Сергей Тихомиров: «С применением техрегламентов Таможенного союза будут значительные проблемы»

Сергей Тихомиров: «С применением техрегламентов Таможенного союза будут значительные проблемы»
Председатель Комитета по техническому регулированию и стандартизации Санкт-Петербургской торгово-промышленной палаты Сергей Тихомиров  рассказал корреспонденту газеты «Строительный Еженедельник» Лидии Горборуковой об особенностях технического регулирования в области энергоэффективности, а также о переходе России на систему техрегламентов Таможенного союза.
– Сергей Григорьевич, расскажите, какие документы сегодня регулируют проектирование жилых и промышленных объектов с соблюдением энергоэффективных норм.
– Существует несколько подобных документов. Основным является Федеральный закон от 23.11.2009 № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Именно он ввел понятие «энергоэффективность» в ранг обязательных к исполнению требований при проектировании и строительстве.
Статья 9.16 КоАП РФ является законодательным актом в части ответственно­сти за нарушение требований энергетиче­ской эффективности при проектировании и строительстве зданий и сооружений, требований их оснащенности приборами учета используемых энергетических ресурсов (например, оборудования счетчиками). Часть 6.1 ст. 46 Федерального закона от 27.12.2002 № 184-ФЗ «О техническом регулировании» устанавливает обязательность соблюдения иных норм, регулирующих вопросы энергоэффективности до введения в действие соответствую­щих технических регламентов, которых пока нет.
В сфере госзаказа действует постановление правительства РФ от 31.12.2009 № 1221 «Об утверждении правил установления требований энергетической эффективности товаров, работ, услуг, размещение заказов для государственных или муниципальных нужд».
На мой взгляд, при создании энергоэффективных проектов можно учитывать также «ВСН 43-96. Ведомственные строи­тельные нормы по теплотехническим обследованиям наружных ограждающих конструкций зданий с применением малогабаритных тепловизоров», а также «ГОСТ Р 54852-2011. Национальный стандарт Российской Федерации. Здания и сооружения. Метод тепловизионного контроля качества теплоизоляции ограждающих конструкций».
Первая часть документов обязательна для тех зданий, проектирование которых было начато после введения в действие закона «Об энергоэффективности…». В отношении данных зданий действует ст. 19.6 КоАП РФ.
К сожалению, технических регламентов, регулирующих только вопросы энергоэффективности, пока нет.
Для госзаказа действуют более жесткие требования: продукция должна отвечать классу А в силу постановления Правительства РФ № 1221.
Указанные ВСН и ГОСТ добровольны, потому что не вошли в распоряжение Правительства РФ № 1047-р от 21.06.2010, но их лучше учитывать, поскольку ничего более адекватного пока нет.
Если же давать в целом оценку того, насколько хорошо работает Закон об энергоэффективности, то движение в сторону энергоэффективности есть, но пока закон работает плохо, так как не проработаны и не внедрены механизмы его исполнения.

– Уже год прошел с того момента, как должны были быть разработаны нормативно-технические документы низшего уровня – СП, посредством которых идет воплощение в жизнь № 261-ФЗ «Об энергосбережении…» и техниче­ского регламента о безопасности зданий и сооружений. Были ли они утверждены и начали ли действовать?
– Да, основная масса СНиПов актуализирована и перешла в разряд сводов правил (СП). Сейчас насчитывается около 60 документов. Часть из них должна была вступить в силу с конца мая 2011 года, другие – с января и с июля 2013 года.
Однако на данный момент действует распоряжение Правительства РФ № 1047-р от 21 июня 2010 года, приравнявшее СНиП к СП и сделавшее СНиПы частично обязательными.
С учетом того что СП утверждены приказами Минрегиона, они по статусу ниже, чем СНиПы, возведенные в ранг обязательных распоряжением Правительства РФ. Вот и получается, что СП пока добровольны, о чем свидетельствует и позиция, размещенная на сайте Госстроя РФ, и письмо Минрегиона РФ, опубликованное в августе 2011 года.
В результате, если участникам строительной деятельности по каким-то параметрам подходят актуализированные редакции, то есть СП, то их можно применять, но в части, не противоречащей обязательным частям СНиП.
Таким образом, новая доказательная база для техрегламента «О безопасности зданий и сооружений» пока не применяется. И соответственно, положения технического регламента о разработке и применении новых сводов правил на сегодняшний момент не выполнены.

