Надежда Косарева. Особенности национальной реформы

Рынок жилищного строительства в России сегодня переживает период активного реформирования. Но, по мнению специалистов, реформы идут не так быстро и не так гладко, как хотелось бы. Почему это происходит? Об особенностях реформирования отрасли жилищного строительства рассказывает президент фонда «Институт экономики города», член межведомственной рабочей группы по реализации национального проекта «Доступное жилье» Надежда Косарева.

- Надежда Борисовна, почему сфера жилищного строительства так трудна для реформирования?

- Если понимать строительный сектор как рынок привлечения финансовых средств и развития территорий, то, на мой взгляд, основная проблема здесь кроется в его монополизации. Посмотрите, что происходит… С одной стороны, растет спрос населения на жилье, увеличиваются доходы граждан, развивается ипотечное кредитование. А с другой - предложение жилья, то есть объемы его строительства, очень вяло реагируют на увеличение спроса. В результате растут цены на квадратные метры. Это классика монопольной организации рынка.


- Почему же это произошло в строительном секторе?

- Причин несколько. Первая состоит в том, что основной ресурс для жилищного строительства - земля - до сих пор находится в государственной собственности. У застройщиков нет возможности свободно купить участок под застройку. Землю распределяет чиновник. Причем делает это по непрозрачным, неясным процедурам. И требование закона - с 1 октября 2005 года предоставлять землю для жилищного строительства только на открытых аукционах, как вы знаете, на практике не всегда выполняется. А развитие как раз такой открытой системы земельных торгов могло бы стать одним из факторов демонополизации строительного сектора.


Вторая причина тоже связана с существующей бюрократической системой. Ведь после получения участка под застройку бизнесмену надо еще получать разрешение на строительство у того же чиновника. Здесь опять приходится сталкиваться с избыточными административными барьерами. Пробиться через них могут очень немногие. В результате те, кто прорвался к заветной цели через какие-то свои связи, начинают монополизировать рынок, не допуская туда конкурентов.


Так что главная задача - снизить административные барьеры. Уже подготовлен законопроект по созданию единой системы госэкспертизы проектной документации и единой системы госнадзора в строительстве. Они существенно сократят хождение застройщиков по инстанциям.


- Есть ли другие причины, не связанные с чиновничьими препонами?

- Также большая проблема кроется в существующей системе финансирования жилищного строительства. Сегодня основная часть жилья, как вы знаете, возводится за счет привлечения средств дольщиков. Был принят 214-й закон для защиты их прав. Но многие застройщики его бойкотируют. Это еще полбеды. На самом деле люди вообще не должны финансировать процесс непосредственного строительства. Граждане должны покупать квартиры как готовый продукт. Мы же не финансируем производство машин, телевизоров, одежды. С жильем тоже должно быть так. Строительство должны вести профессионалы: застройщик и банк, а человек должен иметь право взять ипотечный кредит под залог готовой квартиры, так же, как он берет потребительский кредит на покупку стиральной машины.


- Раз уж мы заговорили о кредитовании строительного сектора…Сегодня многие эксперты считают этот вид финансирования весьма рискованным. Вы разделяете эту точку зрения?

- Да. Это еще одна проблема, которую необходимо решать. Почему это происходит? Потому, что у застройщиков нет обеспечения строительных кредитов: собственных активов у них мало, а землю им предоставляют только в аренду, и то на короткий период. Заложить такие права аренды, чтобы получить деньги на стройку, практически невозможно, поскольку это неликвидный актив (в случае дефолта заемщика его трудно реализовать). Если бы земля предоставлялась застройщику в собственность, это было бы хорошее обеспечение кредитов на весь период строительства.


Плюс ко всему, строительные компании не такие прозрачные и понятные, как, например, банки, которые вдоль и поперек контролирует ЦБ. Поэтому кредитовать строительный сектор трудно. Это касается и самих строительных компаний, и их финансовых проектов, где часто нет конкретных бизнес-планов, нет прозрачных финансовых потоков. Так что застройщики, которые хотят получать банковское кредитование в будущем, должны приводить в порядок всю свою деятельность.


