Издания

Официальная публикация

№9 (927 )
16 сентября 2021

Александр Миронов: «Чаще выгоднее построить новое здание, чем заниматься реконструкцией»

Реконструкция и реставрация — сложные работы на строительном рынке, за которые берется далеко не каждая компания. Но к этим сложностям добавляются регулярные изменения законодательства — они далеко не всегда облегчают работу специалистам. О влиянии госрегулирования, новых технологиях и конкурсах для архитекторов рассказал руководитель мастерской «Миронов и партнеры» Александр Миронов.

Александр Миронов Александр Миронов
Александр Миронов
Источник: пресс-служба мастерской «Миронов и партнеры»

— Сказались ли на рынке и на вашей работе изменения в 820-й закон, вступившие в силу в феврале?

— Как бы ни менялось нормативное регулирование, с новыми правилами приходится считаться и приспосабливаться к ним, поскольку изменения закона 820-7 влияют на градостроительные отношения и рынок в целом.

Новая редакция режима охранных зон в связи с изменением их границ, которая вступает в силу с 1 августа 2021 года, в ряде случаев ужесточает требования к ведению градостроительной деятельности. Так, например, если в новые редакции закона 820-7 тот или иной участок отнесен к охранной зоне либо к зоне регулирования застройки, то собственник такого участка не сможет осуществлять на нем новое строительство или реконструкцию.

При этом большую сложность вызывает тот факт, что закон 820-7 не в полной мере учитывает механизм, содержащийся в приказе Минкультуры России от 30.10.2020 № 1295 «Об утверждении предмета охраны, границ территории и требований к градостроительным регламентам в границах территории исторического поселения федерального значения город Санкт-Петербург», который вступил в силу 27.06.2021.

Согласно положениям приказа, изменение архитектурного решения лицевых фасадов объекта допускается после получения положительного заключения органа государственной власти субъекта Российской Федерации. Согласно сложившейся позиции Службы государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга, выдача разрешения на строительство или реконструкцию объекта допустима при условии положительного заключения КГИОП об изменении архитектурного решения фасадов объекта. Вместе с тем порядок выдачи заключений органа государственной власти субъекта РФ по вопросам изменения архитектурного решения лицевых фасадов в настоящее время не установлен, в том числе и законом 320-7.

Это обстоятельство препятствует выдаче разрешений на строительство (реконструкцию) ряда объектов и фактически не позволяет осуществлять градостроительную деятельность на той или иной территории.

Водохранилище в Италии

— Но какие-то поправки в законодательство облегчают работу?

— За последние годы прошел целых ряд позитивных изменений в части снижения административных барьеров.

В плане глобальных изменений: выдача градостроительного плана стала безусловной. Это помогает, например, девелоперам заранее просчитать риски и принять решение о покупке земельного участка на данной территории.

Из локальных изменений: уменьшился срок получения разрешения на строительство с семи до пяти дней. Это увеличило нагрузку на Службу государственного строительного надзора и экспертизы: специалисты ГАСН вынуждены меньше чем за неделю проверить соответствие проекта, над которым больше года работала огромная команда архитекторов и проектировщиков. В остальном глобальных изменений на местном уровне не произошло.

Несмотря на позитивные изменения, на первый план выступает проблема отсутствия единой стратегии и комплексных решений в развитии всего города. Невзирая на то, что КГА налаживает сотрудничество между профильными комитетами, воплощение инициатив проходит медленно за счет сложной многоуровневой процедуры согласования, и в конечном счете итоговое архитектурное решение может потерять значительную часть от первоначальной концепции.

— Как правило, власти закладывают в бюджет траты на реконструкцию и реставрацию через госпрограммы. Участвуете ли вы в подобных программах?

— Сегодня компания отказалась от участия в государственных программах в связи с высокой загруженностью. Однако за годы работы по реставрации с такими проектами, как Центральный военно-морской музей им. Петра Великого, комплекс Константиновского военного училища (Суворовское училище), дворец Трубецких-Нарышкиных, к нам по-прежнему обращаются с проектами по реконструкции, но уже частные подрядчики. Из последних проектов — реконструкция фасадов на Итальянской улице и Моисеенко, 22. Для последнего мы устраивали внутренний архитектурный конкурс в рамках нашего проекта — социальный лифт для архитекторов.

Проводя закрытые внутренние конкурсы, мы привлекаем к созданию архитектурных концепций не только собственных сотрудников, но также молодых и перспективных архитекторов.

Наша цель — получить оптимальное и концептуальное решение. Мы увеличиваем количество независимых авторских архитектурных концепций и воплощаем лучшую из них.

— Сколько лет понадобится, чтобы привести город в порядок, если у нас почти 9 тыс. объектов культурного наследия, а за КГИОП закреплена, например, программа реставрации, где на текущий год — финансирование 60  объектов.