– Сейчас наша страна принимает техрегламенты Таможенного союза. Как они будут стыковаться с существую­щими российскими регламентами?
– К сожалению, никак. Техрегламенты Таможенного союза (ТС) заменяют собой национальные документы подобного рода по соответствующим вопросам. При этом отмена национальных техрегламентов дополнительными нормативными правовыми актами необязательна. Это связано с тем, что ч. 4 ст. 15 Конституции РФ устанавливает приоритет нормативных документов международного уровня перед национальными. Таким образом, происходит замена техрегламентов нацио­нального уровня на техрегламенты Таможенного союза. Например, это уже произошло с документом «О безопасности лифтов». С февраля этого года постановление Правительства РФ от 02.10.2009 № 782 утратило силу в связи с изданием постановления Правительства РФ от 16 ноября 2012 года № 1175 и решением комиссии Таможенного союза от 18.10.2011 № 824.
На мой взгляд, с применением техниче­ских регламентов Таможенного союза будут значительные проблемы. Проиллюстрирую это на примере проекта технического регламента ТС «О безопасности зданий, сооружений и строительных материалов». Сам проект разработан, давно обсуждается и, видимо, в ближайшей перспективе будет принят. Во властных структурах есть план «запустить» этот регламент с января 2015 года. Но дело в том, что к разработке доказательной базы для этого регламента еще не приступали. А на примере разработки российских СП видно, что это процесс очень непростой, и за один год его не сделать. Поэтому высока вероятность того, что к моменту вступления в силу доказательная база будет не готова. Возникнут коллизии законодательства и проблемы для строительной отрасли.

– Что делать в этой ситуации профессиональному сообществу? Как-то можно изменить положение?
– Здесь трудно дать готовый и короткий рецепт. Во-первых, если происходит задержка с принятием новой нормативной базы, следует ориентироваться на ту, что есть сейчас. Во-вторых, больше заост­рять внимание на имеющихся проблемах и недостатках законодательства, обсуждать их, искать пути выхода.
9 июля я участвовал в работе межотраслевого совета по техническому регулированию в Москве. На нем представители профессионального строительного сообщества, прежде всего НОСТРОЙ, РССП, активно обсуждали данные проблемы с представителями государственных органов власти.
По моему мнению, в России вообще нужно научиться быстрей и качественней обсуждать проекты нормативных документов. Важно слышать друг друга и принимать решения на основе консенсуса, а также лучше координировать работу между государственными органами и общественными организациями. На это нужно время и желание участвующих в диалоге сторон. В общем, нужна сложившаяся культура согласования и принятия актов технического регулирования. 
источник: Лидия Горборукова, АСН-инфо

Анатолий Кузнецов: «Российские строители привыкли рисковать»

Анатолий Кузнецов: «Российские строители привыкли рисковать»
В инвестиционных договорах на Западе страхованию посвящен целый раздел. Учитывается масштаб, сроки, объем инвестиций, а страхуется не только объект строительства, но и ответственность перед третьими лицами, строительное оборудование на площадке, здоровье рабочих и ряд других обязательств. В России ситуация сложилась иным образом. Многие стройки обходятся без привлечения страховщиков.

Директор САО «ГЕФЕСТ» – Санкт-Петер­бург», член экономического совета при губернаторе Санкт-Петербурга, председатель Координационного совета по страхованию в строительном комплексе при правительстве Санкт-Петербурге и Ленобласти Анатолий Кузнецов в интервью корреспонденту «Строительного Еженедельника» Агате Марининой рассказал о привычке российских бизнесменов рисковать и об административном ресурсе на рынке страхования.

– Оцените, пожалуйста, объемы страхования строительно-монтажных рисков в Петербурге.
– В отношении СМР можно говорить о 2,2 млрд рублей по итогам прошлого года с учетом Ленинградской области. Это порядка 7% от объема российского рынка страхования строительно-монтажных рисков.

