Максим Богомолов: «Центробанк может обрушить коллекторский рынок одним письмом»

Максим Богомолов: «Центробанк может обрушить коллекторский рынок одним письмом»
Розничное кредитование, набирая обороты, оставляет все дальше позади показатели кризисных лет. Директор по развитию бизнеса коллекторского агентства Filbert Максим Богомолов в беседе с корреспондентом «Строительного Еженедельника» Агатой Марининой рассказал, кто в России покупает долги по кредитам и зачем банкам собственные коллекторские структуры.

– Розничные портфели российских банков растут в объеме. Просроченная задолженность увеличивается параллельно?
– Просрочка в абсолютном выражении меняется вслед за выданными кредитами. А прошлый год для банковской розницы был более чем продуктивным: портфель кредитов физическим лицам ощутимо подрос. Но в процентном выражении доля просроченной задолженности в общем объеме снижается. Сейчас это в среднем не более 7%. В России к настоящему времени физическим лицам выдано около 7 трлн рублей в качестве кредитов. Просрочено из них порядка 300 млрд рублей. В 2011 году соотношение было иным: порядка 4 трлн рублей в качестве выданных займов и все те же 300 млрд рублей просрочки.

– И какую часть долгов удается вернуть, не доходя до суда?
– Часть дел всегда перетекает в судебное производство. Многое зависит от срока задолженности. Задолженность, которая «висит» меньше трех месяцев, удается урегулировать в досудебном порядке в 60 и даже 80% случаях. Шансы же вернуть без суда просрочку сроком более двух лет гораздо меньше – не более 8%.

– Когда у банка опускаются руки и в игру вступают коллекторы?
– Иностранные банки стараются передавать коллекторам раньше, пока не прошло 180 дней. Российские же консервативны. В большинстве случаев сначала пытаются выжать все соки самостоятельно, работая с просрочкой до полутора-двух лет.

– Сомневаются в эффективности?
– Эффективность взыскания во многом зависит от банка и проведенного андеррайтинга. Всегда есть добросовестные и недобросовестные должники. Но если портфель качественный, причины возникновения долга будут объективными. Их, скорее всего, удастся успешно преодолеть.

– В таком случае кто будет заниматься взысканием – не так важно…
– Иногда должники охотнее общаются с коллекторами, потому что в банке им когда-то нагрубили. В целом внутренняя служба обычно не настроена работать, так же как агентство. Отличаются бизнес-процессы, опыт и мотивация. При этом используется одна прописанная в законодательстве схема. Наверное, отчасти поэтому у банков и есть ощущение, что они могут создать свое агентство, выделив свою службу взыскания в отдельное юридическое лицо.

–На прошлой неделе Сбербанк заявил, что создает собственное коллекторское агентство, – почему они не обратились к сторонней, уже работающей на этом рынке структуре?
– Решение Сбербанка, на мой взгляд, обусловлено целым рядом факторов. Во-первых, имеет место оптимизация внутренней структуры. Ведь речь идет о 13 банках, у каждого из которых своя служба взыскания, работающая с разной эффективностью. Во-вторых, для Сбербанка важны репутационные риски и желание контролировать процесс. Стороннее агентство в данном случае может показаться несколько бесконтрольным, хотя это далеко не так. Существенное влияние оказывает правовая неопределенность. Это вызывает настороженность. Даже банки, которые раньше плотно работали с коллекторскими агентствами, решают отдать предпочтение развитию собственных служб – на всякий случай, вдруг запретят.

– А такой риск существует?
– Коллекторские агентства – большая отрасль, закрывающая сервисный блок, с которым банки сами зачастую не в состоянии успешно справиться. В конечном итоге пострадают заемщики. Это все прекрасно понимают. Центробанку достаточно выпустить одно письмо и разослать его банкам. Этого бы хватило, чтобы рынок рухнул. Во всем мире коллекторская деятельность поставлена в рамки, но не запрещена. По большому счету, для банков взыскание задолженности – это непрофильная деятельность, которой им приходится заниматься. Почему функцию, несвойственную организации, нельзя отдавать на аутсорсинг? Краеугольным камнем в этом вопросе является передача персональных данных. Четкого понимания, можно ли это делать, нет. Соответствующий закон постоянно дорабатывается, причем таким образом, что по факту его нарушает половина госучреждений. Но применяют его только выборочно. При этом коллекторские структуры при банках являются отдельными юридическими лицами. К ним могут быть предъявлены аналогичные претензии.