- В продолжение темы кредитования, не могли бы Вы прокомментировать готовящийся к принятию осенью законопроект о стройсберкассах?
- Стройсберкасса – это замкнутая система строительных сбережений, похожая на нашу кассу взаимопомощи. В стройсберкассах копят деньги на первый взнос, допустим, 20 процентов. Столько же можно там взять под низкий процент. Но остальные 60 процентов обеспечиваются ипотечным кредитованием. Эта система неплохо работает в Германии и в Австрии. Но в России, на мой взгляд, работать не будет. Дело вот в чем. Чтобы кредитовать по низкой ставке, стройсберкасса должна уменьшить процент по депозиту. Например, чтобы в стройсберкассе взять кредит под 7 процентов, можно в лучшем случае рассчитывать на депозитную ставку в 2-4 процента. Но при инфляции в 10 процентов (это еще без учета изменения реальных цен на жилье), причем ежегодно, накопленные деньги «сжимаются», а следовательно, «усыхают» и квадратные метры. Получается, что гражданин копит, а денег и возможностей все меньше. Зачем ему это надо? Единственный вариант, если государство будет субсидировать разницу до инфляционного уровня. Но возникает вопрос - самый ли это эффективный способ потратить бюджетные деньги? Может, лучше эти же средства отдавать людям для первого взноса в ипотеку?


- Можно ли сказать, что из-за роста цен жилье в стране становится все недоступней?

- Я бы так не сказала. Хотя в будущем это может стать серьезной проблемой. Есть коэффициент, который условно называется индекс «доступности жилья». Берут стандартную квартиру (54 кв. метра), умножают ее площадь на среднюю цену жилья и делят на средний годовой доход семьи. Полученный условный показатель говорит о том, сколько лет семье нужно не есть и не пить, чтобы купить квартиру. Сейчас он составляет около четырех с половиной лет. В худшую сторону он меняется, но несущественно. Хотя вы правы, жилье становится недоступней с точки зрения наличия свободных квартир на рынке. Товара нет. Многие банки жалуются, что они дают заемщикам кредиты, а они по нескольку месяцев не могут найти квартиру. Пока ищут, цены так вырастают, что на взятый кредит уже ничего купить нельзя. Отсюда вывод - строить надо гораздо больше. Только так можно остановить рост цен на жилье. Или хотя бы стабилизировать его, чтобы повышение цен на недвижимость было на уровне инфляции.


- Если не ошибаюсь, такая задача поставлена в национальном проекте «Доступное жилье»?

- Совершенно верно. К 2010 году объем строительства в стране, согласно национальному проекту, должен вырасти в два раза. За первые шесть месяцев этого года рост уже составил 9 процентов. Если и дальше будем продвигаться такими темпами, то поставленной цели можно достичь.


- О каких еще результатах реализации нацпроекта уже можно говорить?
- Очень хорошо развивается ипотечное кредитование. В этой сфере принят пакет законов, который полностью развязал все «правовые узелки». Теперь остается только помогать некоторым группам граждан - например, молодым семьям - брать кредиты. Это уже несложно. Поэтому все банки, которые хотят и могут заниматься ипотечным кредитованием, уже вышли на этот рынок. И при росте реальных доходов населения, который мы наблюдаем, а также при снижении процентных ставок на кредиты, ипотечное кредитование со временем будет развиваться еще стремительней.


- Есть ли у национального проекта свои индикаторы?

- Конечно, есть. Если откроете программу «Жилище», которая является основным инструментом реализации нацпроекта, найдете конкретные целевые показатели. Например, к 2010 году в два раза по сравнению с 2004 годом должен вырасти объем строительства в стране: до 80 млн кв. метров в год. В 20 раз за тот же период должен возрасти объем ипотечных кредитов, выдаваемых за год. Износ коммунальной инфраструктуры, напротив, должен сократиться с 60 до 50 процентов. Как мне кажется, по промежуточным итогам 2006 года эти индикаторы соответствуют поставленным целям. Например, хорошо реализовывалась программа по государственным жилищным сертификатам. А оплата первого взноса при получении ипотечного кредита молодым семьям, увы, началась позже. Отдельная проблема - обеспечение земельных участков коммунальной инфраструктурой. Сильно запоздали с порядком реализации этой подпрограммы. В результате только в июле-августе был проведен конкурс и отобраны проекты. Процесс предоставления государственных гарантий под них начался только сейчас и идет не без проблем. Поэтому даже деньги, выделенные на субсидирование процентных ставок по кредитам на эти проекты, не смогут быть использованы в этом году в полном объеме. Это не очень хорошо.


