Издания

Официальная публикация

Лицензионно-саморегулируемый тяни-толкай

До официально заявленного срока отмены государственного лицензирования в строительстве и перевода отрасли на саморегулирование – 1 июля 2008 г. – остался всего месяц. Несмотря на проведениe множества мероприятий, посвященных намеченной реформе, создание различных организационных структур, обилие публикаций в СМИ, до сих пор фактически ни у кого нет ясного понимания того, как новая схема должна работать. Причем этого понимания нет не только у строителей, но и инициировавших реформу думских депутатов.

Слово – «отжившей структуре»

Федеральный лицензионный центр (ФЛЦ) при Федеральном агентстве по строительству и ЖКХ (Росстрой) ревностные сторонники саморегулирования в отрасли давно уже окрестили «отжившей структурой». Впрочем, сейчас, в связи с удалением Росстроя из структуры нового Правительства РФ, это наименование можно считать вполне корректным. Судя по всему, именно специалистов ФЛЦ имел в виду генеральный директор Российского союза строителей М.Викторов, когда рассказывал о «чиновниках Росстроя, пытающихся присвоить функции контроля над саморегулируемыми организациями». Какова же позиция «отживших»?

В свое время первый заместитель генерального директора ФЛЦ Владимир Воеводский резонно отмечал, что никакой универсальной модели в этой сфере, принятой, как нас пытаются убедить, во всех странах мира, в принципе не существует: «Действующая в Германии система саморегулируемых организаций (взятая у нас за основу) своими корнями восходит к деятельности средневековых цеховых объединений. Она формировалась и выстраивалась постепенно, чуть ли не в течении полутысячелетия. Нам же предлагают эту модель создать приказным путем за полгода. Между тем, во многих странах (например, в США) существует другая схема. Там существует институт лицензирования различных видов деятельности, а концепция саморегулирования как бы дополняет его. При этом саморегулируемые организации объединяют компании не «по вертикали» (делегируя выход на рынок и обеспечивая взаимную ответственность за выполнение стандартов), а «по горизонтали» (объединяя отдельные секторы отрасли, отстаивая их консолидированные интересы на рынке, формируя стандарты качества и финансируя перспективные разработки, важные для всей организации). В Китае же, который, между прочим, строит сегодня, наверное, больше всех в мире, в частности, в сфере жилого домостроения, возводя более 1 кв. м на жителя страны (а численность населения Китая, напомню, около 1,5 млрд. человек), наоборот, действует только принцип лицензирования. Кстати, используемая там схема фактически позаимствована у нас, в России. Только требования к участникам строительного процесса выставляются значительно более жесткие, и контроль за их соблюдением ведется гораздо строже». К этому можно добавить, что системы работы на рынке, действующие, к примеру, в Индии, Японии или арабском мире, также совершенно непохожи на германскую модель, принятую в России за некий эталон.

Впрочем, принимая во внимание принятие Закона о саморегулируемых организациях и – в первом чтении – Закона о саморегулирунемых организациях в строительстве, говорить сейчас о разнообразии мировой практики в этой области становится не актуально. Законодатели уже решили, что саморегулированию – быть.

Тем не менее, генеральный директор ФЛЦ Александр Толкачев ставит вполне серьезные вопросы, внятного ответа на которые до сих пор услышать невозможно. А без оного, возможность эффективной работы новой системы представляется очень сомнительной. А.Толкачев говорит: «Согласно принятым документам, саморегулируемую организацию имеет право создавать не менее 100 компаний, работающих в той или иной сфере деятельности. Принимая во внимание то, что на строительном рынке России сегодня действует более 220 тысяч различных компаний, счет СРО может пойти на сотни и даже тысячи мелких структур, отстаивающих свои частные и территориальные интересы. И каждая из них будет иметь свои требования и подходы». Перспективы неразберихи – налицо.

