Владимир Шахов: Ефим Басин, на мой взгляд, заинтересован в спасении своего бизнеса, а не института саморегулирования

Владимир Шахов

Накануне в Москве, в стенах Национального объединения строителей прошла пресс-конференция бывшего президента Объединения Ефима Басина. И меня, прежде всего,  удивило следующее: на этой пресс-конференции господин Басин, наверное, должен был говорить о подготовке к будущему Съезду НОСТРОЙ, о выборах нового президента, которые инициировал свой внезапной отставкой. Напомню, именно Ефим Басин, написал  заявление о досрочном сложении полномочий. Речь должна  была бы идти о том, что появился конкретный кандидат, который выдвинут окружными конференциями и сейчас оценивается профессиональным сообществом. И только после этого он мог рассказать о делах организации, владельцем которой, по сути, он является. Мне лично, как одному из руководителей СРО, абсолютно безразлично сколькими процентами акций он  владеет, какие субъекты деятельности с ним работали и в каких отношениях он с ними состоит, какие иски к нему предъявляются как к руководителю строительной компании. Это все его личное дело и в стенах Национального объединения должно звучать в последнюю очередь. Или, в таком виде, его пресс-конференция должна была проходить в офисе его собственной компании, а не в офисе НОСТРОЙ.

Полагаю, что все, о чем он говорил, спасая свою компанию, попутно обвиняя в непрофессионализме тех людей, которые давали соответствующие заключения - все это только подтверждает ту главную ошибку, которую он сделал, когда остался на второй президентский срок. Потому что уже тогда специалисты говорили, что на пост президента Национального объединения строителей нежелательно назначать пусть и уважаемого всеми человека, но одновременно являющегося руководителем саморегулируемой организации, являющегося руководителем и владельцем крупной строительной компании. Естественно, исполняя функции президента НОСТРОЙ, он вольно или невольно, но «перетягивал одеяло на себя». И те беды и скандалы, которые впоследствии сотрясали Объединение – конфликты интересов, нецелевое расходование средств – все это звенья одной цепи. Вся нынешняя риторика Басина говорит о том, что он больше хочет спасти собственный бизнес, чем институт саморегулирования в принципе.

источник: АСН-инфо

Виктор Кривошонок: «Разработка стандартов СРО должна соответствовать жестким процедурам»

Об участии саморегулируемых организаций в обеспечении качества и безопасности строительства мы беседуем с президентом СРО НП «Строительный ресурс», кандидатом технических наук, генерал-майором внутренней службы в отставке Виктором Кривошонком.

Виктор Кривошонок - президент СРО НП «Строительный ресурс»

- Виктор Валентинович, нам известно, что недавно в качестве эксперта  Вас привлекали к работе в Самаре. Можете подробнее рассказать о Вашей работе в этом регионе и её результатах?

- Я действительно привлекался в качестве специалиста Одиннадцатым арбитражным апелляционным судом, рассматривавшим дело по иску Общества с ограниченной ответственностью "Альфа-Пожарная безопасность" к Министерству образования и науки Самарской области о расторжении государственного контракта на выполнение работ по установке (монтажу) в образовательных учреждениях Самарской области систем передачи сигнала о пожаре на пульт «Службы оперативного обеспечения (01)», входящих в систему раннего обнаружения пожаров в Самарской области. В результате рассмотрения дела Одиннадцатым арбитражным апелляционным судом исковые требования ООО «Альфа-Пожарная безопасность» были удовлетворены, государственный контракт был расторгнут.

На первый взгляд может показаться, что это один из многочисленных хозяйственных споров. Но это только на первый взгляд. На самом деле - это спор о допустимости изменения технологической схемы передачи извещений о пожаре от объектов защиты на пульты связи пожарных частей, а также о возможности включения в данную схему посреднических организаций (мониторинговых компаний) путем внесения Министерством образования и науки Самарской области в техническое задание к конкурсной документации оборудования, которое должномонтироваться на объектах защиты (школы, больницы, дома престарелых и др. социально значимые объекты), с характеристиками, не позволяющими обеспечить вывод сигналов о пожаре в пожарные части по радиоканалу, выделенному МЧС России в установленном порядке, в автоматическом режиме и на безвозмездной основе.