– В ближайшее время ситуация может проясниться?
– Сейчас Минфином готовится законопроект о потребительском кредитовании, в котором содержатся нормы, касающиеся процесса взысканий. Есть вероятность, что к осени документ будет принят. Думаю, в нем будет предусмотрена возможность передачи данных.
НАПКА (Некоммерческая организация «Национальная Ассоциация Профессиональных Коллекторских Агентств». – Ред.) выступает инициатором разработки и принятия закона о коллекторской деятельности. Пока законопроект в Минэкономразвития.
Иными словами, коллекторы сами за то, чтобы обозначить рамки.

– При этом лицензирование коллекторской деятельности не предусмотрено?
– В целом нет. Некоторые госорганы считают, что требуется лицензия по технической защите информации, но пока никто не доказал необходимость этого в суде. Регулировать отрасль поможет высокий финансовый порог вхождения.

– А легко выйти на этот рынок?
– Сам процесс типового взыскания не требует существенных вложений. К примеру, для того чтобы начать работать с должниками по ЖКХ, можно нанять несколько человек и договориться с местным ТСЖ. Выход на уровень федеральных банков потребует затрат. Банки не работают с небольшими агентствами, которые имеют 2-3 филиала. Надо располагать сетью по стране, штатом сотрудников, оборудованием, колл-центром. На все это нужны средства. Создание серьезного коллекторского агентства может потребовать инвестиций свыше 500 млн рублей. Одна компания, выходя на рынок 3 года назад, тратила по 100 млн рублей на развитие ежегодно. В число лидеров они вошли не так давно.

– То есть ожидать появления новых игроков не стоит?
– Сейчас организовать серьезную структуру может только Сбербанк, который обладает необходимыми ресурсами. Но даже он выйти на рынок сможет не ранее чем через 2-3 года. Если речь идет не о банковской структуре, то шансов практически нет.

– Коллекторский бизнес высокодоходный?
– На данный момент скорее нет. Маржинальность очень низкая, ставки, по которым работают коллекторы, упали, затрат много. Это тяжелый бизнес, на котором непросто зарабатывать. До 2008 году было легче. Кризис сыграл злую шутку. На пике коллекторские агентства разрослись, а потом объем просрочки спал. В результате ставки в среднем сократились на 30-40%. Пришлось сокращать и издержки. Конкуренция стала очень жесткой. На сегодняшний день на рынке работает около 30 крупных агентств. Этого более чем достаточно.

– Банки сегодня чаще выбирают агентское соглашение или договор цессии?
– Доля цессии стабильно растет. В 2007 году 90% приходилось на агентские договоры и 10% на цессию. Через два года, в 2009-м, это соотношение было уже 70 и 30%. Сейчас – 50 на 50%. К следующему году доля цессии достигнет 60%. Ничего не остается, как покупать, вкладываться и брать на себя риски. Все больше агентств готовы покупать. В одном тендере может участвовать 40 компаний. Раньше их было не более 10.
Кстати, за границей коллекторы ничего для себя не покупают. Этим занимаются специальные фонды. Приобретенные у банков долги передаются на аутсорсинг коллекторским агентством.
В России эта схема также получит распространение. Сейчас у нас не более 5 фондов, которые действительно покупают. В основном это иностранные игроки. Они считают это неплохим вложением и постепенно увеличивают активность.

