Владимир Григорьев: Недостаток культурной составляющей должен компенсироваться комфортом

Владимир Григорьев: Недостаток культурной составляющей должен компенсироваться комфортом

Владимир Григорьев, председатель Комитета по градостроительству Петербурга, рассказал о том, как происходит корректировка новых ПЗЗ.


– Вы уже говорили, что основным итогом работы КГА в 2015 году считаете утверждение закона о согласовании архитектурного облика объекта. В чем основная идея этого закона? 

– Одна из основных задач нашего комитета – разработка и реализация мероприятий, направленных на проведение государственной политики Санкт-Петербурга и осуществление государственного управления в области градостроительства и архитектуры, формирование архитектурного облика города и ответственность за его гармоничное и комфортное развитие. Отсутствие процедуры согласования градостроительного облика делает эту функцию маловыполнимой. Поэтому мы в соответствии с законодательством возродили процедуру оценки архитектурно-градостроительного облика объекта в сфере жилищного строительства на предмет его соответствия архитектурному облику Санкт-Петербурга. Я убежден, что архитектуру согласовывать необходимо, к рассмотрению особо сложных вопросов я намерен активно привлекать Градостроительный совет при правительстве города.

Отмечу, что ранее мы лишь рассматривали проекты, но не согласовывали их. Теперь эта процедура стала обязательной для всех, кто будет возводить объекты в сфере жилищного строительства. Без согласования архитектурного облика заказчик не сможет получить градостроительный план земельного участка. Хочу подчеркнуть, что данная процедура не лишит возможности людей творческих выражать свои художественные пристрастия и реализовывать свои проекты. При этом сотрудники комитета будут применять свой опыт и квалификацию при оценке реалистичности и законности того или иного проектного решения.

– Что еще необходимо для гармоничного градостроительного развития?

– Нужно, чтобы закон об архитектурной деятельности реально работал, а Градкодекс по крайней мере содержал на него ссылки. Сегодня, к сожалению, сфера архитектуры представляет собой поле неопределенности – и правовой (с точки зрения авторских прав), и организационной. Кроме того, необходимо поднимать престиж архитектурной профессии, поддерживать молодых профессионалов, искать таланты.

Еще одно больное место – проекты планировки территории, которые преимущественно разрабатываются по заказу частных инвесторов с учетом в первую очередь их интересов, в то время как основная задача ППТ – представить комплексное видение планировочного и пространственного развития достаточно больших территорий в существующем контексте и с учетом перспектив развития. Очень часто утвержденным проектам планировки под тем или иным предлогом пытаются не следовать.

Кроме того, Градкодекс допускает выдачу градостроительного плана земельного участка как отдельного документа, дающего право на любые действия, не противоречащие Правилам землепользования и застройки. Это порождает опасность несбалансированного развития территорий, хаотичной застройки и т. д.

– Какие из уже одобренных и реализуемых проектов планировки территории действительно хороши для Санкт-Петербурга? И как могут развиваться события в связи с проектом Glorax Development на намывных территориях Васильевского острова?

– Как вы знаете, сейчас комитет готовится к принятию новых Правил землепользования и застройки Санкт-Петербурга, нами уже проведена большая работа по подготовке проекта правил с учетом изменений, внесенных в Генеральный план города применительно ко всей его территории. Мы также подготовили карты градостроительного зонирования, высотного регулирования и градостроительных регламентов, провели публичные слушания. Сегодня можно говорить о том, что с принятием правил будет установлен пониженный коэффициент использования территорий для многоэтажной застройки, введены более четкие правила в части озеленения земельных участков, высотные параметры изменятся на всей территории города в сторону уменьшения. Изменения отражают то, что лично меня категорически не устраивало в пока еще действующих ПЗЗ. Соответственно, ранее утвержденные проекты планировки, с моей точки зрения, по этим параметрам не отвечают представлениям о комфортной среде. Хотя, подчеркну, что все ранее утвержденные ППТ имеют ценность с точки зрения определения планировочных элементов, установления «красных линий», функционального зонирования. Да и вообще любой градостроительный документ, определяющий правила использования территории, полезен.

Безусловно, в ППТ устанавливаются максимальные параметры. Но застройщики относятся к ним как к планируемым. К сожалению, наши рыночные реалии ставят проекты с пониженным выходом квадратных метров, практически невзирая на качество среды, на грань рентабельности, в основном из-за того, что цена земли ориентирована как раз на максимальные показатели. 