В рамках системы лицензирования, документ, выданный в любом регионе, действует на всей территории страны. Строители из Йошкар-Олы могут работать в Калининграде, а архангелогородцы – во Владивостоке. Лицензия гарантирует им это право. А.Токачев отмечает: «Саморегулируемые организации будут формироваться на местах, и, принимая во внимание человеческий фактор и амбиции разных деятелей, надо думать, не по одной в регионе, и будут отстаивать свои узкие интересы. Допустит ли, к примеру, екатеринбургская СРО к работе в «своем» регионе строителей из Орловской области? Начнется какое-то полуфеодальное деление страны между различными конкурирующими саморегулируемыми организациями. Вместо стабильности и гарантии качества работы строителей, мы рискуем получить целый спектр враждующих структур, отстаивающих частно-групповые и территориальные интересы, и отнюдь не пекущиеся о пользе отрасли в целом. А если компания намерена работать сразу во многих регионах, ей что, нужно вступить в десяток СРО?».

Также, по его мнению, «Совершенно неясно, как быть с объектами, которые строятся для обеспечения безопасности государства, военных нужд, а также с объектами повышенной опасности (атомные электростанции, например) или особой сложности. Кто будет иметь право участвовать в реализации таких проектов?». Резюмируя, А.Толкачев подчеркивает: «Я не против принципа саморегулирования, я противник скоропалительных, неосторожных действий в сфере, которая не терпит «кавалеристских наскоков», а требует тщательно взвешивать каждый шаг, тем более, что предпринимается он в масштабах всей страны».

Единым фронтом?

Впрочем, было бы странно, если бы структура, созданная для выдачи государственных лицензий в отрасли, стала бы проводником идей саморегулирования. Как говорится, отстаивание корпоративных интересов. Однако, Федеральный лицензионный центр не одинок в своих сомнениях.

Вот, что писал Глава администрации Краснодарского края Александр Ткачев Виктору Зубкову, в бытность того премьер-министром России: «Инициируемые рядом экспертов предложения по переходу с 1 июля 2008 г. строительной отрасли на саморегулирование не могут быть реализованы в связи с отсутствием в России практического опыта саморегулирования в строительстве, правил и стандартов предпринимательской деятельности в строительной отрасли, механизмов финансовой ответственности субъектов предпринимательства, а также действенных методов контроля в сфере безопасности и качества строительства и технических регламентов. Необходим достаточно продолжительный период времени для перехода отрасли к новому хозяйственному механизму». По мнению А.Ткачева, эта проблема особенно актуальна для возглавляемого им региона, в связи с интенсивным ростом работ на строительстве олимпийских объектов.

Ему вторит губернатор Белгородской области Евгений Савченко, писавший Президенту РФ Владимиру Путину: «15-летний опыт лицензирования строительной деятельности доказал способность данного механизма функционировать в условиях рыночной экономики и оказывать реальное воздействие на недобросовестных субъектов предпринимательства. Кроме того, лицензирование отвечает интересам национальной безопасности, четко определяя сферу государственного влияния в отношении особо опасных, технически сложных и уникальных объектов. В условиях практического отсутствия действенных методов контроля в сфере безопасности и качества строительства, технических регламентов, правовой базы, иных методов регулирования в строительной отрасли отмену института лицензирования считаю преждевременной».

С подобными обращениями к различным органам федеральной власти обращалось руководство Московской, Челябинской, Саратовской, Новосибирской, Тамбовской, Пензенской, Брянской областей, Башкирии, Татарстана, Удмуртии, Бурятии и многих других регионов. Показательно, что среди них немало субъектов Федерации, наиболее успешно развивающих строительную отрасль.

Наконец, неоднократно против скоропалительной отмены государственного лицензирования высказывались власти Москвы. Последнее заявление в этом смысле столичный мэр Юрий Лужков сделал в конце марта 2008 г., уже после принятия в первом чтении Закона о саморегулировании в строительной отрасли. «Категорически нельзя снимать вопрос лицензирования. Желающих строить у нас больше, чем хороших специалистов. Без лицензирования они будут строить то, что одному Богу известно»,- отметил тогда Ю.Лужков.

