Михаил Копков: Я фанат петербургского стиля

Михаил Копков: Я фанат петербургского стиля

Недавно принятые в Петербурге ПЗЗ повлияют и на работу архитекторов, и на планы инвесторов, считает Михаил Копков, гендиректор ООО «ЯРРА Проект».


– Михаил Павлович, насколько, по вашему мнению, новые Правила землепользования и застройки соотносятся с градостроительными традиция­ми Санкт-Петербурга?


– Наш город один из немногих в России, который развивался и строился по градостроительному плану. В настоящее время Санкт-Петербург сформировался как цельный градостроительный ансамбль со своим неповторимым стилем.

Воспринимать новые ППЗ необходимо с точки зрения того, насколько они могут навредить или, наоборот, помочь развитию города, формированию его новых ансамблей, реконструкции старых районов города. Я один из тех архитекторов – фанатов города, которые настаивают на том, что существует петербургский стиль и архитекторы, работающие в Петербурге, должны его придерживаться. А что будет с новыми ППЗ и как они повлияют на развитие отрасли – покажет время: слишком много инстанций пытались внести свои идеи в этот документ.

Однако очевидно, что установление предельной высотной отметки на уровне 40 м – вопрос спорный, и восприятие этого новшества скорее отрицательное: Петербургу требуется разная высотность зданий. А предусмотренная возможность согласования отклонений от 40-метровой отметки носит, по моему мнению, умозрительный характер.

Напомню, ранее был принят высотный регламент, причем принят в соответствии с закономерностями развития города. Введение 40-метрового ограничения равносильно признанию того, что регламент был ошибкой. Так ли это – вновь спорный вопрос.

Новый закон о согласовании архитектурно-градостроительного облика объекта необходим для определения соответствия проекта нормативам, но при этом необходимо учитывать творческий почерк автора проекта.

Все дома в исторической части города индивидуальны, имеют свое лицо и творческий почерк архитектора, но в то же время объединены единым петербургским стилем.

– Из каких принципов вы исходили при разработке концепции ЖК «Два ангела»? Над какими аспектами пришлось работать особенно интенсивно в свете новых ПЗЗ?

– Этот объект появится на Республиканской улице – совсем близко к центру города, к Неве, застройке Малоохтинского проспекта. Это ответственное место, требующее соответствующего отношения архитектора. Люди действительно должны чувствовать, что находятся в зоне градостроительной ответственности Санкт-Петербурга – дома там должны быть красивыми. При проектировании мы большое внимание уделяли прорисовке силуэта здания, делая его более плавным и мягким.

При выборе цветового решения фасадов разработано несколько вариантов, из которых мы остановились на строгом сочетании серого и белого оттенков с вкраплениями бронзы в конструкциях остекления лоджий. Также традиционно для наших объектов мы разрабатываем дизайн для входных вестибюлей.

– Соблюдение стилевого единства не всегда совместимо с требованиями экономической целесообразности. Ваши заказчики не возражают против таких архитектурных решений?

– ООО «ЯРРА Проект» входит в состав ГК «РосСтройИнвест», и у нас сложились уникальные отношения с основным заказчиком. Мы обсуждаем проекты вместе со строителями, заказчиками, инвесторами, и это, думаю, абсолютно правильная практика.

Наша проектная группа разрабатывает проекты различной тематики. Помимо жилых комплексов мы разработали по заказу Академии боевых искусств многофункциональный спортивный центр, строи­тельство которого ведется в настоящее время.
Чтобы перекрыть большепролетный зал для проведения спортивных соревнований, мы использовали деревоклееные конструкции.
В образе этого здания мы хотели запечатлеть момент броска при борьбе. Теперь идея воплощается в жизнь в «грубых» материалах.

Помимо этого, сейчас вблизи озера Разлив в Сестрорецке строится база отдыха. В этом проекте мы здание вписываем в ландшафт, проектируем весь участок с постановкой парковой скульптуры, малых архитектурных форм, с посадкой новых деревьев и устройством водоемов. В отделке здания мы использовали натуральный камень и лицевой кирпич красно-коричневого оттенка с очень интересной фактурой. Внутренние пространства как бы сливаются с природным окружением.

Среди наших недавних проектов – жилой дом в Москве. И, кстати, после презентации проекта московским заказчикам они сразу отметили, что проект нарисован петербуржцами.

Наш принцип – средовой подход к архитектуре: соотнесенность зданий с ландшафтом и близостью водной глади, ансамб­левость застройки, внимание к деталям, масштабность архитектуры.

– Как профессиональный опыт повлиял на ваше понимание петербургского стиля?

