Официальная публикация

№20 (836 )
3 октября 2018

Александр Вахмистров: «Кадровую проблему без привлечения мигрантов не решить»

Генеральный директор «Группы ЛСР» Александр Вахмистров считает, что год перехода строительной отрасли на саморегулирование прошел спокойно, хотя для отладки новой системы понадобится еще год или два. Тем не менее экс-вице-губернатор города полагает, что строительный рынок в Петербурге сформирован и каких-либо потрясений в ближайшие годы ожидать не приходится. Об этом он рассказал в интервью «АСН-инфо».

– Прошел год с тех пор, как строительная отрасль перешла на саморегулирование. Как вы оцениваете итоги этого первого года работы в новых условиях? Возникали ли какие-либо сложности, связанные с этим переходным периодом?

– Я считаю, что год прошел нормально. Проблемы если и возникали, то не в 2010 году, а в конце 2009-го – когда все саморегулируемые организации получали соответствующую регистрацию в Ростехнадзоре. Но это были сложности скорее бюрократического характера. Сейчас можно сказать, что саморегулирование как институт состоялось.

Причем, как и было ранее спрогнозировано, нынешние организации по саморегулированию можно разделить на две части. Не хочу сказать, что какие-то организации плохие, какие-то хорошие. Просто видно: одни создавались на базе профессиональных объединений, и те же компании, которые в эти объединения входили, создавали СРО. Но также появилось достаточно большое количество организаций, которые создавали не строительные фирмы, а, например, юридические компании, которые использовали закон, чтобы на этом деле заработать. Не секрет, что даже сейчас есть такая реклама: «Допуск за три дня» или что-то подобное. Такие объявления мне встречаются и в других регионах. Бороться с этим бесполезно. Я с самого начала об этом говорил: жизнь все равно расставит все по местам и фирмы-«однодневки» долго на рынке не продержатся. Получат они контракт, согласившись выполнить работу с большим дисконтом, но с работой не справятся. Заказчик начнет активно применять возможности по возмещению своих убытков, станет их взыскивать с компенсационных фондов СРО. Когда пойдет такой процесс – сами организации – члены СРО ощутят это на себе и вынуждены будут решать, готовы они выкладывать миллионы за работу непонятных компаний или нет.

 

– Как вам кажется – уход от лицензирования и внедрение саморегулирования оздоровит отрасль? Многие строители до сих пор уверены, что не стоило отказываться от госрегулирования…

– Говорить, плохо или хорошо, что отрасль перешла на саморегулирование, – бессмысленно. Государство осознанно приняло решение, что уходит из этого сектора регулирования – лицензирование отменено.

 

– Сколько понадобится времени, чтобы все «устаканилось» в сфере саморегулирования?

– Год или два, постепенно. Не так быстро, как хотелось бы…

 

– Сейчас между саморегулируемыми организациями города иногда существует некое соперничество. Это нормальная ситуация? Скажем, на Западе такое есть? Или это такая «болезнь становления»?

– Я бы сказал, что речь идет не о соперничестве самих СРО, а скорее о соперничестве их руководителей, но и это явление уже постепенно сходит на нет. Каждая СРО живет по-своему – никто ничего ни у кого не забирает. Переманивать членов довольно сложно: ведь любая компания, переходя в другую СРО, теряет свои взносы в компенсационный фонд. Вряд ли кто захочет этого. Сегодняшнее соперничество – это скорее болезнь становления. Надо понимать, что к руководству СРО пришли люди активные, но, может быть, не имевшие определенного опыта. Они, безусловно, являются специалистами, но опыта руководства предприятием – крупным, малым, средним, – то есть непосредственно бизнесом, как правило, у них нет. В основном это те, кто пытается заниматься публичной политикой, – иногда и депутаты; в этом ничего плохого нет, в других городах такая же картина. Сегодня у руля СРО стоят чиновники от общественности, я бы это так назвал. И если они и конкурируют, то тут дело скорее в личных амбициях – кто круче, у кого членов больше состоит в организации. Что, на самом деле, не важно.

 

– Сейчас много говорится о том, что малому бизнесу в строительной отрасли места не оставили, что надо как-то решать эту проблему. Насколько, по вашему мнению, она остро стоит?