Всего же, по свидетельству А.Толкачева, «в различные органы власти – в администрацию Президента, Правительство России, Государственную Думу и др. – поступило более 1700 обращений с просьбой сохранить в настоящее время систему лицензирования. Эти предложения исходят и от руководства регионов, и от общественных организаций строителей, и от компаний, работающих на строительном рынке».

В разное время с призывом не торопиться с введением саморегулирования высказывались общественные организации строителей из разных регионов страны. Среди них Союз строителей (работодателей) Кубани, Союз строителей Кузбасса, Союз строителей Калужской области, Архангельская гильдия риэлторов, Национальное градостроительное общество и др. Любопытно, что в свое время, такие заявления делали и те структуры, которые в сегодня стали флагманами саморегулирования. Так, с обращениями к властям о необходимости сохранения лицензирования выступали и Российский союз строителей, и даже «Союзпетрострой». Его директор Лев Каплан в конце 2004 г. говорил: «Отмена лицензирования привлечет на рынок еще больше непрофессионалов. Минэкономразвития убеждает нас, что взамен этого будет введен более эффективный механизм контроля. Часть контролирующих функций государства, в том числе и лицензирования, передадут общественным бизнес-сообществам. Все это возможно осуществить в дальнейшем, когда будет принят соответствующий закон о саморегулируемыхорганизациях и созданы экономические и правовые основы такой деятельности». Теперь, выступая за скорейшее введение саморегулирования, он, видимо, полагает, что за прошедшие 3 года все это сделано, и теперь рисков, о которых он говорил прежде на существует («Чаще всего чиновники на строительном рынке работают по следующей схеме: сначала до основания рушат существующую систему, а на ее месте долго и нудно пытаются строить что-то новое. Это приводит к коллапсу отрасли. С отменой лицензирования будет та же история, только раньше необдуманные решения приводили к проблемам бизнеса, а этот шаг может угрожать жизни людей»).

Официальную позицию, не желая, «плевать против ветра», изменили многие, в том числе и крупные коммерческие компании. Но и по сей день случается сталкиваться с тем, что представители руководства фирм, нынче активно участвующих в строительстве саморегулируемых организаций, в приватном общении признают, что лучше бы лицензирование было сохранено.

По словам А. Толкачева, ФЛЦ провел в конце 2007 г. опрос по проблематике лицензирование/саморегулирование среди иностранных фирм, работающих на российском рынке, по результатам которого выяснилось, что «почти две трети фирм (64%) относятся к отмене лицензирования отрицательно, и совсем не понимают почему местные саморегулируемые организации будут определять их право выхода на российский рынок».

АСН-инфо тоже провело среди посетителей сайта голосование по вопросу отмены лицензирования в строительной отрасли и введения принципов саморегулирования. Не претендуя на высокую репрезентативность и выборку, отметим, что посетители сайта в большинстве своем «в теме», и знают проблемы строительной отрасли не понаслышке. Впрочем, имеет смысл констатировать не соотношение долей процентов (которые при малой репрезентативности могут быть неточны), но общие тенденции. Большинство (почти 59%) респондентов в принципе отрицательно относятся к отмене государственного лицензирования в строительстве. Причем 23,3% считают целесообразным сохранить существующую систему, а 35,6% полагают необходимым создать модель, которая сочетала бы лицензирование и саморегулирование в отрасли. Принципиальных сторонников введения саморегулирования, среди принявших участие в опросе, около 41%. Но подавляющее большинство из них (26,7% от общего числа голосовавших) считают полезным существенно продлить (до 2010 г.) переходный период от лицензирования к саморегулированию в строительстве. Лишь 14,4% опрошенных считают возможным и целесообразным введение саморегулирования в отрасли 1 июля 2008 г.

Переходный период must go

Между тем, работа над созданием саморегулируемых организаций – и специализированных, и на уровне регионов, федеральных округов, и общенациональном – активнейшим образом продолжается. И происходит это несмотря на неясность с федеральным законодательством (в Закон о СРО в строительной сфере вносится множество поправок, порой взаимоисключающего свойства), несмотря на отсутствие государственного органа, который должен вести реестр СРО, несмотря на проблемы с регистрацией.

