Вера Дементьева: "У нас есть объекты, за которые никто не отвечает"

В течение ближайших трех месяцев должен быть окончательно разрешен вопрос о передаче около шестисот архитектурных памятников федерального значения в городскую собственность.
В дальнейшем это позволит Петербургу вовлекать объекты культурного наследия в хозяйственный оборот. Однако в числе рассматриваемых памятников есть спорные объекты, передача которых в городскую собственность представляет проблему для представителей власти. Председатель Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП) Вера Дементьева объяснила «Строительному Еженедельнику» основные причины сложившейся ситуации и рассказала о том, чем в дальнейшем могут обернуться такие преобразования в сфере охраны культурного наследия.– Вера Анатольевна, какие памятники федерального значения подлежат передаче в городскую собственность?
– Вообще-то, вопрос стоит не так. До января 2007 года статей 63 Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ» запрещалась регистрация прав собственности на объекты культурного наследия федерального значения, в том числе регистрация прав государственной собственности. Для органов охраны разграничение по собственности и ее регистрация чрезвычайно важны. Кто собственник, тот и должен содержать объект, обязан обеспечивать его финансирование. С собственника и спрос серьезный, его можно призвать к ответу. Априори большинство памятников федерального значения являлись государственной собственностью, но чьей конкретно – Российской Федерации или субъекта (в нашем случае – Санкт-Петербурга)? Так что никто никому ничего не передает. Идет разграничение государственной собственности на объекты федерального значения между Федерацией и ее субъектами. Исходная позиция Германа Грефа такова, что в федеральной собственности должны быть те объекты, которые необходимы для исполнения функции органов федеральной власти. Остальное должно быть закреплено в качестве собственности за субъектом. Схема разграничения проста: объекты, пользователи которых являются органами федеральной власти или государственными федеральными учреждениями, оформляются собственностью Федерации. В случае использования в нашем городе объектов культурного наследия федерального значения органами власти субъекта или его государственным учреждением – оформляются собственностью Санкт-Петербурга. Это – здравая позиция.

– Какие объекты вошли в число спорных?
– Речь идет об объектах, которые не являются предметом первой необходимости для исполнения функций органов власти. Сегодня их насчитывается пятьдесят. Это, в первую очередь, объекты коммерческого направления, например, Гостиный двор, Никольский рынок, Дом книги.

– Эти объекты в дальнейшем могут быть приватизированы?
– Почему нет? Зачем, например, Санкт-Петербургу держать в своей собственности Гостиный двор или Никольские ряды? Почему они не могут быть выкуплены юридическим или частным лицом? Это ведь налоги и дополнительные отчисления в бюджет города. Такие объекты с явными коммерческими функциями могут быть отчуждены из государственной собственности. В Петербурге давно отработана система передачи объектов культурного наследия на основе инвестиционных проектов. В отличие от торгов эта система, на мой взгляд, более надежная. Инвестор знает, что его право собственности отсрочено. Собственником он станет только по исполнении всех обязательств, связанных с реставрацией объекта. Вообще же, общественные ожидания от приватизации, так же как и опасения, слишком преувеличены. Приватизация – это всего-навсего деловой оборот, но не панацея охраны памятников. Понятно, что такие здания, как Юсуповский дворец, Шереметевский дворец – полноценные государственные музеи – передавать в частные руки не имеет никакого смысла. Это нонсенс. Что это будет? Частные музеи? Я не знаю частных музеев, которые моли бы работать в таком масштабе. Более того, это объекты ежедневного доступа. Во всяком случае, не так беден Санкт-Петербург, чтобы с молотка пустить объекты, которые приносят, и будут приносить казне города значительный доход, в том числе не только в деньгах.

