Издания

Официальная публикация

№9 (927 )
16 сентября 2021

Михаил Москвин: «Ленобласть готовит первый проект по выпуску инфраструктурных облигаций»

В традиционном интервью ко Дню строителя заместитель председателя Правительства Ленобласти по строительству и ЖКХ Михаил Москвин рассказал «Строительному Еженедельнику» о влиянии пандемии коронавируса на отрасль, перспективы ее развития, участие региона в федеральных программах, а также работе, направленной на повышение комфортности проживания граждан.

Михаил Москвин Михаил Москвин
Михаил Москвин
Источник: пресс-служба Правительства Ленобласти

— Михаил Иванович, как ни печально, но уже второй год страна живет в условиях пандемии коронавируса, и уже традиционным стал вопрос: как это влияет на ситуацию в строительной отрасли?

 — Пандемия затронула все без исключения сферы жизни, не обошла и строительство. Закрытые границы привели к резкому дефициту рабочей силы, что подняло стоимость самих работ и явилось одним из факторов в росте цены квадратного метра. Проявился и дефицит иностранных комплектующих, прежде всего — электроники, также в сфере инженерии. Люди болеют — процессы стали замедляться, это тоже факт.

Но в целом мы видим, что отрасль на подъеме — стартуют новые проекты, невероятно растет цена квадратного метра, застройщики в плюсе. Это, конечно, связано с тем, что в любое нестабильное время люди хотят вкладываться в недвижимость. Динамичному росту отрасли способствовало и действие льготной ипотеки. Поэтому последствия коронавируса на практике оказались не такими однозначными.

— На федеральном уровне принят закон о комплексном развитии территорий. Есть ли в Ленобласти такие инициативы, в каком состоянии они находятся?

 — По факту у нас работает законодательство о комплексном развитии территорий — эти вопросы регулируются проектами планировок территорий для частных строек, то есть в ручном режиме. Таким же порядком происходит решение и экономических вопросов. Предложений по КРТ мы давно ждали. Они позволяют совместить все градостроительные вопросы в одном мастер-плане.

В то же время закон о комплексном развитии территорий предписывает внести изменения и принять несколько новых нормативных актов на региональном уровне. Этим сейчас занимается Комитет по градостроительной политике.

— Российские власти запускают программу «Агрессивное развитие инфраструктуры». Какие инструменты из предлагаемого меню регион намерен использовать?

 — Мы планируем участвовать во всем. Сейчас наиболее готовая часть этой программы — инфраструктурные облигации.

В настоящий момент Правительство Ленобласти совместно с застройщиком ПАО «Группа ЛСР» и единым институтом развития в строительной сфере АО «ДОМ.РФ» рассматривает возможные варианты реализации пилотного проекта по финансированию путем выпуска инфраструктурных облигаций для строительства объектов инженерной и транспортной инфраструктуры на территории перспективного жилого комплекса «Ржевка» в пос. Ковалево Всеволожского района. Срок погашения в 10–15 лет. Сейчас мы готовим документы для выпуска, основные условия уже согласованы. Президент России Владимир Путин в ежегодном послании Федеральному собранию сообщил, что строители смогут получать через механизм инфраструктурных облигаций средства под 3–4% годовых от института развития ДОМ.РФ. Предполагается, что будет выдан кредит на строительство инженерной инфраструктуры внешних сетей водоснабжения и водоотведения к территории ЖК «Ржевка» в размере 4,2 млрд рублей.

— Программа «Стимул» сегодня переориентирована на развитие инфраструктуры. Планирует ли Ленобласть участие в обновленной программе?

 — Мы готовы к участию в любых федеральных программах. На место «Стимула» пришла программа «Развитие современного образования», куда мы уже заявили три школы — в Мурино и в Заневке. К сожалению, мы заканчиваем уже объекты по «Стимулу» — по этой программе ежегодно выделялось около 1,5 млрд рублей, на этот год — всего 500 млн.