Тем не менее, для всех становится все более очевидно, что в силу всех перечисленных и многих других причин, строительная отрасль совершенно не готова к переходу на саморегулирование и отмене государственного лицензирования. Об этом говорит и сохраняющийся правовой вакуум, и отсутствие самих СРО во многих регионах страны, и полное отсутствие минимального опыта работы в сфере саморугулирования у уже созданных СРО.

Интересно, что косвенно неготовность строительной отрасли к переходу на саморегулирование косвенно подтверждают даже самые ревностные его сторонники. Так генеральный директор Ассоциации «Строительно-промышленный комплекс Северо-Запада» Алексей Белоусов, пишет: «Градостроительный кодекс четко указывает срок окончания действия лицензий – 1 июля 2008 г. Как следует трактовать это. Да самым прямым образом - с 1 июля все лицензии, выданные ранее прекращают свое действие. И если к этому моменту они не будут заменены на другие разрешительные документы, или если не будут внесены изменения в Федеральные законы, изменяющие дату отмены лицензирования, все работы на строительных площадках будут незаконными и, следовательно, должны быть приостановлены». То есть, фактически попытка ввести саморегулирование в соответствии с заявленными планами – 1 июля 2008 г. – либо остановит работу строительного комплекса, либо сделает ее абсолютно незаконной.

Такое развитие событий, безусловно, совершенно недопустимо. И понимание этого есть и у депутатского корпуса Государственной Думы, которая, собственно, и была изначально главным инициатором введения саморегулирования в отрасли. Во всяком случае, как рассказал первый заместитель председателя Комитета Госдумы по строительству и земельным отношениям Сергей Петров, участники прошедшего в Москве совещания по вопросам внедрения Закона о саморегулируемых организациях, с участием всех заинтересованных сторон, пришли к мнению о необходимости в очередной раз отложить отмену государственного лицензирования.

«То, что сейчас происходит в обсуждении этой темы на высшем уровне, меня радует, - сообщил С.Петров. – Сложилось мнение о том, что при внедрении саморегулирования необходим переходный период, в течение которого будут действовать как государственное лицензирование в строительной сфере, так и саморегулирование. В этот период сформированные саморегулируемые организации должны будут доказать свою эффективность».

По его словам, до 1 января 2009 г. будет продолжаться предоставление всех видов лицензий по различным направлениям строительной деятельности. Они будут действовать до 1 января 2010 г., после чего будут действовать только саморегулируемые организации. «Разумеется, если они докажут свою эффективность», - подчеркнул С.Петров. По мнению С.Петрова, 1,5 года – необходимый период для перехода к практике саморегулирования. В течение переходного периода также будут рассматриваться предложения о совершенствовании Градостроительного кодекса РФ, а также о приведении ряда федеральных законов в соответствие с Градостроительным кодексом.

Он сообщил также, что найден консенсус по вопросам о минимальном числе организаций, необходимых для создания СРО, и размерам компенсационных фондов. Для изыскателей и проектировщиков эти цифры соответственно составляют 25 и 6,5 млн. рублей, а для строительных и комплексных СРО не менее 50 и 13 млн. рублей, соответственно.

А генеральный директор Российского союза строителей М.Викторов сообщил на днях, что в ходе еще одного совещания, в котором участвовали представители Министерства регионального развития РФ, Министерства экономического развития РФ, Комитета по строительству и земельным отношениям Госдумы РФ и Экспертного совета по строительству, найден консенсус еще по ряду вопросов.

В частности, определился список категорий СРО в строительстве, куда вошли не только изыскательские, проектные и строительные СРО, но и четвертый тип – комплексные СРО. На уровне федеральных министерств также достигнуто понимание того, что в регионах с развитым и дифференцированным строительным сектором, в особенности в Москве и Санкт-Петербурге, целесообразно создание целого ряда СРО, в том числе узко специализированных. Представители министерств, Госдумы и Экспертного совета также согласились в том, что решение о допуске компании на строительный рынок, принимаемое на уровне региональной СРО, будет распространяться и на деятельность этой компании в других регионах России. При этом СРО, принимающая положительное решение, также берет на себя материальную ответственность за деятельность своих членов, работающих в других регионах.