– Как в таком случае будет развиваться рынок?
– Кредитование растет, и рынок так или иначе будет увеличиваться. Хотя пока тенденция такова, что в целом доля тех долгов, которые передаются банками коллекторам, немного сокращается.
Но у нас еще не охвачены долги, которые практически никто не взыскивает, – налоги, штрафы, ЖКХ. Сейчас это не более 20% рынка. Как быстро этот сегмент будет расти, зависит от закона о персональных данных.
Мы надеемся на создание института частных приставов. Рано или поздно, лет через 5-7 лет рынок к этому придет.
источник: Агата Маринина, АСН-инфо

Законодательное дежавю

Законодательное дежавю

Законодательное регулирование СРО вновь вошло в стадию обсуждения. В середине марта Государственная Дума вернулась к рассмотрению проектов поправок к законам, регламентирующим деятельность СРО. Казалось, что поправки в 315-ФЗ ушли вместе с прежним составом российского парламента, однако последовательное законодательное дежавю заставляет предполагать, что косметическими новациями саморегулирование не отделается. О своем видении ситуации рассказывает Павел Созинов, заместитель координатора Национального объединения строителей в СЗФО.

- Какие конкретно законопроекты были рассмотрены Госдумой, и в чем состоит суть предложений?

Депутаты обсуждали два проекта законов. Первый - о внесении изменений в Градостроительный кодекс в части уточнения отдельных положений деятельности саморегулируемых организаций в области инженерных изысканий, архитектурно-строительного проектирования и строительства.

Они призваны противодействовать так называемой «коммерциализации» саморегулируемых организаций.

Авторами законопроекта предлагается ряд механизмов по контролю и надзору за СРО, дополнительному регламентированию документооборота и некоторые другие меры.

Так, говорится о том, что дела членов СРО подлежат постоянному хранению в саморегулируемой организации. Или о том, что документы и изменения, внесенные в документы, принятые общим собранием членов СРО, в срок не позднее чем через три дня после их принятия подлежат размещению на сайте этой саморегулируемой организации в сети «Интернет» и направлению на электронном и бумажном носителях в орган надзора за саморегулируемыми организациями.

Несколько пунктов посвящено контролю за деятельностью СРО. Например, в поправках оговаривается, что орган надзора за саморегулируемыми организациями при проведении проверки саморегулируемой организации вправе привлекать к проведению проверки представителей Национального объединения саморегулируемых организаций соответствующего вида.

Отдельно оговаривается, что в случае неисполнения саморегулируемой организацией требований к выдаче свидетельства о допуске к определенному виду работ, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства, орган надзора за саморегулируемыми организациями вправе обратиться в арбитражный суд с требованием об исключении нарушителя  из государственного реестра саморегулируемых организаций.

В принципе, все эти предложения понятны, однако, по мнению представителей региональных СРО, они носят, скорее, декларативный характер и вряд ли дадут какие-то конкретные результаты по ограничению деятельности «коммерческих СРО».

Основных причин здесь две. Во-первых, все эти инициативы в той или иной степени повторяют уже существующие в Градостроительном кодексе требования. И, во-вторых, они достаточно размыты, тогда как сегодня нужны конкретные шаги.

- А какие именно, по вашему мнению, конкретные шаги сегодня требуются?

- Нужно начинать с самых очевидных проблем, лежащих на поверхности. К примеру, и в проекте поправок обсуждается необходимость установления запрета на передачу полномочий контроля за членами СРО на аутсорсинг другим организациям. Это не плохой ход. Но начать нужно с малого. Поскольку на сегодня еще не решен даже такой вопрос как создание в СРО открытого реестра с перечнем членов, видов работ и допусков. А без этого невозможны никакие дальнейшие шаги, никакие общие рекомендации и механизмы контроля просто не будут работать.

К примеру, обсуждаемые поправки предлагают дополнить одну из статей Градостроительного кодекса частью следующего содержания: «все сведения, содержащиеся в реестре членов саморегулируемой организации, должны быть доступны на сайте такой организации в сети «Интернет» для ознакомления неограниченному кругу лиц без взимания платы».