- Почему же реализация проекта «Доступное жилье» иногда отстает от планов?
- Проект был задуман правильно и в логической последовательности: оценка ситуации, законодательная база, цели, ресурсы и так далее. Но нацпроект - новый для нас инструмент, и пока еще мы не научились им как следует пользоваться. Все сводится к текущему управлению. Есть ответственный первый вице-премьер, есть Минрегион, готовящий нормативную базу, есть Росстрой, нацеленный на реализацию ФЦП «Жилище», есть межведомственная рабочая группа, чтобы поговорить о наболевшем. Словом, у семи нянек...


Нет единого центра. Речь идет не о единоличном принятии решений, а о компетентности, оперативности и ответственности. Регламенты, существующие в правительстве, таковы, что бумаги ходят от ведомства к ведомству по полгода.


- Когда, по Вашему мнению, результаты работы национального проекта будут заметны всем россиянам?

- Если все будет идти по плану, то к 2007-2008 году. Правда, серьезные изменения запланированы только к 2010 году. Если сегодня по статистике только 11-12 процентов населения могут приобрести жилье по социальным стандартам с помощью собственных средств или кредитов, то к 2010 году этот показатель должен достигнуть 30 процентов. Это серьезное увеличение.


- По оценкам Росстроя, для нормального жилищного самочувствия страны необходимо вводить как минимум квадратный метр на душу населения в год. Мы далеко отстаем от Европы и США по этому показателю. Нас почти 150 миллионов человек. А жилья строится в три раза меньше. Только к 2010 году, как Вы говорили, выйдем на показатель 80 млн кв. метров. А если демографическая ситуация начнет улучшаться?

- Во всех странах этот процесс идет по-разному. Все зависит от потребности, а главное - платежеспособного спроса на жилье. По данным исследования на конец 2003 года, в России была потребность в увеличении жилищного фонда на 46 процентов, а платежеспособный спрос населения составлял лишь 25 процентов от потребности. Сегодня строительство не удовлетворяет даже существующий платежеспособный спрос. Именно поэтому надо сбалансированно развивать и жилищное строительство, и жилищное кредитование. Но не стоит забывать и о модернизации существующего жилищного фонда.


- Что же такое, на Ваш взгляд, достойное, доступное и комфортное жилье для российской семьи?

- Каждый понимает эти слова по-своему. Что такое «достойное жилье»? Например, мое детство прошло вчетвером в однокомнатной квартире. И это выглядело вполне «достойно», поскольку вокруг люди жили в коммуналках. Но времена меняются, а с ними меняются и представления об уровне жизни. Сегодня определены социальные нормативы площади жилья. Это параметры, по которым предоставляется государственная субсидия на оплату жилья, и выдаются государственные жилищные сертификаты. Этот социальный норматив составляет 33 кв. метра на одного человека, 42 кв. метра - на двоих, и по 18 кв. метров на одного члена семьи, если семья состоит из трех и более человек.


Что касается комфортности… Конечно, жилье должно быть обеспечено необходимыми коммунальными услугами: водой, теплом, электричеством. Они должны предоставляться качественно, бесперебойно. А уж степень комфорта каждый будет выбирать по возможностям. Кому ванна, кому джакузи, кому бассейн...


Самое сложное понятие - «доступное жилье». Очень многие журналисты и даже политики подменяют его словом «дешевое». Сразу возникают ассоциации с жильем простеньким, тесным, низкого качества… На мой взгляд, это неправильно. Я считаю, что «доступное» - значит «разное». Значит, «доступное» для каждой семьи по уровню ее дохода и потребностей.


При этом не надо забывать, что 40 процентов россиян сегодня удовлетворены своим жильем, 10-15 процентов, как и в других странах, всегда будут нуждаться в жилье по социальному найму, а 20-30 процентов не смогут обойтись без дополнительной господдержки при приобретении жилья.

Беседовала Наталья Ковтун

Санкт-Петербург. Проделанной работой удовлетворен

За последние несколько лет Санкт-Петербург значительно преобразился – появились новые здания, дороги, мосты, социальные объекты. И в этом, несомненно, заслуга строителей. В преддверии замечательного профессионального праздника Дня строителей мы беседуем с вице-губернатором Александром Вахмистровым.
- Александр Иванович, в каком настроении Вы встречаете День строителя?