В то же время, как рассказал М.Викторов, по настоянию «эмоционально выступавших» представителей Минрегионразвития РФ, в законодательство будет внесена поправка о том, что минимальное число членов саморегулируемой организации в сфере изыскательства и проектирования должно составлять 50, а строительных – 100. Как известно, ранее предполагалось введение вдвое меньшей численности.

Таким образом, постепенно обрисовывается схема будущей работы СРО, вырабатываются базовые положения, по сути, даются ответы, на вопросы гендиректора ФЛЦ, цитировавшиеся в начале статьи. Однако, очевидно, что эта работа еще далека от завершения, в том числе и в смысле юридического оформления саморегулирования в строительстве. Поэтому и необходимо и сохранение лицензирования до 1 января 2009 г., и переходный период до 1 января 2010 г. За это время должны быть восполнены многочисленные пробелы и неясности в законодательной сфере, созданы, официально зарегистрированы, внесены в реестр сами СРО, накоплен хотя бы базовый опыт работы саморегулируемых структур. Остается надеяться, что на заседании Госдумы 5 июня этот подход возобладает, и переход от государственного лицензирования к саморегулированию пройдет без «революционных» эксцессов, способных повлечь самые негативные последствия.

Михаил Добрецов

 

 

Пространство-время элитного жилья

На прошлой неделе в Петербурге состоялся первый международный форум, посвященный элитной недвижимости - Elite Estate. Инициаторами мероприятия выступили ведущие профессиональные объединения риэлторов двух российских столиц. На их призыв откликнулись в первую очередь иностранные компании, имеющие представительство на российском рынке и представительства российских компаний, работающих за рубежом. Попали на форум и участники региональных рынков, которые присутствовали на форуме главным образом в качестве заинтересованных слушателей. Для них сегодняшнее развитие сектора элитной недвижимости Москвы и Петербурга является своего рода схемой, предсказывающей будущее, хотя и далеко не во всем. Возможно, на форуме была поднята лишь малая толика неоднозначных вопросов, которые возникают у профессионалов. Но даже тот факт, что профессиональный диалог по вопросам элитной недвижимости в принципе возможен, и тот заведомо воспринимался многими с удивлением.

В надежде на объективность

Тема, которую организаторы форума положили в основание, надо полагать, долгосрочного проекта – классификация элитной недвижимости. Московские и петербургские игроки рынка из числа риэлторов, инвесторов и девелоперов знакомы с этой проблемой не понаслышке. Многие из них не первый год используют собственные или заимствованные матрицы критериев элитности. Волна специализированных мероприятий, посвященных этому вопросу, прокатилась по Петербургу и в канун форума, создав полемическое напряжение в профессиональных кругах. На этом фоне высказывание профессора кафедры Экономики и управления городским строительством Российской экономической академии Геннадия Стерника (Москва), прозвучавшее с трибуны конференции Elite Estate, о том, что классификация элитной недвижимости должна быть достаточно жесткой, не было воспринято как нечто неожиданное.

«В практике работы риэлторов-консультантов и аналитиков проблема классификации объектов недвижимости всегда привлекала повышенное внимание. Очевидно, что без логичной, объективной системы классификации усложняется проблема взаимопонимания между застройщиком и риэлтором, продавцом и покупателем, создаются трудности в работе маркетологов, а работа аналитиков парализуется либо подменяется имитацией анализа, - говорит Г.Стерник. - Однако, несмотря на многочисленные попытки, эта проблема еще далека от своего более-менее удовлетворительного решения, а главное – от широкого принятия специалистами рынка одного из вариантов решения».