Однако что это означает на практике? Если сейчас зайти на сайты некоторых СРО, то станет понятно, что у значительной их части открытого реестра вообще нет, хотя это и так уже следует из Градостроительного кодекса. Вместо последовательного перечисления компаний, разрешенных видов работ и другой идентификационной информации можно увидеть поисковую систему, в которую предлагается ввести название фирмы, чтобы проверить ее членство.

Но это не реестр, система не позволяет получить представление о количестве членов СРО, а значит – вводит в заблуждение и надзорные органы, и общественность, и тех же экспертов НОСТРОЯ.

Недобросовестные СРО таким способом просто скрывают количество своих членов, получая возможность бесконтрольно распоряжаться взносами и компенсационным фондом.

Более того, на многих сайтах вообще нет никакой контактной информации о руководстве СРО и нет фактического адреса офиса, это – виртуальные структуры, деятельность которых невозможно отслеживать. Что делать? Основное требование -  ведение открытого, возможно унифицированного, реестра, открытая информация об объемах компенсационных фондов и тех банках, на счетах которых размещены эти средства, данные о руководителях СРО и фактический адрес организации, а также контактная информация - телефоны, e-mail и т.п. Вся эта информация должна быть размещена на официальном сайте организации. Риторический вопрос: что тут сложного и куда смотрят надзорные органы? Все это следует и без всяких поправок из текста ГД.

- Это первый законопроект, а в чем суть второго?

- Второй проект предлагает изменения непосредственно в 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях». Некоторые поправки как и в случае с изменениями в Градостроительный кодекс представляются избыточными. В предложениях, например, говорится о том, что «саморегулируемая организация обязана представлять в уполномоченный федеральный орган исполнительной власти по его запросу информацию в объеме и порядке установленном федеральными стандартами, необходимую для осуществления им функций по осуществлению государственного контроля». Но такие требования очевидны и уже прописаны.

Также в проекте закона регламентируются многочисленные частные вопросы, такие как сроки рассмотрения жалобы на СРО, в который должен поступить ответ от коллегиального органа управления, порядок отчетности перед уполномоченными федеральными органами исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю за деятельностью саморегулируемых организаций, прохождение изменений, внесенных в учредительные документы и ответственность СРО за ненадлежащее исполнение обязанностей, установленных федеральными законами.

Между тем, ситуация складывается парадоксальная. В то время, как обсуждаются пусть и важные, но частные моменты, отдельные принципиальные вопросы остаются за рамками обсуждения. Например, до сегодняшнего момента в принципе не очень понятно, какие функции должны выполнять Национальные объединения СРО. Что это за орган, каков здесь статус юридического лица?

Если рассмотреть проблему на примере национального объединения строителей — НОСТРОЯ — то мы увидим, что упоминание о его статусе имеется лишь в Градостроительном кодексе. Там сказано, что национальное объединение строителей относится к категории некоммерческих организаций. Но при этом в самом законе о некоммерческих организациях понятия «национальное объединение» вообще нет. В итоге «миссия» НОСТРОЯ до сих пор не определена – не понятно, является ли оно регулирующим органом, или методической и экспертной структурой.

Из этой невнятности вытекает множество конкретных управленческих проблем, затрудняющих работу НОСТРОЯ. К примеру, его высшим органом управления является съезд, который собирается достаточно редко, а высшим исполнительным органом выступает Совет, в который на общественных началах входят лидеры СРО. И он также собирается эпизодически.

Очевидно, что текущей управленческой работой эти органы заниматься не могут, она остается в ведении аппарата Совета. Но в Градостроительном кодексе функции и полномочия аппарата как исполнительного органа не оговариваются. Как же в такой ситуации принимать решения по конкретной работе и как их контролировать? Ответа на этот вопрос нет, зато есть явная законодательная лакуна, которая оставляет широкие возможности для принятия произвольных и не подконтрольных решений.