– Надо разложить весь спектр строительных компаний и посмотреть, кто работает на рынке. Есть, например, девелоперы, которые занимаются развитием территорий, застраивают участки. Такие компании должны обладать определенными ресурсами или возможностью получения таких ресурсов – банковских кредитов или иных источников финансирования, как минимум, для приобретения земли. Это может быть и малая по количеству людей организация, но она должна иметь доступ к деньгам. Есть компании, выполняющие функции технического застройщика, – это небольшие организации по количеству людей – до 10-15 человек. Они осуществляют своего рода строительное консультирование – ведут технический надзор. Есть, в конце концов, подрядные организации, которые должны обладать ресурсами: людьми, строительной техникой. А есть организации, специализирующиеся на конкретных видах работ – отделке, остеклении, благоустройстве. Их – множество, они более мобильны, и даже наша компания привлекает такие фирмы, скажем, для отделки наших объектов. Поэтому на любом объекте работает не менее 30-40 организаций. И предполагать, что они все великие и большие – довольно смешно. Но эти организации имеют право на жизнь. Я уж не говорю о таких отдельных секторах, как загородное строительство, ремонт квартир, дач – это тоже довольно большой кластер.

 

– Но он находится в тени, как правило, работы выполняются неофициально, без оформления договоров…

– С чего вы это взяли? Мы, например, все жилье экономкласса сдаем с отделкой, и почти все такие работы выполняет малый бизнес. И на все есть договор – это гарантирует качество. Если же говорить о рынке вообще, то такая договоренность «из рук в руки» тоже уже давно ушла. При ремонте жилья делается дизайн-проект, ремонтники отчитываются перед заказчиком чеками – все равно бюрократия – в хорошем смысле – имеется. И предполагать, что на этом рынке все работают «из рук в руки», не очень серьезно. Такие вещи, конечно, есть, но это разовые небольшие работы. Поэтому проблема, что малые организации остаются не у дел, несколько надуманна. Иногда, действительно, компании малого бизнеса не могут получить крупный госзаказ, такое бывает. Но, с другой стороны, когда выбирается организация для строительства, скажем, поликлиники стоимостью 400 миллионов рублей, логично, что заказчик будет рассчитывать на то, что работы станет выполнять компания, имеющая опыт реализации проектов хотя бы вполовину такого объема. Заказчик хочет гарантий. Конечно, малый бизнес не готов выступать подрядчиком при строительстве крупных объектов.

 

– Можете оценить, какую долю в общем обороте строительного рынка сегодня занимают представители малого бизнеса?

– Если брать по количеству работающих в отрасли фирм, то, по моим оценкам, это около 40-50 процентов. Если говорить о численности людей, так или иначе связанных со строительной отраслью, то на малый бизнес приходится до 20 процентов.

 

– На Западе эта доля отличается?

– Полагаю, что да. Например, в Финляндии в строительной отрасли занято в два раза больше специалистов малого бизнеса, чем у нас.

– Если говорить о крупных компаниях – у нас рынок будет консолидироваться или он уже сформирован и укрупнения ожидать не приходится?

– В той же Финляндии рынок более концентрирован. Там работает пять-шесть крупных компаний – на 5 миллионов населения. Как правило, это вертикально интегрированные холдинги, со своей сырьевой и производственной базой. У нас такие холдинги тоже есть – «Группа ЛСР», «ЛенСпецСМУ», «Ленстройматериалы»… У кого-то производство стройматериалов развито в большей степени, у кого-то – в меньшей. Но десяток крупных набрать можно. Вообще же, если проследить по фирмам, вводившим жилье за последние 10 лет, то ежегодно их набиралось в городе около сотни. Сейчас цифра снизилась до 91-92 компаний: просто бюджет стал больше строить. Но порядок остается прежним. Рынок сформирован, как мне кажется. Если говорить о нашей группе, мы не собираемся поглощать никого из застройщиков. Будем расширять производственную базу – за счет ввода новых мощностей, увеличения производства.

 

– Еще одна проблема, про которую много говорят в сообществе строителей, – нехватка профессиональных кадров. Как ее можно решить – есть какой-то рецепт? Может ли саморегулирование заняться этим?