Умышленно или нет такое техническое задание было подготовлено  Министерством, суд не рассматривал, этим вопросом сейчас занимаются соответствующие структуры. Самое главное, что суд в своем Постановлении от 06.03.2014г. четко определил, что никто не вправе игнорировать требования нормативных правовых актов в области пожарной безопасности, а также изменять разработанные МЧС России в пределах своей компетенции требования к техническим характеристикам оборудования, используемого для передачи извещений о пожарах,  к средствам, способам и порядку его подключения к оборудованию, принятому на снабжение в системе МЧС России и  установленному в пунктах связи пожарных частей.

Также очень важно, что в названном постановлении суд в очередной раз <аналогичный иск в 2012г. уже рассматривался тринадцатым арбитражным апелляционным судом и Северо-Западным федеральным кассационным судом – прим.ред> указал на недопустимость вовлечения в схему передачи извещений о пожарах посредников (коммерческих мониторинговых компаний), на оплату услуг которых по приему-передачи извещений о пожарах, по оценкам экспертов, ежегодно тратиться из бюджетов всех уровней порядка 20 млрд рублей, в то время как передача таких извещений в соответствии с федеральным законом «О связи» должна осуществляться на безвозмездной основе, а их прием и отработка должна осуществляться подразделениями пожарной охраны в рамках исполнения государственной функции, возложенной на них действующим законодательством.

Поэтому можно сказать, что цель моего участия в этом вопросе, основной задачей которого было доказать суду и участникам судебного процесса необходимость исполнения на территории Самарской области требований пожарной безопасности организационного и технического характера, была достигнута.

- Одним из направлений в работе  саморегулируемых организаций по ФЗ-315 является разработка и принятие стандартов профессиональной деятельности. Что изменилось в сфере стандартизации с момента введения саморегулирования? Какую работу в этом направлении ведет СРО НП «Строительный ресурс»?  

- Действительно, статья 4 Федерального закона «О саморегулируемых организациях» относит к предмету саморегулирования разработку и утверждение стандартов и правил предпринимательской или профессиональной деятельности, устанавливающих требования к осуществлению названной  деятельности, обязательные для выполнения всеми членами саморегулируемой организации <далее – СРО>. При этом, стандарты и правила, устанавливая дополнительные требования к предпринимательской или профессиональной деятельности определенного вида, должны строго соответствовать федеральным законам и принятым в соответствие с ними иным нормативным правовым актам.

Важно отметить, что статьей 55.5. Градостроительного кодекса определено, что разработка и утверждение  стандартов  является правом, но ни как не обязанностью СРО. Поэтому, пользуясь предоставленным правом СРО должно четко понимать, что стандарты должны разрабатываться только в целях, определенных статьей 11 Федерального закона «О техническом регулировании», и с соблюдением порядка установленным статьей 12 названного закона. 

К сожалению, как показывает анализ, реальное положение дел в обсуждаемой области в системе саморегулирования пока далеко от идеального.

Стандарты зачастую не соответствуют требованиям технических регламентов и требованиям национальных стандартов и сводов правил, в результате применения которых обеспечивается соблюдение технических регламентов, более того, создают препятствия производству и обращению строительной продукции и/или ограничивают ее ассортимент, ограничивают или устраняют конкуренцию на рынке строительной отрасли, влияют на повышение стоимости объектов строительства. Это прямое следствие того, что федеральное законодательство предоставило СРО самостоятельно устанавливать порядок разработки, утверждения, учета, изменения и отмены стандартов.

На мой взгляд, чтобы стандарты СРО соответствовали положениям статьи 12 Федерального закона «О техническом регулировании» необходимо введение жестких процедур  по порядку их разработки, введению в действие и применению, по примеру того, как это сделало МЧС России, утвердив своим приказом от 16 марта 2007 г. N 140, зарегистрированным в Минюсте РФ, Инструкцию о порядке разработки органами исполнительной власти субъектов российской федерации, органами местного самоуправления и организациями нормативных документов по пожарной безопасности, введения их в действие и применения.

