Михаил Москвин: Самая большая сложность – несоответствие желаемого и возможного

Михаил Москвин: Самая большая сложность – несоответствие желаемого и возможного
Изображение: Никита Крючков

Юридический старт программы «Светофор» ожидается 1 сентября текущего года. О развитии политики региона в строительной сфере и сложностях, которые приходится при этом преодолевать, рассказал Михаил Москвин, заместитель председателя правительства Ленинградской области по строительству.


– Михаил Иванович, как вы оцениваете уровень градостроительных документов, утверждаемых сегодня в Ленинградской области?

– О качестве их подготовки можно судить по тому, что ни один документ, утвержденный с момента перехода соответствующих полномочий на областной уровень, будь то градплан или разрешение на строительство, не был впоследствии отменен. Госстройнадзор выдал около 200 разрешений на ввод и около 50 разрешений на строительство. Ни одно не оспорено. Мы принимаем документы, которые, во-первых, четко выверены с точки зрения закона и идеи которых, во-вторых, можно реализовать и при этом обеспечить комфортное проживание людей.

– Недавно в рамках координационного совета по развитию транспортной системы достигнуто соглашение с правительством Санкт-Петербурга о реализации проектов продолжения Пискаревского проспекта и примыкания к КАД скоростной дороги в створе улиц Фаянсовая – Зольная. Какие еще совместные транспортные проекты в стадии активной проработки?

– Во-первых, это проект соединения кольцевой автодороги с Кингисеппским шоссе. Во-вторых, открытие железнодорожного сообщения между Сертолово и Финляндским вокзалом через станции Песочная и Левашово. Есть решение наблюдательного совета Дирекции по развитию транспортной системы о разработке предпроектной документации по реконструкции для этих целей военной железной дороги. При этом ходить там будет дизель-электровоз, потому что часть пути (от Левашово до Сертолово) не электрифицирована.

Предпроектная документация должна быть подготовлена в нынешнем году. Дальше все будет зависеть от финансирования. Инвестор один – это Северо-Западная пассажирская компания. Поэтому наша задача – разработать документацию, привлечь свое софинансирование. Но в отличие от линии ЛРТ этот проект можно реализовать в ближайшее время.

– Какие федеральные инвестиции на развитие дорожной сети и строительство соответствующей инфраструктуры получит Ленобласть в ближайшей перспективе? Какие заявки готовятся?

– До 1 сентября мы должны завершить работы в части финансирования на общую сумму в 1,5 млрд рублей, выделенного на шесть объектов: четыре путепровода (три в Выборгском районе и один в Гатчине) и две дороги (подъезд к Гатчине-1 и Гатчина – Красное Село). При своевременном завершении этих работ у нас будет больше шансов получить новые федеральные субсидии. Предварительно есть договоренность о софинансировании строительства одного моста — либо через Волхов в Киришах, либо через Свирь в Подпорожье.

Получено положительное заключение федеральной экспертизы по путепроводу во Всеволожске стоимостью более 1,5 млрд рублей. В продолжение нашей совместной работы с РЖД есть планы по строительству путепроводов в Любани и Волосово. Есть проект расширения дороги КАД – Колтуши и подъезда к Всеволожску. На все эти объекты при наличии документов, которые, надеюсь, будут подготовлены в течение лета, мы будем оформлять заявки на федеральное софинансирование.

– В последнее время активно звучит тема необходимости расширения Колтушского шоссе, обеспечения альтернативных дорог для большей доступности Янино и Всеволожска. Что делается в этом направлении?

– Компания СУ-155, по землям которой должна была частично пролегать новая трасса, не дала нам возможности строить подъезд к Всеволожску и развязку КАД – Колтуши по первоначальному проекту. Поэтому пришлось изменять проект, чтобы не задействовать уже тот участок, который проходит по территории СУ-155. Из-за этого мы потеряли почти год.

Измененная проектная документация готова будет в нынешнем году. А вот сроки строительства зависят от Минтранса: без федеральных средств здесь не обойтись.

– Прогнозируете ли вы появление новых обманутых дольщиков в Лен­области? Какие объекты остаются в перечне проблемных? Как решаются проблемы долгостроев?