- Приближается профессиональный праздник, и строительное сообщество встречает его в хорошем настроении. Не только потому, что цены на жилье высоки. В Санкт-Петербурге удалось создать мощный строительный комплекс, постоянно имеющий загрузку по всем уровням: и по транспортному строительству, и по строительству метрополитена, по реставрационным работам, по реконструкции, по новому строительству, по строительству коммерческих объектов… И администрация города, и я лично удовлетворен развитием событий. Действительно, строится очень много, объекты самые разнообразные. Мы все больше и больше начинаем привлекать на конкурсной основе и зарубежных архитекторов, к примеру, Мариинский театр, Новая Голландия, стадион для «Зенита» (кстати, выбор проекта стадиона мы сделаем после Дня строителя, в 20-х числах августа).


В город пришли крупные налогоплательщики, вслед за которыми потянулись инвестиции.


Вот тоже будет уникальный объект «Газпром-Сити», где также привлекаются зарубежные архитекторы, и целый ряд других крупных объектов. Совсем недавно открыли новую взлетно-посадочную полосу в Пулково, будем реконструировать вторую…


Улучшилось и внутреннее благоустройство города. Яркий пример - Московский проспект. Сейчас занимаемся расширением, даже созданием новой магистрали в зоне Митрофаньевского шоссе, там активно идут работы. Вскоре начнем работы на Пискаревском проспекте... Город реализовывает крупные проекты – Западный скоростной диаметр, Орловский тоннель (по системе частно-государственного партнерства), появились свободные экономические зоны, там тоже пойдет строительство… Кроме того, крупнейшие проекты, такие, как «Балтийская жемчужина», «Славянка» с комплексной застройкой территории, активно строится жилье для военных в Пушкине по президентской программе и масса других примеров.


Поэтому профессиональный праздник жду в хорошем расположении духа. Думаю, что все строители имеют определенную удовлетворенность, Это не самолюбование, не самодовольство, а просто удовлетворенность от проделанной работы.


- Как отмечаются лучшие строители?

- У нас целая система официальных конкурсов – это и «Строитель года», и «Лучший прораб», конкурс «Золотой гвоздь» для журналистов, Всероссийский конкурс на лучшую строительную компанию. У нас появился знак «Строителю Санкт-Петербурга». Правда, мы его пока экономно вручаем, на сегодняшний день всего три человека имеют этот знак. Мы планируем, что на следующем Съезде строителей будем проводить награждение отличившихся. Знак будет трех степеней отличия. Планируется награждать им не только руководителей, но и инженерно-технических работников, и рабочих стройплощадки.

Есть и полуофициальный конкурс «На худшую строительную площадку», призом в которой являются… калоши. Итоги этого конкурса за полугодие мы будем подводить в ноябре.


Это своего рода воздействие на строителей, и внимание к стройплощадкам будем уделять еще большее. Хочу, пользуясь случаем, обратиться и к руководителям предприятий, и к технических работникам. Если мы говорим, что Санкт-Петербург - город европейских стандартов, и стремимся к этому, если мы говорим, что у нас один из лучших строительных комплексов России (и это не просто наши слова, это мнение в том числе и российского руководства), то у нас должны быть и самые лучшие строительные площадки. Мы видим, что город преобразился, и это культура производства. А чем выше культура производства, - тем лучше качество строительства. Это прямая зависимость. Поэтому мы к чистоте строительных площадок будем подходить очень жестко.

 

- Помимо энергетики, какие еще проблемы есть в строительной отрасли?

- Город очень многое делает для развития энергетики. На примере двух объектов – строительство подстанции на Ржевке и инвестиционный проект строительства Юго-Западной ТЭЦ - мы показали, что город может самостоятельно привлекать инвесторов для обеспечения выработки электроэнергии и решения этих вопросов. Конечно, энергетика - это главная проблема в строительстве на сегодняшний день.


Есть и вторая проблема, и она решаема - отсутствие Правил застройки и землепользования. Мы их как раз разрабатываем, и в летний период состоится целый ряд общественных обсуждений этого проекта закона. В любом случае, это плановая работа, и в конце года закон примут.


- А как складываются отношения с федеральными согласующими структурами?

- Есть все-таки неурегулированность, хотя мы уже много сделали - выпустили нормативный акт, договариваемся, начинает реализовываться постановление… Но федеральные структуры вновь пытаются запустить застройщиков по большому кругу, заставить проводить дополнительные исследования. Идет притирка, но уже сделан большой шаг вперед.


- Что происходит с ценами на жилье, и как будет развиваться ситуация дальше?