Мы пришли к выводу о необходимости понижения максимального показателя, чтобы сформировать предпосылки, в том числе для инвесторов, для создания комфортной жилой среды при условии экономической состоятельности проекта.

Если говорить о проекте Glorax Development на намывных территориях Васильевского острова, имеет место изменение функционального назначения территории – перевод из деловой функции в жилую. Жилое строительство в этой зоне допускается как условно разрешенная функция не более чем на 50% территории. В конце прошлого года был проведен очень интересный международный конкурс, где заказчики и архитекторы определили свое представление о развитии данной территории, однако без корректировки ППТ там возможно только строительство нежилых объектов.

Мы отдаем должное желанию инвестора реализовать качественный с точки зрения градостроительства и архитектуры продукт. Я считаю, что в данном случае возможно принять компромиссное решение по развитию этих кварталов. Главное – избежать негативного влияния на соседние территории и необходимую социальную инфраструктуру разместить на территории застройки. Спорно, что в порту не будут развиваться места приложения труда, но это рыночный вопрос: оставлять территории под будущее развитие или ориентироваться на требования сегодняшнего дня. Желательно, чтобы была найдена золотая середина.

– Ее должны искать совместно органы исполнительной власти и инвестор?

– Это самый правильный путь. Мы все время говорим о необходимости эффективного взаимодействия, диалога между властью и бизнесом. Ни в одной стране освоение территории не происходит без учета мнений представителей органов государственной власти и интересов и планов на развитие территории инвесторов. Везде идет поиск компромисса. Для нас этот поиск осложнен тем, что почти вся территория уже находится в частной собственности. Однако думаю, что ситуация с проектом Glorax Development может стать показательной в плане достижения общей цели. 

– Претерпит ли изменения работа градостроительного совета? И есть ли планы по более тесному взаимодействию с коллегами из Ленобласти по застройке на границах Петербургской агломерации?

– В 2016 году нам предстоит большая работа по определению основного вектора перспективного планирования города и области, определению параметров пространственного развития. Мы надеемся сделать это в рамках разработки Концепции совместного градостроительного развития Санкт-Петербурга и Ленинградской области, которая должна стать основой для подготовки нового Генерального плана Санкт-Петербурга на долгосрочную перспективу. 

Конечно, при рассмотрении вопросов взаимовлияющих градостроительных решений было бы правильным участие в обсуждении специалистов как из города, так и из Ленобласти. А поскольку Градсовет предполагает наличие экспертных и рабочих групп, определенно имеет смысл создать группу по вопросам именно совместного градостроительного развития.

– Одним из лейтмотивов при обсуждении градостроительного будущего города является идея о том, что прежде всего необходимо определить, каким его хотят видеть горожане и власти. У вас есть детальная картина?

– Градостроительство очень инерционно. Город Санкт-Петербург должен оставаться городом Санкт-Петербургом, включая и Ленинград. Я решительный противник вырывания страниц из нашей истории, особенно из истории градостроительства, ведь в советский период, к счастью, не было допущено серьезных градостроительных ошибок. 

Уверен, что Санкт-Петербург не должен быть везде 25-этажным. Я бы хотел, чтобы недостаток историко-культурной составляющей городской среды, который существует во всех кварталах новой застройки, компенсировался комфортом проживания. В определенном смысле мы должны создавать комфорт, ориентируясь на приоритеты и предпочтения жителей. 

Что касается территорий «серого пояса», очевидно, что в своем как прошлом, так и нынешнем развитии они абсолютно не отвечают задачам сегодняшнего дня. Там должны сохраняться, на мой взгляд, места приложения труда, в том числе производственные площадки, которые не требуют выделения санитарно-защитных зон. В целом при развитии «серого пояса» необходимо придерживаться пропорции 30:30:40, где 30% – это рекреационная зона, еще 30% – зона коммерческая и мест приложения труда и 40% – жилая застройка. Таким образом, предпочтительным выглядит выбор модели полицентрического развития, которая существовала и в советское время. Размещение объектов культуры, искусства, бытового обслуживания на территории «серого пояса» позволит минимизировать перемещение граждан по городу. Эти идеи будут закладываться в новый Генеральный план Санкт-Петербурга.

– Какие цели вы ставите перед собой на ближайшую перспективу?

