Все клиенты ГАНЗАКОМБАНКА получат свои деньги

На прошлой неделе ЦБ РФ отозвал лицензию у небольшого петербургского банка – ОАО ГАНЗАКОМБАНК. Для его клиентов, значительную часть которых составляли строительные компании, это стало большой неожиданностью. Кредитная организация работала с 1992 года, обслуживая деньги и денежные потоки предпринимателей малого и среднего бизнеса, занималась бизнесом только в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. Не работала с государственными средствами и со средствами населения, не являлась членом системы обязательного страхования вкладов.

Председатель Правления ОАО ГАНЗАКОМБАНК Валерий Субханкулов согласился прокомментировать ситуацию для АСН-инфо.

ГАНЗАКОМБАНК в Петербурге
Изображение: Ганзакомбанк

Валерий Маратович, 17 апреля 2015 года стало известно о решении ЦБ России отозвать у ОАО ГАНЗАКОМБАНК банковскую лицензию. Как воспринимают ситуацию отзыва лицензии основные акционеры и управляющие? Чего ожидать его клиентам?

В данном случае отзыв лицензии я отношу к области форс-мажорных обстоятельств. Банк работал более 23-х лет, и в течение этого времени работал достаточно оперативно и ответственно - ни от одного из клиентов мы не слышали плохих отзывов. В настоящий момент можно говорить о том, что у банка нет признаков банкротства - все денежные средства клиентам будут возвращены в ходе процедуры ликвидации. На этой неделе всем клиентам нами будут разосланы уведомления с необходимым набором действий для возврата денежных средств. Временная администрация сейчас оценивает в том числе и финансовое состояние банка. Мы предполагаем и надеемся, что этот процесс будет активный, прозрачный и ясный для всех клиентов. В настоящее время все клиенты могут ознакомиться с остатками денежных средств у них на счетах.

Активов более чем достаточно для оплаты обязательств перед всеми клиентами. Банк размещал средства в высоколиквидных активах, это и векселя крупных банков и государственные ценные бумаги и высококачественные кредиты. Весь кредитный портфель полностью обслуживается, банк являлся прибыльным. По итогам 2014 года, он показал прибыль. По итогам первого квартала 2015 года так же являлся прибыльным. Поэтому все клиенты могут рассчитывать на полное возмещение денежных средств.

Для акционеров и менеджеров организации отзыв лицензии стал событием скорее неожиданным, чем ожидаемым. Но, тем не менее, это событие, которое произошло.

Какие были предпосылки для отзыва лицензии?

В январе 2015 года у ГАНЗАКОМБАНК было зарегистрировано увеличение уставного капитала. Всем требованиям ЦБ в части уставного капитала банк соответствовал. Относительно того, что он являлся явным нарушителем банковского законодательства, может быть двойственное мнение. Дело в том, что под те требования, которые выдвигает в настоящий момент ЦБ, под их нарушение так или иначе может попасть любой из банков российской банковской системы. Начиная от первых и заканчивая последними. Поэтому, на мой взгляд, всегда целесообразно оценивать совокупное состояние дел и процессов. В настоящий момент я могу твердо заявить только то, что у банка нет признаков банкротства и он полностью выполнит свои обязательства перед клиентами. И никоим образом нельзя говорить о том, что менеджерами организации выводились средства и ставились под угрозу интересы кредиторов и вкладчиков.

Вы считаете, что действия ЦБ были недостаточно обоснованными?

Действия регулятора по существующей традиции я комментировать не могу. Регулятор имеет право на любые действия.

Банковская система является отражением процессов, которые идут в экономике. В любом российском банке есть нарушения банковского законодательства, в той или иной форме. Если в экономике не всё является здоровым, то не может быть полностью здоровой и банковская система. Это лишь финансовый срез состояния дел в экономике. Поэтому каждую из кредитных организаций можно оценивать по-разному. На мой взгляд, удовлетворение интересов кредиторов и вкладчиков должно играть в этой оценке приоритетную роль.

В таком случае жесткая политика, направленная на сокращение количества банков может использоваться в интересах отдельных групп предпринимателей. Вы допускаете, что в решении ЦБ об отзыве лицензии могли быть заинтересованы ваши конкуренты или конкуренты Ваших клиентов?

Априори, регулятор действует правильно и справедливо. На этом можно поставить точку.

Для участников рынка решения регулятора всегда понятны и прозрачны?