Немаловажным остается и вопрос осуществления контроля СРО за соблюдением своими членами введенных в действие стандартов саморегулируемой организации. При отсутствии механизма контроля, предусматривающего наличие инструментальной базы и высококлассного персонала, разработка стандартов бессмысленна, соответственно и средства затрачены на их разработку впустую.  

К вопросу о финансах, выделяемых на разработку стандартов. Я принимал участие в разработке четырех государственных стандартов, гармонизированных с европейскими нормами. Данная работа проводилась частным специализированным научно-исследовательским центром по заказу одного из федеральных министерств. Можете не верить, но цена госконтракта на разработку этих стандартов была практически на порядок ниже, чем суммы, выплачиваемые СРО коммерческим организациям по возмездным договорам о разработке стандарта саморегулируемой организации.

Не могу не остановиться и на стандартах национальных объединений саморегулируемых организаций.

На сегодняшний день существует Письмо от 14 августа 2012 г. N 00-02-05/2054 «О стандартах СРО, разработанных НОСТРОЙ», согласно которого Национальное объединение строителей имеет право  централизованно разрабатывать стандарты и рекомендации для дальнейшего использования в саморегулируемых организациях. Но по закону такой функции у национальных объединений саморегулируемых организаций нет. Есть функция по формированию предложений по вопросам выработки государственной политики в области соответственно инженерных изысканий, архитектурно-строительного проектирования, строительства, реконструкции, капитального ремонта объектов капитального строительства. Было бы понятно, если бы НОСТРОЙ, да и другие национальные объединения в рамках названной функции проводили работу по разработке проектов стандартов, которые могли быть использованы в качестве основы для разработки проектов предварительных национальных стандартов в соответствии с положениями статьи 16.2  Федерального закона «О техническом регулировании». Поэтому для меня остается открытым вопрос, зачем были затрачены деньги на разработку порядка 100 стандартов НОСТРОЙ, если практически ни один их них не приобрел статуса национального стандарта, а для саморегулируемых организаций (и их членов) данные стандарты не имеют обязательного характера, и контроль за их исполнением со стороны НОСТРОЙ недопустим.

Мы, как известно, пошли другим путем.        

В настоящее время приказом национального органа Российской  Федерации по стандартизации на базе некоммерческого партнерства «Национальный     ситуационный центр развития саморегулирования «Специальный ресурс», членами которого являются и наши СРО, создан технический комитет по стандартизации «Оценка опыта и деловой репутации предприятия» (ТК 066), в составе которого есть подкомитет «Оценка опыта деловой репутации в области производства продукции и услуг строительства» со специализацией – стандартизация деятельности по оценке опыта и качества деловой репутации производителей продукции и услуг для нужд строительства и лиц, осуществляющих строительство, архитектурно-строительное проектирование, инженерные изыскания и иные работы, а также подкомитет «Оценка опыта и деловой репутации в области саморегулирования со специализацией – стандартизация деятельности по оценке опыта и деловой репутации саморегулируемых организаций.  

Основные функции ТК – повышение эффективности работ по стандартизации на национальном и международном уровнях в области многофакторной оценки надежности, опыта и деловой репутации предприятий и их профессионального рейтингирования, разработка стандартов в этой сфере и обеспечение соответствия стандартизации в области многофакторной оценки надежности, опыта и деловой репутации предприятий существующим нормам.

В настоящее время ТК уже организовал разработку первого проекта соответствующего национального стандарта, что крайне актуально в свете вступившего в действие Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» от 5 апреля 2013 года N 44-ФЗ, который включил в требования к участникам закупки «…опыта работы, связанного с предметом контракта, и деловой репутации».

На сегодняшний день в Российской Федерации, да и практически во всех экономически развитых странах,  под понятием деловой репутации организации <нематериальный актив> понимается разница между покупной ценой организации и стоимости ее по бухгалтерскому балансу.