– Страхование СМР – не самый популярный продукт.
– В основном оно востребовано в том случае, если строительство ведется из государственного или муниципального бюджета. То есть когда расходы на страхование заложены изначально. Хотя, откровенно говоря, в последнее время, даже несмотря на предусмотренные средства, незастрахованными оказываются реконструкция или даже строительство крупных инфраструктурных объектов. Показательный пример – строительные работы на Пироговской наб. (строительство транспортной развязки – прим. ред.).

– Частные инвесторы в своих проектах также предпочитают обходиться без страховщиков?
– В проектах без участия иностранного капитала наличие полиса страхования строительно-монтажных рисков является скорее исключением, чем практикой. Для наших бизнесменов расходы на страхование не являются важной составляющей. Эти люди привыкли рисковать, поэтому убедить их в необходимости страховки крайне сложно. Для большей аргументации для них был разработан новый страховой продукт под названием «СМР-коммерче­ский», в котором собраны все риски и виды страхования, которые необходимы при типовом строительстве, и, соответственно, тариф намного ниже, чем при классическом страховании от всех рисков. Поэтому надеемся, что такие продукты позволят склонить чашу весов в сторону страхования.

– В прошлом году петербургским рынком страхования СМР заинтересовались федеральные игроки. Это, конечно, оказало существенное влияние на сегмент.
– В 2012 году федеральные компании из топ-30 буквально хлынули на рынок страхования строительных рисков, в том числе и в Петербург. Хотя еще 3-4 года назад в сегменте реально работали, а не просто имели лицензию и единичные договоры страхования порядка 20 страховых компаний. Еще несколько лет назад в Санкт-Петербурге серьезно этим видом страхования занималось не более десяти компаний.

– Расстановка сил изменилась?
– Основное конкурентное преимуще­ство таких новичков – низкая стоимость страхования. Именно поэтому в погоне за своим «куском» они начинают очень сильно демпинговать. При этом сбрасываются цены, которые и так уже давно достигли своего «дна». Этот сегмент интересен тем, что уровень убыточности, в отличие от тех же моторных видов страхования, на первый взгляд, довольно низкий. Но только такие игроки не учитывают, что в СМР могут происходить очень крупные аварии, которые приводят к многомиллионным выплатам. Как вот в Сочи, когда строящийся грузовой порт смыло штормом на 509 млн рублей.

– В последнее время также говорят о возросшей роли административного ресурса.
– Это одна из тенденций. Не очень приятная. Значение административного ресурса, который определяет, к какой страховой компании уйдет договор страхования, действительно увеличилось. Это снижает качество страхования и подрывает отношение страхователей, ведь страховщик, который заключил договор данным путем, понимает, что ему не нужно бороться за клиента, выплачивать вовремя и в полном размере возмещения. В конечном итоге такая политика приводит к снижению уровня доверия к страхованию.

– Весь прошлый год и начало этого шли жаркие дискуссии по поводу вступления с 1 июля 2013 года поправок в статью 60 ГрК, которые существенно меняют весь механизм страхования ответственности членов строительных СРО. А наличие данного полиса дает строителям существенную скидку при уплате взноса в компенсационный фонд – они вместо 1 млн рублей платят 300 тыс. рублей. Каких изменений, по вашему мнению, в деятельности (в том числе в стратегии поведения) страховщиков стоит ожидать в связи с поправками в ГрК?
– Суть поправок сводится к тому, что ответственность снимается непосред­ственно со строителей и перекладывается на застройщика, технического заказчика, а после окончания строительства – на собственника (концессионера). Вступление в силу этих поправок существенно упростит для пострадавшего процедуру получения возмещения за вред жизни и здоровью: ему не придется бегать по строительной площадке в поисках виновного подрядчика. Сейчас главная задача СРО – внести соответствующие изменения в требования к страхованию. Строители же, проектировщики и изыскатели должны заключить со страховщиками дополнительные соглашения к существующим полисам, так как появились финансовые риски. Очевидно, на переходный период большинство компаний не будут менять тарифы. Это значит, что стоимость полиса без увеличения лимита ответственности не возрастет. Новый механизм страхования будет проходить обкатку, после будет уже понятно, нужно ли вносить поправки в действующее законодательство или оставить без изменений существующий механизм.