– Эту проблему не решить в рамках саморегулирования. У нас в стране существует определенная демографическая проблема. Кроме того, у нас довольно большое количество высших учебных заведений. Сегодня количество мест в вузах равно количеству выпускников школ. Многие хотят получить именно высшее образование – и это тоже создает нехватку рабочих кадров. Есть такая профессиональная шутка – еще в Советском Союзе на стройках висели плакаты по технике безопасности: «Родители! Не пускайте детей на стройку!». Понятно, что речь идет о том, чтобы родители не пускали на стройку маленьких детей. Но есть в этом плакате и другой смысл – строительная специальность не является популярной. Сегодня молодежь больше предпочитает профессию юристов, экономистов, программистов. Мир изменился, а стройка, с климатической точки зрения, осталась прежней – это резиновые сапоги, это рабочая куртка и каска... Это дождь, снег и так далее. Чтобы идти в эту профессию, должно быть очень большое желание, эту работу надо любить.

К счастью, все же примеры, когда молодые люди идут в строительство, есть. Мы, например, если требуется, сами готовим свои кадры. Для этого создали целый ряд учебных центров, в которых проходят обучение как будущие рабочие, так и менеджеры. Но все равно специалистов не хватает.

 

– Так что – только за счет мигрантов?

– А по другому не получится… В стране серьезные демографические проблемы, скоро пойдет вторая волна демографического спада, так как сейчас взрослеют и должны создавать семьи те, кто родился в начале 90-х годов. Но тогда также был спад, детей рождалось мало, соответственно, регрессия закономерна. Поэтому эту проблему трудно решить даже в рамках государства, ни то что в рамках саморегулирования…

 

– Сколько человек сегодня работает в Группе?

– У нас около 90 организаций. Работает всего около 16 тысяч. Это Москва, Урал, два завода на Украине, небольшое количество людей в Германии. Ну и, конечно, Петербург и Ленинградская область.

источник: АСН-инфо

Александр Орт: «Надзор – дело военное»

В Службе государственного строительного надзора и экспертизы Петербурга работает 85% бывших военнослужащих. Это волевые, уверенные в себе и нацеленные на результат люди, которые беспрекословно выполняют поставленные перед ними задачи. Начальник Службы Александр Орт рассказал об особенностях работы в «военном» коллективе.

 

– Александр Иванович, как получилось, что ваша команда состоит в основном из военнослужащих? Сложно ли руководить людьми, которые привыкли действовать по уставу?

– Работа в Службе имеет свою специфику, поэтому набирать персонал без высшего образования и опыта работы мы не можем. Также не представляется возможным и обучение выпускников вузов. Кроме того, в нашей работе важна выдержка, ответственность, чистоплотность. Именно этими качествами обладают военнослужащие, к которым я всегда относился и отношусь с уважением. Раньше мы делали ставку как раз на военных, которые без проблем справлялись с надзорной функцией на объектах строительства, поэтому в нашей команде работает порядка 85% бывших военнослужащих, начиная от лейтенанта и заканчивая полковником. В настоящее время мы весьма ограничены в выборе, так как прежде, чем приглашать на работу, должны объявить конкурс на вакантные места. Хотя стараемся и сейчас, если возникает ситуация выбора, отдавать предпочтение человеку, прошедшему военную службу. Это энергичные, знающие свое дело люди, честные и выносливые. Согласитесь, не каждый сможет подняться на 25-й этаж строящегося дома без лифта.

 

– Насколько мне известно, вы и некоторые сотрудники Службы все-таки делаете вклад в обучение молодых специалистов, пусть и не непосредственно в стенах ведомства, активно занимаетесь научной деятельностью.