Деловая репутации, в соответствии с ПБУ 14/2007, утвержденными  Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 27.12.2007 № 153н определяется расчетным путем как «разница между покупной ценой, уплачиваемой продавцу при приобретении предприятия как имущественного комплекса (в целом или его части), и суммой всех активов и обязательств по бухгалтерскому балансу на дату его покупки (приобретения)»,  так называемый гудвилл <англ. Goodwill>- экономический термин, используемый в бухучёте, торговых операциях для отражения рыночной стоимости компании без учёта стоимости активов и пассивов.

Учитывая, что положительная деловая репутация может быть приобретена организацией за срок не менее 20 лет, учет деловой репутации при проведении конкурсных процедур недопустим в силу того, что из числа претендентов на заключение государственных контрактов автоматически будут исключены малые и средние предприятия, а также вновь образованные крупные предприятия.

При этом, необходимо подчеркнуть, что сегодня к деловой репутации пока не относятся и не являются объектами   начисления   интеллектуальные  и  деловые  качества  персонала  организации,  его квалификация  и  способность  к  труду, которые неотделимы от своих носителей и не могут быть использованы без них.

В тоже время все прекрасно понимают, что в современной постоянно изменяющейся обстановке единственным стабильным конкурентным преимуществом любой организации является персонал, а деятельность организации осуществляется в условиях разнообразных взаимодействий и взаимосвязей, в окружении, имеющем различные интересы – экономические, политические, правовые, социальные, духовные и пр. Регулирование взаимодействий, влияющих на организацию изнутри и извне, несомненно, является одной из важнейших функций организации, обуславливающей успешность ее деятельности, одной из задач которой является формирование позитивной репутации (подчеркну, что  не деловой репутации, а просто репутации, очень часто подменяемой понятием "имидж"), достижение доверительных отношений с партнерами, потребителями и поставщиками и, что, пожалуй, самое важное, создание высокой имиджевой репутации, которая бы работала на компанию и приносила конкретные результаты.

По этому, целью разработки ТК 066 национального стандарта, пусть даже и добровольного применения, является введение более широкого значения понятия деловая репутация – как  нематериального юридически неидентифицируемого актива, который сложно оценить в стоимостном выражении, но который может быть оценен, например, с учетом:

 – этики в отношениях с внешними партнерами – выполнение обязательств, ответственность, кредитная история, порядочность, открытость;

– этики в отношениях с внутренними партнерами (корпоративное управление) – ответственность менеджеров перед акционерами, мажоритарных акционеров перед миноритарными, финансовая прозрачность бизнеса;

– эффективности менеджмента – рентабельность, наращивание оборотов, рыночная экспансия, инновации;

– качества продукции, услуг;

и др.

Таким образом деловая репутация будет представлять собой устойчивое мнение о качествах и достоинствах организации в деловом мире (в определенном сегменте рынка), важнейшими составляющими которой будут: наличие сильной организационной культуры; высокий авторитет первого лица и топ-менеджмента компании; известность организации на рынке как комбинация финансовых возможностей и длительного лидерства по качеству выпускаемой продукции; инновационность стратегии; присутствие не только на внутреннем, но и на международных рынках; социальная ответственность; порядочность; законопослушность и безукоризненное следование нормам и правилам делового оборота.

- При введении саморегулирования на СРО возлагались задачи по повышению качества и безопасности строительства. Очевидно, что такого рода задача невыполнима без тесного взаимодействия профессионального сообщества (строительных СРО) с федеральными органами власти. В каких направлениях такое взаимодействие может и должно развиваться на настоящем этапе становления саморегулирования?

- На мой взгляд, никакого взаимодействия, выходящего за рамки, определенные федеральным законодательством, с федеральными органами исполнительной власти, особенно с теми, которые осуществляют надзорные и контрольные функции, у строительных СРО быть не должно.

Вопросы повышения качества и безопасности объектов строительства строительным СРО необходимо решать максимально самостоятельно.

Учитывая, что тему разработки стандартов СРО и контроля за их исполнением всеми членами СРО мы уже затронули, хотел бы остановиться на введенных в наших СРО формах и методах работы, которые либо уже позволяют, либо позволят в дальнейшем повысить  качество и безопасность объектов строительства.