– Время диктует понимание пространства. Среда определяет архитектурное решение. Восприятие меняется, у Петербурга учишься очень многому.

Это серьезная открытая книга: здесь творили архитекторы, которые вложили в здания Петербурга свою жизнь. Может быть, не каждому дано ее прочитать. Или каждый читает, насколько он может.

– Законодательство в области архитектуры продолжает совершенствоваться. Готовятся поправки в закон об архитектурной деятельности. Какими они должны быть, по вашему мнению?

– Профессиональному сообществу сегодня уже предложен к обсуждению стандарт архитектора, градостроителя. Подобные стандарты существуют во всем мире: на архитектурной сцене присутствует именно физическое лицо – архитектор, а не юридическое лицо – фирма, в которой он работает.

Именно архитектор получает определенные профессиональные допуски и организует свою профессио­нальную деятельность в соответствии со стандартом. К сожалению, в нашей стране этот механизм пока не действует. И закон об архитектурной деятельности как раз пытается ввести его в наше юридическое поле. Архитектор, автор проекта может выступать как физическое лицо, даже заключать договор с заказчиком именно как физическое лицо. Кстати, созданное пару лет назад некоммерческое партнерство «Межрегиональная палата архитекторов по Северо-Западному федеральному округу», где я выступил участником учредительного собрания МПА, объединяет как раз архитекторов, а не архитектурные бюро (в отличие от СРО).

Принятие стандарта архитектора детализирует в числе прочего требования к его квалификации не только в плане наличия профессионального образования, но и с точки зрения опыта профессиональной деятельности. Окончив профильный вуз, вчерашний студент не становится архитектором: он должен сначала получить профессиональную квалификацию. Обществу нужно понятие «архитектор». Может быть, это поднимет престиж профессии и качество архитектуры.

Профессия архитектора похожа в известной степени на профессию врача: основной принцип для нас – также «Не навреди». Это очень важно. Плоды труда архитектора остаются надолго, потому что затрачены достаточно серьезные средства. И сегодня не так просто снести новое здание, как этот делалось в царской России (например, это произошло с недостроенным зданием по проекту Джакомо Кваренги, которое возводилось на месте существующей по сей день Биржи зодчего Тома де Томона на стрелке Васильевского острова). Но, к сожалению, возникают произведения, которые город не украшают. Так что ответственность архитектора очень велика. И поэтому она должна быть регламентирована.

Соответственно, открытым остается вопрос о наделении архитектора как личности, которая несет моральную ответственность за свою постройку, более широкими, чем сейчас, полномочиями. Как правило, архитектору очень сложно влиять на ход строительства: его неопределенный правовой статус ограничивает его рамками авторского надзора, тогда как технический надзор и решения по прочим важнейшим вопросам входят в сферу компетенции заказчика. Между тем именно архитектор лучше, чем кто бы то ни было, представляет, каким должен получиться объект. Он придумал концепцию, обговорил все детали до начала строительства с инвестором, заказчиком – и вдруг ответственность за принятие всех решений в ходе строительства возлагается на других лиц. Мое мнение: закон об архитектурной деятельности должен внести ясность в этот вопрос.

автор: Татьяна Крамарева

Павел Созинов: ОНФ намерен бороться за повышение качества услуг ЖКХ

Павел Созинов: ОНФ намерен бороться за повышение качества услуг ЖКХ

Общероссийский народный фронт в Петербурге считает, что необходимо сделать прозрачными расчеты между всеми участниками платежей за ЖКУ и, таким образом, снизить финансовую нагрузку на добросовестных граждан за предоставленные коммунальные услуги. 


Член регионального штаба ОНФ в Петербурге,  генеральный директор Фонда содействия развитию системы общественного контроля Павел Созинов рассказал  о самых серьезных на сегодняшний момент проб­лемах, которые затрагивают практически всех жителей нашего города.

– Все УК должны были перейти на новые профстандарты для работников. Готовы ли они к этому?  

– Действительно, с 1 июля 2016 года вступили в силу положения Федерального закона № 122-ФЗ, которые предусматривают существенные изменения в Трудовом кодексе. Статьи 195.2 и 195.3 ТК РФ разъясняют, что если в законе есть квалификационные требования, то применение профстандарта в части этих требований обязательно для каждого работодателя. Теперь Трудовая инспекция может штрафовать УК, если ее работники не будут соответствовать требованиям профстандартов для сотрудников.