– На протяжении 14 лет я являюсь председателем государственной аттестационной комиссии и вижу, как за 5-6 лет в институте «зеленые» первокурсники превращаются в серьезных, целеустремленных специалистов, большинство из которых работает по профессии. Строительство – это отрасль – локомотив экономики, от которой зависят многие смежные рынки. Именно поэтому все время необходимо поддерживать авторитет отрасли. Раньше профессия строителя относилась к тяжелому и не престижному труду. Сегодня в строительстве множество новых технологий, которые заменяют и облегчают тяжелый ручной труд. Но мы столкнулись с другой проблемой: из-за застоя в образовательной сфере у нас практически не осталось квалифицированных кадров. Именно с воспитания новых кадров необходимо начинать повышение авторитета отрасли. В Службе очень серьезно озабочены этим вопросом, поэтому я стараюсь постоянно инициировать появление различных новых учебных пособий, сборников, проводить семинары и конференции для всех желающих. Так вышли в свет свыше 60 публикаций на различные темы: от истории отрасли до анализа основных строительных ошибок. Ими могут пользовать, как студенты для обучения, так и уже работающие в отрасли специалисты.

 

– Одна из главных функций вашей организации – контроль качества строительства. Не всегда застройщики соблюдают требования технических регламентов, вследствие чего возникают конфликтные ситуации. Иногда работа напоминает военное сражение. На войне все средства хороши? Благодаря чему удается соблюсти баланс и выйти из ситуации без потерь?

– Сам процесс надзора за объектами строительства действительно похож на военное сражение, особенно когда застройщики пытаются решить свои проблемы в обход закона. Например, начать работы без разрешения на строительство. Однако я против развязывания конфликта – худой мир лучше войны. Мы не сторонники военных действий: мы ставим перед собой задачу выявить недостатки, которые возникают на строительной площадке, одновременно помочь, подсказать, как оперативно решить проблемы и двигаться вперед. С застройщиками, которые готовы к сотрудничеству и идут на контакт, мы решаем все сообща. Там, где важнее меркантильные интересы и нет конструктивного диалога, приходится действовать жестко.

 

– Общественная организация «Живой город» обвинила Госстройнадзор в незаконной выдаче разрешения на снос здания на Невском проспекте, 68. Почему ваша Служба оказалась крайней в этой ситуации?

– Для всех хорошим не будешь. Но в любой ситуации мы стремимся соблюсти закон. Этот дом привлекает к себе внимание, он расположен на лобном месте. Этим и пытаются воспользоваться общественные организации, преследующие свои определенные цели. Экспертиза по этому объекту выдала положительное заключение. Все стадии рассмотрения и согласования пройдены. Рекомендации от КГИОП получены, даже, несмотря на то, что это не памятник архитектуры – объект лишь находится в охраняемой зоне. Исходя из этого, мы и строили работу. Все мероприятия были согласованы, в том числе и с КГА. В нашем городе всегда найдутся противники официальных решений по сносу зданий. Каждый имеет право на свою точку зрения. Я тоже могу сказать, что мне определенный фильм не нравится, но я же не выхожу на пикет с лозунгом: «Давайте Никиту Михалкова снимем с должности». Каждый должен заниматься своим делом. В данном случае законодательно, технически и организационно все сделано правильно. Подобные выпады сбивают ритм работы, который уже взят на строительной площадке, нарушают технологии. Сейчас необходимо быстро завершить начатое, чтобы сохранить соседние дома. И приступить к мероприятиям, позволяющим это сделать. Любая задержка только усугубляет ситуацию. Если остановимся хотя бы на неделю-две из-за всех этих волнений, потом придется разрабатывать дополнительные мероприятия по укреплению близлежащих домов.

 

– Как вы считаете, в последнее время увеличилось или сократилось число нарушений? Расскажите о типичных ошибках строителей.

– Несмотря на то, что в 2010 г. город ввел больше жилья, чем в 2009-м, количество строящихся объектов сократилось. Последствия кризиса легли тяжелым отпечатком на деятельность всех строительных организаций, которые пересмотрели свою строительную политику. Раньше денег было много, не хватало только времени на реализацию проектов, поэтому все шли напролом, в обход закона. Считали, что лучше заплатить штрафы, чем задерживать строительство. Поэтому нарушений было достаточно много. Из года в год основным проблемным звеном была работа без разрешения. После кризиса эта ситуация немного поменялась. Организации перестали бездумно начинать строительные работы, повысился уровень подготовки строительства. Это меня очень радует. Зато стало больше нарушений технологического характера, отступлений от проектно-сметной документации. Это не говорит о том, что строителей перестало заботить качество, просто ужесточился контроль над их деятельностью. Раньше мы сами могли пропустить некоторые моменты – сейчас проверки проходят в усиленном режиме. Еще одним важным недочетом считаю привлечение застройщиками неквалифицированной рабочей силы, вследствие чего мы фиксируем увеличение числа работ, выполненных с браком.