Во-первых, это действующие уже около 2-х лет и хорошо зарекомендовавшие себя добровольные аудиторские проверки членов СРО. Подчеркну, что это не финансовый аудит, а аудит специализированный, проводимый специалистами привлекаемой СРО высоко профессиональной организацией, по специально разработанной методике, включающей в себя программы проведения проверок всех сфер деятельности членов СРО. Раскрывать содержание данной программы я не вправе, так как это ноу-хау, принадлежащее на правах интеллектуальной собственности ее разработчикам.

Во-вторых, это созданный нами механизм оказания содействия членам СРО в разработке и реализации мер по обеспечению выполнения на объектах строительства условий, при которых завершенный строительством объект защиты будет соответствовать требованиям пожарной безопасности, требованиям в  области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера и в области гражданской обороны при строительстве, а также Специальных технических условий (СТУ), содержащих технические требования на проектирование и строительство объектов в части обеспечения пожарной безопасности.

Как бы высокопарно не звучало, мы назвали этот механизм «Программа «Культура предупреждения»  в области обеспечения комплексной безопасности на объектах в ходе строительства».

Толчком к созданию и реализации этой программы явилось выступление в марте 2013г. на конференции Национального союза организаций в области обеспечения пожарной безопасности Александра Ивановича Орта, председателя экспертного совета НП «Национальный ситуационный центр развития саморегулирования «Специальный ресурс».

В своем выступлении А.И. Орт отметил, что уровень пожарной безопасности в частности, и комплексной безопасности в целом, объектов строительства, вводимых в эксплуатацию, зачастую не отвечает предъявляемым требованиям.

Последствия этого всем известны – от не подписания акта ввода объекта в эксплуатацию представителями строительного надзора, до необходимости выделения значительных незапланированных финансовых средств на устранение допущенных нарушений. 

По моему мнению, одной из причин сложившейся ситуации является то, что, как правило, СРО свое право, предусмотренное статьей 55.13 Градостроительного Кодекса, по контролю за деятельностью своих членов в части соблюдения ими требований технических регламентов при выполнении инженерных изысканий, подготовке проектной документации, в процессе осуществления строительства, реконструкции, капитального ремонта объектов капитального строительства, не реализуют.

Нежелание СРО осуществлять названную деятельность объясняется тремя основными факторами:

- необходимость выделения значительных финансовых средств как на содержание специализированных структурных подразделений, так и на создание и содержание испытательных центров (в качестве примечания необходимо отметить, что не имея права осуществлять коммерческую деятельность, восполнить понесенные в процессе данной деятельности финансовые затраты СРО не в состоянии);  

- нежелание застройщика разрешать осуществление на своем объекте строительства дополнительного независимого контроля и его желание ограничиться только строительным контролем, который проводит лицо, осуществляющее строительство и подконтрольное застройщику;

- беспокойство саморегулируемых организаций, что введение обязательного контроля над деятельностью своих членов в части соблюдения ими требований технических регламентов резко сократит количество таких членов.

Учитывая весомость перечисленных причин     НП «Национальный ситуационный центр развития саморегулирования «Специальный ресурс» совместно с ЗАО «Институт деловой репутации», одной из целей деятельности которых  является и повышение комплексной безопасности при строительстве, предложили к реализации схему, основной принцип построения которой был основан на одном из тезисов «Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года», утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. N 1662-р, а именно на тезисе, что в области демографической политики и политики народосбережения Российской Федерации «… должна произойти смена приоритетов в государственной политике по обеспечению безопасности населения и территорий от опасностей и угроз различного характера - вместо "культуры реагирования" на чрезвычайные ситуации на первое место должна выйти "культура предупреждения".

Задача реализации функции «культуры предупреждения» возложена в том числе и на ЗАО «Институт деловой репутации», в составе которого создан отдел с первоочередной задачей оказания застройщикам содействия в полном и качественном исполнении разделов проектной документации, разработанной в соответствии с техническими регламентами, регламентирующими вопросы безопасности, а также соответствующими специальными техническими условиями.