– Когда все-таки произойдет долгожданное разграничение собственности, здания, соответственно, будут реставрироваться за счет собственника?
– Да. Как правило. Таким образом, мы четко определим, кто будет финансировать восстановление памятника. У нас в течение двух лет подряд были проблемы с финансированием не в смысле отсутствия денег, а в запретах. В соответствии с Бюджетным кодексом финансирование памятников федерального значения из средств городского бюджета было запрещено. Между тем мы вели программу «Фасады Санкт-Петербурга». Большая часть зданий из списка объектов, вошедших в программу 2005 года, – памятники федерального значения. Хорошо, что сейчас этот законодательный казус распутан. С 1 января 2006 года у нас появилось право принимать участие в финансировании реставрации объектов федерального значения. Обратите внимание – только принимать участие, то есть мы могли присоединиться к федеральному финансированию. А с 1 января 2007 года имеем полное право финансировать. Вот такие особенности российского законодательства: обязанности у субъекта есть, а права… Они отсутствуют.

– Что будет с объектами, статус охраны которых еще не определен? На каких основаниях собственник может демонтировать здание?
– Речь идет о выявленных объектах культурного наследия. Эта группа памятников охраняется государством временно на период их изучения, на что законом отпущен один год. Далее этим объектам должна быть определена соответствующая категория, либо должно быть отказано в праве их занесения в реестр в качестве объектов культурного наследия. Это те здания, в отношении которых должна быть проведена государственная историко-культурная экспертиза, которая обоснует их отнесение к объектам культурного наследия. Выявленные объекты – это даже не категория, а группа объектов, своего рода резерв пополнения памятников федерального и регионального значений. После проведения экспертизы становится ясно, обладает объект должными признаками исторической и культурной ценности или нет. Сегодня в нашем резерве 2185 выявленных объектов культурного наследия. Это кандидаты в памятники. Из этого числа точно сохранят свой статус 1678 объектов.

– Кто проводит историко-культурную экспертизу?
– Любая лицензированная организация по заказу любого лица, как физического, так и юридического.

– Если по заказу частного лица, то понятно, что ее результаты должны доказать, что объект не имеет никакой историко-культурной ценности.
– Далеко не всегда. Иногда выгодно наоборот доказать особую ценность. В конце концов результаты экспертизы все равно поступают к нам и в Роскультуру, где экспертиза согласуется, получая таким образом статус государственной. Кроме того, напомню, эксперты несут уголовную ответственность за достоверность предоставленных сведений и обоснованность выводов. Но вы правы, часто экспертизы ангажированы.

– Если архитектурный памятник находится в аварийном состоянии, можно ли его демонтировать и на каких условиях?
– Только в одном случае: если техническая экспертиза приходит к выводу о том, что объект пребывает в аварийном состоянии и вывод его из аварийности невозможен.

– Возможно ли изменение статуса Апраксина двора? Ведь существует мнение, что целесообразнее построить на его территории новые здания.
– Да. Есть инвесторы, которые вообще хотят расчистить площадку, сохранив лишь периметральную застройку. Зачем? Мы что-нибудь лучше построим? Апраксин двор – объект культурного наследия регионального значения. И вряд ли найдутся эксперты, которые докажут отсутствие ценности этого комплекса. Согласна, сегодня корпусы смотрятся неприглядно. Значит, нужно их просто привести в порядок. Апраксин двор может быть очень привлекательным уголком. Допустимы отдельные преобразования, реконструкция, снос советских построек. Этот проект для инвестора вполне окупаем. Однако большинство инвесторов идут легким путем. С точки зрения сиюминутной экономической целесообразности, конечно же, легче все снести и начать с чистого листа.

– В результате страдают архитектурные памятники, как случилось с домом на Литейном пр., 5/19, например.
– Уточним: Литейный пр., 5/19 не является памятником. На объекте должна была вестись реконструкция, а его снесли. Снесли незаконно, за что и поплатился застройщик. Инвестору дали урок. Но в случае с наследием критерии сиюминутной экономической целесообразности не могут быть приоритетными. А сохранение в конечном счете может обернуться огромной выгодой. Недостатка в инвесторах уже нет, и не будет. Не могут работать в историческом центре грамотно – придут другие.

– Сколько в Петербурге аварийных памятников?
– Список аварийных объектов мы не ведем, поскольку он носит оперативный характер. К аварийным сегодня относится Анниенкирхе (кинотеатр «Спартак»), Конюшенный корпус в Знаменке, Собственная дача, форты Кронштадта, башня Адмиралтейства. По-настоящему аварийных объектов, слава богу, немного. Все-таки нам многое удалось сделать.