Что это означает на практике? Каждому сотруднику УК необходимо будет пройти освидетельствование на соответствие требованиям. Такое освидетельствование в специализированной фирме обойдется УК в десятки и даже сотни тысяч рублей. А это дополнительные расходы. В ходе освидетельствования Трудовая инспекция проверит и соответствие инвентаря у работников УК. Любое несоответствие будет вести к серьезным штрафам, которые УК переложит на петербуржцев. Требования этих стандартов могут не отвечать практике обслуживания дома. А фактически несут в себе коррупционную составляющую. Приведу конкретный пример: правила строго прописывают, что маляр для работы должен использовать ведро строго определенного размера. А если работник возьмет ведро немного больше, чем прописано в профстандарте, это штраф. Очевидно, что требования необходимо привести к реалиям.

– Как регулировать расчеты с поставщиками услуг?

– На сегодняшний день основной договор РСО в любом случае заключается с управляющей компанией, которая должна осуществлять надлежащий контроль за объемом предоставляемых коммунальных услуг. То есть договор не заключается с каждым собственником, как, например, это происходит в случае с поставщиками электро­энергии.

Законопроект, который сейчас рассматривает Госдума РФ, предусматривает механизм перехода РСО на прямые расчеты за оказанные услуги с населением. Этот документ согласован во всех профильных ведомствах и должен поступить в аппарат Правительства РФ. Однако монополизация РСО платежей может сказаться на стоимости и качестве предоставляемых ими услуг.

– Многие граждане обращают внимание на то, что государственная информационная система (ГИС ЖКХ) так и не стала тем порталом, в который можно обратиться по всем вопросам: проверить лицензию УК, сверить расходы на коммунальные услуги и т. п. Почему этого так и не прои­зошло?

– Для граждан порядок расчетов и оплаты пока не изменится. Органы государственной власти Петербурга, курирующие сферу ЖКХ, заинтересованы, чтобы платежи шли через ГУП «ВЦКП ЖХ», которое обслуживает более 70% платежей. Остальные расчетные центры занимают небольшую долю в городе. Проблема заключается в том, что ГУП «ВЦКП ЖХ» и действующие расчетные центры изначально созданы как внутренние закрытые системы для расчетов. Альтернативой расчетным центрам могла бы стать внешняя единая информационная система ГИС ЖКХ.

В системе должна быть размещена полная информация о домах и платежах за жилищно-коммунальные услуги. Заявлялось, что в ней можно будет получить исчерпывающую информацию по расчетам за жилищно-коммунальные услуги, увидеть информацию, которую управляющие компании и ТСЖ обязаны с 1 июля предоставлять по закону.

По словам представителей управляющих компаний, на сегодняшний момент УК и ТСЖ не имеют технической возможности внести данные в систему по лицевым счетам граждан, часть разделов системы до сих пор находится в стадии разработки. Поэтому, к сожалению, мы не ожидаем кардинальных изменений по увеличению наполняемости ГИС ЖКХ информацией. Нет единой системы отчетности, в том числе нет базы данных на ГИС ЖКХ. Органы государственной власти, курирующие сферу ЖКХ, не реагируют должным образом на жалобы граждан о правильности начислений за жилищно-коммунальные услуги, так как не располагают полной и достоверной информацией о реальных затратах управляющих организаций, включаю­щих в счета горожан дополнительные необоснованные затраты на коммунальные услуги. Наше предложение заключается в том, что если ГИС ЖКХ не будет выполнять те функции, для которых она задумывалась, то давайте передадим эти функции на региональный уровень.

Мы рекомендуем органам госвласти реализовать такую систему в Петербурге. Необходимо сделать расчеты между всеми участниками платежей за жилищно-коммунальные услуги – жильцами, управляющими компаниями, ресурсо­снабжающими организациями – прозрачными, а финансовую нагрузку на граждан меньше.

– Есть еще одна острая проблема – образование задолженности перед УК за помещения, находящиеся в собственности Санкт-Петербурга. Как ее решать?

– Да, в собственности Санкт-Петербурга находятся жилые и нежилые помещения, расположенные в МКД, которые передаются в пользование третьим лицам на срок менее одного года. Арендаторы не всегда добросовестно оплачивают потребляемые ими услуги и не участвуют в содержании и ремонте общего имущества собственников МКД, что приводит к убыткам управляющих организаций. Комитет имущественных отношений Санкт-Петербурга должен актуализировать данные по арендуемым помещениям.

Следует также установить одним из условий заключения договора аренды с будущими арендаторами заключение либо предварительного договора с управляющей организацией, либо трехстороннего договора, одной из сторон которого выступит УК.

– Как в Петербурге решаются вопросы изношенности внутриквартальных трубопроводов теплоснаб­жения?

