Сергей Зайцев: «В северной части района есть свободные участки под проекты КОТ»

Заместитель главы администрации Выборгского района Сергей Зайцев рассказал корреспонденту «Строительного Еженедельника» Михаилу Немировскому о перспективах развития северной части района, внесении поправок в Генплан, а также о том, что появится на месте завода «Климов».

Сергей Зайцев - заместитель главы администрации Выборгского района

– Какие крупнейшие инвестиционные проекты реализуются на территории района?
– Среди крупных инфраструктурных объектов могу выделить строительство нового мусороперерабатывающего завода в Левашово. Закладка первого камня с участием врио губернатора Георгия Полтавченко состоится 20 августа. Строительство завода реализуется в форме государственно-частного партнерства, партнером выступает греческий консилиум Nelector S.A. – Aktor Concession – Aktor S.A. Хотелось бы особо отметить, что строительство завода на территории, прилегающей к полигону ТБО ПТО-3 «Новоселки», который в настоящий момент уже исчерпал свой ресурс, позволит осуществить его закрытие и рекультивацию, и как следствие, улучшить экологическую ситуацию в городе. Крупный проект в области торговой недвижимости реализуется на Полюстровском пр., 80, где к концу года должен быть сдан ТРК «Европолис». В комплексе расположатся гипермаркет «Перекресток», кинотеатр, боулинг и многое другое. Ожидаем, что этот проект снимет проблему дефицита объектов коммерции в этой локации.

– Как обстоит дело с жилищным строительством? Какой объем жилья будет сдан в районе по итогам года?
– За первое полугодие 2014 года в районе было введено девять домов на 3,5 тыс. квартир. До конца года будет введено еще 11 домов. Крупнейший жилой проект в Вы­боргском районе – это «Северная долина» от компании «Главстрой-СПб». По итогам реализации проекта там будет проживать более 80 тыс. человек. Сейчас строительство идет полным ходом – в новые дома заселились около 30 тыс. человек, и это повлекло за собой ряд трудностей. Во-первых, это дефицит социальной инфраструктуры: сейчас там работает только один детский сад, школы нет, нет и поликлиники. Нам пришлось распределять детей по близлежащим дошкольным учреждениям. Отрадно, что ситуация меняется в лучшую сторону, к концу августа там сдадут еще один детский сад, в который дети смогут пойти уже после Нового года, деньги на выкуп объекта заложены в бюджете. В 2015 году запланирован выкуп еще одной школы. Мы также планируем выкупить там два помещения – для врача общей практики и под пункт охраны общественного порядка. Кроме того, есть проблемы с дорогами, которые построил «Главстрой-СПб». Дело в том, что у нас нет четкого механизма, по которому город может их выкупить. Сейчас над этим вопросом ломает голову КУГИ.
По соседству будет реализовано еще несколько крупных проектов. В Парголово, на бывших землях Л1, жилье строят шесть застройщиков. ППТ сейчас находится на утверждении. Вопросы «социалки» мы также держим на контроле – в этой зоне должно появиться три школы и два детсада. Там инвесторы пошли по такому пути: часть инвесторов перечислила деньги в бюджет на строительство инфраструктуры, остальные будут строить эти объекты, а город впоследствии выкупит. Еще один крупный проект – строительство на землях совхоза «Пригородный» жилого комп­лекса компанией «СК «Дальпитерстрой». С 2009 по 2013 годы здесь было введено девять жилых домов на 1173 квартиры. На 2014 год запланирован ввод в эксплуа­тацию трех жилых корпусов на 457 квартир, на 2015-2016 годы – еще пять жилых домов на 2486 квартир.

– Хватит ли ресурса улично-дорожной сети, чтобы «переварить» эти планы строителей?
– Разумеется, ввод всех объектов повлечет усиление нагрузки на основные магистрали в этой зоне. Уже сегодня можно задуматься о строительстве еще одного виадука в створе ул. Композиторов с выходом на Ольгинскую дорогу.