«Уже не один и не два года риэлторы и застройщики спорят, определяя критерии элитности недвижимости, - говорит руководитель направления элитной недвижимости петербургской корпорации «Адвекс-Недвижимость» Владимир Федоров. - Появились даже такие понятия, как «элитная недвижимость по-питерски» и «элитная недвижимость по-московски». По его словам, если подходить к петербургскому рынку со столичными мерками, то получится, что в Северной столице элитной недвижимости вовсе не существует. Предпочтения петербургских клиентов «Адвекса» «абсолютно (ну, почти абсолютно) разные», говорит В.Федоров, и разработанный агентством набор критериев каждый из них выстраивает по собственному ранжиру. В результате перестановок слагаемых «элитности» образ искомого объекта меняется кардинально. В то время как с москвичами все более-менее понятно. Им «подавай ультрасовременный жилой комплекс, с роскошной входной группой и максимумом удобств без выхода на поверхность. И никаких парковок во дворе».

Сложнее всего в этих противоречиях между московскими и петербургскими приоритетами тем компаниям, которые ориентированы в основном на зарубежных клиентов. «Москва – не Лондон, а Петербург – не Москва», - такую поговорку сложили риэлторы и консультанты, пытаясь разъяснить иностранным клиентам, что именно играет роль в процессе ценообразования на элитную недвижимость. Впрочем, европейцы, по словам гендиректора петербургской компании «Элитные квартиры» Леонида Рысева, гораздо охотнее мирятся с недостатком комфорта, предпочитая «золотой треугольник» и старые питерские дома. А вот москвичи очень неохотно приобретают элитную недвижимость в Северной столице. При этом они сходятся во вкусах и требованиях с американцами, заметил Л.Рысев.

«Элитная значит – качественная. Это может быть заросший мхом многовековой замок, даже, возможно, не очень удобный для комфортного проживания, но зато хранящий в себе частицу истории средневековья. А иногда это вилла в стиле модерн, построенная по проекту известного архитектора, или же дом, построенный и отделанный по особому, уникальному, дизайну. Возможно, в последнее время для многих элитность стала ассоциироваться с очень высокой ценой» - говорит генеральный директор агентства недвижимости «107 Променад», президент Международной комиссии FNAIM – Лазурный берег Киркор Аждеранян (Франция).

Едва не обнулило результат подспудного спора о столичном жилье неожиданное замечание генерального директора компании «Усадьба» Евгения Иванова (Москва), который сообщил, что на сегодняшний день термин «элитная недвижимость» несколько потерял свою актуальность, и его использование считается чуть ли не проявлением дурного тона. По его словам, только в сфере коммерческой недвижимости игрокам рынка удалось договориться о единой классификации, взяв за основу западные стандарты. А в остальном ни одна из существующих классификаций и, как следствие, сегментация рынка, не может удовлетворить всех его участников.

 

С головы на ноги

В предложении профессора Г.Стерника, выявить некие классообразующие признаки, которые бы отсекали объект, если он не соответствует хотя бы одному из них и переводили его в другой класс, озвученном на круглом столе, многие из его участников усмотрели большую натяжку. Ведь большинство риэлторов следует за предпочтениями клиентов, а не наоборот. В этой прозаической причине, против засилья которой спорадически восстают сами риэлторы, кроется, безусловно, и некое рациональное зерно.

По-разному настроенные инициаторы и организаторы форума изначально сделали ставку на выявление «региональных особенностей» на фоне общенациональных. И если бы ожидание полного и окончательного решения спорных вопросов не было определяющим, то, очевидно, и результаты профессиональной дискуссии можно было бы рассматривать, как достаточно продуктивные. Широкий круг докладчиков и сам по себе формат мероприятия, позволяют составить наиболее полный список не только региональных, но и попросту более-менее востребованных особенностей, с которыми сталкиваются в своей практике общения с потенциальными потребителями специалисты. Такие подробности не могут не интересовать маркетологов и аналитиков, способных самостоятельно делать выводы в условиях развития рынка, исходя из постановки текущих задач. Кроме того, они также могут быть интересны с точки зрения изучения макропроцессов в сфере строительства и недвижимости.