 

– Какие нарушения были уже зафиксированы в новом году?

– В новом году было выдано еще не так много разрешений на строительство, всего порядка 15. Пока мы работаем с уже начатыми объектами, на которых серьезных нарушений не зафиксировано.

 

– Ситуация с обвалом крыши в гипермаркете «О’Кей» спровоцировала увеличение числа проверок строящихся или уже построенных зданий?

– Проблему эксплуатируемых зданий обходили стороной, пока не произошло ЧП. Между тем есть отдельные законодательные акты, которые обязывают проводить определенные мероприятия тех, кто занимается эксплуатацией зданий. Но у нас, как всегда, все откладывается на потом. Даже нет конкретного надзорного органа, который бы наблюдал за состоянием эксплуатируемых зданий, по жилищному фонду все вопросы решаются Жилищной инспекцией, которая заставляет эксплуатирующие организации принимать меры. За здания общественного назначения каждая эксплуатирующая организация несет персональную ответственность. В том случае, если возникает подобная ситуация, государство, как гарант безопасности, в лице Службы выявляет причины происшедшего, для того чтобы на аналогичных объектах не повторились такие моменты. В настоящее время мы заканчиваем проверку 3-х аналогичных зданий с типовыми проектами. Пока вопиющих нарушений нигде не выявлено, деформаций на конструкциях тоже нет. Как правильно сказала губернатор Петербурга Валентина Матвиенко, надо грамотно эксплуатировать здания и вовремя убирать лишние нагрузки в виде снега. Пока окончательные выводы делать рано, на объекте продолжает работу следственный комитет. По предварительным данным, всему виной запредельные снеговые нагрузки, которые спровоцировали обвал. Сейчас проверяются технические характеристики здания – возможно, были допущены ошибки в расчетах.

 

– Служба идет в ногу со временем и постоянно совершенствует методы взаимодействия с клиентами и партнерами. Не так давно на сайте появился «личный кабинет». Расскажите о нововведении.

– Действительно, мы постоянно стараемся не отставать и в сфере информационных технологий. Сейчас мы активно взялись за развитие нашего сайта www.expertiza.spb.ru. Самым главным достижением стало появление «личного кабинета», который уже в ближайшее время позволит полностью перейти на электронный документооборот. С его помощью застройщики, например, теперь могут подать заявления на любые работы, просто зайдя на сайт. Кроме того, через сайт можно подать свои предложения, направить запросы, обращения, а также записаться на прием к нашим специалистам, что, безусловно, экономит время.

 

– Президент РФ Дмитрий Медведев назвал борьбу с коррупцией одной из главных стратегических задач. Приняты ли в Госстройнадзоре антикоррупционные меры?

– Мы относимся к тому органу, который напрямую контактирует с исполнителями, а значит, его можно отнести к возможному очагу коррупции, где соблазнов очень много. Однако все наши совещания не проходят без напоминаний о той работе, которая проходит в целом в стране и в городе по части борьбы с коррупцией. В Службе издан соответствующий приказ, создана рабочая группа. В 2010 г. у нас был единственный прецедент: сотрудница обратилась с заявлением, что ей предлагают взятку. Мы провели проверку, однако доказать факт взяточничества не удалось.

 

– Что хотели бы пожелать коллегам и партнерам в День защитника Отечества?

– Я отношусь с уважением к людям в форме, я понимаю, как сложно порой нести службу в вооруженных силах. Хочу пожелать всем военным мужества, крепости духа, надеюсь, что те мероприятия, которые намечены Президентом РФ Дмитрием Медведевым, премьер-министром РФ Владимиром Путиным по части создания благоприятных условий для нормальной службы, будут претворены в жизнь, в том числе с нашим участием. А сама армия преобразится, и будет достойно выполнять возложенные на нее функции. Нашим же сотрудникам желаю здоровья, твердости духа, надежности и творческих успехов, а также новых научных открытий, так как многие мои коллеги имеют ученые степени, многие годы занимаются наукой.

 

Беседовала Ярослава Задорина