Издания

Официальная публикация

Александр Макаров: "Остановить незаконное мансардное строительство на памятниках архитектуры могут только высокие штрафы"

Александр Макаров:
Председатель Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Александр Макаров в беседе с корреспондентом "Строительного Еженедельника" Михаилом Немировским рассказал о реформах в охранном законодательстве и борьбе с незаконными надстройками в историческом центре.

В начале года вышел указ губернатора об ужесточении контроля за сносом зданий в историческом центре Петербурга. Какие итоги моратория можно подвести по итогам восьми месяцев работы?

- Действительно, на одном из заседаний Совета по сохранению культурного наследия губернатор заявил о моратории на снос зданий в историческом центре Санкт-Петербурга и распорядился подготовить законодательные акты, разрешающие новое строительство в центре только в исключительных случаях. И это абсолютно правильная мера. Петербург – это город уникальной исторической среды, и всем, кто хочет осуществлять строительную деятельность в центре города, необходимо это понимать.  
Подводить итоги сейчас, на мой взгляд, несколько преждевременно.

Напомню, что сегодня в рамках действующего закона Санкт-Петербурга "О зонах охраны…" новое строительство в историческом центре максимально ограничено.

Есть ли на сегодняшний день необходимость в реформировании 820-го городского закона о зонах охраны? Какие изменения нужно внести?

- Безусловно, изменения нужны. И это нормально. Напомню, с момента вступления в силу закона №820-7 прошло 3 года. И это вполне естественный рабочий процесс: когда закон дорабатывается, в него вносятся необходимые изменения. В процессе работы с законом были выявлены отдельные технические неточности, кроме того, вступили в силу решения Санкт-Петербургского городского суда и федеральные нормативные правовые акты, затрагивающие отдельные положения закона. Также прокуратурой Санкт-Петербурга была проведена проверка закона на предмет коррупционной составляющей. Все эти основания обуславливают необходимость внесения изменений в закон. В настоящее время проводится работа по согласованию с Министерством культуры градостроительных регламентов в границах зон охраны объектов культурного наследия и приведению 820-го закона в соответствие с проектом зон охраны объектов культурного наследия, согласованным Росохранкультурой, а также в соответствие с действующим федеральным законодательством.

Сможет ли в случае окончательного принятия закон "О федеральной контрактной системе" изменить положение дел в ситуации с сохранением культурного наследия в городе?

- Тут важно отметить, что законопроект предлагает изменить критерии, по которым оцениваются заявки участников торгов. Предполагается, что такие критерии оценки подрядчиков, как квалификация участников, наличие у них трудовых и финансовых ресурсов, оборудования и иных материальных ресурсов для исполнения контракта, будут приравнены по своему значению к цене контракта. Ведь в настоящее время преимущество имеет не тот, кто обладает большим опытом по проведению работ по реставрации памятников, а тот, кто снизит свои издержки до уровня, который в итоге приведет к некачественному выполнению работ на памятнике.

Согласно указанному законопроекту, в случае если участник закупок подает заявку с демпинговой ценой, то есть с ценой на 25 и более процентов ниже начальной цены контракта, он обязан будет дополнительно представить для обоснования цены расчет предлагаемой цены и гарантийное письмо. Если участник процедуры закупок не представит соответствующие документы, комиссия по осуществлению закупок обязана будет отклонить заявку с демпинговой ценой.

Можно ли ожидать от городских властей введения новых инструментов сохранения памятников?

- Мне кажется, прежде чем создавать новые инструменты, нужно в совершенстве овладеть имеющимися. За последние два года комитет значительно усилил работу по контролю за деятельностью правообладателей объектов культурного наследия. Приведу пример: в 2011 году в адрес нарушителей комитет направил 233 предписания, за полгода 2012 - уже 120 предписаний. Также в прошлом году мы провели порядка 170 проверок деятельности юридических и физических лиц на объектах культурного наследия, и только за 6 месяцев 2012 было проведено уже 134 проверки. За полтора последних года комитет возбудил 269 дел об административных правонарушениях, к административной ответственности привлечен 181 нарушитель. При этом за 2010 год было привлечено только 27 лиц.

Кроме того, за 2011 год и прошедший период 2012 года мы заключили порядка 900 охранных обязательств с пользователями и собственниками памятников. За полтора последних года юристы комитета приняли участие более чем в 700 судебных заседаниях в судах, в первую очередь в качестве истцов по делам о понуждении заключить охранные обязательства и о взыскании неустоек за неисполнение условий данных договоров. К сожалению, отрицательные результаты сегодня приносит работа комитета по возбуждению уголовных дел. Несмотря на то что мы инициировали возбуждение 11 уголовных дел по фактам разрушения памятников и самоуправству, реально возбуждено было только 4 дела.