Непосредственно в «Стимул» мы предлагаем четыре дорожных проекта в местах массовой застройки. Положительные заключения экспертизы на эти проекты уже получены, заявки уйдут.

— В последнее время слышно много жалоб подрядчиков на стремительный рост цен на стройматериалы, что делает их работу убыточной. Чем власти региона могут помочь в этой ситуации?

 — Бьем в набат. Регулирование системы госзакупок, заключение контрактов и макроэкономические рычаги находятся в руках федерального центра. Мы не можем с Суворовского из Дома Правительства ввести пошлины на металл и стройматериалы. Эта ситуация у нас вызывает опасение, так как по некоторым контрактам у нас есть риск неисполнения — их фактическая стоимость выходит за рамки разрешенной дельты колебания цены контракта. При таком росте стоимости рабочей силы и цены материалов по закону нужно расторгать контракты и объявлять заново. Это было бы плохо. Мы просим Минстрой РФ разрешить учитывать реальную рыночную стоимость при корректировке проектов. Это сняло бы проблему.

— Что делается в сфере расселения аварийного жилья?

 — В программу «Переселение граждан из аварийного жилищного фонда на территории Ленинградской области в 2019–2025 годах» включены дома, признанные аварийными с 2012 по 2017 год. На территории 88 муниципальных образований до 1 сентября 2025 года будет расселено около тысячи аварийных многоквартирных домов общей площадью 240 тыс. кв. м, в которых проживало более 15,5 тыс. человек. Для расселенцев планируется строительство 51 многоквартирного дома. Напомню, что ранее было принято решение именно возводить новые дома, а не покупать имеющееся жилье на рынке. Дело в том, что собственное строительство экономически более эффективно и позволяет более оптимально распорядиться выделенными на эти нужду средствами.

Кроме того, в регионе реализуется программа «Ликвидация аварийного жилищного фонда на территории Ленинградской области», по которой расселению подлежат дома, признанные аварийными с 2017 по 2019 год, и непригодный для проживания жилищный фонд, признанный таковым до 1 января 2019 года и не включенный в иные программы.

По результатам всех программ по переселению граждан из ветхого жилья в Ленобласти в 2019 году расселено 5,2 тыс. кв. м аварийного жилья, где проживали 345 человек, в 2020 году — 24,6 тыс. кв. м, где жили 1577 человек. В 2021 году предполагается расселение 20 тыс. кв. м аварийного жилья, где живет 1,1 тыс. человек. На 1 июня 2021 года расселено 6,5 тыс. кв. м и 690 человек, что составляет 32% от плана.

— В регионе приняты нормативы, ограничивающие высотность строящегося жилья двенадцатью этажами. Чем обусловлены такие меры? Возможны ли исключения из общего правила?

 — Ленобласть последовательно регулирует отношения в сфере градостроительства и идет по пути создания комфортной среды и понижения этажности. Основные этапы таковы. В 2012 году были приняты Региональные нормативы градостроительного проектирования, установившие единые стандарты для всех территорий. В 2015 году произошло перераспределение полномочий: муниципалитеты перестали выдавать разрешения на строительство многоквартирных домов, было введено обязательное согласование документов территориального планирования в Комитете градостроительной политики. В 2018 году было введено ограничение этажности в перспективных проектах до девяти этажей в селах, до двенадцати — в городских поселениях. Речь шла о тех проектах, где еще не начата стройка. Летом 2018 года вышло поручение губернатора не выдавать разрешения на строительство для тех проектов, которые противоречат РНГП. Наконец весной 2021 года этот процесс был завершен: был принят нормативный акт, отменяющий проекты планировок свыше нормативов. Исключение предоставляется для компаний-доноров, которые завершают долгострои.

— Кстати, о долгостроях. Что уже сделано в этом году? И с какими итогами по этой теме регион рассчитывает завершить год?

 — С 2018 года без использования средств бюджета и механизмов Фонда защиты прав граждан — участников долевого строительства введены в эксплуатацию 66 проблемных многоквартирных домов на 14,4 тыс. квартир. В этом году — уже 1,3 тыс. квартир.