Это становится особенно актуально, если учесть, что те же поправки в некоторых случаях наделяют именно национальные объединения достаточно серьезными полномочиями. К примеру, одна из поправок предлагает «в случае неисполнения саморегулируемой организацией в установленные сроки предложений Национального объединения саморегулируемых организаций соответствующего вида, <...> Национальное объединение вправе обратиться в суд с иском об исключении сведений о такой саморегулируемой организации из государственного реестра саморегулируемых организаций».

К сожалению, предложений по заполнению правового вакуума нет и в материалах Экспертного совета НОСТРОЯ, который специально занимался этим вопросом. В предложениях совета говорится, что «дополнения федерального закона №126184-5 поправками, регулирующими деятельность национальных объединений, признается необходимым и целесообразным».

С этим нельзя согласиться. На данный момент это не только не целесообразно, но и не имеет никакой логической необходимости. У нас нет положительного опыта работы национальных объединений СРО. Зачем законодательно регламентировать то, что нуждается в уточнении. Например, сейчас обсуждаются поправки в ГД, по логике они должны находить отражение и в 315-ФЗ. Двойная работа. Более того унифицированные нацобъединения в системе обязательного и добровольного саморегулирования - явная натяжка. Зачем добровольным региональным или межрегиональным объединениям предпринимателей или специалистов навязанный единый национальный аппарат управления? Возможно и в системе обязательного саморегулирования следует укрупнить сами СРО, и в принципе отказаться от монополизации идеологии, предложив децентрализацию управления и создание территориальных и межрегиональных структур? Согласно духу 315-ФЗ, некоммерческие объединения СРО изначально задумывались как демократические институты, призванные отстаивать интересы своих членов. Основная ячейка саморегулирования - СРО, а не нацобъединения. Сейчас же получается, что именно СРО вынуждены подстраиваться под требования национальных объединений. А это уже похоже на тот случай, когда лошадь запрягают позади телеги.

СПРАВКА

Законопроект № 50482-6 о внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации (в части уточнения отдельных положений деятельности саморегулируемых организаций в области инженерных изысканий, архитектурно-строительного проектирования, строительства). Принят в первом чтении - 15.03.2013

Законопроект № 126184-5 о внесении изменений в Федеральный закон "О саморегулируемых организациях" и в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (в части установления государственного контроля (надзора) за деятельностью саморегулируемых организаций). Принят в 1 чтении 13.02.2009.Совет Государственной Думы (второе чтение) - 19.03.2012

Борис Вишневский: Каждый зеленый клочок земли в районе застройщики воспринимают как личное оскорбление

Борис Вишневский: Каждый зеленый клочок земли в районе застройщики воспринимают как личное оскорбление
Депутат ЗакС Борис Вишневский рассказал корреспонденту «Строительного Еженедельника» Михаилу Немировскому о темных пятнах пилотного проекта реконструкции исторического центра, а также о непобедимых проблемах Центрального района.

- Какие крупнейшие инвестпроекты, реализующиеся на территории района вы можете выделить?

- Наверное, самый крупный из инвестиционных проектов, реализующихся в районе, связан с программой по реконструкции исторического центра, а конкретнее – квартала «Конюшенная площадь» (один из двух кварталов, наряду с «Новой Голландией», включенных в эту программу). Кроме того, компания «Рюрик» почти достроила бизнес-центр на Фонтанке, 57, где, по слухам, планируют разместиться структуры Геннадия Тимченко. Еще один бизнес-центр будет построен у БКЗ «Октябрьский». Крупный проект жилой и деловой застройки будут реализовывать на станции «Московская-Товарная». Кроме того, идет редевелопмент завода Буммаш на Лиговском проспекте. Жилищное строительство предполагается и в рамках проекта «Смольный квартал». Насколько я знаю, плановый срок сдачи объекта в эксплуатацию намечен на I квартал 2014 года. Ну и, наконец, проект административно-делового квартала «Невская ратуша», который назвать инвестиционным можно с большой натяжкой. Сейчас развернулась большая полемика по поводу того, что город, якобы, впоследствии должен выкупить часть недвижимости у инвестора за достаточно внушительную сумму – около 10 млрд рублей. Я к таким схемам отношусь с большим подозрением – город сам должен строить для себя административные здания, и контролировать расход бюджетных средств. А когда новое здание администрации строит сторонняя фирма – здесь есть все основания для итогового искусственного завышения цены.