– Есть ли в КГИОП списки всех охраняемых объектов?
– Санкт-Петербург – единственный город в России, имеющий полноценные списки своих памятников. Их 7 782.

– И на каждый объект есть паспорт?
– Паспортизация – процесс бесконечный, ибо это – все данные об объекте. В процессе постоянного изучения уточняются многие данные, атрибуции, сведения о проведении реставрации – и все это вносится в паспорт объекта культурного наследия. И здесь Петербург лидирует. Несмотря на отсутствие правового акта «О порядке и форме паспортизации» продолжается работа по своим наработанным методикам. По основному массиву объектов у нас очень качественная документация. Другое дело, что имеется много паспортов старого образца 50-х годов, и они требуют приведения в соответствие с нашими современными научными данными. А вообще архив КГИОП за 88 лет своего существования стал по-настоящему бесценен.

Беседовала Марина Голокова

Перспективная энергетика

В последние годы развитию энергетики уделяется все больше внимания, что обусловлено как необходимостью масштабной реконструкции существующих инженерных сетей, так и освоением новых территорий для строительства. О сегодняшнем состоянии и перспективах развития петербургского энергокомплекса мы беседуем с заместителем председателя Комитета по энергетике и инженерному обеспечению Владиславом Петровым.– Владислав Викторович, завершается очередной отопительный сезон. Можно ли уже говорить о его предварительных итогах?
– Если говорить вкратце об отопительном сезоне, город его прошел не без проблем, но каких-то серьезных, неконтролируемых ситуаций не произошло. Были зоны, которые можно назвать особенно проблемными – Кронштадт, участок магистральной теплотрассы по пр. Художников. И городом было принято решение: не дожидаясь окончания отопительного сезона приступить к реконструкции сетей. Сейчас там ведутся работы. Этот отопительный сезон практически завершен, осталось провести ряд очень серьезных, но рабочих, плановых мероприятий: температурные испытания тепловых сетей. В этом году значительно увеличены объемы ремонтных работ: будет заменено более 200 км теплосетей в межотопительный период. Для сравнения – в прошлом году было заменено 130 км.
Ситуация прошедшего отопительного сезона была контролируемой и нормальной, и хотя количество дефектов на теплотрассах по сравнению с прошлым годом не уменьшилось, но оно и не выросло, ситуация сейчас стабильна. Сейчас задача вести работу по снижению количества дефектов на теплотрассах.

– Каким образом этого планируется достичь?
– Работы будут вестись в двух направлениях: развитие и повышение надежности системы теплоснабжения. В плане повышения надежности предполагается провести комплекс мероприятий по перекладке отслуживших сетей, замене оборудования на источниках энергоснабжения, развитие – это, прежде всего, работа по «закольцовке» тепловых районов, по инженерному обеспечению новых территорий.
Мы сейчас готовим постановление правительства Санкт-Петербурга о первом этапе реализации программы реконструкции центрального теплового района. ТЭО, которое разработал «Промгаз» по Центральному тепловому району, находится в завершающей стадии, проходит процесс согласований. На первом этапе предполагается реконструкция зоны локальных котельных, которые сейчас находятся не в лучшем состоянии. Реконструкция системы теплоснабжения центрального теплового района будет осуществляться по такой же схеме, как в Петроградском районе. Сейчас готовятся документы для проведения открытого конкурса на право реконструкции: соответствующий документ будет вынесен на рассмотрение правительства в течение двух недель.
Помимо этого в текущем году будет проводиться реконструкция систем холодного водоснабжения на самых проблемных объектах Центрального, Адмиралтейского, Петроградского и Василеостровского районов. В этом году мы начнем с реконструкции самых болевых точек и надеемся в три года решить проблему полностью.
Масштабные мероприятия намечены по сетевым прокладкам, по «закольцовкам», что необходимо для обеспечения надежности систем. Создать единую городскую кольцевую схему в Петербурге невозможно – в городе много водных преград, но крупные зоны массовой жилой застройки – север, северо-запад – будут «закольцованы».
В Петроградском и Курортном районах продолжится реконструкция систем теплоснабжения. На очереди – Петродворцовый район. Мы надеемся, что в течение ближайших пяти лет система теплоснабжения города заметно преобразится.