При том, что и фактор цены, и местоположение, по признанию многих из спикеров, сегодня начинают обнаруживать скорее обратную, чем прямую связь с элитностью объекта недвижимости, больший интерес для исследований в отрасли на текущий момент представляет собой возможность поиска аналогов и сравнений. Так, если судить по докладу В.Федорова, для покупателя-москвича место в домашнем паркинге (построить который в Петербурге гораздо сложнее по целому ряду объективных причин, начиная с ограничений, накладываемых непредсказуемым грунтом, заканчивая охранными зонами памятников) примерно то же, что для петербуржца – видовые характеристики дорогостоящего жилья. В результате петербургские застройщики и девелоперы в последнее время в попытках повысить статус объекта все большее внимание уделяют формированию ландшафтного дизайна и не в последнюю очередь за счет устройства искусственных водоемов.

 

Контуры светлого будущего

Задолго до возникновения общенациональной классификации элитной недвижимости, развитие рынка приносит и первые более-менее одинаково актуальные в различных регионах тенденции внутри отдельных его сегментов. И в первую очередь это касается загородного домостроения и комплексной застройки, которая сегодня наращивает масштабы не только в Москве и Петербурге, но и, к примеру, в Сочи. Так, по словам гендиректора ООО «Шанс-Недвижимость» Гирихана Льянова (Сочи), «Сочинские Рублевки» будут построены, и уже строятся. Хотя и перспектива превращения Сочи в мега-город-курорт радует далеко не каждого покупателя элитной недвижимости «только для отдыха, а не для постоянного проживания».

Тенденцию к децентрализации элитной недвижимости и в Сочи можно оценить по списку предпочтений покупателей элитного жилья, представленному Г.Льяновым: а) уровень комфортабельности (возраст постройки, присутствие современных технологий строительства); б) приближенность к федеральным трассам, развитой инфраструктуре; в) уединенность постройки и ее оторванность от цивилизации; г) близость к морю или другим водоемам; д) близость к центру развлечений; е) близость к Олимпийской деревне; ж) климатические условия (совершенно разные как на территории побережья, так и в некоторой отдаленности от моря).

Вообще, при дальнейшем росте цен на элитную недвижимость, спрос будет перераспределяться в пользу российских курортов, потенциал развития которых велик и многообразен, считает гендиректор АН «Бекар» Ирина Гудкина. Желание иметь «второй дом» среди покупателей элитного жилья сегодня очень актуально в общемировом масштабе, отметил в свою очередь гендиректор компании Richmond Green Group Ксавьер Вигенс (Лондон). По его словам, мода на «второй дом» породила существенную диверсификацию территорий. Волна резкого роста спроса на элитную недвижимость прокатилась вначале по испанской Коста-Бланке и Кипру, затем вызов другим регионам бросили Карибы и Албания. Некоторые британские компании работают сейчас с агентами и в Болгарии. И уже не первый год интерес иностранных приобретателей элитной недвижимости зафиксирован в российской Карелии.

В этой ситуации российским курортам придется, скорее всего, выдерживать конкуренцию в борьбе одновременно и за сохранение традиции, и за экзотику, и за развитие инфраструктуры и сервиса. Но, разумеется, вряд ли все эти противоречивые факторы вкупе с алогичностью процесса ценообразования способны в обозримом будущем добавить сумятицы в составление общенациональных критериев классификации элитной недвижимости. В отличие от тех тенденций, которые наблюдаются сегодня вокруг Москвы и Петербурга.

Так, если говорить о рынке подмосковного элитного жилья, то, по словам Е.Иванова, здесь объективно действуют только два фактора – цена и местоположение. И можно сравнивать по цене лишь то или иное направление (Рублево-Успенское, Новорижское, Киевско-Калужское и др.), но никак не два объекта равных по цене на различных направлениях. Между тем нельзя и отрицать того факта, что этот сегмент загородной недвижимости в Подмосковье в полном смысле соответствует понятию элитности. И что примечательно, если говорить о Рублево-Успенском направлении, то здесь, по данным Е.Иванова, немаловажную роль играет преимущественное (55-60%) предложение «вторички». Дополнительной особенностью является полномасштабное развитие инфраструктуры и неоднородный социальный состав, как самой недвижимости, так и ее владельцев. Примерно по тому же направлению, видимо, развиваются и ближайшие престижные пригороды Петербурга, где, например, во Всеволожском направлении, «вторичка» составляет почти такой же объем. С той только разницей, что здесь предлагается на продажу не готовые, с отделкой «под ключ», виллы и резиденции, а большей частью земельные участки по ценам, заведомо гарантирующим строительство здесь чего-то непременно элитного. И про ту, и про другую территорию можно сказать, что рынок созрел и перезрел, несколько застоявшись на этапе, предшествующем процессу качественного преобразования. И что, возможно, происходит это потому, что предпочтения потенциальных покупателей по отношению к ним претерпевают в настоящий момент существенные изменения.