Для участников рынка решения регулятора не всегда понятны. Особенно, в последние два года. Можно по-разному оценивать эти решения, каждая из сторон найдет свои аргументы. Многое зависит от того, под каким углом зрения это рассматривать, какую точку зрения занимать… Как правило, реальное фактическое состояние дел и внутренние процессы остаются «за кадром».

В ГАНЗАКОМБАНКЕ хранили средства несколько саморегулируемых организаций строительной сферы. Были ли на момент отзыва лицензии в нем средства компенсационных фондов СРО?

Да, действительно в банке хранили средства своих компенсационных фондов ряд саморегулируемых организаций строительной сферы. Конкретные интересы тех или иных клиентов я обозначать не буду, в значительной мере это является банковской тайной. Еще раз повторю, что все клиенты получат возврат своих средств, в том числе и саморегулируемые некоммерческие партнерства.

ГАНЗАКОМБАНК вел какую-то активную политику по привлечению средств СРО строительной сферы?

Нет. Сказать, что была такая активная политика, я не могу. Скорее, банк таким образом дифференцировал свою пассивную базу. Среди его клиентов были организации строительной индустрии, непосредственно сами строительные компании, у нас работали специалисты со строительным образованием, поэтому этот бизнес был для нас достаточно прозрачен… Банк был тесно связан со строительным капиталом, поэтому работа с компфондами была для нас одним из видов отраслевой принадлежности и возможностью дифференцировать наши пассивы. В числе приоритетных направлений была работа со строительными компаниями. Работа с саморегулируемыми организациями в наши приоритеты никогда не входила.

Руководитель ООО «Первый городской центр антикризисного управления» Сергей Афанасьев заявил в СМИ, что в марте 2015 года получал от ГАНЗАКОМБАНКА предложение о размещении средств компенсационного фонда СРО на 15-ть лет по пониженной ставке с выплатой бонусов… Это правда?

Относительно заявлений господина Афанасьева, могу отметить только то, что весной, к сожалению, происходит обострение многих психологических заболеваний. Возможно, этот человек возомнил себя юристом и большим специалистом в банковском деле в результате такого обострения. В банковской сфере этот человек не известен. Думаю, что его заявления родились в результате болезненных фантазий. Как мне рассказали, у него была травма головы, кроме того, юристом он не является, т.к. имеет только среднее образование… Знаете, было бы странно обращаться с предложениями по размещению средств саморегулируемой организации к человеку, который к принятию такого рода решений, по его же собственным словам, не имеет никакого отношения.

В редакцию издания, которое опубликовало его болезненные фантазии и клевету на наших сотрудников, мы обязательно обратимся за разъяснениями. Где официальные бумаги? Где имена этих воображаемых сотрудников? Если мы их не получим, то обратимся в суд. Заниматься саморекламой на фоне неприятностей в организации, которая не имеет к нему никакого отношения, на мой взгляд, непозволительно.

Возможно, правоохранительным органам стоит проверить состояние компенсационных фондов тех саморегулируемых организаций, которые «курирует» сам господин Афанасьев.

автор: Сергей Нехаев
источник: АСН-инфо

Валерий Ершов: Ситуация со строительными кадрами критическая

Валерий Ершов: Ситуация со строительными кадрами критическая
Изображение: Никита Крючков

Для обеспечения строительной отрасли квалифицированными кадрами на развитие системы профессионального образования можно было бы направить средства компенсационных фондов саморегулируемых организаций, убежден Валерий Ершов, генеральный директор группы компаний ООО «ИСК «НордСтрой», ООО «ИСК «Викинг» и ООО «МИСК».

– Валерий Валентинович, представителей каких специальностей, по вашему мнению, больше всего не хватает сегодня на объектах?

– Основные специальности, требующие серьезной подготовки, – это газоэлектро­сварщики, электрики, электрики-монтажники, монтажники, бетонщики, плотники, штукатуры, каменщики. Но приходится с большим сожалением констатировать, что система профессионально-технического образования, существовавшая когда-то в Советском Союзе, потеряна. Буквально в каждом бывшем ПТУ открылся филиал какого-либо вуза, где готовят экономистов и юристов, которые в таком количестве в нашей стране не востребованы. Да, в Ленобласти есть учебные заведения для подготовки рабочих специальностей, в том числе в отдаленных районах, но таких заведений недостаточно. Хотя молодежь идет туда с удовольствием: не все из деревень, маленьких городков поедут получать образование в Санкт-Петербург, потому что средств на это нет.

