Издания

Официальная публикация

Павел Созинов: долевка должна стать безопасной

Павел Созинов: долевка должна стать безопасной

Экспертная Комиссия по правовым вопросам Координационного совета по строительству при аппарате полномочного представителя Президента РФ в СЗФО под руководством депутата Государственной  Думы РФ Сергея Петрова провела мониторинг ситуации в субъектах РФ по реализации ФЗ-214 и проблемам обманутых дольщиков. На днях состоится очередное заседание Экспертной Комиссии. Свое видение развития законодательства по совершенствованию механизмов долевого строительства обрисовал председатель правления Северо-Западной палаты недвижимости Павел Созинов.

- Павел Борисович, какие поправки в 214-ФЗ следует рассмотреть уже сегодня, чтобы хоть как то поправить ситуацию?

 - В свете последних заявлений на федеральном и на региональном уровнях по проблемам обманутых дольщиков становится особенно очевидным, что этот вопрос далек от завершения. Стоимость жилой недвижимости сегодня такова, что покупатели стремятся приобретать ее на стадии строительства. Впрочем, эта проблематика не нова, и это не исключительно российский случай. Другое дело, что сегодня нужно искать превентивные механизмы, которые дадут возможность работать «долевке» без сбоев. Основным камнем преткновения 214-ФЗ сегодня называется банкротство компании-застройщика, и принятые в прошлом году поправки в федеральный закон «О банкротстве…» на ситуацию практически никак не повлияли. Давайте порассуждаем о том, какие болевые точки здесь очевидны даже на самый беглый взгляд.

Во-первых, кто является инициатором проекта? По 214-ФЗ – это казалось бы застройщик. Но это далеко не всегда так, компаниями-застройщиками в Петербурге в разные годы были не менее 25% различных институтов и ведомств, выступающих в качестве застройщиков лишь на правах землевладельцев. Их роль в проекте – ничтожна, как и возможная ответственность в кризисной ситуации. Инициаторы строительного проекта в этой ситуации оставались в тени.

С другой стороны привлекающие денежные средства граждан компании, казалось, должны были бы иметь достаточный уставной капитал, который в случае банкротства компании, с учетом оставшегося имущества, должен покрывать требования кредиторов, в том числе дольщиков. Это, безусловно, идеальная ситуация, но на практике объем собственных денежных средств застройщика в проекте составляет 10-15%, при ничтожном уставном капитале. Зачастую строящийся объект рекламируется, как объект холдинговой компании, но на поверку оказывается, что договора заключаются от имени какого-нибудь ООО или ЖСК, отношения между которыми и материнской компанией не прозрачны.

Следующая проблема – привлечение денежных средств инвесторами, которые зачастую и являются основными инициаторами проекта. Законодатель еще в 2006 г. поправками в 214-ФЗ попытался воспрепятствовать инвесторам переуступать права требования физлицам, однако прямого запрета инвесторам привлекать денежные средства на период строительства не ввел. Это привело к определенным правовым коллизиям, ведь ответственность инвесторов перед участниками строительства в 214-ФЗ не прописана.

В настоящее время не менее 25-30% строек ведут ЖСК, в то же время ЖСК – это объединения граждан, зачастую не являющиеся застройщиками, т.е. не имеющих в собственности или на правах аренды земельные участки. Деятельность ЖСК не регулируется 214-ФЗ, а только Жилищным кодексом, причем основным документом, регулирующим деятельность кооператива является устав. Насколько он коррелируется с 214-ФЗ – вопрос открытый.

- Как вы относитесь к последним предложениям некоторых депутатов ГД РФ переложить ответственность за финансовую безопасность строительства на СРО-застройщиков или страховые фонды?

 - Сегодня «застройщик» по 214-ФЗ – это юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, имеющие в собственности или на праве аренды земельный участок и привлекающие денежные средства участников долевого строительства. В то же время по Градостроительному кодексу, застройщик – лицо, обеспечивающее на принадлежащем ему земельном участке строительство, реконструкцию или капитальный ремонт объектов капитального строительства. По сути, это два взаимоисключающих понятия – по Градостроительному кодексу, застройщик выполняет исключительно техническую функцию. В то время как согласно 214-ФЗ он является субъектом финансовой деятельности. Отсюда и разница в подходах законодателей - с одной стороны, в целях безопасности сделок, предлагается ответственность переложить на СРО, с другой - на страховые фонды. И тот и другой подходы пока хромают.