– Сейчас у нас официально около 200 обманутых дольщиков, тех, кого таковыми признает федеральный закон. Но на самом деле не все становятся на учет. Их около 700 – тех, кто не встал. Появляются и новые объекты. Если говорить о завершении строительства проблемных объектов, то стоит упомянуть, что в этом году мы точно введем в эксплуатацию первую очередь жилого комплекса «Нева Сити» в Кировске, который достраивает сам ЖСК за счет реализации свободных площадей. Пока не введен в эксплуатацию объект в Сосново (застройщик – ЖСК «Ул. Никитина, 8»). Люди там уже фактически живут, но до сих пор не оформлены сети. Мы работаем над тем, чтобы и этот объект ввести в эксплуатацию. Надеюсь, из перечня проблемных уйдет и объект ЖСК «Новое Девяткино».
По Гатчине переговоры с потенциальными инвесторами ведутся в отношении трех проблемных объектов: на ул. Киргетова, Генерала Кныша и Красных Военлетов, но конкретных результатов этих переговоров пока нет.

Тяжелый объект – дом ЗАО «РосРегионы» в Шлиссельбурге: там имели место двойные и даже тройные продажи. Сейчас объект в банкротстве, и речь о достройке вообще вести сложно: сначала надо передавать права застройщика созданному ЖСК.

Объект ТД «Сигма», также в Шлиссельбурге, формально не входит в перечень проблемных: сроки исполнения обязательств перед дольщиками еще не наступили. Но объект в процедуре банкротства, с начала года он под нашим жестким контролем. Сейчас мы ожидаем решения арбитражного суда о назначении нового конкурсного управляющего, чтобы вступить с ним в переговоры. Самое главное – чтобы у него был настрой на завершение строительства.
В ближайшее время работы нам добавится с учетом того, что полномочия Комитета госстройнадзора и экспертизы в области долевого строительства распространены и на сблокированные дома, а это примерно 166 домов на территории Ленобласти, среди которых есть и проблемные. Мы прогнозируем, что с этими изменениями добавится 50-60 обманутых дольщиков.

– Насколько опасной представляется вам деятельность ЖСК в Ленобласти?

– Если ЖСК действует строго в рамках законодательства, то никакой опасности его деятельность не представляет. Хотя мы не устаем повторять: граждане менее защищены, если покупают квартиры путем вступления в ЖСК уже потому, что нарушение сроков ничем не грозит застройщику.
Исключение составляют проблемные объекты. Если обманутые дольщики уже есть, то механизм достройки практически один – организовать кооператив из участников долевого строительства и передать ему объект.

– Вы возглавляете строительный блок в правительстве Ленобласти уже более года. С какими сложностями столкнулись за это время?

– Самая большая сложность – несоответствие желаемого и возможного. Поэтому и приходится вырабатывать такие механизмы, как программа «Светофор», как рассрочка в расчетах с подрядчиком, построившим бюджетный объект, сверх трехлетнего периода бюджетного планирования (это будет применено при заключении договора о строительстве больницы в Сертолово).

– Остается ли у вас время для хобби, семьи, друзей?

– Как любит говорить наш губернатор, кто хочет – ищет возможности, кто не хочет – ищет причины. Самое главное – чтобы близкие понимали, что их желание – одно, а объективные возможности – совсем другое, чтобы было взаимопонимание и баланс взаимоотношений. К счастью, у меня это есть. А хобби… В основном это спорт. Моя любимая игра – хоккей, и 2-4 раза в неделю удается позаниматься.

– А что стало самым памятным событием, связанным с нынешней профессиональной деятельностью?

– Больше всего запоминается, когда человек радуется. Искреннюю радость, единение людей я увидел в пос. им. Тельмана, когда вводился проблемный объект. Яркие впечатления оставляют новые детские сады.

Кстати:

Власти Ленобласти планируют представить в Госдуму поправки в 214-ФЗ, гарантирующие пострадавшему дольщику реализацию его права на получение жилого помещения.

автор: Татьяна Крамарева

Валерий Минькач: Бюджет объединённого водоканала позволяет «отыграться»

В начале июля в комитете по ЖКХ и транспорту Ленобласти произошли кадровые изменения: сменился председатель ведомства, а его первым заместителем-начальником департамента по ЖКХ стал экс-глава «Ленинградских областных коммунальных систем», ранее отработавший 11 лет в ГУП «Водоканал Санкт-Петербург» Валерий Минькач.

Валерий Минькач: Бюджет объединённого водоканала позволяет «отыграться»

О том, как в регионе восстанавливают качество водоснабжения и водоотведения, чем полезны концессионные отношения, и какую выгоду получат муниципалитеты от объединения местных водоканалов, Валерий Минькач рассказал в интервью АСН-инфо.