– Насколько известно, параллельно с программой реконструкции теплосетей осуществляется и программа газификации петербургских районов.
– Бесспорно. Параллельно реализуется несколько программ: нельзя делать одно, забывая о другом. В том же Курортном районе есть котельные, работающие на мазуте с себестоимостью тепла в 1,2-2 тыс. рублей за гигакалорию, а есть примеры, когда себестоимость доходит до пяти и более тысяч рублей при отпускной цене в 500-800 рублей. Газификация даст возможность провести реконструкцию системы теплоснабжения, перевести котельные на газовое топливо.

– Какие мероприятия намечены по инженерной подготовке новых городских территорий?
– Крупные объекты застройки в городе — это Юго-Запад, СПЧ, «Северная долина», намывная территория на Васильевском острове. В этом году реальные работы на намывной территории вряд ли начнутся, но принято принципиальное решение, что на Васильевском острове будет строиться новая ТЭЦ. Как известно, Василеостровский район обеспечивается единственным источником теплоснабжения – 7-й станцией ТГК-1. Новая теплостанция будет работать в едином кольце с 7-й станцией. Это оптимальная схема и по позициям надежности, и по позициям развития. Площадка выбрана, сейчас идет работа по ее оформлению, ведется проектирование самой станции, сетевых прокладок.
Значительный объем работ намечен по инженерному обеспечению территории юго-западной приморской части. Это инвестиционный проект строительства Юго-Западной ТЭЦ, электросетевые объекты, подстанции, строительство водоводов.
В Северо-Приморской части активно ведутся работы по строительству тепловых сетей, полностью обеспечивающих пять кварталов, где ведется активное строительство. Построена сеть в створе Туристской ул., сейчас строится сеть в створе ул. Оптиков, что позволит создать надежную систему теплоснабжения. В этом году осталось сделать переход и соединить нитки через Приморское шоссе и железную дорогу, сейчас в последней стадии идет проектирование, и мы приступим к прокладке. Строится подстанция «Лахта», которая обеспечит электроснабжение, ведутся работы по строительству водоводов.
Если брать «Северную долину», то там ведется строительство канализационного коллектора, осуществляется первая часть мероприятий по обеспечению теплоснабжения района от станции Парнас-4.
В принципе, ни одна крупная городская территория не останется без внимания.

– Сейчас развитие городской энергосистемы ведется не только за счет средств бюджета. Насколько перспективным Вы считаете привлечение частных инвестиций в энергетику?
– Бюджетное финансирование не панацея. Задача сегодняшнего дня – привлечение инвестиций в эту отрасль для реализации социально направленных программ. И яркий пример тому – существующие инвестпроекты.
Мы не идем по пути приватизации системы теплоснабжения. На мой взгляд, энергетика – это стратегическая отрасль, которая должна быть управляема. Сегодня в городе удалось объединить усилия организаций разных форм собственности, которые занимаются энергетикой и инженерным обеспечением, в нормальный рабочий коллектив для решения всех задач, которые назрели давно. И сейчас идет действительно масштабная реконструкция и увеличение мощностей, чего не было в последние 15-20 лет. Это объективная необходимость, потому что все, что было построено «в прошлой жизни», уже исчерпало себя.

– Сейчас активно продвигается схема комплексного освоения территорий, инвесторы сами будут заниматься инженерной подготовкой земель под жилищное строительство. Как этот процесс будет контролировать Комитет по энергетике?
– Естественно, мы будем контролировать все мероприятия, которые будут осуществляться инвесторами в рамках инженерной подготовки новых территорий. Функция комитета, как отраслевого органа власти – координация. Поэтому вне зависимости от того, чьими силами будут вестись работы, все равно их будут осуществлять предприятия, подведомственные Комитету. Мы же не просто так разрабатываем сейчас генеральные схемы энергоснабжения и инженерного обеспечения. Это документ, по которому будет развиваться наша отрасль в городе. Схемы разрабатываются до 2015 года с перспективой до 2025 года. Схемы теплоснабжения, водоснабжения, водоотведения, газоснабжения и электроснабжения, которые сейчас находятся в завершающей стадии, предназначены для того, чтобы было понятно, как будет развиваться энергокомплекс Санкт-Петербурга. Разрабатываются они на основании Генплана.