– Какой пакет социальных объектов готовитесь сдать до конца года?
– До конца 2014 года у нас появятся три новых детских сада – это Тихо­оке­ан­ская, 16, в проекте «Даль­питер­строя», детсад на Кустодиева, 1, и садик в проекте «Главстрой-СПб». А уже в 2015 году в квартале, ограниченном Выборг­ским шос­се, пр. Просвещения, ул. Ком­по­зиторов и ул. Хо­­­­шимина, появится начальная школа на 300 мест. В этом же году откроется станция скорой медицинской помощи на пять машин в квартале, ограниченном пр. Про­­све­щения, ул. Руднева, Поэтическим буль­варом. Здесь же в 2016 году появится школа на 550 мест. Также в планах на 2015 год – открытие пожарного депо на два автомобиля на Большой Озерной, 55, лит. А. Администрации удалось договориться с Минобороны РФ о передаче городу здания бывшего военного госпиталя на Приозерском шоссе, 12, после капремонта здесь откроется поликлиника для жителей Осиновой Рощи.

– Остались ли в районе свободные земельные пятна под комплексное освоение территорий?
– Свободные участки остались в северной части района, однако их освоение пока тормозится желанием инвесторов изменить зонирование участков. В качестве примера могу привести территорию, на которую мы возлагаем особые надежды. Речь идет о пос. Торфяное. Мы стали инициаторами внесения поправок в Генплан города с целью сменить зону 2ЖД – малоэтажного строительства – на 3ЖД – средне- и многоэтажной застройки. Надеемся, что этот шаг сделает участок в 56 га более привлекательным для инвестора. Сейчас на участке есть 50 жилых домов, из них 23 дома признаны аварийными и подлежат расселению. Эти несколько десятков зданий находятся в ужасном состоянии, по сути, это депрессивная зона. Выход один – поменять зону, найти хорошего инвестора и реализовать здесь качественный проект, которого заслуживает эта зона.
По этому же пути идут собственники участков совхоза «Пригородный». Там тоже есть идея сменить 2ЖД на 3ЖД, чтобы построить некие архитектурные доминанты. Все эти вопросы поднимались застройщиками во время публичных слушаний по Генплану. Их желание понятно, это способ повысить экономическую эффективность проектов. Мы эти пожелания включили в протокол, теперь дело за городской комиссией по Генплану.

– Есть ли бизнес-планы по редевелопменту промышленных территорий в районе?
– В рамках общественных слушаний по Генплану были предложения по переводу части производственного комплекса завода «Светлана» из зоны П в зону деловой застройки, чтобы перепрофилировать часть объекта под бизнес-центр. Но точной информации о планах собственника пока нет. Могу лишь сообщить, что сейчас совместно с Комитетом по физической культуре и спорту проводится работа по передаче в собственность Санкт-Петер­бурга земельного участка, расположенного по адресу: Кантемировская ул., 18, лит. А, принадлежащего крупному промышленному предприятию ОАО «Климов», для строительства спортивного комплекса за счет средств бюджета Санкт-Петербурга.

– Какая судьба ждет здание бывшего кинотеатра «Фестиваль»? Будет ли объект реконструирован или снесен?
– Тут есть два варианта. Комитет по строительству и КУГИ рассматривают вопрос о возможности размещения в здании бывшего кинотеатра производственной базы телеканала «Санкт-Петербург». Мы же, в свою очередь, предлагаем разместить в указанном здании районный Дом молодежи в целях обеспечения жителей района услугами подростково-молодежных клубов. Мы выступаем за то, чтобы здание осталось в городской собственности и не было отдано частникам. Еще один объект, который может быть передан под культурную функцию, – здание бывшего ресторана «Охотничий домик» на пр. Энгельса, 28, корп. 2. Напомню, участок был передан ООО «Трансатлантика» в 2002 году под размещение Центра досуга. А в мае 2013 года распоряжение было признано утратившим силу. В связи с тем что в данном микрорайоне полностью отсутствуют учреждения культурно-досугового типа, мы направили в адрес Комитета по культуре предложение о создании в указанном здании объекта культуры. Однако, по информации комитета, в настоящее время ООО «Транс­атлантика» оспаривает в судебном порядке правомочность отмены договора аренды.