Также мы активно сотрудничаем с Фондом защиты прав дольщиков. Наблюдательный Совет этого Фонда принял решение в отношении 81 дома. 56 домов будет достроено, дольщики 25 объектов получают денежную компенсацию. В этом году только совместными усилиями региона и фонда будет введено шесть домов. Кроме того, до конца года планируется ввести не менее десяти проблемных домов в рамках других механизмов достройки. У нас также на разных стадиях готовности находятся соглашения инвесторов с Правительством Ленобласти еще по восемнадцати объектам.

— Помимо строительства, вы курируете также сферу ЖКХ. Известно, что регион активно участвует в Годе воды и соответствующих программах. Что делается в этой сфере?

— Да, губернатор Ленобласти Александр Дрозденко объявил 2021 год в регионе Годом чистой воды. Главная задача — надежное обеспечение жителей качественным водоснабжением и водоотведением. Этот год является стартовым для многих важных проектов.

По федеральной программе «Чистая вода» нацпроекта «Жилье и городская среда» мы проектируем и строим системы водоснабжения в Ленобласти. Объекты определены на основе анализов, проведенных Роспотребнадзором. Программа рассчитана до 2024 года, бюджет — 3,5 млрд рублей. Первые работы уже завершены: в Торошковичах Лужского района появился новый водопровод протяженностью почти 10 км, в Раздолье Приозерского района построены резервуары чистой воды, станция водоочистки, магистральные сети — 30 июня они введены в эксплуатацию.

Сейчас ведется строительство двух магистральных водоводов в Тосненском районе: в Ульяновке и Никольском. Там же строятся новые резервуары чистой воды — работы завершим в этом году. Заканчивается проектирование водоочистных сооружений Выборга, Волхова, Лодейного Поля, поселков Паша и Колчаново. Решаем многолетний вопрос с ВОС в Кингисеппе — предстоит разработать проект их масштабной реконструкции.

Кроме того, в Ленобласти работают региональные программы «Чистая вода» и «Обеспечение устойчивого развития объектов коммунальной инфраструктуры». Средства областного бюджета выделяются  на проектирование, реконструкцию, строительство, капремонт сетей и сооружений.

Для небольших поселений в Ленобласти по этой программе воплощают свое решение — быстрое и эффективное. Это модульные станции очистки питьевой воды и стоков. Каждая такая станция может эффективно очищать воду либо стоки для 5 тыс. человек. Она изготавливается на заводе, под параметры воды из конкретных скважин или водоемов, а на месте достаточно установить ее и подключить к сетям. Получается раз в пять быстрее, чем со стационарными очистными сооружениями. Работа полностью автоматизирована, вода на выходе соответствует нормам СанПиН. В регионе уже работают 30 новых модульных станций очистки питьевой воды — они установлены в Лужском, Волховском, Сланцевском, Выборгском и других районах. Завершается монтаж четырех канализационных модулей. В ближайшие годы планируется установить 108 станций для очистки питьевой воды и 31 — для очистки стоков.

В Год чистой воды мы вошли с единым водоканалом. Леноблводоканал работает уже в четырнадцати районах региона. Вместо десятков небольших предприятий создан единый центр, где сконцентрированы специалисты, техника, воплощается четкая стратегия по развитию систем водоснабжения и водоотведения. С приходом предприятия идет развитие инфраструктуры, работает круглосуточная диспетчерская служба, вся необходимая спецтехника, при устранении аварий подвозят питьевую воду для жителей.

Еще одна особенность Года чистой воды — мы провели субботники на водоемах. Сотрудники всех комитетов и подведомственных предприятий Правительства Ленобласти, органы местного самоуправления и жители собрали тонны мусора с побережий сотни рек и озер. Кроме того, стартовал экологический проект «Чистые родники Ленинградской области». В 2021 году за счет гранта губернатора жители благоустроят территории у пятнадцати родников Ленинградской области. Первым стал родник в Сертолово.

— Регион является одним из лидеров по созданию комфортной среды проживания. Как этого удалось добиться? Какие перспективы развития в этом направлении вы видите?