С учетом наличия в штатном расписании названного отдела, укомплектованного подготовленными специалистами, ЗАО «Институт деловой репутации» в установленном порядке прошел процедуры добровольной аккредитации в областях, предусмотренных нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, в том числе - в области пожарной безопасности. Получение добровольной аккредитации преследовало не только цель повысить статус ЗАО «Институт деловой репутации» и подтвердить качество оказываемого им услуг. Нельзя забывать, что именно на основании экспертных заключений аккредитованных организаций надзорные органы принимают решения о сроке начала планового мероприятия по контролю на объекте, после его ввода в эксплуатацию.

Взаимодействие ЗАО «Институт деловой репутации» с застройщиком осуществляется на основании договора, что позволяет застройщику своевременно выявить и непосредственно в ходе строительства, без дополнительных финансовых затрат, устранить имеющиеся отступления от разделов проектной документации, разработанной в соответствии с техническими регламентами, регламентирующими вопросы безопасности, и специальными техническими условиями, а также проконтролировать соответствие и качество поставляемых оборудования и материалов.

На первоначальной стадии в целях обеспечения возможности проведения испытаний по оценке качества выполненных работ ЗАО «Институт деловой репутации» планирует заключение договоров с различными экспертными учреждениями, аккредитованными в установленном порядке и имеющими соответствующую лабораторную базу.

В качестве примера можно рассмотреть схему договорных отношений с судебно-экспертными учреждениями «ИПЛ ФПС МЧС России».

            В последующем ЗАО «Институт деловой репутации» планирует создать экспертное учреждение, имеющее собственную лабораторную базу.

            Понятно, что предлагаемая к реализации схема будет иметь право на жизнь только при условии заинтересованности застройщиков в безусловном выполнении требований, влияющих на комплексную безопасность объектов как в ходе их строительства, так и их последующей эксплуатации.  

            Мотивацией к появлению такой заинтересованности, в том числе, будет являться заинтересованность застройщика в повышении своей деловой репутации, о которой мы говорили выше.

- Уже назначена дата очередного Всероссийского съезда СРО строителей (Съезда членов НОСТРОЙ). Какие вопросы, вынесенные на рассмотрение съезда, кажутся Вам наиболее важными?

- Отвечать на этот вопрос я буду не как руководитель СРО, а как простой гражданин Российской Федерации.

На мой взгляд, отсутствие у строительных СРО альтернативы, позволяющей сделать выбор по вступлению в национальное объединение строителей, порождает в безынициативность и нежелание решать первоочередную задачу, возложенную на национальное объединение государством, а именно – задачу по соблюдению общественных интересов саморегулируемых организаций, обеспечения представительства и защиты интересов саморегулируемых организаций в органах государственной власти, органах местного самоуправления, взаимодействия саморегулируемых организаций и указанных органов, потребителей выполненных работ, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства.

НОСТРОЙ выполняет большой объем работ по проведению различных выставок, конференций, разработке стандартов, о чем мы говорили выше, и массы других мероприятий. Но все это напоминает мне жизнь попризыву небезызвестного Л.Троцкого.Боюсь ошибиться, но примерное содержание этого призыва– «Результат – ничто, движение – это все». Соответственно, такое броуновское движение, не преследующее реальной цели, не может не вызывать раздражение строительных СРО - членов НОСТРОЙ. Которым, например, только один законодательный акт, определяющий «правила игры на строительном рынке» в условиях вхождения России в ВТО и массовом издании актуализированных СНиП и российских норм, гармонизированных с европейскими нормами, намного важнее, чем сотня выставок и конференций.

К сожалению, работа в Государственной Думе Российской Федерации НОСТРОЙ не ведется, и в первую очередь по причине отсутствия у НОСТРОЙ конкретных законодательных инициатив .

Уход с поста одного руководителя НОСТРОЙ и приход на этот пост другого ничего не решит, если сообщество строительных СРО на 8-м съезде будет проводить выбор кандидатов по фамилиям и их бывшим заслугам, а не по программам, которые должны были бы пройти до съезда «общественные» слушания, и исполнение которых было бы гарантировано кандидатом, вплоть до принятия им на себя обязательств о досрочном снятии полномочий в случае неисполнения.