источник: Михаил Немировский

Фредрик Карлман: «У Петербурга большие возможности по выработке электроэнергии из свалочного газа»

Фредрик Карлман: «У Петербурга большие возможности по выработке электроэнергии из свалочного газа»

В сентябре шведская компания Vireo Energy AB планирует открыть первую в Ленинградской области и Санкт-Петербурге установку, генерирующую электрическую энергию из свалочного газа. Фредрик Карлман, основатель, вице-президент и директор по развитию бизнеса Vireo Energy AB, в интервью газете «Строительный Еженедельник» рассказал о перспективах развития данного направления в регионе.

– Расскажите, каким потенциалом обладает Санкт-Петербург и Ленин­градская область в части организации установок, вырабатывающих электрическую и тепловую энергию из свалочного газа.
– Сегодня в мире отмечено возрастающее создание промышленных систем по производству биоэнергии, основанных на крупномасштабной переработке твердой биомассы в тепловую и электрическую энергию. Естественный процесс образования биогаза, например, происходит на полигонах по утилизации ТБО, на водоочистных сооружениях и местах хранения сельскохозяйственных отходов.
Что касается Петербурга и Ленин­градской области, то у них большой потенциал для развития этого направления. В регионе есть несколько больших действующих полигонов ТБО, например «Новый Свет-ЭКО», расположенный в Гатчинском районе Ленобласти, и полигон ТБО в Новоселках. Есть и крупный неактивный полигон ТБО «Волхонка». Кроме того, есть несколько небольших полигонов, на которых было бы интересно создавать аналогичные установки.

– В чем особенности технологии по выработке энергии из свалочного газа? Насколько инновационной является данная технология?
– Технология выработки электроэнергии из свалочного газа не является в прямом смысле hi-tech. Так, например, у нас в Европе уже давно существуют требования по установке таких систем, работа которых как минимум связана со сбором и сжиганием свалочного газа. Выработка электричества и тепла является необязательной. С другой стороны, при создании данной установки важно соблюдать определенную технологию. Чтобы получить свалочный газ, который обычно на 50% состоит из метана, в теле свалки делаются вертикальные скважины и вводятся перфорированные трубы. Откачанный газ поступает в двигатели, благодаря чему вырабатывается электроэнергия, которая продается заинтересованным потребителям через электрическую сеть.
Важно, что проект системы сбора газа должен быть выполнен таким образом, чтобы конденсат не собирался и свалочный газ не содержал влаги. Еще нужно учитывать постоянное «движение» тела полигона ТБО и изменение его размеров, особенно в случае если он является действующим.
На этапе строительства должен происходить строгий контроль качества размещения труб в теле полигона. Также большое внимание стоит уделить качеству используемых материалов, иначе срок эксплуатации скважин будет мал и трудно будет соблюдать постоянное давление в газо­сборной системе.
В связи с тем что свалочный газ является достаточно агрессивным, необходимы специальные двигатели, которые требуют более частого сервиса и качественных запасных частей.

– В чем особенность проекта, который компания Vireo Energy AB реализует в Гатчине на полигоне «Новый Свет»?
– Это первый коммерческий проект по размещению установки по свалочному газу в России. Мощность генерации составит 4,8 МВт. Гатчинский полигон – один из крупнейших в регионе. Он очень современный, построенный с соблюдением необходимых технологий и правил эксплуатации. Кроме того, хорошее сотрудничество с владельцами и руководством полигона, заинтересованными в данном проекте, позволяет оперативно решать все возникающие вопросы.

– Какова рентабельность вашего проекта?
 – Она не очень высокая, особенно если сравнивать с рентабельностью других наших проектов, реализованных в соседней с Ленинградской областью Беларусью, где есть «зеленый» тариф. Нужно также помнить, что данные проекты являются высокорисковыми, но с учетом потенциала рынка в России мы готовы развиваться и с такой рентабельностью.

– По вашим оценкам, кто сегодня в Петербурге и Ленобласти заинтересован в использовании «зеленой» энергии, которая, как правило, дороже энергии, вырабатываемой из традиционных источников?
 – Прежде всего это местные новые потребители, которые имеют трудности с подключением к существующим сетям. Также в покупке «зеленой» энергии заинтересованы некоторые современные компании, понимающие важность и высокую имиджевую составляющую использования части электроэнергии от возобновляемых источников энергии (ВИЭ), так как экологический эффект от покупки 1 МВт/ч такой электроэнергии очень высок.