— С 2017 года в Ленобласти благоустроено около 600 дворов и общественных пространств: парков и скверов, набережных и площадей, многофункциональных спортивных и детских площадок. С каждым годом повышаем темп и качество развития городской среды.

Например, в 2020 году благоустроено 78 общественных пространств во всех районах Ленинградской области. На всероссийском конкурсе проектов для малых городов и исторических поселений выиграли сразу семь наших заявок — Новая Ладога, Волхов, Ивангород, Кириши, Сясьстрой, Сосновый Бор и Гатчина. Проекты начинаем воплощать в этом году при поддержке федерального Минстроя. В Выборге благодаря победе в конкурсе уже облагородили набережную и пляж Смоляного мыса, в Луге — Заречный парк. В этом году за победу будут бороться одиннадцать городов: Всеволожск, Мурино, Светогорск, Сосновый Бор, Подпорожье, Шлиссельбург, Тихвин, Луга, Коммунар, Пикалево, Лодейное Поле.

В регионе растет качество городской среды: Кудрово, Кингисепп, Никольское, Гатчина и Кировск по итогам 2020 года стали лидерами. Индекс качества городской среды в Ленобласти за год вырос на семь пунктов и составил 192 балла. Среднее значение в России — 177 баллов. Эксперты оценили сервисы и уровень доступности городской среды для маломобильных групп населения, озеленение, освещение и оформление городского пространства, точки притяжения.

Ленобласть заняла первое место в реестре лучших практик Минстроя России по благоустройству — 2020. В лидерах — двенадцать территорий, благоустроенных в прошлом году: центральные площади в Тосно, Ивангороде и Лебяжьем, набережные в Луге, в парке «Оккервиль» в Кудрово и в Коммунаре в районе ФОК «Олимп», спортивная зона со скейтпарком в Новом Девяткино, спортивный парк в Тосно и Аэропарк со скейтпарком в Гатчине, общественная территория в Пикалево, дорожка вдоль Советского проспекта в Никольском, двор на Красносельском шоссе, 6, в поселке Новоселье. Проекты, включенные в реестр лучших практик Минстроя, берут на вооружение в других регионах России. 

В этом году мы не сбавляем темпа. Уже ввели в строй первую пятерку объектов — 2021. В Дубровке Всеволожского района завершились работы в Невском парке и парке «Надежда» (2 этап) — там установлен интерактивный фонтан, малые архитектурные формы, провели мощение дорожек. В деревне Большой Двор Бокситогорского района заработала долгожданная детская площадка. В Любани Тосненского района благоустроена территория вокруг местного дома культуры. В Новом Девяткино завершились работы в Капральевом парке и в Охтинской долине — сделаны прогулочные зоны с малыми архитектурными формами. Всего в этом году благоустроим 77 общественных территорий.

Жители Ленобласти — люди активные и неравнодушные, они с интересом приняли участие в онлайн-голосовании по объектам благоустройства на 2022 год. Больше 107 тыс. человек в апреле-мае проголосовали за дизайн-проекты благоустройства городской среды. 27 проектов-победителей в городах с населением больше 10 тысяч жителей также планируется реализовать по программе «Формирование комфортной городской среды».

автор: Михаил Кулыбин

Елена Пашкова: «Пандемия стала точкой роста»

Непростая экономическая ситуация практически не сказалась на рынке бюджетной базальтовой теплоизоляции — по данным компании HOTROCK, спрос намного превышает предложение.

Елена Пашкова Елена Пашкова
Елена Пашкова
Источник: пресс-служба компании HOTROCK

Базальтовая теплоизоляция — востребованный строителями материал, отлично зарекомендовавший себя в защите зданий и помещений от холода, излишнего тепла и шума. Один из известных производителей каменной ваты — смоленская компания  HOTROCK — укрепляет свои позиции на рынке: расширяет рынок сбыта, активно участвует в тендерных закупках и завершает модернизацию предприятия, чтобы утроить выпуск продукции.