- Как бы вы оценили перспективы пилотного проекта капитальной реконструкции квартала «Конюшенной площади»? Судя по итогам слушаний, жители района так и не поняли до конца - что же именно их ожидает…

- Дело в том, что сам механизм реализации этого проекта пока не ясен не только жителям, но и депутатам, экспертам и общественникам. На протяжении года я пытаюсь получить детальную информацию – что и как планируется делать в рамках проекта. И вот эта полная неопределенность – это и есть проблема. Все движение проекта происходит большей частью «под ковром». Путем огромных усилий в прошлом году удалось заставить обнародовать хотя бы общую часть программы. А та форма, в которой осенью прошлого года была утверждена эта программа – это скорее некое соглашение о намерениях, нежели реальные планы реконструкции. Между тем, речь идет о том, что большому количеству жителей предстоит покинуть свои дома и переселиться на несколько лет в маневренный фонд. Далее, согласно публичным заявлениям чиновников, все эти жители смогут вернуться обратно. Но я, например, в это не верю. Потому что если на месте коммуналок построить отдельные квартиры, то уже исходя из нормативов предоставления жилой площади, все граждане в свои дома вернуться не смогут. Боюсь, что возвращаться будет или небольшая часть, или вообще – совсем другие люди. Как будет проводиться техобследование тоже никто не понимает. Сейчас в администрации достаточно скептично смотрят на представленные планы по обследованию зданий лазером, созданию трехмерных моделей и так далее. Я до сих пор не понимаю – что же они хотят в итоге предлагать людям. В предварительных беседах с ответственными лицами кроме ответа, что «все будет хорошо» и «никого насильно никуда не перевезут», я ничего не добился.

- Какие основные проблемы стоят сегодня перед районом?

- По моей статистике, почти 22% обращений граждан в мою приемную касались сферы ремонта и эксплуатации жилищного фонда. 13,3% - это жилищные вопросы. Очевидно, что состояние жилого фонда, коммунального хозяйства, тарифная политика беспокоит людей больше всего. Основная масса жилого фонда в Центральном районе – это здания, которые вообще никогда не ремонтировались. По тем территориям, откуда я избирался, администрация района еще в прошлом году называла совершенно ужасающие цифры. Показатель так называемого «недоремонта» жилого фонда составил от 82 до 96%. Это фасады, трубы, кровли, лифтовой фонд, несущие конструкции. При этом все мои попытки настоять на увеличении бюджетных отчислений на капремонт жилья в районе результата не принесли. Все эти инициативы блокируются Смольным – и губернатор и комитет финансов неизменно выступают против этого.

- Объем «недоремонтов», по словам главы района Марии Щербаковой, составляет 15 млрд рублей…

- Согласен с такой оценкой и полностью поддерживаю Марию Дмитриевну. Но, боюсь, таких денег району никто не выделит. Я помню, когда обсуждался еще в нулевом чтении бюджет на 2013 год, уже тогда было понятно, что денег не будет. И это, без сомнения, большая ошибка городских властей. Ведь сегодня исторический центр нуждается в особой заботе. Катастрофическая нехватка средств обнажает еще одну большую проблему района – проблему сохранения исторической застройки. Почти все исторические памятники Петербурга сосредоточены в центре города, и в Центральном районе в частности. Понятно, что на то, чтобы поддерживать памятники в нормальном состоянии, нужны огромные средства. Но на эти цели город средств не выделяет. Город готов расходовать огромные средства на дорожное строительство, на новый стадион и при этом спокойно смотреть на то, как разрушается исторический центр. Еще немного и большую часть зданий в Центральном районе можно будет даже без экспертизы признать аварийными – просто по внешнему виду. Я не устаю заявлять – город должен пересмотреть свои бюджетные приоритеты. Наконец, в районе есть большая проблема с рекреационными зонами и местами для отдыха. У нас очень мало скверов, парков, садов. И при этом почти на каждый свободный «зеленый» кусок земли посягает бизнес. Каждую зеленую зону наши строители воспринимают как личное оскорбление. То есть сохранение этих оазисов в районе также становится предметом жарких споров, публичных акций и острой полемики.