– Как будут происходить взаимоотношения между потребителем «зеленой» энергии, вырабатываемой установкой из биогаза, и вашей компанией? Есть ли у вашей компании договоренность с ОАО «Ленэнерго» о приеме «зеленой» энергии, вырабатываемой установкой на биогазе, в общую сеть?
– Да, у нас есть договор на технологическое присоединение нашей установки к сетям ОАО «Ленэнерго». Все взаиморасчеты происходят согласно законодательству России. Тариф за 1 кВт/ч вырабатываемой «зеленой» электроэнергии несколько выше того, что предлагают сбытовые компании. Надо понимать, что «зеленая» электроэнергия никогда не была конкурентом обычной – она дороже. Но подчеркну, что промышленные предприя­тия, заботящиеся об окружающей среде и покупающие «зеленую» электроэнергию, снижают объемы выброса СО2 в атмосферу и могут стать «углеродонейтральными».

– Насколько сложно сегодня работать на рынке компании, которая развивает «зеленую» энергетику?
 – Конечно, сложно делать что-то в первый раз, но мы имеем большой опыт инвестирования в создание таких установок в других странах. Также мы чувствуем большую политическую поддержку в России, так как мы решаем экологически острую проблему, ведь электричество из свалочного газа – один из самых эффективных видов ВИЭ с точки зрения экологического эффекта (местного и глобального). Тем более что себестоимость электроэнергии из данного вида ВИЭ намного дешевле, чем, например, из солнечной энергии или обычного биогаза.

Справка:

Vireo Energy – шведская компания, которая занимается инвестированием, размещением и эксплуатацией установок ВИЭ по производству электроэнергии из биогаза (свалочный газ, образующийся на полигонах ТБО). В планах компании – построить в России несколько установок общей мощностью 50 МВт. Уже созданы две дочерние компании – в Москве и Санкт-Петербурге.

Роман Лучников: «Значительная часть всех жалоб на госзакупки приходит к нам от строителей»

В России неуклонно растет количество проводимых тендеров по размещению государственного или муниципального заказа. Одновременно с этим увеличивается и количество жалоб на их размещение. О некоторых нюансах проведения тендерной политики в Северной столице, в том числе и в строительной отрасли, рассказал «Строительному Еженедельнику» заместитель руководителя Санкт-Петербургского УФАС России Роман Лучников.

Роман Лучников - заместитель руководителя Санкт-Петербургского УФАС России

– Роман Валерьевич, уже более полугода действует федеральный закон № 44 «О контрактной системе в сфере госзакупок», заменивший собой № 94-ФЗ. Что он нового принес тем участникам, на которых направлен? Можно ли подвести какие-то первые итоги его работы?
– На самом деле многое, что прописано в № 44-ФЗ, в части размещения закупок не претерпело больших изменений по сравнению с тем, что было в предыдущем законе № 94-ФЗ. Поэтому можно сказать, что в целом в этой части все происходит как и раньше. Да, появились некоторые новые способы закупок, но они непопулярны у заказчиков. Это вполне объяснимо, так как заказчики боятся ошибиться и идут по пути наименьших сложностей, выбирая знакомые процедуры закупок. Это прежде всего электронный аукцион, проведение которого не претерпело никаких изменений по сравнению с № 94-ФЗ.

– Но все же появились некоторые особенности, которых не было ранее?
– Да, действительно, это так. В первую очередь можно отметить появление в законе инструмента реестра банковских гарантий. С 1 апреля в обеспечение исполнения контракта можно представлять только ту банковскую гарантию, которая находится в данном реестре. Это абсолютно правильная мера, так как в конце действия № 94-ФЗ всем стало очевидно, что поддельные банковские гарантии стали настоящей бедой в госзаказе. Следующая существенная особенность нового закона прописана в его 33-й статье. В ней устанавливаются достаточно жесткие правила для заказчиков по порядку описания объекта закупки. Если раньше в технических заданиях заказчики изгалялись как хотели, придумывали экзотические требования или использовали ненужные формулировки и единицы измерения, то сейчас этот номер уже не пройдет.
Кстати, особенно часто какими-то лишними требованиями грешат закупки в сфере строительства. К примеру, задаются требования к бетону чуть ли не до его молекулярного состава.