О перспективах рынка, особенностях изоляции HOTROCK и обновлении завода рассказывает генеральный директор Торгового дома HOTROCK Елена Пашкова.

— Елена Владимировна, какие изменения, по вашему мнению, характеризуют сегодняшний рынок строительной теплоизоляции?

— За последние годы на строительном рынке можно выделить несколько ключевых трендов, повлиявших на популярность базальтовых материалов. Первый из них — ужесточение нормативных требований к пожаробезопасности зданий, что сыграло на руку производителям базальтовой изоляции. Базальтовый утеплитель — это каменная вата, состоящая из базальтовых пород. Габбро-базальтовые породы являются одними из самых тугоплавких — технология производства расплава предполагает температуры плавления свыше 1300 градусов. Для стекловолокна, к примеру, порог плавления не превышает 600 градусов. Поэтому полученное базальтовое волокно может выдерживать самые высокие температуры, а каменная вата является самой негорючей среди утеплителей (класс горючести НГ). Она способна существенно замедлить распространение огня и обеспечить дополнительное время для эвакуации находящихся в здании людей. Кроме того, материал не выделяет вредных веществ под воздействием высоких температур, что также снижает риски отравления продуктами горения.

Второй тренд — это повышение энергоэффективности зданий. Речь идет не только о новостройках, но и о программах реновации жилого фонда и капремонтов. Улучшение теплоизоляции зданий напрямую влияет на их энергоэффективность. Для этого, как правило, дополнительно утепляют фасады и кровлю. Важно, чтобы утеплитель был как можно более долговечным, чтобы продлить качественную эксплуатацию зданий. Наш материал — это измененная форма камня, поэтому при должном монтаже он не только сохранит свои характеристики на протяжении более чем полувека, но и обеспечит длительный жизненный цикл здания.

Еще один тренд связан с экологичностью строительства, и базальтовый утеплитель соответствует ему лучшим образом. Во-первых, сокращение теплопотерь и объема потребляемых энергоресурсов ведут к снижению выбросов углекислого газа и других продуктов сгорания в атмосферу, а значит, применение утеплителя способствует улучшению экологической обстановки. А во-вторых,  у него нет негативного влияния на самого человека, который находится в помещении. Он не выделяет вредных веществ на протяжении всего периода эксплуатации и сам инертен к ним.

— Как влияют производственные технологии на характеристики материала? В чем особенности производства HOTROCK?

— Наша технология производства имеет ряд коренных отличий. Использование природного газа в качестве топлива позволяет одновременно повысить качество продукции и уменьшить энергопотребление, сводя к минимуму выделение в атмосферу вредных веществ. Применение сложного теплообменного оборудования сокращает потребление электричества и выделение тепла в окружающую среду.

Базальтовый утеплитель HOTROCK производится с использованием уникальной технологии Elastic Fiber. Особенность получения волокон, которые служат основой утеплителя, заключается в высокой степени гомогенизации (однородности) расплава, состоящего из нескольких натуральных ингредиентов. Волокна получаются более тонкими и гибкими. Это улучшает сопротивление теплопередаче и сохраняет геометрическую стабильность материала, хотя более тонкие, чем у конкурентов, волокна придают ему некую «колкость».

Поэтому базальтовая вата HOTROCK отличается высокими показателями по тепло- и звукоизоляции. Коэффициент теплопроводности начинается от 0,034 Вт/м°К, что сопоставимо с ведущими мировыми аналогами. Индекс изоляции воздушного шума для акустических серий утеплителя равен 53 дБ (подтверждено испытаниями НИИСФ РААСН), что является предельно высоким показателем для отечественного рынка.

Кроме того, благодаря технологии Elastic Fiber удалось на 30% снизить использование связующих водорастворимых смол и полностью исключить шлаки. Все это делает теплоизоляционные материалы HOTROCK максимально экологичными и пожаробезопасными.

— Какие еще потребительские конкурентные преимущества отличают продукцию «Хотрок»?