- Недавно губернатор проводил совещание по состоянию водоочистных сооружений в Выборгском районе. В каком из населенных пунктов сейчас наиболее тяжелая ситуация?

Пока самая тяжелая ситуация в Приморске. В Селезнево есть станция водоочистки, сейчас ее реанимируют – она достаточно долгое время находилась в полузаконсервированном состоянии, основной причиной были не до конца оформленные имущественные документы. Сейчас эта работа завершается, все документы будут получены в конце июля, эксплуатирующая компания получит объект в полноправную эксплуатацию, заявляется на тарифицирование с учетом затрат по этой станции. Компания уже ведет пусконаладочные работы после простоя станции.

Отсутствие документов препятствовало компании получить официальный тариф. Потребители до сих пор страдают из-за некачественного состава воды. Нормативы содержания железа в воде превышают ПДК. Внешне это проявлялось в замутнённости воды и осадке на посуде.

В Каменногорске проблема с водой остается, но проектирование и строительство очистных идет в плановом режиме. Подрядчики обещают до конца года запустить сооружения в работу и Каменногорск будет с чистой питьевой водой.

В Приморске – своя «кухня». Губернатор решил выделить средства в авральном режиме. С участием комитета финансов определены приоритетные мероприятия, средства на которые необходимо направить. В ближайшее время мы снимем проблему, реконструируя скважины, на эти мероприятия потребуется около 9 млн рублей. 

- В марте правительство Ленобласти анонсировало применение голландской технологии очистки сточных вод на пилотной территории – в Лодейнопольском районе. На какой стадии реализация проекта?

Речь шла о том, чтобы сделать проект обычных очистных сооружений, но с применением голландской технологии и оборудования. Работа ведется, сейчас проект представлен на рассмотрение в администрацию поселения.  

- После нового года в Сланцах из-за прорыва коллектора произошел разлив канализационных стоков. Какие превентивные меры нужно применять во избежание таких ситуаций?

Причиной этой аварии, на мой взгляд, было попустительство эксплуатирующей организации, использовавшей эти сооружения раньше, которая довела ситуацию до предела. Это значит, что недостаточно хорошо проводились обслуживание и плановый предупредительный ремонт. 

На многих предприятиях отсутствие таких работ мотивируют дефицитом средств, вызванным низким тарифом. Но поверьте, хороший руководитель расставляет приоритеты правильно. В тех же Сланцах, ситуация не требовала больших средств, в итоге вопрос закрыли.

Главы администрации – владельцы имущества, но специалистов там нет. Они по большей части доверяют тем, кто работает на местах. Таким образом, мы снова возвращаемся к созданию единого областного водоканала. Если там будут люди, которые смогут четко отслеживать свою производственную программу, докладывать гендиректору о том, что необходимо делать, формировать матрицы риска, по которым будут определяться приоритеты финансирования, тогда таких коллапсов не будет.

- Администрация Всеволожского района сейчас ищет концессионера для Ладожского водовода. У комитета нет идеи так же активнее привлекать частный бизнес в ЖКХ?

Привлекать концессионеров – задача администраций, это их территория и они в первую очередь заинтересованы в ее развитии. Наличие концессионера удобно тем, что оператор вкладывает деньги здесь и сейчас. Понятно, что он отбивает инвестиции за счет государства, эксплуатируя сооружения 15-20 лет. Но это позволяет сделать нагрузку постепенной и не столь ощутимой, и, что особенно важно, для жителей обеспечивается стабильность – водовод будет содержаться в порядке. 

Здесь появляется вопрос стимула. Вот две компании: одна продает воду, а другая покупает. Для второй возникает стимул снизить потери воды. Плюс областного водоканала в том, что он работает на всей территории и ему легче компенсировать затраты, возникающие в одном районе, за счет всей территории, ему бюджет позволяет отыграться. В отличии от местного водоканала, например, в Бокситогорске, который просто задохнется от того, что ему не хватит денег на реконструкцию или кто-то из крупных потребителей задержит платежи. У оператора тогда возникнет предбанкротная ситуация. 

- Одним из самых проблемных в плане водоснабжения районов, остается Ломоносовский. Как решаются проблемы с водой на этой территории?