– Неужели все так плохо с тендерами на строительство?
– Да, наибольшая часть всех жалоб на закупки приходит к нам от строителей. В долевой раскладке их где-то около 70%. Но полагаю, что их преобладание связано с самым многочисленным проведением закупок в данной отрасли и большими суммами контрактов, что обуславливает большой интерес компаний к участию в них.
Еще раз отмечу, что основная масса нарушений связана именно с тем, как прописывается техническая документация. В специальной части конкурсной документации мы постоянно видим какие-то ухищрения заказчиков, привыкших работать еще по № 94-ФЗ. Все их «ребусы» в документах впоследствии приводят к тому, что большинство участников госзакупки не допускаются к участию в ней, за исключением одного-двух претендентов. В результате контракт уходит по максимальной цене или с минимальным снижением 0,5-1%. Мы с таким положением дел согласиться не можем, поэтому если кто-то оказался в подобной ситуации – добро пожаловать к нам.

– Можно ли говорить о том, что чиновники являются основными нарушителями закона о госзакупках?
– Несколько некорректно говорить о том, что чиновники – основные нарушители, так как только они и являются заказчиками госзакупок. Поэтому естественно, что с их нарушениями мы сталкиваемся ежедневно. Если же есть какие-то нарушения со стороны претендентов на конкурс, то они попросту не допускаются к участию в нем.

– А какое количество жалоб признаются обоснованными?
– При рассмотрении жалоб далеко не всегда в итоге выявляются нарушения. К примеру, за первое полугодие 2014 года в Санкт-Петербургское УФАС поступило 1730 жалоб, обоснованными были признаны только 408.

– Каковы максимальные штрафные санкции за нарушения в сфере госзаказа?
– Максимальные суммы не претерпели изменений по сравнению с № 94-ФЗ. Максимальная сумма штрафа на организацию составляет 500 тыс. рублей, на должностное лицо – 50 тыс. рублей. На мой взгляд, штрафные санкции необходимо применять дифференцированно, так как для крупных заказчиков они могут быть малы, а для мелких муниципальных заказчиков – велики.
Кстати, в ближайшее время мы планируем инициировать ряд дел в отношении юридических лиц заказ­чиков, нарушивших закон о закуп­ках. Органи­зации не представили в наше ведомство запрошенную информацию по проводимым ими закупкам для рассмотрения жалоб.

– А как проходят судебные тяжбы с нарушителями?
– К сожалению, поддержка решений антимонопольного органа в судах как по Петербургу, так и в целом по Северо-Западу оставляет желать лучшего. Нам зачастую трудно доказать суду выявленное нами нарушение законодательства. Это не может не огорчать, так как в других регионах аналогичные процессы решаются в пользу антимонопольной службы.

– Если вернуться к самому механизму проведения тендеров, на ваш взгляд, всегда ли оправдано то, что победителем аукциона признается компания, предложившая наименьшую цену?
– На мой взгляд, кто бы и с какой ценой не победил, все равно нужно контролировать процесс выполнения работ. Потому что складывается впечатление, что когда побеждает компания, работающая даже не по сниженной цене, а почти по максимальной, работы делаются не очень хорошо. Однако при этом не происходит и экономии государственных средств. Показательный пример – некоторые наши дороги, нуждающиеся после недавно проведенных работ уже в новом ремонте.

– В преддверии Дня строителя что бы вы могли пожелать строителям?
– Хотелось бы в первую очередь поздравить их с профессиональным праздником. А также пожелать добросовестно исполнять свои контракты, адекватно оценивать свои возможности. Потому что иногда в азарте конкурентной борьбы участник закупки снижает цену до такого уровня, что потом не может выполнить работу или делает ее некачественно. Надо как-то соотносить свои желания и возможности.
Кроме того, поскольку строительство – такая сфера, где есть саморегулирование, очень хотелось бы, чтобы СРО способствовали самоочищению строительной отрасли от всех недобросовестных участников закупок. Чтобы в своей среде такие организации стали персонами нон грата и ушли с рынка.