Если говорить о СРО застройщиков, то в Петербурге около 100-150 застройщиков, это не десятки тысяч подрядчиков. Возникают вопросы, во-первых, какой по объему нужно создать компенсационный фонд СРО и каковы будут отчисления, чтобы гарантии были реальными - это десятки миллионов рублей. Во-вторых, повторюсь, 20-25% застройщиков - это девелоперы или просто владельцы земельных участков, они лишь обладают правами на участок - их доля в проекте ничтожна. Это, например, какие-нибудь институты, ведомственные организации и т.п. Реально проект ведут сторонние инвесторы, их ответственность нигде не учтена.

Что касается страховых фондов, то 10-15% проблемных объектов, а именно столько их сегодня в Петербурге, полностью выберут все средства фонда. Фонд по закону о банкротстве не может претендовать на имущество обанкротившегося застройщика, так что пополнять свои средства в случае выплат будет просто не откуда. Если в 2011 г. в Петербурге было зарегистрировано 26 тыс. договоров долевого участия, то арбитраж параллельно рассматривает 2,7 тыс. заявлений от пострадавших дольщиков. Поэтому страховые фонды - это инструмент, не являющийся превентивным механизмом, а лишь одним из возможных предложений. Если говорить о банковском секторе, то там подобный механизм поддерживается целым арсеналом средств – это и основополагающая регулирующая роль ЦБ, и резервные нормы отчислений и т.п. Так что о прямых аналогиях говорить не приходится.

- Но, наверное, за рубежом существуют предложения, как обезопасить механизм долевого строительства?

 - Давайте укрупнено рассмотрим механизм, реализуемый, например, в Дубае. На первом этапе девелопер, в нашем случае – застройщик, скорее землевладелец, получает разрешительную документацию, проходит экспертизу проекта, получает необходимые согласования. В отличие от наших реалий, строительные сметы также являются публичными, а себестоимость проекта – оценивается экспертным советом. Для выхода строителей на площадку, необходимо собрать все 100% денежных средств, требуемых для возведения объекта, причем за ограниченный срок, допустим, за полгода. Застройщику, чтобы уложиться в сжатые сроки, необходимо вести первичную продажу с минимальной маржой, надеясь, что остаток непроданных квартир существенно подорожает к моменту окончания строительства. За превышение сроков реализации квартир могут быть наложены взыскания – штрафы и т.п.

 Средства покупателей аккумулируются на целевых счетах уполномоченных банков. В случае недостатка финансирования банк возвращает деньги. Оплата строительства ведется поэтапно соответственно ходу строительства, расходование денежных средств ведется под надзором уполномоченного банка. Страховые компании могут застраховать риски существенного удорожания себестоимости строительства, однако, обычно, строительство сопровождается ростом стоимости самого проекта и оставшихся инвестиционных квартир. Часто на первом этапе в строительство вкладываются со спекулятивными целями всевозможные фонды, банки и крупные инвесторы, чтобы выкупить квартиры по минимальной цене. Безусловно, этот механизм носит скорее инвестиционный характер, поэтому в кризис стройки в Дубае также на 40% застыли, однако простые дольщики при этом не пострадали, не окупились вложения у игроков-инвесторов, но это уже совсем другие риски.

Что касается других реализованных механизмов, то наибольший интерес вызывают некоторые региональные подходы, например, в Пермском крае, в Петрозаводске. Суть схемы проста – основным землевладельцем сегодня является государство. Оно же через свои институты выдает субсидии отдельным категориям граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий. Эти институты, например, региональные операторы АИЖК, могут выступать инициаторами проекта. Параллельно кредитование стройки возможно за счет кредитов банков, привлеченных под гарантии субъекта РФ. Сюда же привлекаются участники системы ипотечного кредитования, которые подпадают под целевые региональные жилищные программы. Стоимость такого строительства, как показывает практика на 20 % ниже аналогичного инвестиционного. Часть построенного жилья может передаваться строителям в зачет и реализовываться по рыночным ценам.

Пожалуй, наиболее эффективный подход – развитие системы коммерческого найма, причем как государственного и муниципального для отдельных категорий граждан, так и в виде частных инициатив и ГЧП. Пока профессиональной общественностью этот вопрос только обсуждается, хотя есть интересные наработки и в Москве, и в Санкт-Петербурге. Например, есть предложения соинвестирования частным инвесторам в проект, который, впоследствии, предполагается реализовывать как апарт-отель. Однако законодательная база в этом вопросе также слаба – есть упоминания о коммерческом найме в Гражданском и Жилищном кодексах, но механизмов реализации пока не предложено. Особенно в части привлечения средств граждан на этапе строительства, пока же девелоперы опираются на нормы 214-ФЗ, что вряд ли приемлемо, так как речь идет не о жилищном строительстве.