- Проблематика с ценами и естественная, и искусственная. Естественная потому, что с одной стороны, повышается благосостояние людей, а с другой стороны, облегчился доступ к ипотечному кредитованию. К тому же резко изменился менталитет, особенно у молодых людей, которые начинают привыкать к кредитным схемам рынка.


Другая причина (психологическая) - отложенный спрос 2005 года. В этом году произошло наложение отложенного спроса на плановый спрос 2006 года.

Мне кажется, что отложенный спрос 2005 года уже удовлетворен и теперь идет плановый спрос 2006 года, который опять же вырос за счет доходности и ипотечного кредитования. Кроме того, в связи с ростом цен опять на рынок вышли игроки.


Думается, что во втором полугодии останется плановый растущий спрос за счет ипотеки, игроки на рынке пока будут активно работать, спроса 2005 года уже не будет, поэтому некоторое понижение объемов продаж произойдет. Это приведет к тому, что застройщики, которым надо пополнять оборотные средства, могут стабилизировать цены, или даже могут чуть-чуть их снижать - все будет зависеть от взаимоотношений спроса и предложения. В общем-то, большого роста цен во втором полугодии я не предвижу. Думаю, что это может быть 5-10, максимум 15 процентов (если сравнивать цены декабря 2006 года и июля 2006 года).


Предполагаю, что при стабилизации цен начнут уходить с рынка игроки, они начнут вбрасывать купленные не нужные им квартиры, произойдет рост предложений вторичного рынка и наступит стабилизация. Цены, конечно, уже заоблачные, но вниз они не пойдут. Может быть, со временем, в перспективе длительного времени это и возможно. Но в ближайшие три-пять лет этого не произойдет.


- Как Вы относитесь к предложению ввести в работу научное сопровождение проектов?

- Как ни парадоксально (я человек, занимающийся наукой, доктор экономических наук), но отношусь к этим предложениям контрастно. Если главный архитектор проекта, главный инженер проекта имеют соответствующее образование, имеют соответствующие лицензии и соответствующую квалификацию, то они должны отвечать персонально за построенные объекты.


У нас в стране все немножко перепутано: если мы идем по пути лицензирования, то должны быть убеждены в том, что соответствующие институты, архитектурные мастерские обладают специалистами достаточной квалификации, и все их проектные решения правильные.


Если у кого-то (конструкторов, расчетчиков) возникают сомнения, то они сами выйдут на соответствующие научные круги и проведут анализ или запросят варианты проверок.


Теперь мы выходим на отмену лицензирования и переходим к саморегулируемым организациям. Но ведь целый ряд стран, и развитых стран, и дореволюционная Россия работали по принципу персональной ответственности. Почему мы знаем имена архитекторов и не знаем имен строителей? Ответ очень простой: потому что существовал принцип персональной ответственности. И непосредственно Росси, и Растрелли, и Кваренги отвечали за объект головой, и именно они нанимали подрядчиков. По сути, архитектор был руководителем проекта.


А мы как-то мечемся и непонятно чего хотим. В итоге отмена лицензирования и отсутствие персональной ответственности приведут к саморегулируемым организациям, о деятельности которых вообще никто до конца ничего не понимает.


Саморегулируемая организация не несет никакой ответственности за свои решения. Вот, к примеру, соберется некая строительная общность и начнет обсуждать, какой строитель хороший, а какой плохой. С выходом новой компании на рынок что скажет саморегулируемая организация? Она может эту компанию проверить или запретить ей работать? Но как? При таком подходе случаи отказа практически исключены, и даже нет такой законодательной базы, чтобы какой-либо компании отказать в выходе на рынок.


Происходит подмена принципов. Могут сказать, что само лицензирование ничего не дает, но оно имеет и обратную связь: по крайней мере, фирме можно вынести какое-то предупреждение, можно лишить лицензии, пусть даже через суд. То есть рычаги имеются…


- Какие еще законодательные новшества, по Вашему мнению, требуют доработки?

- Иногда я поражаюсь нашим федеральным структурам, которые всегда стараются изобрести что-то свое. К примеру, особую критику вызывает закон о государственном заказе. В этом законе вообще исчезли любые понимания квалификации. Идеологи закона говорят, что этот закон защищает от административных барьеров, но я даже не представляю страну или отрасль, где они отсутствуют. Административные барьеры - это не что иное, как система регулирования.