– Моя задача – сделать работу комитета упорядоченной настолько, чтобы это позволяло застройщикам чувствовать себя определенно. Потому что любая определенность, в моем понимании, есть комфорт для инвестиционной деятельности. 

Я также ставлю перед собой задачу свести все изменения законодательства к техническим корректировкам, не влияющим на инвестиционный климат. Я намерен упорядочить процесс планирования и проектирования территорий города. С этой целью планируется отменить распоряжения КГА по фактически не сделанным проектам планировки. А будущие проекты планировки соответствующих территорий целесообразно выполнять под контролем КГА, чтобы инвестор четко понимал, что работать на них можно по четко заданным правилам игры. 

автор: Татьяна Крамарева

Станислав Данелян: В Кудрово появится частичка Финляндии

Станислав Данелян: В Кудрово появится частичка Финляндии
Изображение: Никита Крючков

ГК «Арсенал-Недвижимость», невзирая на кризисные времена, планирует приступить к реализации двух новых проектов – в Кудрово и Буграх.


Генеральный директор компании Станислав Данелян раскрыл детали новых проектов. 

– Станислав Самвелович, что нового «Арсенал-Недвижимость» собирается предложить покупателю в таком пестрящем разнообразием новостроек районе, как Кудрово?

– Напомню, что это уже второй проект «Арсенала» в Кудрово. Первый – ЖК «Флагман» – мы завершили в 2015 году. Новый проект предполагает строительство 35 тыс. кв. м жилья. Жилой комплекс будет состоять из четырех зданий, объединенных общей стилобатной частью. Проект разработан совместно с финскими архитекторами и будет заметно отличаться от окружающей застройки интересными элементами европейской архитектуры, яркими фасадами с панорамным остеклением, продуманной организацией придомового пространства. Такой небольшой европейский проект в Кудрово.  Единый стилобат позволяет ограничить движение автотранспорта непосредственно у домов и увеличить площадь для благоустройства.

В комплексе предусмотрен подземный паркинг, прогулочные зоны, детские и спортивные площадки. В общей стилобатной части разместится единая торговая галерея, а в цокольном этаже каждого из корпусов – небольшая зона отдыха, включающая сауну. Еще одна идея финских коллег – максимальное количество кладовых, которые предусмотрены не только на этажах, но в и в паркинге. И конечно, покупателям квартир в жилом комплексе будут предложены эргономичные европейские планировочные решения. Доля таких квартир составит примерно 60% от общего их числа. Замечу при этом, что долю квартир-студий в этом проекте мы сократили до 10%. Как и во всех наших проектах, квартиры мы предлагаем с полной отделкой. Отделка у нас одна из самых заметных на рынке в плане качества и дизайна. 

– Как будет называться новый комплекс?

– Пока мы не хотим этого раскрывать, работа над брендингом проекта пока не закончена и завершится в мае. На стройплощадку мы планируем выйти в июне текущего года, а полностью завершить проект в 2019-м. Также мы ведем переговоры с нашим давним партнером «СВП-Групп» о покупке соседнего участка на 65 тыс. кв. м жилья. В случае удачного завершения сделки мы планируем продолжить наш проект на новом участке. 

– В декабре прошлого года Градсовет Ленобласти согласовал ваш проект в Буграх, ранее им же отклоненный по причине несоответствия Правилам землепользования и застройки территории. Каковы его новые параметры? 

– В Буграх мы собираемся построить 306 тыс. кв. м примерно на 10 тыс. человек. Этажность (12 этажей) и плотность застройки полностью ответствуют ПЗЗ. На участке запланирована школа на 929 мест и три детских сада суммарно на 615 мест.  На наш взгляд, в ближайшие годы интерес застройщиков из уже довольно перенасыщенного навостройками Мурино переместится именно в Бугры, которые отличаются сравнительно неплохой транспортной доступностью. Наш участок находится рядом с КАД и имеет больше преимуществ, чем более отдаленные от кольцевой автодороги пятна, которые застраивают некоторые наши конкуренты. Кроме того, в непосредственной близости от нашего квартала будет возведена развязка, что только улучшит транспортную доступность этой территории. 

