Издания

Официальная публикация

Большой Муринский тупик

Последние дни ушедшего года ознаменовались попыткой возобновления строительства второй очереди ресторанного молла на бульваре Менделеева в Мурино. Она столкнулась с ожесточенным сопротивлением со стороны части местных жителей и поддержавших их муниципальных властей.

Бульвар Менделеева в Мурино Бульвар Менделеева в Мурино
Большой Муринский тупик
Источник: пресс-служба компании Renta Invest

Артем Гудченко, генеральный директор компании Renta Invest (владелец инвестпроекта), считает, что проблема не в конкретной стройке, а в том, что популизм в России нередко оказывается сильнее правовых основ государства.

«От Адама»

Чтобы разобраться в ситуации, необходимо коснуться истории вопроса «от Адама», то есть с самого начала. А именно – с 2013 года, когда, по словам руководителя практики «Недвижимость и строительство» бюро юридических стратегий Legal to Business Дарьи Филиной, спорный участок, принадлежавший ранее совхозу «Ручьи», был вовлечен в оборот. Новый собственник в 2014 году выполнил все необходимые юридические процедуры и получил от местных властей разрешительную документацию на возведение ресторанного молла. На части земли вскоре была построена первая очередь объекта, которая в настоящее время успешно функционирует и востребована как среди арендаторов, так и со стороны местных жителей.

По словам юриста, очень важно понимать, что этот участок никогда не был муниципальной собственностью. «Это принципиальный момент. Дело в том, что в Генплане Мурино участок был отнесен к категории ТР-2 (зеленые насаждения), что с точки зрении я закона недопустимо в отношении частных земель», - подчеркивает она.

Как говорит Артем Гудченко, владельцев участка эта коллизия не очень беспокоила, поскольку имелось одобрение на условно-разрешенный вид использования земли под строительство торгово-сервисных предприятий.

Строительство второй очереди из-за кризиса, начавшегося в конце 2014 года, затянулось, хотя фундаменты для зданий уже были возведены. Казалось бы, дело оставалось за малым. Однако затем, по словам Дарьи Филиной, началось нечто странное. Муниципальные власти и региональные ведомства, выдавшие все необходимые разрешительные документы, стали обращаться в суд, оспаривая собственные решения. Происходило это под давлением части местных жителей, недовольных планируемой «застройкой территорий зеленых насаждений». Тем более что инвестор по просьбе местных властей организовал временное благоустройства незавершенных объектов строительства (фундаментов), соорудив поверх них что-то вроде газонов, засеянных травой.

Из судебной эпопеи, длившейся с 2016 по 2019 год, собственник участка вышел победителем. Арбитражи однозначно признавали его право на возведение ресторанного молла. При этом сам собственник к сегодняшнему дню несколько раз поменялся. Последний раз это произошло в конце 2020 года, когда проект приобрела компания Renta Invest (входит в ГК «Рента»).

Обострение

По словам Артема Гудченко, компания, зная скандальный «бэкграунд» проекта, постаралась повести себя максимально корректно. «Все заинтересованные органы власти были уведомлены о возобновлении строительства. Среди местных жителей была распространена информация о проекте и его правовом статусе. С той же целью мы организовали встречу с депутатами муниципального совета, рассчитывая на конструктивный диалог. Вместо этого мы столкнулись с правовым нигилизмом. Нам просто сказали, что решения суда их не интересуют, а строить они нам в любом случае не дадут», - рассказывает он.

Больше того, 23 декабря 2020 года совет депутатов принял решение «запретить любые строительные работы на участке». «С юридической точки зрения это решения ничтожно, поскольку выходит за рамки полномочий муниципального совета», - подчеркивает Дарья Филина.

Когда же в ночь на 25 декабря (Артем Гудченко особо подчеркнул, что ночное время было выбрано исключительно по просьбе ГИБДД, чтобы не мешать движению транспорта и проходу пешеходов) к участку подъехала техника, чтобы установить ограждение, там очень быстро появились муниципальные депутаты, которые не дали вести работы. Приглашенная полиция, которой представителями инвестора были предъявлены все разрешительные документы, ничего не смогла сделать.

25 декабря глава администрации Мурино Алексей Белов издал документ, устанавливающий публичный сервитут в отношении участка. А глава администрации Всеволожского района Андрей Низовский подписал постановление об отмене действия разрешения на строительство. Артем Гудченко подчеркивает, что с юридической точки зрения и имеющихся арбитражных решений, принятые муниципалами документы незаконны, и компания уже подала исковые заявления в суды о признании этих действий противоправными и их отмене.