– УК не имеют законной возможности ремонтировать участки внутриквартальных трубопроводов теплоснабжения более 2 м, ввиду того что эти работы относятся к капитальным. Мы предложили исполнительным органам власти провести инвентаризацию и разграничение сетевого хозяйства между РСО  и УК по  домам «на сцепке», то есть тем, которые имеют последовательное присоединение друг к другу. В качестве пилотного проекта надо выбрать один район и установить во всех домах «на сцепке» приборы учета. И составить план мероприятий по кардинальному решению этого вопроса на основе мониторинга по аварийности.

– Какие предложения для улучшения жизни горожан были сделаны от ОНФ?

– Напомню, что сам вопрос о повышении качества предоставляемых услуг ЖКХ был поставлен президентом России, лидером ОНФ Владимиром Путиным еще в мае 2013 года на заседании Госсовета РФ «О мерах по повышению качества предоставления жилищно-коммунальных услуг». Мы обратили внимание на формальные подходы к выдаче лицензий управляющим компаниям, к аттестации специалистов. Следует устранить соответствующие недостатки.

Особое внимание необходимо уделить УК, получающим лицензии, но не имеющим домов в управлении и опыта управления МКД. Кроме того, необходимо определить критерии по оценке управляющих компаний в соответствии с принятым Федеральным законом о лицензировании деятельности по управлению многоквартирными домами от 21.07.2014 № 255-ФЗ, так как проверки управляющих компаний являются в большей степени формальными и не опираются на реальную практику работы. Минстрою необходимо четко регламентировать нормативы, в которых будет исчерпывающий список всех перечней работ по ремонту домов – как текущему, так и капитальному, представить методику выбора подрядчиков, а также принципы общественного мониторинга качества услуг жилищно-коммунального хозяйства. Общественный контроль в сфере ЖКХ должен быть подкреплен эффективной законодательной и нормативной базой.

автор: Роман Овчинников

Андрей Ермаков: Здание, потерявшее пользователя, в течение трех лет превращается в руины

Андрей Ермаков: Здание, потерявшее пользователя, в течение трех лет превращается в руины
Изображение: Никита Крючков

О ситуации с восстановлением архитектурных памятников и какие новые законы необходимы для спасения исторических зданий рассказал заместитель председателя комитета по культуре Ленобласти, начальник департамента государственной охраны, сохранения и использования объектов культурного наследия Андрей Ермаков.


– Как вы оцениваете общее состояние историко-культурных памятников Ленобласти на текущий момент?

– С одной стороны, очень неплохо. С другой, если глубоко погружаться в тему, то ситуация с объектами культурного наследия в целом в стране тяжелая. В период с 1990-х по 2000-е годы органы местного самоуправления легко раздавали земли частным предпринимателям. К сожалению, они не знали или не хотели знать, что такое объекты культурного наследия и какие ограничения накладываются на земли. Сейчас пришло время собирать камни. Ведется работа, но работа эта большая и трудная.
Оценить возможность дальнейшего использования всего усадебного комп­лекса – тяжелая задача, которая стоит перед экспертами и перед нами. Решение о включении или невключении в реестр выявленных объектов культурного наследия принимается только после экспертизы, которая устанавливает пообъектный состав, предметы охраны и границы территории памятника. Следующий шаг – разработка проекта зоны охраны.

В целом сейчас Ленобласть ведет активную работу в этом направлении, однако средств все же не хватает, и это при том, что последние три года по поручению губернатора Александра Дрозденко финансирование увеличено в несколько раз по сравнению с предыдущими перио­дами. Пробел финансирования в конце 1990-х – начале 2000-х создал критическую ситуацию, и только сейчас мы начинаем выполнять поставленные задачи. Кроме того, начата планомерная работа по реставрации объектов культурного наследия, находящихся в ненадлежащем состоянии, с целью их вовлечения в культурный оборот. Все объекты культурного наследия, которые мы испрашиваем из казны имущества РФ, предназначены под конкретные цели, и только это дает возможность упрощенного порядка передачи.

– Как выглядит структура финансирования работ по сохранению памятников?

– За последние годы финансирование сохранения памятников из регионального бюджета выросло с 10 до 350 млн рублей в год. Говорить о конкретных средствах из бюджета РФ затруднительно в связи с тем, что заявки подаются на большие суммы (так как объекты федерального значения сложны в реставрации и требуют комплексного подхода). Сколько будет выделено в рамках федеральной целевой программы «Культура России», известно только Министерству культуры РФ. Есть план заявок, куда включаются наши объекты, но ни у кого нет гарантий, что в конечном итоге они попадут в план основных мероприятий.
К сожалению, на 2016 год из всех заявленных объектов Выборга попал в программу только один объект (Южный вал в Выборгском замке). Сейчас нам обещают профинансировать еще ряд заявок, но пока только проектно-сметную документацию.