О том, что были времена, когда элитным нам казалось загородное жилье, окруженное непроницаемым забором, и даже квартира 137-ой серии, напомнил в своем выступлении на форуме заместитель генерального директора ООО «ЦРП «Петербургская Недвижимость» Олег Пашин, вспомнивший заодно и про расселение парадных и отдельных домов в центре Северной столицы. Пользуясь случаем, петербургские докладчики едва ли не соревновались в прогнозах о судьбе намечающихся и вполне уже состоявшихся новых престижных районах за пределами «золотого треугольника». В.Федоров, в частности, напомнил коллегам о том, как резко подскакивала цена на недвижимость в тех кварталах, где планировалось создание пешеходных зон, а также о том, как беспокоит сегодня обитателей Крестовского острова будущее строительство стадиона для любимой футбольной команды города.

Эти и другие подобные примеры взаимодействия стихий рынка и градостроительной воли городских властей не имели отражения в качестве факторов риска ни в одной из представленных классификаций элитной недвижимости. А между тем они накладывают свои коррективы не только на вопросы цены и местоположения, но и отражаются на концептуальном развитии новых проектов. В частности об этом можно говорить применительно к концепции строительства «города в городе», представленной директором департамента элитной жилой недвижимости Knight Frank St. Petersburg Полиной Яковлевой. По сути, речь идет о многофункциональных комплексах с замкнутой внутриквартальной или внутридворовой, хотя и не обязательно полностью самодостаточной средой.

Так, к примеру, бутиковая улица строящегося «Парадного квартала» изначально задумывается вне мысли о привлечении туристических потоков. Ровно как и опыт избыточности сервисной инфраструктуры в иных клубных домах внушает сегодня осторожность многим девелоперам и застройщикам. На этом фоне оттачивается проработка критериев того, что, по словам В.Федорова, называется «форматом» и относящемся «как к домам (клубные дома, многофункциональные жилые комплексы, таун-хаусы), так и квартирам (пентхаусы, двуххуровневые квартиры, квартиры-студии)». Притом, что если в Москве новым форматом становится мезонет, то надо полагать, что в Петербурге на роль нового слова должно стать лофтовые квартиры в реконструируемых под жилье памятниках промышленной архитектуры.

Пожалуй, требования именно высокого уровня комплексных архитектурных решений и являются одним из самых невостребованных на сегодняшний день в целом по России в числе всех перечисленных критериев элитарности, как на уровне первичного рынка городов, так и на уровне загородного домостроения. Очевидно, вовсе не потому, что такие запросы не по карману отечественным покупателям, а главным образом в связи с тем, что оно соответствует одному из самых последних этапов развития рынка.

«Я думаю, что организаторы форума делают значительный вклад в восстановление образа, самого понятия, философии Петербурга», - заявил на открытии форума вице-президент Московской ассоциации риэлторов Михаил Грин. По его словам, тот факт, что первый форум, посвященный элитной недвижимости, проходит в городе на Неве во многом – дань историческому прошлому Санкт-Петербурга, ведь «за последние 10-15 лет многие пытались размыть образ Северной столицы».

О важности разговора «о взаимодействии архитектурных тенденций» напомнил также президент Ассоциации риэлторов Санкт-Петербурга и Ленинградской области Вячеслав Семененко. И хотя этот разговор был по существу только начат, включение этой темы в предмет обсуждения обещает форумам Elite Estate серьезную перспективу.

Наталья Стандровская