В администрации Ленобласти подчеркивают, что проблема находится в компетенции муниципальных образований. А также апеллируют к мнению общественности. «30 декабря 2020 года Комитет градостроительной политики утвердил Правила землепользования и застройки Мурино с учетом мнения жителей. Согласно новым ПЗЗ, участок за торговым моллом на Менделеевском бульваре, на который МО выдало разрешение на строительство торгового комплекса, переведен в рекреационную зону. Регламенты, разрешающие какое-либо строительство на этой территории, отсутствуют. Вопрос отмены разрешения на строительство полностью находится в компетенции местных властей», - заявил зампредседателя правительства региона Михаил Москвин.

Где правда?

Опрошенные ASNinfo эксперты считают, что чисто с правовой точки зрения позиция инвестора достаточно прочна. «В настоящее время, полагаю, закон находится на стороне девелопера, который приобрел этот проект у предыдущего собственника с разрешительной документацией, подтвержденной судебными актами», - говорит управляющий партнер юридической фирмы Letefico Майя Петрова.

Однако, по ее словам, предполагаемые юридические дефекты в этой истории возникли гораздо раньше – при переходе в частную собственность физического лица спорных земельных участков и выдаче властями санкции на условно разрешенный вид использования. «Вот здесь и возникает много вопросов к местной администрации, которая была непосредственным участником всех процедур», - отмечает юрист.

Партнер, руководитель практики по недвижимости и инвестициям АБ «Качкин и Партнеры» Дмитрий Некрестьянов отмечает запутанность ситуации. «Отмену разрешения на строительство можно оспорить в судебном порядке. Установление публичного сервитута будет оспорить сложнее. Инвестор также вправе заявить иски о компенсации убытков от незаконных действий администрации. Учитыая, что в Мурино приняты новые ПЗЗ, то для того, чтобы даже после оспаривания незаконных действий администрации ввести здания в эксплуатацию инвестору, видимо, придется еще оспаривать ПЗЗ и Генплан. Судебных баталий будет много и продлятся они минимум год, но итоги их будут скорее всего крайне неприятными для каждой из сторон – для администрации это серьезные риски компенсации убытков инвестора, а для инвестора – риск невозможности ввести построенный объект в эксплуатацию в итоге», - считает он.

Артем Гудченко говорит, что, с одной стороны, компания готова к судебным тяжбам, а с другой – оспаривание Генплана Мурино рассматривает в качестве крайней меры. «Дело в том, что Генплан – это единый документ. Невозможно оспорить его применительно только к одному участку. То есть, если мы добьемся через суд решения о признании Генплана недействительным (а для этого есть правовые основания, поскольку частная земля, вопреки требованиям Градкодекса РФ, была отнесена к категории зеленых насаждений), это ставит вопрос о юридической правомочности любого строительства, которое осуществлялось в Мурино со времени принятия документа. А мы не хотели бы ставить в трудное положение наших коллег-девелоперов», - подчеркивает он.

На распутье

Юристы считают, что сторонам спора надо пойти на компромисс. «Рекомендовал бы обеим сторонам подумать о том, чтобы договориться об обмене участка на альтернативный – это могло бы решить проблему и устранить конфликт. А пока администрация не рассматривает такого варианта, действуя с позиции силы, видимо, инвестору придется заняться массовой подготовкой исков, жалоб в прокуратуру и прочей бумажной работой», - отмечает Дмитрий Некрестьянов.

Он добавляет, что ситуации острого конфликта между инвестором и администрацией/населением бывают достаточно регулярно и решаются они по-разному. «Но чиновники все чаще склонны подходить к таким спорам с позиции силы (все отменим и вы у нас потом «попляшете») – такой подход мешает увидеть возможности для устранения социальных конфликтов и не стимулирует стороны договариваться», - признает эксперт.

«Полагаю, что из этой запутанной ситуации есть три потенциальных выхода. Если депутаты хотят добиться результата и отстоять общественные интересы, то в этой ситуации необходимо выкупать участки у инвестора по процедуре изъятия земель для госнужд (что очень дорого для местного бюджета). Второй вариант – возбуждать уголовное дело по факту возможно незаконной приватизации земель общего пользования и предоставления разрешения на условно разрешенный вид использования земли под размещение ресторанного молла. Простая отмена ранее выданной разрешительной документации и точечные арбитражные дела здесь уже не помогут, поскольку истекли сроки исковой давности. Существует еще и третий выход – попытаться всем договориться об общественно полезных функциях планируемого объекта, так, чтобы и объект был построен и эксплуатировался, и общественное мнение было удовлетворено», - пролагает Майя Петрова.

Артем Гудченко также видит три пути в рамках правового поля. Первый – девелоперу дают-таки спокойно реализовать свой проект. «Затем местные жители могут «проголосовать рублем», и ничего в молле не покупать. Арендаторы уйдут, и компания окажется в убытке. Ну, а если нет, - значит проект, как мы и считаем, нужен городу, где живет уже 120 тысяч человек, а общепит развит довольно слабо», - говорит он.