– Как много архитектурных памятников сегодня приватизированы частными предпринимателями?

– Комитет не ведет отдельного учета приватизированных объектов, но, несмот­ря на это, мы стараемся вести учет по целому комплексу критериев, в том числе по критерию собственности. В наших полномочиях – выдача охранных обязательств, которые в соответствии с современным законодательством выдаются не конкретному юридическому или физическому лицу, а на конкретный объект. Как правило, приватизировались выявленные объекты культурного наследия. В 1990-е годы ограничения на приватизацию были только по объектам федерального значения (они являлись исключительно собственностью РФ).

– Есть памятники, собственность на которые до сих пор не разграничена?

– Да, и таких объектов немало. Это и памятники, посвященные событиям Великой Отечественной войны, и культовые объекты, а также отдельно стоящие хозяйственные постройки в усадебных комплексах. Мы совместно с прокуратурой ведем работу по понуждению органов МСУ к принятию «бесхозных» памятников в собственность муниципалитетов. Наличие на территории субъекта большого количества историко-культурных объектов, находящихся в казне РФ, не закрепленных ни за кем, – большая проблема с точки зрения их реставрации и дальнейшего использовании. Начиная с 2013 года губернатор Ленобласти занял, на мой взгляд, резкую и правильную позицию, продвигая идею о том, что каждый памятник должен иметь своего пользователя.

– Насколько сложно искать арендаторов для уже отреставрированных объектов?

– Сложно найти арендаторов и пользователей для объектов, нуждающихся в реставрации. Многие боятся связываться с памятниками, считая, что это слишком трудно. На выполнение объема предпроектных и проектных работ зачастую можно положить целую жизнь. Это довольно сложная процедура, и, не зная ее, в эту историю стараются не влезать. Все, что сейчас приватизировано, это, как правило, памятники, оставшиеся в хорошем состоянии, например здания, которые занимали госучреждения.

Плюс срок окупаемости объекта культурного наследия гораздо длиннее, чем при строительстве жилых домов. Восстановление требует серьезнейших вложений.

Но если здание теряет пользователя, то в течение трех лет оно доходит до руинированного состояния. Я считаю, что должно быть принято принципиальное решение по упрощению процедуры передачи «бесхозных» памятников, с этой инициативой и выступил Александр Дрозденко.

– Какие случаи восстановления объектов культурного наследия частными лицами в Ленобласти, на ваш взгляд, оказались наиболее успешны?

– Самый яркий из таких примеров – усадьба Марьино в Тосненском районе. Владельцы используют ее по первоначальному назначению и всячески популяризируют. В усадьбе продолжается жизнь, и именно этот подход мне симпатичен.

– В каких изменениях нуждается законодательство, регулирующее обращение с памятниками?

– На мой взгляд, требуется внести в 44-ФЗ одно словосочетание: «за исключением работ на объектах культурного наследия». Это объясняется тем, что проектирование должно проводиться исключительно высококвалифицированными реставраторами, которые и были раньше в государственных проектных институтах. Для того же, чтобы поднять реставрационную отрасль, надо возрождать государственные проектные институты. Тогда за счет авторского и технического надзора любого подрядчика проще будет заставить делать то, что написано в проекте. А сегодня любую смету можно поднять до небес и все обосновать. Но на объекте должны работать именно профессионалы, которые получают деньги от государства и не ставят перед собой задачу извлечь сиюминутную выгоду.

– Какие из памятников в ближайшие годы могут быть переданы на баланс региона?

– Стоит отметить, что за 2014-2015 годы по личной инициативе губернатора Александра Дрозденко в собственность Лен­области принято большое количество объектов культурного наследия, самыми знаковыми являются объекты всего Зеленого пояса Славы. Также очень долго шла работа с объектами в Новой Ладоге и в Ломоносовском районе, но Росимущество совместно с Минкультом решили закрепить их за ФГУК «Агентство по управлению и использованию памятников истории и культуры». Теперь мы, со своей стороны, будем помогать им и контролировать, как они восстанавливают эти объекты.
Перед нами сегодня стоят действительно глобальные задачи, для их решения необходимы две составляющие: люди и, как это ни банально, деньги. Мы всегда поддержим любые позитивные действия и сами рады показать то, что сделано. Но говорить о еще не завершенных проектах преждевременно. Памятники не любят суеты.

Материал подготовлен по заказу Комитета по печати и связям с общественностью Ленинградской области.

автор: Анастасия Лаптенок