Система заказа всегда существует в нашей с вами повседневной жизни, например, когда человек идет в магазин, то он выполняет семейный заказ. А если в магазин идет мужчина со списком, составленным женой, то он выполняет заказ жены и за него отвечает, может быть, еще жестче, чем за выполнение государственного заказа. Список семейного заказа составляется с предпочтениями фирмы и качества. Очень сложно представить семью, в которой жена составит список продуктов и предложит мужу купить по этому списку самое-самое дешевое… Самое дешевое не всегда самое хорошее. А ведь по сути это тоже система выбора, конкурса. И семейный бюджет так же важен, как и использование средств городского или федерального бюджета.


Когда город собирается строить школу и объявляет конкурс… С точки зрения разума, я бы предложил, чтобы в конкурсе участвовали фирмы, которые хоть когда-нибудь (лет пять, десять, даже пятнадцать назад) строили школы, хотя бы в качестве субподрядчика, чтобы они понимали, что из себя представляет школа. Чтобы не было монополизма и обвинений в нем, можно ввести и другой критерий. Если строительство школы стоит около 200 млн рублей, то давайте к конкурсу допускать те фирмы, годовой оборот которых вдвое больше этой суммы.


Есть объект, который показывает всю ошибочность принятия нашего закона о госзаказе. Это комплекс защитных сооружений Санкт-Петербурга от наводнений. На этом объекте 8 подрядов, часть из них финансируется за счет средств ЕБРР и Северного инвестиционного банка, другая – из федерального бюджета. Так вот, те конкурсы, которые проходят за счет привлеченных средств европейских банков, проходят со всеми разумными требованиями, в том числе и квалификационными. А те, которые финансируются из бюджета - без системы квалификации. Почему не взять стандартные правила, которые существуют много лет, и которое европейское сообщество считает основным документом? Это правила проведения тендеров Международной ассоциации инженеров-строителей. И не надо ничего изобретать.

Беседовала Наталья Бабаджанян

Александр Орт. Потрясения не нужны

После того как правительство Петербурга закрепило за Службой государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга новые полномочия, на строительном рынке Петербурга появились новые «правила игры». О них мы побеседовали с руководителем службы Александром Ортом.



- Александр Иванович, я знаю, что Ваша служба уже успела выпустить два распоряжения, появление которых серьезно встревожило строителей.

- Мы выпустили два распоряжения 8 и 9 июня, которые регламентируют работу строительных организаций, и их взаимоотношения с надзорными органами, в части выдачи разрешений на строительство и на ввод объектов в эксплуатацию. Эти документы полностью соответствуют ГК и меняют существовавший порядок, сложившийся на рынке.


- Не могли бы Вы рассказать об этом?
- Если говорить коротко, то до последнего времени все руководствовались 142-м распоряжением от 1992 года, выпущенным еще при мэре Собчаке и 19-м распоряжением от 2004 года Комитета по строительству. Эти документы предусматривали несколько иной порядок, чем это прописано в ГК. Во-первых, предусматривался иной пакет документов и набор документов для получения разрешения. Во-вторых, теперь уточнены понятия строительного надзора и строительного контроля и утвержден новый регламент по самой процедуре выдачи разрешений. В нем исключается такое понятие, как подготовительная работа. Четко введено понятие разрешения на строительство. Так, если раньше разрешением на строительство считалось само постановление правительства Петербурга, а наше распоряжение - это лишь разрешение на строительно-монтажные работы, то теперь акценты несколько поменялись. Постановление правительства - разрешение на использование земельного участка. Иными словами, всего лишь право на земельный участок, а разрешение на строительство дается после нашего разрешения. Надо учесть, если право на участок выдается на этапе предпроектных проработок, то разрешение на строительство может быть выдано только на основе проекта, прошедшего все экспертизы – экологическую, вневедомственную и пр. Вот это наиболее существенные изменения, которые произошли на рынке.


- По сути, изменились правила игры. Как быть строителям?