В настоящий момент идет инженерная подготовка территории, прокладываются сети – канализация, электричество, тепло. Выйти на стройку мы планируем в 2017 году. Бренд проекта пока тоже находится в разработке, но уже точно могу сказать, что он будет отличаться ярким, нестандартным позиционированием, включать немало интересных опций для покупателя и, как и все наши проекты, при вполне конкурентоспособной цене относится скорее к комфорт-классу, чем к сегменту эконом. Из тех идей, что уже запланированы к реализации, – вынос парковочных стоянок ближе к КАД, за пределы придомовых территорий, ограничение движения автотранспорта внутри квартала, создание там обширной благоустроенной зоны и 400-метрового променада. Для удобства жителей мы планируем организовать внутриквартальное маршрутное такси (такой микроавтобус компания уже организовала для жителей ЖК «Солнечный» в Мурино). 

– Снижение этажности и плотности застройки значительно снизило ваши финансовые ожидания от проекта?

– Мы – законопослушная компания и, безусловно, учли все требования Ленобласти. Однако, на наш взгляд, старая версия нашего проекта была не менее удачна, чем та, что в конце концов была одобрена Градсоветом. Ведь весь вопрос заключается не в этажности, а плотности застройки. Возводя дома не в 12, а, скажем, в 16-20 этажей, мы не превышаем плотность застройки, но при этом высвобождаем больше места для детских площадок, внутриквартальных проездов, зеленых зон, парковок. На наш взгляд, проект то этого только выигрывает. 

– Вы считаете требования по высотности и этажности завышенными?

– Нет, они справедливы. Но когда идет речь о комфорте жителей, при формировании этих параметров должен использоваться рациональный подход. Например, во вступивших в силу Региональных нормативах градостроительного проектирования (РНГП), утвержденных соответствующим постановлением правительства Ленобласти, есть указание, что высота 12-этажного здания не должна превышать 37 м. Элементарный расчет показывает, что строить так невозможно. Это значит, что высота потолков в квартире должна быть не более 2,5 м, а коммерческих помещений на первых этажах с учетом воздуховодов – не более 2 м, при этом неясно, как в это ограничение мы можем заложить машинные отделения, выход на кровлю, парапет и т. д. Все это в совокупности даже при самых минимальных параметрах превышает заложенную в РНГП норму. Мы обратили внимание правительства Ленобласти на это противоречие и вносим изменение в РНГП и градпланы – это процедура, которая, к сожалению, занимает немало времени. Сейчас многие застройщики могут столкнуться с этой проблемой. 

– Насколько повлияет на рынок, на ваш взгляд, предложенная правительством Ленобласти схема зонирования «Светофор»?

  – Эта инициатива, безусловно, окажет влияние на рынок. И в первую очередь на тех застройщиков, что работают на грани себестоимости. Обязанность строить всю инфраструктуру за свой счет нивелирует экономическую эффективность их проектов. Для застройщиков с более устойчивой финансовой основой их проектов такая инициатива, конечно, не будет столь разрушительна, но в то же время не добавит оптимизма при принятии новых инвестиционных решений. Напомню, что программа «Соцобъекты в обмен на налоги» задумывалась с целью привлечения налогоплательщиков в регион и прекрасно работала все это время именно потому, что была предусмотрена схема выкупа соцобъектов. Допускаю, что возможен обратный отток компаний, поскольку смысл платить налоги в бюджет области становится неясным. 

– Вы планируете проекты в городе?

– Мы рассматриваем любые интересные для нас варианты как в городе, так и в области, формируем земельный банк. Основной потенциал города, конечно, это редевелопмент «серого пояса». Также для нас интересен такой формат, как апартаменты. Но не в том случае, когда апартаменты строят где-то на периферии, поскольку не удалось изменить функциональное назначение полученного участка; нам хотелось бы реализовать проект в интересных локациях в центральных районах Петербурга. Я думаю, мы хорошо бы справились с этой задачей. Это будет шаг вперед.

автор: Ольга Фельдман

Старая логика производства должна быть упразднена

Градостроители открываются сотрудничеству с другими профессионалами, убежден Вилли Мюллер, испанский урбанист и футуролог.