В Кипени, где была проблема с питьевой водой (ее не хватало ни для населения, ни для местной котельной) сейчас идет работа над тем, чтобы наладить в первую очередь, водоснабжение. Рассматривался вопрос по бурению дополнительных скважин, увеличению парка водозабора, в течение лета компания «ИЭК» занималась поиском и снижением утечек на водоводе, проведены работы по замене части запорной арматуры. 

Были различные варианты, к примеру обеспечить Кипень водой через Ропшу. Но в итоге остался самый дешевый и оптимальный – увеличение своего скважинного водозабора. Тем более, имеющиеся пласты подземной воды это позволяют.

- Компания ООО «ИЭК» сменила проблемную ООО «ЛР ТЭК», к последней у правительства региона еще год назад было много вопросов.

Когда встал вопрос банкротства ЛР ТЭК, им на смену, действительно, пришла ИЭК, сформированная с участием правительства региона. Она отработала на этой территории более полугода. Сейчас компанией заинтересовался ряд инвесторов, в том числе ОАО «Коммунальные системы Гатчинского района». В стадии согласования сегодня инвестиционная программа этой территории по теплу, воде и канализации.  

автор: Анастасия Лаптенок

Михаил Копков: Я фанат петербургского стиля

Михаил Копков: Я фанат петербургского стиля

Недавно принятые в Петербурге ПЗЗ повлияют и на работу архитекторов, и на планы инвесторов, считает Михаил Копков, гендиректор ООО «ЯРРА Проект».


– Михаил Павлович, насколько, по вашему мнению, новые Правила землепользования и застройки соотносятся с градостроительными традиция­ми Санкт-Петербурга?


– Наш город один из немногих в России, который развивался и строился по градостроительному плану. В настоящее время Санкт-Петербург сформировался как цельный градостроительный ансамбль со своим неповторимым стилем.

Воспринимать новые ППЗ необходимо с точки зрения того, насколько они могут навредить или, наоборот, помочь развитию города, формированию его новых ансамблей, реконструкции старых районов города. Я один из тех архитекторов – фанатов города, которые настаивают на том, что существует петербургский стиль и архитекторы, работающие в Петербурге, должны его придерживаться. А что будет с новыми ППЗ и как они повлияют на развитие отрасли – покажет время: слишком много инстанций пытались внести свои идеи в этот документ.

Однако очевидно, что установление предельной высотной отметки на уровне 40 м – вопрос спорный, и восприятие этого новшества скорее отрицательное: Петербургу требуется разная высотность зданий. А предусмотренная возможность согласования отклонений от 40-метровой отметки носит, по моему мнению, умозрительный характер.

Напомню, ранее был принят высотный регламент, причем принят в соответствии с закономерностями развития города. Введение 40-метрового ограничения равносильно признанию того, что регламент был ошибкой. Так ли это – вновь спорный вопрос.

Новый закон о согласовании архитектурно-градостроительного облика объекта необходим для определения соответствия проекта нормативам, но при этом необходимо учитывать творческий почерк автора проекта.

Все дома в исторической части города индивидуальны, имеют свое лицо и творческий почерк архитектора, но в то же время объединены единым петербургским стилем.

– Из каких принципов вы исходили при разработке концепции ЖК «Два ангела»? Над какими аспектами пришлось работать особенно интенсивно в свете новых ПЗЗ?

– Этот объект появится на Республиканской улице – совсем близко к центру города, к Неве, застройке Малоохтинского проспекта. Это ответственное место, требующее соответствующего отношения архитектора. Люди действительно должны чувствовать, что находятся в зоне градостроительной ответственности Санкт-Петербурга – дома там должны быть красивыми. При проектировании мы большое внимание уделяли прорисовке силуэта здания, делая его более плавным и мягким.

При выборе цветового решения фасадов разработано несколько вариантов, из которых мы остановились на строгом сочетании серого и белого оттенков с вкраплениями бронзы в конструкциях остекления лоджий. Также традиционно для наших объектов мы разрабатываем дизайн для входных вестибюлей.

– Соблюдение стилевого единства не всегда совместимо с требованиями экономической целесообразности. Ваши заказчики не возражают против таких архитектурных решений?

– ООО «ЯРРА Проект» входит в состав ГК «РосСтройИнвест», и у нас сложились уникальные отношения с основным заказчиком. Мы обсуждаем проекты вместе со строителями, заказчиками, инвесторами, и это, думаю, абсолютно правильная практика.