- Около 4 тыс. обманутых дольщиков в Петербурге ожидают решения своих проблем. Есть ли наработанный опыт по их решению?

 - Во-первых, эта цифра нуждается в уточнении. Терминологически на законодательном уровне понятия «обманутых дольщиков» не существует, поэтому и «оцифровка» проблемы может серьезно колебаться в зависимости от подходов. Если речь идет о мошенничестве, то это вопрос к правоохранительным органам. Если речь идет о срывах сроков строительства, то это, безусловно, нарушение договорных обязательств, но каков тот временной период, когда дольщики вправе считать себя «обманутыми» и оказывать на застройщиков давление посредством, допустим, арбитража? Необходимо законодательное прояснение вопроса.

 Комитет по строительству Санкт-Петербурга, исходя из опыта регионов, насчитал не менее 15 мер господдержки юрлиц, завершающих строительство проблемных объектов. Среди них – предоставление бесплатно в собственность земельного участка для строительства многоквартирного дома ЖСК, организованного из числа обманутых дольщиков; предоставление госгарантий субъекта РФ новому застройщику для кредитования завершения строительства проблемного объекта; оказание содействия новому застройщику по строительству объектов транспортной, энергетической и коммунальной инфраструктуры и др.

Что касается мер господдержки пострадавших граждан, то мониторинг опыта субъектов, показал, что их около 10-ти. Среди них, предоставление субсидий пострадавшим гражданам из регионального бюджета; предоставление пострадавшим гражданам бесплатно земельных участков для индивидуального жилищного строительства; предоставление гражданину компенсации части процентной ставки при заключении кредитного договора на получение денежных средств для завершения строительства и др.

Очевидно, что региональный закон Санкт-Петербурга №307-62 «О мерах по защите прав участников долевого строительства…» нуждается в существенных изменениях, тем более, что не менее 30-ти субъектов также приняли соответствующее региональное законодательство.

По материалам Северо-Западной палаты недвижимости

источник: АСН-инфо

Владимир Трекин: «В строительстве не должно быть демократии»

Владимир Трекин: «В строительстве не должно быть демократии»

О демократии в строительстве, управлении, персональной ответственности за принятые решения и мотивации персонала рассказывает  директор по строительству ООО «КВС» Владимир Трекин.

- Какими принципами вы руководствуетесь в управлении предприятием?

Я бы назвал три главных принципа, определяющих работу «КВС». Это исполнительская дисциплина, обратная связь и инициатива.

-Можно поподробнее обо всех трех?

У нас в компании действуют строгие нормы дисциплины. За опоздания без уважительной причины человек получает выговор, депремируется.  Если работник компании уезжает на деловую встречу, он отмечает свою командировку в журнале, иначе ему могут поставить прогул. Курящие обязаны отработать в неделю на час больше некурящих. Раз в неделю на планерке руководители всех подразделений отчитываются по ситуации на своих участках работы. И «разбор полетов» бывает детальный и нередко болезненный.  Кто-то, наверное, подумает: «Гестапо!». Но если компания имеет амбиции, хочет расти и развиваться, иметь постоянных клиентов и ответственных подрядчиков, другого выхода, как соблюдение дисциплины, не бывает. Посмотрите на американцев, японцев, немцев – для них наши правила не то что в порядке вещей, а даже слишком либеральны. Дисциплина в компании – это и дисциплина на объектах, и в отношениях с заказчиками. Я отслеживаю, что о нас и других строительных фирмах пишут на форумах, и убеждаюсь, что соблюдение обязательств, сроков строительства всегда находит у людей положительный отклик. Многие дольщики, зная, что на генподряде строительства их дома – наш «КВС», отмечают, что спокойны за свою недвижимость. И мы обязаны такое доверие оправдывать.

-А что Вы понимаете под «обратной связью»?