— Давать четкий прогноз довольно сложно, и 2020 год доказал всем нам, что есть вещи, способные внести серьезные коррективы в привычные рамки жизни. Я хотел бы обратить внимание на другое — важнее не время, а механизм коммуникации и кооперации государственных органов и инвесторов. Как показывает практика, многие инвесторы и мастерские готовы оказать помощь в сохранении культурного наследия. При этом система законодательства остается несовершенной, и зачастую реставрация просто невозможна — компании не успевают вносить изменения в проектирование в том же ритме, в каком вносятся новые поправки.

Государство в значительной мере пытается сохранить наследие, но зачастую слишком усердствует в его сохранности. Логично: чем больше здание разрушается, тем дороже обходится его реставрация. Инвестор теряет интерес к проекту, а памятник в итоге просто разрушается.

— Что предпочтительнее — государственные или частные заказы?

— Мы имели опыт участия в торгах и тендерах. Это интересный опыт, но требует больших трудозатрат в части занятости специалистов. Мы приняли решение и сейчас больше сосредоточены на частных заказах. А «для души» и повышения квалификации участвуем в международных архитектурных конкурсах. Так, за последние два года мы спроектировали три масштабных проекта: Музей исландского вулкана, Смотровую башню в Латвии и Водохранилище в Неаполе.

Башня в Латвии

— Самостоятельно ли компания проводит научные изыскания, историко-культурную экспертизу?

— Да, в большинстве случаев все этапы мы выполняем самостоятельно. Изредка можем обратиться за консультацией к сторонним компаниям, но итоговое решение за нашими специалистами. Мы довольно долго и кропотливо собирали штат мастерской, поэтому сейчас она может выполнять работы в ключе «полного цикла».

— Появляются ли новые технологии, которые позволяют ускорить процесс реконструкции/реставрации?

— Наша мастерская активно развивает направление BIM, за последний год доля проектов существенно увеличилась. Сейчас процентов 50–70 проектов разрабатываются с помощью BIM-технологий. Внутренние стандарты проектирования развиваются и совершенствуются, позволяя нам решать больше задач быстрее и эффективнее. Мы считаем, что за BIM-технологиями будущее.

— Сейчас выросла себестоимость строительства. Это сказалось на работах по реконструкции/реставрации?

— Безусловно, увеличение себестоимости строительства повлияло на стоимость реконструкции. Если раньше при составлении сметы мы могли рассчитывать на использование европейских материалов (так, например, вся плитка в Центральный военно-морской музей привезена из Италии), то сейчас приходится искать аналоги.

Увеличение стоимости также напрямую влияет на желание инвестора участвовать в проекте. К сожалению, чаще выгоднее построить новое здание, чем заниматься реконструкцией памятника культуры.

— Над какими проектами сегодня работает мастерская?

— Большинство наших проектов находится под запретом о разглашении до публичного объявления об окончании работ. Но ряд проектов, работа над которыми ведется уже давно и которыми мы особенно гордимся, известны: реконструкция главного здания фабрики имени Бебеля на углу Новгородской улицы и улицы Моисеенко, внутренние работы для Кунсткамеры, проектирование для ОКН — ПАО завод «Красное знамя» и многие другие.

 

Справка о компании

Мастерская «Миронов и партнеры» основана в 2017 году в результате объединения формировавшейся годами команды профессионалов, работавших с Александром Мироновым на большинстве его предыдущих проектов. Штат сотрудников постоянно расширяется в связи с тем, что растет объем заказов. Кроме того, с 2019 года специалисты мастерской также работают над собственными проектами, инициированными внутри коллектива и направленными на поиск путей развития и ревитализации отдельных городских территорий.

Мастерская выполняет полный цикл работ — от разработки проекта до авторского надзора.

 

В Петербурге 8983 объекта культурного наследия: 3762 — федерального значения, 2509 — регионального значения, 2712 — вновь выявленных.

PAROC: энергоэффективность и инновации

Задавать тренды на рынке — так же престижно, как и ответственно. PAROC, лидер на рынке строительной и технической изоляции в Скандинавии и Балтии, продолжает укреплять позиции в России, делясь европейским опытом и задавая стандарты качества. Об этом рассказала Таисия Селедкова, директор по маркетингу и коммуникациям компании.

Таисия Селедкова Таисия Селедкова
Таисия Селедкова
Источник: пресс-служба компании PAROC

— Как вы оцениваете позиции PAROC на российском строительном рынке?

— PAROC давно и успешно работает в профессиональном сегменте. У нас большой портфель продукции строительной изоляции, сильные позиции на фасадном рынке, а также в нишевых направлениях технической и судостроительной изоляции. Например, материалами PAROC оснащен ледокол «Арктика», самый большой атомный ледокол мира.  

PAROC был и остается одним из трендсеттеров рынка изоляционных материалов. Мы оперативно реагируем на новые вызовы рынка, создаем новые решения и технологии, которые повышают эффективность строительства и улучшают жизнь людей.

Какие преимущества позволяют PAROC успешно конкурировать с другими производителями теплоизоляционных материалов? Как трансформируется стратегия компании в связи с меняющимися условиями российского строительного рынка?