Что касается вопросов, выносимых на 8-й съезд, то, на мой взгляд, кроме вопроса выборов нового президента, их должно быть не более двух. А именно – утверждение отчета о расходах НОСТРОЙ за 2013 год и утверждение предварительной сметы расходов НОСТРОЙ на 2014г.  Подчеркиваю, предварительной, так как исполнение сметы должно быть разрешено только в части обязательных выплат (заработная плата, налоги, выплаты в страховые и пенсионные фонды и т.п.). Все остальные планируемые расходы должны быть проанализированы новым руководителем НОСТРОЙ с точки зрения их оправданности и эффективности с последующим вынесением на рассмотрение очередного съезда.

Виталий Никифоровский: «Петербургские градозащитники стремятся вызвать скандал и на этом заработать»

В интервью корреспонденту «Строительного Еженедельника» Агате Марининой генеральный директор компании Springald Виталий Никифоровский рассказал, с чем приходится сталкиваться при работе в историческом центре и отношениях с градозащитниками.

Виталий Никифоровский - генеральный директор компании Springald

– Ваша компания – один из лидеров по проектам в историческом центре. И судя по всему, в ближайшем будущем работы меньше не станет ввиду программы по реновации.
– По количеству выполненных проектов в историческом центре города за последние два года мы действительно лидируем. Что же касается программы реновации, разработанной Смольным, то она станет одним из ключевых драйверов рынка демонтажа наравне с проектом вывода промышленных предприятий за пределы города.
В историческом центре износ по некоторым объектам составляет не менее 70%. Как минимум 30% домов постройки до 1917 года находятся в состоянии аварийности, в том чисел необратимой. Это последствия ошибок прошлого – мы не занимались капремонтом зданий, многие здания не ремонтировались 50-80 лет. Да и строились они без особого внимания и не «на века». Разбирая постройки, мы можем отметить плохое качество кирпича на некоторых объектах – экономили и до 1917 года. Некоторые здания в таком плачевном состоянии, что если их восстанавливать, то в результате получится те же здания, но из новых материалов – старые материалы непригодны для дальнейшего использования, то есть получится новодел, не соответствующий никаким современным нормам градостроительства, которые значительно изменились за последние столетия.
С учетом всех проблем говорить о том, что есть необходимость и технологическая возможность восстановления всех исторических зданий, – кривить душой.

– Например?
– В прошлом году мы проводили демонтаж на Заставской ул., 35. Здание образовывало единый фронт застройки с соседним заданием по Московскому пр., 128, – в советский период был залит бетоном тепловой шов между зданиями. Износ основных конструкций объекта был 90%. Здания, будучи прикрепленными друг к другу, действовали как единая конструкция, испытывали сверхнагрузку и разрушались. Вероятность саморазрушения была настолько велика, что когда техника зашла на площадку, если бы мы не предприняли соответствующее меры по укреплению соседнего здания, то хватило 2-3 ударов стрелой экскаватора, и оба здания сложились бы в один момент.

– Квалификация петербургских демонтажных компаний позволяет правильно оценивать ситуацию на объекте и выбирать оптимальный метод?
– Все компании делятся по своей специализации. Есть те, кто специализируется только на механическом демонтаже, есть демонтажники, выполняющие внутренние работы. Многие наши проекты находятся на стыке этих направлений.
Исторический центр – это всегда очень сложно. Некоторые здания стоят только потому, что держатся за соседние. Далеко не любую технику можно применять. Не все специалисты могут проводить работы. У нас есть технические возможности для ювелирного демонтажа и сверхтяжелое оборудование для массовой работы. Решающее значение имеет накопленный опыт работы с такими объектами, очень ответственные проекты.
В любом случае говорить о том, что сейчас придут какие-то варвары и уничтожат исторический центр, в корне неправильно.

– В Петербурге все же очень трепетно относятся к каким-то действиям в зоне исторической застройки.
– Историческая застройка требует уважения и имеет неоспоримую ценность, но мы не можем все залить эпоксидным клеем, убрать жителей, сделать весь центр зоной неприкасаемого отчуждения. Город – живой организм и должен развиваться.
В конце концов, есть законодательство, которое определяет режим охраны. Все ценные здания взяты под охрану. На всякий случай также охраняются объекты, которые в нынешнем виде особого культурного наследия не представляют.
В мире есть опыт работы с историческими кварталами. Один из вариантов – оставлять фасадную застройку, а внутри здания переконфигурировать. Половина Европы прошла по такому пути, и Петербург вполне может перенять этот опыт.