Отмечу, что комитет все эффективнее использует меры административного и имущественного понуждения, что, на мой взгляд, постепенно приводит к повышению уровня правосознания владельцев памятников. Наша ближайшая цель – добиться того, чтобы ни одно из выявленных нарушений не осталось безнаказанным: именно поэтому мы боремся до конца практически по каждому делу, проходим все судебные инстанции, чтобы наказать виновных. Пользуясь случаем, хочу предупредить собственников памятников, которые доводят здания до аварийного состояния, что мы продолжим практику предъявления исков в суд об изъятии у владельцев таких объектов.

Какие меры могут помочь в борьбе с незаконным мансардным строительством?

- Мансардное строительство - это одна из болевых точек нашего города. Разумеется, комитет выступает против незаконной надстройки зданий-памятников, приводящей к утрате объектами их исторического облика. Но, к сожалению, бывает так, что мы узнаем о проблеме, когда мансарда уже построена или находится на стадии строительства. Безусловно, комитет принимает все меры для того, чтобы предотвратить подобное незаконное надстраивание, а в случаях когда мансарда уже построена - для ее демонтажа. Далее мы принимаем меры по привлечению всех виновных лиц к ответственности.

Проблему мансардного строительства на объектах культурного наследия невозможно оперативно решить, в первую очередь, из-за длительных судебных разбирательств, сопровождающих каждое такое дело, а также из-за невысоких штрафов, которые наше законодательство предусматривает за самовольную надстройку памятников архитектуры. Эти весьма скромные суммы не остановят желающих соорудить на здании мансарду. На мой взгляд, самой существенной "профилактической" мерой должны быть именно штрафы, во много раз превышающие те, которые есть сейчас, но, к сожалению, КГИОП не имеет полномочий регулировать данные суммы, мы лишь исполняем закон.
источник: АСН-инфо

Юрий Груздев: "Добрая часть претензий при согласовании градостроительной документации обоснована"

Юрий Груздев:
В том, что проекты планировок участков задерживаются и пересматриваются, зачастую виноваты сами заказчики. Генеральный директор ОАО "ЛенНИИпроект" Юрий Груздев рассказал о ситуации в проектной отрасли.

Строители говорят о застое на рынке. Наблюдаете ли вы ее в сегменте проектирования?

- О том, что все проекты заморожены, я бы говорить не стал. Да, есть сложности с утверждением и прохождением градостроительной документации, связанные с претензиями юридического характера. И добрая часть этих претензий обоснована. Есть юридическая характеристика использования того или иного земельного участка. И проекты планировок иногда разрабатываются вопреки существующим ограничениям. Это происходит либо из-за решений, неверно принятых под нажимом застройщика, его желания продавить, протолкнуть возможность более выгодного использования участка, либо за время утверждения проекта поменялись требования, нормативная база, понимание городом того, как нужно застраивать данный участок.

Новое правительство сейчас ведет переосмысление развития города, пытается найти новые, оптимальные решения. И в итоге, достаточно много проектов задержано. Конечно, застройщик теряет время, но бизнес бизнесом, а развитие города должно увязываться со стратегией. Справедливо это или нет, но с этим надо свыкнуться.

Как такой пересмотр проектов планировок коснулся работы института?

- Мы выполняем, наверное, добрую часть проектов планировок в городе. И иногда заказчики обращаются к нам с просьбой отложить выполнение проекта. Это влияет на формирование плана, распределение ресурсов. Но мы регулируем, помогаем традиционным для нас заказчикам пройти этот этап, заново пересмотреть возможность строительства на земельных участках.

Уже появились новые требования проектирования, например, по увеличению доли зеленых насаждений?

- Пока новая нормативная база рассматривается, и, возможно, в ближайшее время она будет принята правительством и ЗакСом. В ней достаточно много изменений, и ЛенНИИПроект - основной участник формирования документа. Это упорядочит и создаст предпосылки единых правил игры, требований. И, возможно, упростит процедуру прохождения и согласования проектов.

Можете ли сравнить объемы работ в этом году по сравнению с предыдущими?

- На протяжении третьего года объем выполненных работ держится примерно на одном уровне. В этом году, возможно, возрастет количество проектов жилых зданий. Пока трудно давать оценку - пока еще прошла только половина года. Надеемся, что этот год будет либо на уровне 2011 года, либо чуть лучше. По крайней мере, пока планы на строительство жилья превышают объемы прошлого года.

Почти 35% сотрудников "ЛенНИИПроекта" - пенсионного возраста. Как вы привлекаете молодых специалистов?

- Каждый год к нам приходит порядка десятка, полутора молодых специалистов, уже закончивших вуз. В основном, это те ребята, кто ранее проходил у нас практику. На нее к нам традиционно приезжает очень много студентов, в том числе из других городов: Ростова-на-Дону, Тюмени, Хабаровска, даже Владивостока. И после нее, закончив вуз, молодые специалисты принимаются к нам без стажировки, уже на определенную должность, по оценке кураторов.