Второй вариант – изъятие земли под госнужды. «Тогда муниципалы должны будут выкупить землю с находящимися на ней недостроенными объектами. По нашим предварительным оценкам, рыночная стоимость составит около 120 млн рублей. Плюс около 30 млн будут стоить демонтаж фундаментов и устройство зеленых насаждений. Если Мурино с годовым бюджетом в 360 млн рублей готово пойти на такие расходы, мы не возражаем», - отмечает Артем Гудченко.

Третий путь, по его словам, компромисс: «Мы не возражаем против переговоров с представителями всех уровней власти и готовы рассмотреть предложения, которые устроили бы все стороны конфликта. Единственное наше принципиальное условие состоит в том, чтобы спор был урегулирован в правовом поле, а не волюнтаристскими решениями».

автор: Петр Опольский

Пять лет и пять «китов» Владимира Григорьева

В этом году председатель Комитета по градостроительству и архитектуре — главный архитектор Санкт-Петербурга Владимир Григорьев отмечает не только 60-летие, но и 5-летие руководства градостроительным комплексом Северной столицы. «Строительный Еженедельник» счел эти даты хорошим поводом, чтобы бросить ретроспективный взгляд на эти годы, на то, что уже сделано, и в каком направлении идет развитие.

Владимир Григорьев Владимир Григорьев
Владимир Григорьев
Источник: пресс-служба КГА

Первое, на что обращаешь внимание, анализируя деятельность Владимира Григорьева, — это системность работы. Вопрос рассматривается в целом, после чего принимаются различные меры, вносящие корректировки, устанавливающие регламенты, формирующие правила в самых разные сферах. Причем именно совокупность этих, казалось бы, разрозненных действий приводит в итоге к решению поставленной задачи в целом.

Второй ключевой аспект заключается в едином целеполагании всей работы. При решении тех или иных проблем сверхзадача остается неизменной — повышение качества городской среды во всех его аспектах и обеспечение комфортности проживания граждан. На ее решение в конечном итоге направлена вся деятельность.

Оценивая итоги 5-летия работы Владимира Григорьева во главе КГА, можно выделить пять «китов», на которых стоит сейчас градостроительная политика города.

Облик

В 2015 году была введена процедура согласования архитектурно-градостроительного облика застройки.

Владимир Григорьев:

— Казалось бы, в условиях рынка, который господствует, или, я бы даже сказал, хозяйничает в нашей жизни уже 30 лет, — совершенно естественно должен проходить процесс создания комфортной среды. Но процесс пошел скорее обратный. Для этого и понадобилось ввести обязательную процедуру рассмотрения архитектурно-градостроительного облика главным архитектором Петербурга.

Владимир Григорьев:

— Введенная в 2015 году процедура постепенно ведет к повышению качества архитектуры — поскольку и архитекторы, и заказчики проектов стали относиться с большим вниманием к необходимости учитывать в своей работе градостроительный контекст и эстетические требования. Наверное, это отчасти последствия и того факта, что рынок жилищного строительства становится более конкурентным, а наши граждане — более взыскательными потребителями, которые предъявляют больше требований к комфортности жилой среды. Так или иначе, но совокупные усилия КГА, застройщиков, архитекторов приводят к улучшению условий жизни, и в проекты застройки закладываются параметры все более комфортного проживания.

Законодательство

Разумеется, достижение сверхзадачи невозможно без корректировок градостроительного законодательства. В 2016 году были внесены важные изменения в Правила землепользования и застройки (ПЗЗ), предусматривающие необходимость обеспечения новой жилой застройки социальной инфраструктурой, в 2017-м — введены нормативы градостроительного проектирования, с 2018 года ведется работа над обновлением Генплана Петербурга, и сейчас проходит утверждение его новая редакция.

Все изменения требований к застройке в ПЗЗ направлены на повышение комфортности проживания граждан. Постепенно в них вошли нормативы обеспеченности социальной инфраструктурой (2016 г.), меры по обеспечению ею апартаментов (2019 г.), дополнительные нормативы по обеспечению зонами зеленых насаждений (2019 г.).

Владимир Григорьев:

— Весь комплекс вносимых изменений в новой редакции ПЗЗ направлен на создание комфортной городской среды.

Владимир Григорьев:

— Изменения ПЗЗ также предусматривают применение коэффициента использования территории в отношении многоквартирных домов любой этажности — это ограничит максимальное количество жилой площади в границах земельного участка в отсутствие проекта планировки.

Обновленную версию Генплана планируется окончательно утвердить в следующем году.