— Мы всегда стараемся идти навстречу потребителям. Что это значит? С точки зрения цены продукция относится к классам «эконом» и «эконом плюс». Мы не выпускаем премиальных марок, но не экономим на качестве продукции. То есть производим каменную изоляцию, которая может заменить стекловату в ее качественном и ценовом сегменте, но с более высокими теплозащитными характеристиками. Экстралегкие марки HOTROCK дают возможность экономить бюджет и получать тот же самый результат по теплозащите. Отсюда и спрос со стороны рядового потребителя, который, как показывает Росстат, оценил за время пандемии загородную жизнь, начал активно строить собственное жилье и стал более осознанно подходить к выбору стройматериалов.

— Раз уж мы заговорили о пандемии, как сказались ее последствия на рынке теплоизоляции и на работе вашего предприятия?

— Она стала для нас настоящей точкой роста. Не могу сказать, что мы совсем не ощутили последствий пандемии, но у нас в портфеле к тому времени было много объектов капитального ремонта. Кроме того, с использованием наших материалов строились временные госпитали и ковидные больницы. Многие федеральные объекты в этот период тоже не прекращали строительства. Например, в прошлом году наш материал применялся при строительстве и реконструкции трех атомных электростанций, так что, помимо детских садов и больниц, у нас появились стратегические объекты.

Единственное, что сказалось на строительстве в условиях пандемии, — рост спроса в Европе и других странах. Увеличение экспортных поставок некоторыми российскими производителями теплоизоляции в условиях повышенного внутреннего спроса частично поспособствовало росту дефицита материалов в нашей стране.

Он сохраняется до сих пор. Спрос на нашу продукцию даже с учетом модернизации завода мы оцениваем в 3–5 раз выше предложения.

— Сегодня застройщики жалуются на непомерный рост цен на стройматериалы. В какой мере эти проблемы затрагивают вашу продукцию?

— Здесь надо отметить два фактора. Первый — объективный — связан с ростом стоимости сырьевых компонентов для производства каменной ваты, в том числе кокса и органического связующего. Это удорожание оказалось не самым своевременным, но ожидаемым, так как цены не индексировались уже давно.

Второй, субъективный, фактор связан с резким подъемом спроса на теплоизоляцию, чем сразу воспользовались дилеры.

Мы стараемся поддержать наших прямых партнеров и не повышаем цены необоснованно. Не изменяем цены по поставкам на объекты по ранее согласованным договорам. Теплоизоляция монтируется практически на стадии отделки после возведения стен и каркаса здания, и она же зачастую становится объектом экономии для строителя, который уже переплатил за металл и другие строительные конструкции. Благо Минстрой идет навстречу строителям: вводит ценовые поправки и планирует еще другие мероприятия в помощь компаниям — участникам госзакупок и исполнителям госконтрактов.

Проблема нашего предприятия в другом: мы не можем пока обеспечить существующие запросы строителей. Некоторое время назад было принято решение о реконструкции завода с целью увеличения мощностей в несколько раз. Сейчас этот проект находится в стадии пусконаладки. На эту проблему накладывается другая, кадровая. Трудно найти специалистов, которые реализуют задачи по перестройке производства за короткие сроки, да и в целом любая реконструкция — не менее сложный процесс, чем запуск линии с нуля.

— То есть завод все-таки пришлось останавливать на реконструкцию? Как будет выглядеть улучшенное производство?

— Да, завод приостанавливал свою деятельность, так как для увеличения выпуска необходимо было не только построить еще один плавильный агрегат, но и провести модернизацию линии на каждом технологическом этапе для увеличения ее производительности, ее пропускной способности. Сейчас уже подключена одна из печей, начат выпуск продукции. В течение августа планируем завершить пусконаладочные работы и выйти на плановое увеличение мощностей. Тогда уже можно рассчитывать на гораздо более высокую производительность завода, основанного на уникальной, единичной для России технологии, когда из двух печей расплав будет поступать на одну технологическую линию.

Мы в Instagram
Мы в ВК
Мы на Facebook

автор: Татьяна Мишина