– Как, по вашему мнению, будет развиваться страхование в строительстве в дальнейшем? Какие сегменты будут развиваться более активно?
– По нашим оценкам, в 2013 году рынок страхования строительно-монтажных рисков покажет рост максимум на 10%. Это не самые высокие темпы роста по сравнению с последними годами. Но, вероятно, на большее рассчитывать не стоит в связи с насыщением рынка и завершением мегастроек страны. В этом году развитие сегмента СМР будет обеспечиваться благодаря страхованию строительства и реконструкции объектов ТЭК и дорожной инфраструктуры. Что касается страхования ответственности членов СРО, то здесь охват рынка составляет около 90%, поэтому его рост возможен, только если будут увеличиваться страховые суммы, а соответственно, и страховые премии. К слову, по итогам прошлого года объем рынка страхования ответственности членов СРО в строительстве по Санкт-Петербургу и Ленобласти достиг 200 млн рублей.

– В 2014 году появится новый сегмент – страхование ответственности застройщиков, привлекающих сред­ства дольщиков.
– Пока по этому направлению больше вопросов, чем ответов. При существующей законодательной базе перспектива его развития туманна. Страховые компании, которые думают о своей финансовой стабильности, не будут идти в сегмент долевого строительства, печально извест­ный огромным количеством недостроев и обманутых дольщиков по всей стране. 

Татьяна Волкова: «Район ждет начала реновации»

Татьяна Волкова: «Район ждет начала реновации»
Начальник отдела строительства и землепользования администрации Калининского района Татьяна Волкова рассказала «Строительному Еженедельнику» о своевременном решении вопросов социальной инфраструктуры, а также о земельном резерве под жилую застройку.
– Какие основные инвестиционно-строительные проекты, реализующиеся в районе, вы можете выделить?
– Как такового промышленного строи­тельства в районе нет уже очень давно, а торговлю я не считаю особо крупными инвестиционными проектами. Поэтому основной акцент в инвестиционном плане делается именно на массовое жилищное строительство, которое ведется на территории района. К примеру, вблизи метро «Академическая» в прошлом году было введено в эксплуатацию четыре 25-этажных жилых дома по 600-700 квартир каждый. Это создало достаточно весомую точку притяжения в районе. Сюда подтянулась и коммерческая недвижимость, и инфраструктура. Что касается объектов в стадии реализации, то я бы выделила три основные локации, где идет не просто точечное строительство, а именно комплексное освоение территорий. В настоящее время Группа ЛСР ведет застройку неосвоенного квартала на пр. Маршала Блюхера. Причем речь идет не об уплотнительной застройке. Это полностью очищенная территория бывшего военного городка. В районе пр. Просвещения проект крупного жилого комплекса реализует компания «Мегалит». Наконец, на пересечении ул. Бутлерова и Верности целый новый квартал возводит ООО «Зенит-Строй-Инвест».

– Насколько инфраструктурно обеспечена реализация этих проектов?
– Нашей основной задачей как админи­страции района является обеспечение появляющихся жилых массивов социальными объектами. Это, прежде всего, детские сады и школы. Потому что новое жилье покупают по большей части молодые семьи, и эти вопросы волнуют их больше всего. Если мы говорим о текущей ситуации, пока заявленные проекты комплексного освоения еще не введены в эксплуатацию, никакого дефицита социальной инфраструктуры в районе нет. Но если проблему не решать сейчас, если не дей­ствовать на опережение, как только жилье будет введено, мы обязательно встанем перед проблемой нехватки мест в детсадах и школах. Мы, в свою очередь, делаем все возможное – выкупаем нежилые помещения для размещения в них ДДОУ. Кроме того, мы пытаемся войти в адресную инвестиционную программу по строительству социальных объектов. Отмечу, что в Генплане предусмотрены площадки под такие объекты. Земельные участки уже зарезервированы и ждут строителей. Один детский сад сейчас проектирует Комитет по строительству на углу пр. Просвещения и Брянцева. Надеемся, что проектирование завершится до конца года, а уже в 2014-м мы выйдем на стройку. Таким образом, жильцов будущего жилья от «Мегалита» мы детсадом обеспечим. В проекте «Зенит-Строй-Инвеста» также заложены социальные объекты, которые потом будут переданы городу. Проблемы мы не замалчиваем, но, наоборот, поднимаем на всех встречах с профильными вице-губернаторами. Нас слышат и идут навстречу.