Я общался недавно с одним пареньком: учится на отлично, оканчивает профессио­нальный лицей, где получает профессию трубочиста, сегодня, кстати, очень востребованную, поскольку в любом многоквартирном доме проверить системы вентиляции, тягу может только трубочист. Парень – сирота, ему 18 лет, брату – 16. По окончании лицея ему предоставят квартиру. Но на что жить? А имея востребованную рабочую специальность, он сможет и брату помочь получить образование, и уже потом идти учиться дальше.

Система профтехобразования очень нужна. В платные вузы сегодня, по статистике, поступают лишь около 15% выпускников школ. (О качестве образования – разговор особый.) Остальная часть молодежи не знает, куда идти, не имея за плечами специальности. А вот если бы в школе, как это было раньше, ввели проф­ориентацию в 10-11 классе и выпускник получал бы разряд по какой-либо специальности, он обладал бы уже достаточной теоретической базой, чтобы прийти на стройку. Либо он мог бы углубить свои теоретические знания в профессиональном училище, и буквально через год это был бы уже настоящий профессионал. Вот о чем надо думать, и средства для реализации этих идей, я считаю, есть.

Как строительная компания мы делаем взносы в компенсационный фонд СРО, который лежит мертвым грузом в банке, принося лишь небольшую прибыль тем, кто его туда поместил. Вот этот фонд и стоило бы расходовать на обучение строительных кадров. Я предлагал это в Москве на международном форуме по вопросам профессиональной подготовки еще четыре года назад. Но с тех пор ничего не изменилось.

– Но ведь, как вы сами отметили, профессиональное образование начинает возрождаться. Может быть, ситуа­ция не настолько страшна?

– Напротив, сейчас ситуация критическая. Дело в том, что вследствие разрыва в системе подготовки кадров, начало которому положили события 1991 года, сегодня квалифицированные сварщики, плотники и т. д. – это преимущественно работники в возрасте от 60 лет. И совсем невелика доля вчерашних школьников.

Сегодня на работу в Россию приезжают молодые люди из Средней Азии целыми кланами. За год такой молодой человек чему-то учится на строительной площадке, начинает чувствовать себя специалистом. А потом он возвращается к себе на родину, находит там хорошо оплачиваемую работу, а нам привозят следующую партию «новобранцев». И эта схема повторяется с 1993 года.

– Вы говорите конкретно на примере своей компании?

– Я говорю и о своей компании, и обо всех других: я же знаю состояние дел, оно у всех одинаковое. И это очень болезненно. Мы говорили об этом и на Съезде строителей Санкт-Петербурга, и на Съезде строителей Ленинградской области (я вхожу в правление ЛенОблСоюзСтроя). Обидно, что движение со стороны правительства в решении этих вопросов недостаточно активное. Я понимаю: возможности бюджета не безграничны. Но почему бы, повторю, не привлечь средства компенсационных фондов строительных СРО?

На федеральном уровне обсуждаются идеи использования этих денег для решения проблем обманутых дольщиков. Но, честно говоря, сомнительно, чтобы появился действительно эффективный механизм вовлечения средств СРО для достижения этих целей. Развитие системы профтехобразования выглядит более реальным вариантом использования компенсационных фондов строительных СРО.

В Ленобласти нужно-то всего два крупных профессиональных училища: в районе Выборга и вблизи Волхова. Напомню, что отличная база для профессионального обучения есть в Лодейном Поле, где раньше тоже действовало училище. Так используйте эти возможности! Учащиеся могли бы там жить пять дней в неделю, а на выходные уезжать домой.

– А что делаете вы сами для подготовки кадров?

– В нашей компании работает инженер по ТБ, которая ведет учет подготовки и переэкзаменовки и линейных работников, и инженерно-технического персонала, я сам в этом смысле не исключение. Все сотрудники совершенствуют свои навыки на базе трех петербургских центров, которые выдают допуски по различным видам работ. Но, к слову, по моему глубокому убеждению, такие центры должны быть государственными: это гарантировало бы более жесткий контроль, чем со стороны СРО.

Очень непростая ситуация сложилась с инженерно-техническими работниками. Сложнее, чем с рабочими кадрами. Потому что ИТР должны не просто в совершенстве владеть своей специальностью, но и уметь научить рабочего, а потом контролировать его действия на стройплощадке. Решение, по моему мнению, лежит в пересмотре системы подготовки строительных кадров в вузах.