– С таким мнением явно не все согласятся.
– Сейчас модно заниматься градозащитой. Только не совсем понятно, какова конечная цель. За последние три года мы не увидели ни одного документа от градозащитного сообщества по вопросам сохранения и реновации исторической застройки. Сейчас их позиция сводится к запрету любой деятельности в центре. Хорошо, представим, что такое решение будет принято. Кто будет платить за банкет? За чей счет будет содержаться все это хозяйство?
У градозащитного сообщества сейчас есть несколько течений. И очень похоже, что в последние годы между ними, как во времена СССР, идет социалистическое соревнование «кто больше жизнь отравит девелоперу». Самый яркий пример того, к чему приводят необдуманные действия, – дом Шагина на Фонтанке. К этому году там уже должна была появиться гостиница, но инвестора остановили. В итоге мы имеем полуразрушенное здание с ограничением движения. И что теперь с этим делать, градозащита ответить не может.

– Вы считаете, что диалог с градозащитниками не имеет смысла?
– Можно постараться выстроить диалог. Но разговор может получиться только с теми людьми, которые в конечном итоге способны к производству чего-либо: концепций, решений, документов. Петербургские градозащитники же, на мой взгляд, стремятся вызвать скандал и пытаются на этом заработать. Не уверен, что их не используют для того, чтобы организовать атаку на конкурентов или из политических интересов.

– Какие стратегии в этом ключе выбирают демонтажные компании?
– Демонтажная компания – производитель работ. В абсолютном большинстве случаев к началу демонтажа у девелопера все документы собраны. Есть только один случай за продолжительное время, когда это было не так. За исключением этого инцидента я не помню за 10 лет ни одного снесенного здания, которое имело охранный статус. На момент начала работ по тому же дому Рогова у девелопера все разрешительные документы были собраны.
Часто пытаются закон об охранных зонах перекорежить. Ввести в него понятия, которые фактически запрещают работы в цент­ре, поправки, противоречащие здравому смыслу. Возникают правовые коллизии. В Градостроительном кодексе нет понятия «разрешение на снос», есть «разрешение на строительство». Но Градостроительный кодекс – это Градостроительный кодекс. У нас есть еще Конституция РФ, которая определяет права собственников на имущество, и постройки на территории земельного участка являются имуществом. И если, к примеру, вы не собираетесь ничего строить на новом месте, выполнили все обременения и в какой-то момент приняли решение, что имущество уже устало жить и от него надо избавиться, ни одна инстанция не в праве вам это запретить. Вы должны только доказать безопасность работ со всех точек зрения.

– Может ли градозащитная активность пойти на спад?
– На данный момент есть некоторая безответственность в действиях градозащиты. Думаю, два-три жестких решения администрации по привлечению к ответственности за противоправные действия, которые имеют место быть, – и градозащитное сообщество сойдет на нет в том виде, в котором оно существует сейчас.

– Какие планы у компании на ближайшую перспективу?
– Мы намерены увеличивать свою долю на рынке демонтажа. По итогам прошлого года по этому виду работ мы зафиксировали увеличение объемов работ, проводимых нашей компанией. Прирост составил не менее 25%. В прошлом году мы активно поработали на различных промышленных предприятиях Ленинградской области. Об этом особо никто не знает, но на самом деле там был проведен значительный объем работ. В ближайшем будущем будем продолжать развивать новые направления. В прошлом году мы активно занимались диверсификацией бизнеса. В частности, вышли на рынок работ по реконструкции с проектом «Красные бани». В планах – дальнейшее развитие промышленного проектирования, запуск направления «строительство». Будем заниматься уникальными проектами. Сейчас компания готовится к реализации гидростроительных проектов. Как говорится, не складывай яйца в одну корзину, и все у тебя будет хорошо.