- Я хочу дать свой комментарий. Поступает очень много вопросов, запросов, звонков. Люди обеспокоены и хотят знать, как быть, что делать. Говорят, у нас наработки и практически все подготовлено по старой схеме, а теперь все ломается. Хочу сказать, не надо этого бояться. Для разъяснения ситуации, чтобы рассказать и услышать критические замечания, в Комитете по строительству мы проводим большую встречу с представителями строительных компаний (интервью состоялось 21.06, встреча проходила 22.06 - прим. ред.). Я уверен, что у нас произойдет хороший диалог, чтобы услышать друг друга и, возможно, внести необходимые коррективы. Конечно, если это не будет противоречить основному закону. Наши распоряжения просто являются выжимками и цитируют статьи ГК, которые мы должны были соблюдать, уже с 1 января 2006 года. Чего-то нового и самостоятельного в наших распоряжениях нет. Я бы назвал наши документы плагиатом ГК. Наши строители привыкли читать закон именно в тех абзацах, где это их максимально устраивает, а там, где необходимо перестроить отчасти и свою работу, это как-то всегда инертно. Им кажется, что все, наступил крах, катастрофа. Уверяю, никакой катастрофы нет. Тот порядок и регламент, который мы прописали, корреспондируется один в один с ГК. Просто ГК надо было изучать полностью.


- Почему именно сейчас, может, можно было дать время на адаптацию?
- Мы не могли больше оттягивать. Только за последние полтора месяца в адрес нашей службы, в адрес вице-губернатора (Вахмистрова - прим. ред.) было направлено 38 представлений и запросов из прокуратуры в части отдельных моментов нарушения федеральных законов. Будем считать, что с 1 января до 1 июня был некий переходный период, а вот с июня мы жестко переходим на работу в рамках ГК.


- Стоит ли ожидать рынку новых изменений?
- Я считаю, что изменения могут происходить в части инвестиционных условий, в части подготовки привлекательности объектов, а вот в части надзорных органов серьезных перемен быть не должно. Я давно говорил, и еще раз повторю, самым серьезным изменением должна быть расстановка акцентов по ответственности. Все должны четко знать, кто и за что должен отвечать в процессе строительства. В ГК статьями 53 «Строительный контроль» и 54 «Государственный строительный надзор» введено четкое разграничение ответственности между лицом, осуществляющим строительство, и осуществляющим контроль, а также органом исполнительной власти, осуществляющим государственный строительный надзор при строительстве, реконструкции объектов капитального строительства и их капитальном ремонте. Таким образом, закон уже определил, кто за что должен отвечать в процессе строительства. Государство не должно нести ответственность за нерадивого исполнителя, да еще не обученного гастарбайтера, который неровно прибил наличник либо забыл подмести мусор, прежде чем укладывать линолеум. Для этого есть целый штат прорабов, руководителей среднего звена и, в конце концов, тот самый технический надзор заказчика, который и обязан ежедневно осуществлять контроль на объекте. Задача же государства, как и во всем цивилизованном мире, - обеспечить надзор за деятельностью исполнителей на местах в части соответствия выполненных работ требованиям технических регламентов и проектной документации, обеспечивающих надежность, безопасность и долговечность возводимого либо реконструируемого сооружения.


И если мы коснулись проектной документации, необходимо остановиться на этом несколько подробнее. Так как экспертиза является превентивным контролем на стадии проектирования, с нее и начинается надзор за качеством. С 1 января службой рассмотрено 317 проектов, из них на доработку отправлено 210, и это надо учесть, из числа принятых на рассмотрение, а сколько проектов возвращается при предварительном рассмотрении? За это время выдано три отрицательных заключения. Это проекты, по которым проектировщик просто не смог объяснить и обосновать им же принятые проектные решения.


- А как обстоят дела с бюджетными проектами?
- На сегодня доля бюджетных объектов, рассматриваемых в экспертизе, составляет 48 процентов от общего числа. И, естественно, на одной ступени с безопасностью и надежностью стоят и ценовые показатели бюджетных объектов. Сметная документация составляется в основном по территориальным единичным расценкам, введенным в действие приказом КЭРППиТ еще в 2000-2001 годы. Прослеживается зависимость качества сметной документации от проектировщика-исполнителя. Если проект разработан крупной проектной организацией, то сметы составлены грамотно, на высоком профессиональном уровне. В небольших мастерских при низкой квалификации сметчиков качество в целом неудовлетворительное, о чем свидетельствуют суммы корректировки смет в результате замечаний экспертизы. В основном это завышение стоимости, которое происходит за счет некорректного применения расценок, необоснованного выбора наиболее дорогих строительных материалов и конструкций, завышения объемов. К примеру: рабочий проект прокладки кабельных линий для присоединения нагрузки строительства производства Toyota в промышленной зоне «Шушары». Заявленная стоимость - 117 929,92 тыс. рублей (в ценах сентября 2005 года), а согласованная стоимость - 100 134,95 тыс. рублей (в тех же ценах). То есть изменение сметной стоимости составило 14 процентов.