Для меня обратная связь – это диалог между людьми: коллегами, начальником и подчиненным, заказчиком и подрядчиком, руководством и специалистами в нашей компании. У нас заведено, что руководители, и, прежде всего, мы с Сергеем Дмитриевичем (С.Д. Ярошенко, генеральный директор ООО «КВС» - прим. корр.) в обязательном порядке посещаем строительные площадки «КВС», следим за ходом строительства, общаемся с прорабами, для того чтобы постоянно быть «в теме». Особенно если возникают проблемы – отставание от графика, технологические сбои и прочее. Мы сами должны съездить на объект, изучить вопрос, выслушать разные стороны конфликта, чтобы максимально четко представлять ситуацию. Только так можно нащупать верное решение проблемы.

А в руководителях подразделений я ценю инициативу. Если начальник отдела «думает» только с девяти утра до шести вечера, если он не «болеет» проблемой, не ищет новых решений, не предлагает вариантов, а ждет только готовых рецептов и указаний от руководства, он плохой работник. Ведь я не могу постоянно переставлять ему ноги, думать за него. Те, кого приходится подталкивать, у нас надолго не задерживаются. А инициативные люди, которые решают возникающие головоломки не по принуждению, а потому что им важно, чтобы компания работала без нареканий, премируются. В офисе есть доска почета – там вывешиваются фотографии лучших сотрудников.

- У вас в компании авторитарный стиль управления?

- Может, не всем понравится, что я скажу, но в строительстве не может быть демократии по определению. Безусловно, стиль ближе к авторитарному. Но не путайте  с самодурством.  Французский горный инженер Анри Файоль почти сто лет назад написал в книге, посвященной вопросам управления предприятием, что «власть есть право отдавать распоряжения и сила, принуждающая им подчиняться». Но, добавил он, «всюду, где действует власть, возникает и ответственность». Если говорить о нашем бизнесе, то, во-первых, сама строительная площадка – зона повышенной опасности. В Петербурге, к сожалению, время от времени бывают несчастные случаи на стройках: где-то разбился рабочий,  где-то упал кран. При строительстве в центре города на соседних домах нередко трескаются стены, или, того хуже, обваливаются кровли. Примеров нештатных ситуаций можно привести немало. Но отвечает за них, в том числе и в рамках Уголовного кодекса, прежде всего руководитель. Он за все несет персональную ответственность. Вот поэтому мы решения принимаем не с помощью голосования, а авторитарно, - но предварительно выслушав мнения экспертов, посоветовавшись с ними.

- Сколько сейчас человек работает в вашей компании?

- Коллектив у нас уже не маленький, более трехсот человек. С ростом числа объектов растет и количество персонала. До недавнего времени мы обходились пятью геодезистами, а сегодня  нам и пятнадцати человек мало. Хотим расширить отдел технадзора – ищем придирчивых, въедливых и неподкупных. На рынке сегодня конкуренция идет не только по ценовой политике, но и по качеству строительства - петербуржцы хотят жить в хорошо построенных домах.

- Каким образом вы мотивируете людей?

- Строительная отрасль Петербурга, хоть и большая, но тесная – все на виду. И руководители строительных компаний знают,  что профессионалы, как правило, без работы не сидят. Зарплата – самый весомый аргумент, но не единственный.  Немаловажно внутреннее состояние коллектива, ощущение людей, что они выполняют важную миссию, строят качественное жилье. Они гордятся, что у их компании хорошая репутация. Мы стараемся поддерживать «корпоративный дух», практикуем совместные праздники, награждения. Стараемся заводить добрые традиции. Например, несколько последних лет поздравляем ветеранов из дома ветеранов войны №2 с днем Победы, дарим им подарки. Такие вещи формируют у коллектива чувство ответственности, сопричастности.

Наконец, надо давать сотрудникам возможность развиваться. В «КВС» приветствуют обучение на вечернем и заочном отделениях, повышение квалификации. Наша молодежь учится в архитектурно-строительном колледже, лесотехнической академии, в ГАСУ…  Регламентация у нас строгая: человек, не имеющий профессионального образования, не может  занимать определенные должности. По закону мы должны аттестовывать людей, и раз в три года у нас работники стройки проходят обучение и переаттестацию. В результате  можем повысить или понизить рейтинг, должность, оклад. Контролируем достаточно жестко.

-Как вы считаете, лидер команды должен обладать харизмой, или это не обязательно? 

- Однозначно, да! Иначе как команду создать?

- Есть управленческое правило, согласно которому 20% усилия дают 80% результата, а остальные 80% дают 20% результата... По вашим ощущениям, верно оно?

-В процентах не считал, но то, что затраченные усилия окупаются сторицей – это факт.

Роман Бизюков