– А в части транспортной инфраструктуры?
– Здесь, полагаю, трудностей нет. У нас достаточно станций метро, кроме того, мы ведем активную работу с Комитетом по транспорту в части развития сети общественных линий. К примеру, за последние два года было организовано несколько дополнительных автобусных маршрутов.

– Прошедший недавно аукцион за землю на Блюхера дал понять, что район остается предметом активного интереса большинства городских девелоперов. А как администрация относится к наращиванию объемов стройки?
– Если мы говорим о застройке депрессивных кварталов, то, конечно, это благо. Территории, которые сейчас стоят под гаражными кооперативами, бывшие военные части или вообще заброшенные земли должны застраиваться и развиваться. Но если речь идет об уплотнительной застройке – точечное «встраивание» домов в середину уже существующих кварталов – такого допускать нельзя. Отмечу, что пока что таких примеров «уплотниловки» в районе нет.

– Как обстоит дело с проектами реновации в районе?
– Район ждет старта проектов реновации. Всего в районе четыре квартала будут подвергнуты реновации. Первым должен стать квартал 43 Полюстрово. Надеемся, что работы вздесь начнутся в конце 2013-го – начале 2014 года. Пока что на руках у строителей нет положительного заключения экспертизы по проектной документации. Для нас же важнейшим аспектом, разумеется, являлось обеспечение новых кварталов социальными объектами. Мы вели длительную беседу с инвестором о необходимости строительства таких объектов. И нам удалось добиться положительных результатов – в реновируемых кварталах инвестор будет строить детсады и школы, которые потом выкупит город.

– Следите ли за общественным мнением по поводу этих проектов? Как воспринимают реновацию жители этих кварталов?
– Реновация в целом воспринимается жителями позитивно. Никаких протестных акций, скандалов и манифестаций по этому поводу у нас не было. Ведь многие граждане живут в домах-«хрущевках», где капитального ремонта не было по 50-60 лет, и въехать в новое комфортное жилье им не терпится. В то же время есть рекламации от соседних домов – людям не хочется жить в условиях перманентной стройки.

– Сегодня в районе функционирует более 200 крупных и средних промышленных предприятий. Будет ли район сохранять «промку» или пойдет по пути высвобождения промзон?
– Прогнозов делать не стану – давайте говорить о том, что происходит на сегодняшний день. Пожеланий от руковод­ства промпредприятий о массовом переезде за городскую черту я не слышала. Единственный собственник, который действительно хочет продать свое имущество, – это завод «Красный выборжец», руководство которого планирует продать два квартала на Свердловской наб. Отмечу, что с большой долей вероятности здесь будет построено жилье – в Генплане эта территория описана как зона жилой многоэтажной и общественно-деловой застройки. Здесь может быть реализован проект элитного, «видового» жилья. Вообще же редевелопмент – это палка о двух концах. С одной стороны, рост жилищного строительства – это несомненный городской приоритет. С другой стороны, промышленность дает району рабочие места. И не только Калининскому, но и Выборгскому. Не все захотят отправиться вслед за промпредприятием в Ленинградскую область.

– Какие еще территории в перспективе могут стать площадкой для жилищного строительства?
– В Калининском районе сегодня есть где строить. На том же пр. Маршала Блюхера есть огромный земельный резерв для освоения. Это депрессивный квартал, проект планировки которого был утвержден еще в 2008 году. Аукцион прошел только по трем домам, всего же там планируется построить 12. То есть еще 9 аукционов у нас впереди. Кроме того, здесь планируется построить торговую недвижимость, а также социальные объекты – 2 школы, 3 детских сада и физкультурный центр. По большому счету, общее представление, как будет развиваться эта территория, у нас есть. Помимо этого, сейчас идут переговоры с «ФСК ЕЭС» о каблировании высоковольтных сетей Ленэнерго опять же по пр. Маршала Блюхера. После того как ВЭЛы переедут под землю, эти территории также пойдут под жилищное строительство.