- Могли бы Вы перечислить основные ошибки, которые выявляет Ваша служба?
- При рассмотрении экспертизой проектной документации встречаются несоответствие исходно-разрешительной документации и функционального назначения здания и его частей. Бывает неправильное толкование терминов: «капитальный ремонт», «реконструкция», «новое строительство». Встречается отсутствие необходимых заключений, специализированных экспертиз; сокращение по объему и уменьшение информации в пояснительных записках к проектам вплоть до ненормативного «пояснения к проекту». Бывает формальное отношение к «заданию на проектирование», которое может вообще не соответствовать проекту; грубые технические ошибки практически во всех разделах проектов; продолжается практика представления проектов на экспертизу при фактическом завершении строительства объектов; встроено-пристроенные автостоянки проектируются с габаритами, допускающими хранение автомобилей только малого и среднего класса; изменяется функциональное назначение здания по сравнению с исходно-разрешительной документацией; без соответствующих согласований самовольно предусматривается снос существующих зданий и строительство на его месте новых, тогда как разрешение получено только на реконструкцию здания.


- Тогда как Вы оцениваете качество и безопасность уже возведенных зданий и какая работа ведется Вашей службой сейчас?
- Несмотря на то, что у нас практически отсутствуют технические регламенты, в соответствии с которыми мы должны работать, за два прошедших года, когда введен ГК, в России не издан ни один подобный документ. Хотя сам ГК и ссылается на подобные документы. Поэтому базой остаются нормативные акты, которые были наработаны еще в советское время. Отчасти считают, что они имеют рекомендательный характер. Однако пока они не отменены ни одним из существующих актов и не противоречат закону, они являются действующими.


На 1 июня в Службе находится под контролем 1917 объектов (в том числе 527 предприятий, осуществляющих выпуск стройматериалов), строящихся на данный момент 1115, здесь необходимо отметить, что это объекты, которые зарегистрированы в Службе и получили разрешение на строительство. В 2006 году уже проведено проверок на 886 объектах и выдано 417 предписаний. Немного настораживает тенденция роста критических и значительных замечаний, так, в 2005 году за этот же период было 3 критических дефекта, а в 2006 году уже 5. И, видимо, поэтому несколько усилена наша работа за прошедший период - составлено 194 протокола о правонарушениях - при 134 в 2005 году. При проведении внеплановых проверок после трагически известных событий в Москве выписано 190 постановлений (46 только в мае) при 132 за такой же период 2005 года. Приостановлено строительство на 131 объекте при 101 приостановке в 2005 году. Значительно возросла сумма штрафов - с 1331 тыс. рублей в 2005 году до 2224,5 в 2006 году. К сожалению, растет количество объектов, строящихся без разрешений, 118 при 80 в 2005 году. Кроме проверок Службой организованы и проведены 88 комиссий по приемке объектов. Здесь хотелось бы остановиться на том, что отсутствие до настоящего времени разъяснений Правительства РФ, которые оно должно было выпустить еще в феврале, очень затрудняет организацию работы по вводу объектов и, как следствие, - постоянные представления прокуратуры в адрес Службы.


На общем фоне каждый второй проверенный объект имеет замечания при отделочных работах. Это как раз то, за что должен нести ответственность технический надзор заказчика. Многие заказчики позволяют себе вольность работать вообще без технического надзора. Не имеют в штате своих, но и договоры длительное время не заключают. Так, велотрек строится уже более 5 лет под руководством бывшего спортсмена, и технический надзор за все время отсутствовал на объекте более 7 месяцев. Почти полтора года пришлось бороться на всех уровнях для того, чтобы устранить ряд критических замечаний именно в конструкциях, влияющих на безопасность.


- А какие законодательные разработки делает Ваша служба?

- Понятно, что мы четко ориентированы на российское законодательство. А на федеральном уровне в последние два года вышло столько, что мы только и успевали приводить местные, региональные директивные и документы в соответствии с новым законодательством.


Хотя нами разработано и внедрено ТСН по приемке в эксплуатацию объектов. Два года мы успешно работали по этому документу. И он стал примером для многих регионов России. К сожалению, федеральное законодательство поменялось, и мы должны отменить этот документ, что и сделали своим распоряжениями которые издали в июне.

Беседовал Игорь Федоров