Я уже шесть лет председательствую в одной из аттестационных комиссий инженерно-строительного института политехнического университета. В первый год работы моему возмущению не было предела. Если преподаватели старой школы (от 65 лет), которые составляют две трети профессорско-преподавательского состава, знают все, но не виртуозно владеют компьютерными программами, то их молодые коллеги (до 30 лет) из числа выпускников этого же вуза сутью вопросов не владеют, а умеют, образно говоря, только кнопку по программе нажать. И при этом старшее поколение уверено, что младшее обладает достаточными знаниями, а молодежь не торопится учиться у стариков. Но главное – отсутствует контроль за подготовкой преподавателей к занятиям.

Когда я учился и позже, когда сам начал читать лекции, преподаватель не имел права прийти на занятие без отработанного конспекта, по которому он отчитался на заседании кафедры. Сегодня же молодые преподаватели приходят к студентам с материалом, набранным с бору по сосенке. И вот на правах председателя ГАК я начал борьбу за то, чтобы молодежь училась у «стариков», во-первых, и чтобы недоразумения между преподавателями разных поколений не влияли на их отношение к студентам, во-вторых.
Мы к этому пришли. И темы для дипломных, курсовых работ начали по-другому давать студентам: стремимся к групповому проектированию и решению инженерных задач.

– А как вы оцениваете зарубежный подход к подготовке профессиональных кадров?

– Это очень узконаправленная, специ­фичная система. Российский инженер обладает более широким профессиональным кругозором. Я сужу об этом, основываясь на отзывах, которые мы получаем от зарубежных коллег по линии обмена студентами. Говорят об очень высоком уровне подготовки. И когда иностранные студенты приезжают на стажировку на год, мы их «вытягиваем» до этого уровня.

А для дальнейшего совершенствования системы образования и на уровне профессиональных училищ, и на вузовском уровне, с одной стороны, и развития нацио­нальной экономики, с другой, нам надо вернуться к системе планирования.

автор: Тамара Назарова

Ольга Морозова: Наша задача – найти оптимальное решение

Ольга Морозова: Наша задача – найти оптимальное решение
Изображение: Никита Крючков

Генеральный директор компании «Градостроительные решения» Ольга Морозова в интервью газете «Строительный Еженедельник» рассказала о комплексном подходе и преимуществах работы застройщиков с единой службой заказчика при создании и согласовании проектов планировки территорий (ППТ).

– Понятие «единая служба заказчика при создании ППТ» – явление довольно новое для строительного рынка Петербурга. Расскажите, в чем суть этого направления, на примере работы компании «Градостроительные решения».

– Начнем с того, что на строительном рынке Петербурга есть разные заказчики. Каждая компания выбирает свой путь развития: кто-то привлекает подрядчиков только на разработку ППТ, другие – только на согласование. Работая на рынке с 2005 года (в прошлом году мы разделили направления и выделили градостроительные преобразования в отдельный блок), мы занимались как проектированием, так одновременно и согласованием ППТ.

По сути дела, у нас в штате были своего рода универсальные специалисты с архитектурным и инженерным образованием, которые одновременно разрабатывали проекты планировки территории, а потом их согласовывали с профильными ведомствами. В процессе работы мы пришли к выводу, что большую часть времени при создании ППТ занимает именно процесс согласований, который требует свежего взгляда на проект. За время работы наши сотрудники накопили огромный опыт такой работы. В результате пришла идея разделить два направления. В качестве партнеров-проектировщиков мы пригласили известный в Петербурге Институт территориального развития (ИТР).

Мы подписали соглашение о сотрудничестве, в рамках которого определили, что при создании и согласовании ППТ две организации – Институт территориального развития и «Градостроительные решения» – выступают как партнеры, из которых одна компания занимается проектированием, а вторая – согласованием. Таким образом, заказчику мы предлагаем единый пакет услуг, то есть презентуем себя как единую службу заказчика.

– Какие преимущества представляет для клиента работа с единой службой заказчика при разработке и согласовании ППТ?

– Если сказать просто, то наша компания представляет собой «службу заказчика», куда заказчик обращается с желанием разработать и утвердить ППТ. С этого момента мы берем всю работу, с одной стороны, с проектировщиком, а с другой стороны – с органами власти при согласовании на себя.
 
– Какие ППТ разрабатывает ваша компания – жилые, коммерческие и т. д.?