Старая логика производства должна быть упразднена

Институт передовой архитектуры Каталонии был создан на рубеже веков для развития новых моделей градостроительства, основанных на понятии metapolis – «метаполия», которое подразумевает, что не только техническая, материальная часть архитектуры составляет город. «Мы решили развивать свое видение как парадигмы в мире архитектуры», – объясняет Вилли Мюллер, сооснователь Института передовой архитектуры Каталонии (IAAC). Особенность парадигм, предлагаемых к изучению в IAAC, но не изучаемых в известных крупных университетах, в их соотнесенности с рядом изменений, которыми ознаменовалось начало XXI века. «Парадигм много. Но важно понять, что на самом деле изменяется прежде всего парадигма ментальная, философская», – уточняет испанский футуролог.

 В поисках крайней точки

 Вниманию петербургского профессионального сообщества он представил ряд парадигм, наиболее явно требующих обсуждения. Так, предметом исследований в IAAC являются отношения в парадигме «мегагорода/запрограммированные коллапсы». «Где та максимальная точка напряжения, которую сможет выдержать инфраструктура, после чего она должна будет измениться? Можем ли мы, например, бесконечно увеличивать сеть подземного транспорта? Кажется, нет. И я не знаю ни одного института, который мог бы смоделировать катастрофы в городской среде, которая нас окружает», – комментирует Вилли Мюллер. С этой парадигмой соотносятся и вопросы использования высвобождающихся общественных пространств, чьи прежние функции перестали быть востребованными.

Парадигма «изменение климата/изменение инфраструктуры» предполагает новый взгляд на последствия глобального потепления. «Глобальное потепление на четыре-шесть градусов приведет к резкому сокращению площади суши. И это не гипотеза – это уже подтверждается реальностью. Важно не показать, какой будет катастрофа, а ввести это понятие в нашу повестку», – говорит Вилли Мюллер.

Еще одна парадигма, предложенная им к осмыслению, – «открытое публичное пространство/гиперсвязанность людей». Если ранее понятия «площадь», «улица» подразумевали место, где люди наиболее мощно ощущали свою общность, связанность, то теперь эта связанность отвлечена от физического пространства. К этой парадигме примыкает и та, которая соотносит производство материальных вещей и понятие сети, сетевого общения. «Мы переживаем революцию в производстве. Старая индустриальная логика меняется. На смену старым клише, включающим серийное производство, делокализацию (перенос производства в другие места), необходимость складирования продукции, приходит логика локального производства, использующего местные материалы», – утверждает господин Мюллер. «Старая логика производства должна быть упразднена, потому что она разрушает нашу экологию, и стоимость этого экологического следа становится все более важной в сознании людей», – добавляет он. В качестве иллюстрации «новой индустриальной логики» футуролог приводит уже реализуемые локальные проекты по выращиванию овощей в городской среде. «Можем ли мы представить, что в будущем станем выращивать овощи с применением искусственного освещения, используя, например, площади бывших паркингов, потребность в которых отпадет с отказом от личного автотранспорта?» – спрашивает Вилли Мюллер.

 Помедленнее, пожалуйста

 Парадигма, которая вызвала, пожалуй, самую оживленную реакцию петербургской аудитории, – «гиперрегионы/«медленные» города (slow cities)». «С одной стороны, мы видим гиперрегионы – густонаселенные и очень быстро развивающиеся. А с другой – мы все хотим замедлить это развитие и жить спокойно, неспешно, общаясь с соседями и друзьями, имея возможность пешком дойти до аэропорта», – комментирует футуролог, уточняя, что, разумеется, отдает себе отчет в том, что добраться до современных аэропортов без средств передвижения невозможно. «Может быть, как раз и нужно разработать новый подход к аэропортам? Я хочу сказать, что иное видение проблемы может привести к иному функционированию, иному облику города», – добавляет он.

Актуально звучит для Петербурга, наверное, и парадигма «смарт-города/понятие самодостаточности». «Люди всегда старались найти возможности следить за происходящим в городе, вообще установить связь с окружающей средой. Но камеры слежения, устройства для контроля представляют собой репрессивную сторону – устаревшую. А новая ментальность, новые технологии учат быть самодостаточными и не зависеть ни от кого. Это противоречие подобно человеку, которого тянут в разные стороны. Поэтому очень важно понять эти явления – необходимость установления связи с окружающей средой и уважения независимости – с точки зрения государственной», – говорит Вилли Мюллер. Слишком часто, по его мнению, технологические корпорации «устанавливают прямые связи с властью, продавая сложные технологии, устройства государственным учреждениям, которые не слишком хорошо понимают, что им нужно на самом деле».

автор: Татьяна Крамарева