Владимир Григорьев:

— Одним из важнейших отличий новой редакции является то, что она — по составу, структуре и оформлению — подготовлена в соответствии с установленными требованиями Градкодекса РФ. Еще одним принципиальным новшеством является появление в документе объектов регионального значения, планируемых к реализации.

Еще одна новация — это более четкая конкретизация функционала земель, ранее отображавшихся в Генплане просто в качестве «перспективных территорий за расчетным сроком», а также указание прогнозируемых сроков вовлечения этих участков в оборот.

В 2016 году были приняты, а в 2020-м обновлены Правила благоустройства территории Петербурга.

Владимир Григорьев:

— Прекрасно понимая позицию бизнеса, настаивающего на расширении возможностей по размещению рекламной информации на городских фасадах, КГА, тем не менее, целенаправленно старается проводить политику по сохранению и улучшению эстетического облика города. К нашей гордости горожанами отмечен позитивный эффект этой деятельности: в том, что постепенно город избавляется от огромных букв, лезущих в глаза, снижается агрессивный «визуальный шум» в историческом центре. Некоторые считают, что и этих мер недостаточно. Но в таких ситуациях мы должны находить компромиссные решения.

Отметим, что политика, направленная на сохранение архитектурного облика и оптимизацию размещения информационных вывесок и рекламы в городской среде, внесена в «Белую книгу» Всемирного клуба петербуржцев.

Градсовет

Градсовет при Правительстве Петербурга был наделен дополнительными полномочиями.

Владимир Григорьев:

— Мы сегодня совершенно упустили из виду социальную ответственность архитектора. А она колоссальна — даже отчасти больше, чем у врача. Врач не может сразу взять и испортить жизнь тысячи людей одной операцией. А архитектор — может. Потому что он своими творениями воздействует на большое количество горожан на протяжении долгого времени.

Владимир Григорьев:

— Если мне приносят работу, за которую я готов отвечать перед высшим руководством, перед жителями, перед моими внуками, то я согласовываю этот проект. Если я считаю, что принять решение по проекту единолично я не вправе, то предлагаю рассмотреть этот вопрос на заседании Градсовета, состав которого утвержден Правительством города. Мы все время балансируем на тонкой грани вкуса. Я стараюсь ее избегать и все, что может повлечь неоднозначные оценки, выносить на Градсовет. В принципе, все должно проходить через него — кроме трансформаторных будок и внутридомовых построек.

Конкурсы

В Петербурге активно развивается конкурсная практика, позволяющая найти наиболее интересные, получившие одобрение и профессионалов и общественности решения тех или иных задач.

Большой интерес вызвали прошедшие в последнее время конкурсы: «Серый пояс» (2016 г.), «Петербургский стиль XXI века» (2016 г.), «Музей блокады» (2017 г.), «Симметричные кварталы» (2017 год), «Благоустройство Александровского парка» (2017 г.), «Петербургские фасады» (2018 г.), «Тучков Буян» (2020 г.), «Ресурс периферии» (2020–2021 гг.).

Владимир Григорьев:

— Мы провели ряд конкурсов: недавно завершившийся на концепцию арт-парка «Тучков Буян», на развитие периферийных районов города и фасады петербургских домов, на новое здание музея Блокады Ленинграда — получили очень интересные результаты, но при разнообразии представленных работ качество архитектуры всегда оставалось высоким. Недавно мы объявили конкурс концепций по совершенствованию качества среды жилых районов Петербурга, застроенных типовыми домами индустриального изготовления. Предлагаемая территория проектирования — в Красногвардейском районе.

Цвет и свет

С целью сохранения исторического архитектурного облика города в 2020 году была значительно расширена палитра традиционных цветов Петербурга, которые КГА предложил проектировщикам и застройщикам для окраски фасадов новых зданий.

Владимир Григорьев:

— Петербургский цвет — это особая тема. Казалось бы, современная архитектура Петербурга может быть яркой, разноцветной. Но в этом есть определенное заблуждение. В Петербурге совершенно особый климат: серое небо, низкая светимость небосвода. И это накладывает ограничения на применение ярких цветов. При пасмурной погоде очарование Петербургу придают именно пастельные цвета, а яркие выглядят диссонирующими с архитектурным обликом города. Применение ярких цветов возможно — на акцентных зданиях, которые выполнены архитекторами очень профессионально.

Также в 2020 году создана концепция городского освещения. В рамках ее подготовки выполнено исследование потенциала общественных пространств и его функционально-пространственной организации для решений световой среды Петербурга, разработаны предложения по использованию средств искусственного освещения для повышения туристического, рекреационного и функционального потенциала городской территории.

Материал подготовлен при участии пресс-службы КГА