– У нас нет никаких ограничений на этот счет. Мы работаем с проектами, преду­сматривающими любую функцию. Помимо жилья и общественных зон, например, сейчас на стадии проработки у нас есть несколько проектов планировки территорий под линейные объекты. Мы не берем в работу лишь те проекты, которые финансово нам не выгодны. С другой стороны, всегда идем навстречу заказчикам и формируем взаимовыгодные финансовые отношения.

– Что значит выработка механизма оптимизации проектных решений?

– Приведу простой пример. Недавно при разработке ППТ под жилье мы предложили проектировщикам оптимизировать схему улично-дорожной сети таким образом, что появилась возможность увеличить площадь будущего жилья на участке. По сложным вопросам поиск решения идет одновременно с проектировщиком, заказчиком и контролирующими органами. Наша задача – найти оптимальное решение в любой ситуации.

– Как часто в вашей практике возникают спорные ситуации?

– В каждом ППТ обязательно наступает такой момент. Но мы считаем это не проб­лемой, а всего лишь рабочим моментом. Часто мы сталкиваемся с тем, что заказчик приходит к нам с частично разработанным ППТ. Имея на руках собранный ворох документов, он заходит в тупик и не понимает, что делать дальше. Мы раскладываем все по полочкам, распутываем клубок проблем и доводим все до логического завершения.

– Насколько выгодно с финансовой точки зрения пользоваться услугами единой службы заказчика при разработке и согласовании ППТ?

– В условиях существующей экономической ситуации важно не забывать, что скупой платит дважды. Целесообразнее потратить больше денег здесь и сейчас на стадии разработки ППТ, но в конце получить качественный продукт и в срок, чем сэкономить, нанять «проектировщиков в тапочках», потерять уйму времени на согласовании, а потом вновь задуматься об обращении к профессионалам, но уже имея негативный опыт. Я так говорю, потому что такие ситуации были в нашей практике неоднократно.

Недавно, например, к нам вновь обратился клиент, который четыре года назад отказался от наших услуг по причине, как было сказано, дороговизны. Оказалось, что за все эти четыре года его ситуация с подготовкой и согласованием ППТ не сдвинулась с мертвой точки. В итоге нас вновь попросили о помощи, собрав предварительно положительные отзывы о нашей работе.

– Компания «Градостроительные решения» укладывается в год, который КГА отводит на создание и согласование ППТ?

– Да, в 60% случаем мы укладываемся. Увеличение срока согласования часто происходит по желанию самого заказчика, который, например, на последней стадии захотел внести изменения в концепцию. Или мы сами вдруг обнаруживаем, что есть вариант, как оптимизировать затраты по инженерии и т. д. В этом случае согласования удлиняются. Также на скорость утверждения ППТ очень сильно влияет корректировка профильного законодательства. Например, сейчас два проекта планировки территорий у нас находятся в подвешенном состоянии из-за того, что были приняты изменения в Земельный кодекс, а КГА готовит новую форму проекта межевания.

– Какие перспективы работы вашего направления на петербургском рынке? Будут ли появляться такие компании в дальнейшем?

– Думаю, что будут. Однако подчеркну: чтобы организовать подобную компанию, нужен опыт двойного характера – проектирования и согласования ППТ. Наша компания пришла к этому не сразу, а постепенно. Чтобы согласовывать какие-то проекты, нужно вначале их самостоятельно создавать, потом наладить отношения с органами власти с точки зрения профессиональной работы. А потом уже выходить промежуточным звеном между заказчиком, проектировщиком и согласовательным органом.

– Насколько активно идет разработка и утверждение ППТ в Петербурге по сравнению с тем, что было два-три года назад?

– Процесс сдвинулся с мертвой точки. Два года назад разработка и согласование ППТ приостановились. Дело в том, что подготовка проектов планировки территорий находится в прямой зависимости от законов, в камках которых их создают, – это и Генплан, ПЗЗ, и Закон о границах зон охраны.

– Многие игроки рынка ругают недавно принятые региональные нор­мы градостроительного проектирования. Как вы их оцениваете?

– Идея хороша и, главное, важна. Машины, паркующиеся на тротуарах в новых спальных кварталах, – зрелище ужасное и печальное, как и очереди в детские дошкольные учреждения. И все же думаю, что подход к расчету нормативов должен быть более дифференцирован по городским территориям.

Справка:

Компания «Градостроительные решения» находится под управлением специалистов, работающих в сегменте градостроительных согласований и консалтинга на протяжении последних 10 лет. Ольга Морозова ранее занимала должность исполнительного директора компании «Центр согласований».

автор: Екатерина Костина