Наша проектная группа разрабатывает проекты различной тематики. Помимо жилых комплексов мы разработали по заказу Академии боевых искусств многофункциональный спортивный центр, строи­тельство которого ведется в настоящее время.
Чтобы перекрыть большепролетный зал для проведения спортивных соревнований, мы использовали деревоклееные конструкции.
В образе этого здания мы хотели запечатлеть момент броска при борьбе. Теперь идея воплощается в жизнь в «грубых» материалах.

Помимо этого, сейчас вблизи озера Разлив в Сестрорецке строится база отдыха. В этом проекте мы здание вписываем в ландшафт, проектируем весь участок с постановкой парковой скульптуры, малых архитектурных форм, с посадкой новых деревьев и устройством водоемов. В отделке здания мы использовали натуральный камень и лицевой кирпич красно-коричневого оттенка с очень интересной фактурой. Внутренние пространства как бы сливаются с природным окружением.

Среди наших недавних проектов – жилой дом в Москве. И, кстати, после презентации проекта московским заказчикам они сразу отметили, что проект нарисован петербуржцами.

Наш принцип – средовой подход к архитектуре: соотнесенность зданий с ландшафтом и близостью водной глади, ансамб­левость застройки, внимание к деталям, масштабность архитектуры.

– Как профессиональный опыт повлиял на ваше понимание петербургского стиля?

– Время диктует понимание пространства. Среда определяет архитектурное решение. Восприятие меняется, у Петербурга учишься очень многому.

Это серьезная открытая книга: здесь творили архитекторы, которые вложили в здания Петербурга свою жизнь. Может быть, не каждому дано ее прочитать. Или каждый читает, насколько он может.

– Законодательство в области архитектуры продолжает совершенствоваться. Готовятся поправки в закон об архитектурной деятельности. Какими они должны быть, по вашему мнению?

– Профессиональному сообществу сегодня уже предложен к обсуждению стандарт архитектора, градостроителя. Подобные стандарты существуют во всем мире: на архитектурной сцене присутствует именно физическое лицо – архитектор, а не юридическое лицо – фирма, в которой он работает.

Именно архитектор получает определенные профессиональные допуски и организует свою профессио­нальную деятельность в соответствии со стандартом. К сожалению, в нашей стране этот механизм пока не действует. И закон об архитектурной деятельности как раз пытается ввести его в наше юридическое поле. Архитектор, автор проекта может выступать как физическое лицо, даже заключать договор с заказчиком именно как физическое лицо. Кстати, созданное пару лет назад некоммерческое партнерство «Межрегиональная палата архитекторов по Северо-Западному федеральному округу», где я выступил участником учредительного собрания МПА, объединяет как раз архитекторов, а не архитектурные бюро (в отличие от СРО).

Принятие стандарта архитектора детализирует в числе прочего требования к его квалификации не только в плане наличия профессионального образования, но и с точки зрения опыта профессиональной деятельности. Окончив профильный вуз, вчерашний студент не становится архитектором: он должен сначала получить профессиональную квалификацию. Обществу нужно понятие «архитектор». Может быть, это поднимет престиж профессии и качество архитектуры.

Профессия архитектора похожа в известной степени на профессию врача: основной принцип для нас – также «Не навреди». Это очень важно. Плоды труда архитектора остаются надолго, потому что затрачены достаточно серьезные средства. И сегодня не так просто снести новое здание, как этот делалось в царской России (например, это произошло с недостроенным зданием по проекту Джакомо Кваренги, которое возводилось на месте существующей по сей день Биржи зодчего Тома де Томона на стрелке Васильевского острова). Но, к сожалению, возникают произведения, которые город не украшают. Так что ответственность архитектора очень велика. И поэтому она должна быть регламентирована.

Соответственно, открытым остается вопрос о наделении архитектора как личности, которая несет моральную ответственность за свою постройку, более широкими, чем сейчас, полномочиями. Как правило, архитектору очень сложно влиять на ход строительства: его неопределенный правовой статус ограничивает его рамками авторского надзора, тогда как технический надзор и решения по прочим важнейшим вопросам входят в сферу компетенции заказчика. Между тем именно архитектор лучше, чем кто бы то ни было, представляет, каким должен получиться объект. Он придумал концепцию, обговорил все детали до начала строительства с инвестором, заказчиком – и вдруг ответственность за принятие всех решений в ходе строительства возлагается на других лиц. Мое мнение: закон об архитектурной деятельности должен внести ясность в этот вопрос.

автор: Татьяна Крамарева