— Наше преимущество — это наши инновации. Многие разработки компании можно назвать инновационными. Так, PAROC первым вывел на российский рынок ламельную изоляцию, которая, как показывает опыт Скандинавии, эффективна при реконструкции  фасадов зданий. По нашим оценкам, ламели могут стать одним из основных материалов при реновации жилищного фонда в России.  

На базе ламелей мы разработали несколько решений, позволяющих строить быстро и качественно.  Среди них система PAROC PREWIS, в основе которой лежит заводское изготовление фасадной стеновой панели с теплоизоляцией PAROC.  Подобная технология выгодна застройщикам: она существенно удешевляет стоимость нового строительства, сокращает его сроки, гарантирует разнообразие фасадных форм. К тому же заводская технология позволяет монтировать стеновые панели круглогодично.

Еще одно ламельное «ноу-хау» PAROC — это система PAROC GLIS, рекомендуемая для плоских кровель, железобетонных конструкций, штукатурных фасадов и паркингов. Ламели оптимальны и для утепления штукатурных фасадов, что особенно актуально для строительного рынка Санкт-Петербурга. Для архитектурного облика новых объектов Северной столицы традиционно применение множества деталей и цветовых решений, и добиться качественного утепления с сохранением архитектурных форм позволяют продукты серии PAROC Linio.  

Ламельная изоляция незаменима и для реконструкции старого жилого фонда в рамках программ капремонта. Ее применение повышает энергоэффективность зданий и сокращает расходы на отопление. Такие проекты с использованием материалов PAROC уже реализованы в Вологодской и Калининградской областях. В Вологде частичное утепление домов со штукатурными фасадами нашими материалами привело к снижению расходов по отоплению на 18%.

Как вы оцениваете ситуацию на рынке строительных материалов в целом? Произошел ли спад из-за ситуации с пандемией или она не повлияла на ваш сегмент рынка?

— Пандемия спровоцировала кризис во многих отраслях, однако строительный рынок по сравнению с другими сферами показал умеренное снижение. Спрос на теплоизоляцию есть во всех сегментах рынка — в жилищном, коммерческом и промышленном строительстве.  Также остается высоким спрос на отделочные материалы. Как показывают отчеты крупнейших DIY-сетей, люди по-прежнему активно занимаются ремонтом существующего жилья или отделкой новой недвижимости. По статистике, россияне делают ремонт раз в пять лет при любом экономическом состоянии страны. Более половины россиян проживают в домах, построенных в 1971–1995 годах, свыше 25% в домах, введенных в эксплуатацию 40–50 лет назад. Таким образом, ремонт — это необходимость, поэтому спрос на строительные и отделочные материалы, теплоизоляцию в этом сегменте будет всегда.

В прошлом году был отмечен заметный рост объемов загородного строительства и рост объема продаж стройматериалов частным клиентам соответственно. Сохранилась ли тенденция в этом году? Как распределяется спрос на продукцию PAROC между крупными заказчиками и частным сектором?

— В пандемию действительно заметно вырос интерес к загородной недвижимости, и мы видим этот тренд на примере своих продаж. На сферу малоэтажного строительства приходится до 40% наших отгрузок.

Мы надеемся, что меры по стимулированию деревянного домостроения также поддержат интерес россиян к загородному строительству. Обсуждается федеральный проект «Развитие деревянного домостроения в РФ». Государство планирует субсидировать 5% от ставки кредитования для покупателей деревянного жилья. Эти меры в комплексе поддержат активность в сегменте частного строительства, что, в свою очередь, гарантирует спрос на теплоизоляционные материалы.

Ваша компания уделяет большое внимание реализации принципов устойчивого развития и, в частности, внедрению энергоэффективных технологий. Какие трудности вы видите в данной работе?

— Энергоэффективные технологии, как любые инновации, внедряются не сразу. С одной стороны, чтобы подобные новшества стали массовыми или как минимум обязательными, нужны соответствующие изменения законодательного и нормативного характера. Например, закон «Об энергосбережении» действует в России уже более десяти лет, однако по факту документ, который так и не заработал в полную силу, уже требует корректировки. 

Тем не менее пусть постепенно и не так динамично, но тренд на применение энергоэффективных технологий усиливается. Все больше объектов строятся с использованием теплоизоляции, а это значит, что качество строительства улучшается,  поскольку теплоизоляционные продукты выполняют сразу несколько ключевых функций: обеспечивают высокую звукоизоляцию, гарантируют высокую пожаробезопасность и долговечность.

Нужен комплексный подход. Энергоэффективность может и должна стать отдельным направлением не только для развития технологий и снижения себестоимости, но и стратегической целью по снижению негативного влияния на окружающую среду.

 

197374, Санкт-Петербург 

ул. Савушкина, д. 126 А 

Бизнес-центр «Атлантик Сити», 7-й этаж 

Офис Paroc 

Тел. +7 800 770 78 48

www.paroc.ru

автор: Александра Тен