильные профессиональные сообщества или ассоциации, которые в будущем могут получить статус СРО и тем самым стать базой для создания новой отрасли экономики.

Р. Мустейкис: Проектированию необходимы молодые специалисты, вопрос как их привлечь?

О деятельности строительной службы Октябрьской железной дороги рассказывает заместитель начальника ОЖД по строительству Р. И. Мустейкис.

 

- Ромунас Иосифович, расскажите, повлиял ли кризис на финансирование проектов ОЖД и с какими проблемами Вы сталкиваетесь сегодня?

- При запланированном на этот год объеме капитальных вложений в 34 млрд. 939 млн. рублей – 15 млн. мы уже освоили на 100%. Что касается инвестиций в 2010 г., то они практически не сократились. Более того, все, что по проектам было запланировано, все остается в силе. Все время идет добавление средств. Но зачастую это связано с тем, что приходится исправлять ошибки, допущенные на этапе проектирования. И в этом я вижу сегодня одну из главных наших проблем. Проектные институты не успевают качественно и в срок готовить для нас необходимую документацию.

Как известно, развал научной и проектной базы произошел еще в 90-е годы прошлого века, и конечно, собрать вновь тот мощный проектный потенциал уже не реально. Вот, например, в «Ленгипротрансе», в котором в лучшие годы трудилось более 2,5 тыс. человек, сегодня же с трудом набирается 1300, или «Желдорпроект», который тоже ни чем похвастаться не может.

Сегодня среди проектировщиков остались в основном специалисты достаточно пожилого возраста. И это понятно, ведь оплата труда в этой области невысокая и молодежь сюда идет неохотно, поскольку не у каждого есть сила воли за небольшое вознаграждение сидеть, корпеть, чертить. Ведь чтобы вырастить настоящего проектировщика ГИПа или начальника отдела необходимо примерно 12 лет, рядового проектировщика – лет 7-10.

И выход из этой ситуации пока я вижу только один – нужно как-то заинтересовывать людей. А это, по моему мнению, возможно только путем предоставления молодым специалистам жилья. Нужно подписывать с ними контракт лет так на 10, а потом они и сами уже никуда не уйдут, прикипят. Сегодня молодой специалист не видит перспектив, а вот когда ему будет оказана такая поддержка, то уже на 4-5 курсе можно начинать отбирать студентов, заинтересовывать и привлекать к работе. Если в ближайшее время ситуация не изменится, то я не завидую тем, кто будет работать после нас.

Раньше, имея мощные минтрансстроевские институты с давними традициями и высококлассными специалистами, мы могли очень легко работать. Существовал определенный порядок. Так, в сентябре месяце вся документация уже была готова, если нет, то объекты в план следующего года не попадали. Сейчас, совсем по-иному: отсутствует необходимая вовремя документация, а если она и выдается, то в ней очень много ошибок. Поэтому ее приходится возвращать на доработку, а отсюда и дополнительные средства. Нам, строителям, поэтому бывает достаточно сложно, поскольку крайними всегда остаемся мы, никто не помнит, что кто-то вовремя не выдал проект. У нас и сейчас есть такие объекты, кстати, не малые, на 250-300 млн. рублей, на которые нет документации, а они стоят в плане 2010 года.

 

- Какой объем работ по строительству и реконструкции запланирован на II полугодие?

- В 2010 году много преходящих проектов, нового особенно ничего нет. Так, продолжаются работы по строительству скоростного хода на Хельсинки. Это вводной объект, в ноябре-декабре состоится его запуск. Скорости там будут немного поменьше, чем у «Сапсана». Сейчас мы строим дополнительные пешеходные мосты, удлиняем станции, уже подготовили и укрепили земляное полотно, переделываем контактную сеть.

Много еще работы по трассе Москва – Петербург: здесь необходимо строительство многоуровневых развязок и пешеходных переходов, нужны ограждения, чтобы избежать несчастных случаев. Эти вопросы сегодня требуют доработки. Будем строить дополнительные пешеходные мосты, решать вопросы с платформами.

Активно ведутся работы на участке Гатчина – Веймарн. Будем надеяться, что с 2011 г. 18 пар поездов повезут обещанную нефть. Сейчас двигаемся дальше в сторону Усть-Луги, поскольку к 2015 г. проект должен быть завершен: устраиваем вторые пути, строим тяговые подстанции - их должно быть 6, поскольку после Гатчины заканчивается электрификация. Большая сортировочная станция будет построена на площади в 70 га и разместится в Усть-Луге.

 

-Прошедшие ураганы доставили много хлопот?

- Ураган очень сильно повлиял на работу дороги: в результате нарушения подачи внешнего энергоснабжения от электростанций «Ленэнерго» произошло отключение тяговых подстанций Октябрьской железной дороги, вышли из графика и пассажирские, и грузовые поезда. Однако, ураган выявил проблему, которую необходимо в ближайшее время решать. И касается она сразу нескольких ведомств. Допустим, полоса отвода у железной дороги 10 м, а у лесников за ней растут ели высотой метров по 20, вырубать их нельзя, они не относятся к нашей территории. Но когда такое дерево падает, оно падает на пути и 10-ти метровая зона отвода здесь не спасает. С такой же проблемой сталкиваются и энергетики. В ближайшее время, какое то решение по этому вопросу все-таки будет принято.

Со своей стороны, в 2010 году у нас запланировано вырубить 2840 км насаждений вдоль железных дорог, чтобы в дальнейшем обезопасить движение.

 

- Какие нестандартные решения, новые материалы применяются сегодня при строительстве и реконструкции железных дорог и объектов инфраструктуры?

- Хочется сказать о первом опыте строительства новых платформ по немецкой технологии. Их особенность в том, что изготовлены они не из металла и бетона, а из полимерных материалов. Платформы легкие, красочные, быстро собираются, при сборке не надо задействовать краны, все детали можно быстро заменять. Так, например, шестиметровую балку спокойно поднимают два человека. В качестве эксперимента две такие платформы были установлены в Елизаветино. Но как всегда, появляются и проблемы, причем наши, местные. Сразу возникает вопрос: а если дворник стукнет ломом такую платформу, то он ее пробьет? И все начинают равняться на дворника! Но если ломом и киркой не бить, то такие конструкции простоят достаточно долго, покрытие у них прочное, и зарекомендовали они себя в Германии уже давно. Вообще из такого материала можно делать и переездные будки, и другие легкие конструкции.

У нас любое нововведение очень сложно внедряется, сразу находится очень много сопротивляющихся, которые ищут различные «веские доводы».

 

- Что можно сказать о планах на 2011 г.?

- В планах строительство путепровода на Таллиннском шоссе в районе Кингисеппа, вопрос с ним решился только после длительных переговоров с местными властями. Также на 5, 7 км Гатчинского направления должно начаться строительство путепроводов через Таллиннское шоссе. Я думаю, нам на следующий год выделят на это средства. Также на этом направлении будут водиться дополнительные перегоны. До Гатчины у нас уже подготовлено несколько перегонов на ввод в 2010 году. Будем дальше развивать Лужскую-Сортировочную. В порт Усть-Луга ежесуточно будет идти 18 пар поездов с нефтепродуктами, 5-7 пар с углем, 2 с серой, металлами и т.д. В общей сложности 36 пар поездов, и мы должны обеспечить его бесперебойную работу.

Вообще от всех выделяемых средств мы стараемся получить быструю отдачу и те задачи, которые стоят перед ОАО «РЖД», должны быть решены. Поэтому под конкретную задачу и формируется определенный объем строительных работ.

Беседовала Ирина Васильева