- По-вашему, есть ли в принципе примеры удачного строительства в историческом центре?

- Вы знаете, не только я, но и многие петербургские общественники пытались отвечать на этот вопрос. И общими усилиями в Центральном районе мы отыскали, пожалуй, только один пример удачного проекта реконструкции. Это здание бывшей фабрики им. Володарского на углу набережной Мойки и улицы Гороховой. В результате получилось очень красивое и гармоничное приспособление здания под современные нужды. Нового масштабного строительства за последние несколько лет было немного, а те примеры что есть, у меня вызывают ужас. Тот же RegentHall на Владимирской площади и Стокманн на Восстания – это просто градостроительные ошибки, которые нельзя было допускать. Что касается объекта «с претензией», торгового центра «Галерея», то я могу с ней смириться, но это же, по сути, большой сарай. Ну а о второй сцене Мариинского театра и без того сказано уже слишком много. Проблема нового строительства в центре города в том, что архитекторы вынуждены подстраиваться под вкусы и интересы заказчика. А заказчика интересуют не архитектурные шедевры, а его функционал и, в конечном итоге, прибыль.

- Говоря о развитии городской среды, эксперты настаивают на важности роли муниципальных образований в градостроительной сфере. На Западе это работает достаточно эффективно, возможен ли у нас такой сценарий?

- К сожалению, в вопросах градостроительной политики, согласно законодательству, у муниципалитетов города нет ровным счетом никакого веса. Ни на какие строительные процессы, ни на какие инвестпроекты муниципальные образования сегодня повлиять не могут, ограничиваясь вопросами благоустройства внутридомовых территорий. Так написан наш Градкодекс – администрация имеет право игнорировать общественное мнение. Мне кажется, что это не правильно – у муниципалитетов и их граждан должно быть право решающего голоса. Нужно повышать роль не только муниципалов, но и общественности в судьбе городских строек. Я разработал проект закона и даже уже получил юридическое заключение, согласно которому, если большая часть граждан на общественных слушаниях по какой-либо градостроительной документации высказалось против, то правительство не вправе будет ее утвердить – оно обязано будет отправить документы на доработку. Но я предвижу большие проблемы при прохождении этого законопроекта в ЗакСе.

- Ежедневная межрайонная миграция населения приводит в район более 2 млн человек и транспортная сеть просто не выдерживает таких потоков. Вместе с тем, район не может лишиться точек транспортного притяжения. Стоит ли нам, в конце концов, ограничивать въезд в исторический центр?

- Я не считаю, что нужно ограничивать въезд в исторический центр. Потому что внутрирайонное движение нужно и от него никуда не деться. В районе проживает несколько сот тысяч человек и им нельзя отказать в праве иметь и использовать личный автотранспорт. Наоборот – нужно продумать грамотную систему хранения автомобилей. Обустраивать парковки во дворах или даже на месте аварийных домов.

- Но наличие паркингов не разгрузит вечно стоящий Литейный…

- Вы знаете, если у нас на Литейном так замечательно сделали выделенную полосу, что она сначала есть, а потом пропадает, тут можно задуматься о квалификации нашего комитета по транспорту. К примеру - на площади Восстания уже много лет требуется развязка, поскольку это один из главных транспортных узлов района. И как хорошо было бы «опустить» Лиговский проспект под площадь. Насколько я знаю, идея создания там подземной развязки обсуждается очень давно, но никакого результата до сих пор нет. И чем дольше будут откладывать этот проект, тем более напряженной будет транспортная ситуация в этом районе.