– О принятии генеральных схем энергоснабжения говорилось еще в прошлом году. По Вашему мнению, будут ли они утверждены до конца текущего года?
– К сожалению, это не такие простые мероприятия. В настоящее время собраны и систематизированы все существующие данные, определены пятна земельных участков под размещение головных источников, что, на мой взгляд, принципиально. Сейчас дорабатывается прохождение технических зон для магистральных сетевых прокладок. Это необходимая работа, ведь можно застроить все, а потом непонятно, как обеспечить инженерией. Я думаю, что генеральные схемы реально в мае закончить, согласовать и утвердить постановлением правительства реально в мае. Фактически это будет более подробное приложение к Генплану города в рамках энергетики и инженерного обеспечения.
А что касается КОТ, могу сказать, что мы детально работаем с каждым крупным застройщиком. В любом случае, все, что строится, мы отслеживаем и курируем. Наша задача сегодня – контролировать, чтобы этот ход событий не выбивался за генеральные схемы.

Вероника Шеменева

Работа над поправками

Комиссия по подготовке внесения изменений в Генеральный план Санкт-Петербурга завершила работу по поправкам.

Отметим, что в адрес комиссии был направлен целый поток обращений от различных субъектов градостроительной деятельности. В итоге было подано свыше тысячи предложений от юридических и физических лиц по учету их интересов в генплане. О работе комиссии над поправками в генплан рассказывает председатель КГА, главный архитектор Санкт-Петербурга Александр Викторов. – Александр Павлович, какие поправки были рассмотрены комиссией и с чем они были связаны?
– 21 февраля состоялось последнее заседание комиссии по внесению изменений в генплан. Поправки были разные, с разной степенью значимости, с разной заинтересованностью. В основном они касались интересов частного бизнеса.
К сожалению, было много попыток разместить жилье в зеленых зонах. Бизнес как относится – если не застроено – значит, свободно, а то, что там растет дуб вековой – это не имеет значения. В комиссию поступило свыше 200 предложений по замене рекреационного вида использования функциональных зон на иные виды использования. Из них приняты только восемь.
Было и так, что инвесторы, купившие территорию, пытались навязать комиссии свое видение функционального использования этой территории. Конечно, с какими-то предложениями мы можем согласиться, но еще раз напоминаю – перед тем, как покупать территорию – загляните в генплан и сверьте с ним свои планы. На комиссии рассматривалась ситуация, когда инвестор купил кусок леса с целью построить там жилье, однако по генплану там должен быть расположен крупный зеленый массив. Комиссия, естественно, ответила отказом. Это очень серьезная ситуация для инвестора…
А вообще принятые комиссией поправки носят преимущественно технический характер и связаны с корректурой границ функциональных зон и уточнением параметров застройки.

– Какие из принятых поправок наиболее глобальные и почему они были приняты?
– Наиболее значительные поправки в генплан были внесены в связи со стратегическими проектами, важными для города. В частности, были скорректированы сроки реализации и функциональное назначение территории «Морского фасада».
Ряд поправок связан с увеличением территорий производственных зон и изменением сроков реализации проектов производственных зон в Пушкинском, Красносельском, Петродворцовом, Выборгском и Курортном районах за счет территорий рекреационного назначения и сельхозиспользования, а также территорий общественно-деловой застройки.
Кстати, расчет потребности в территориях для размещения промышленных объектов показал, что в Санкт-Петербурге возможно сокращение территории промышленных зон до 7 тыс. га. Генплан также зарезервировал 9,5 тыс. га территорий терминально-складского и инженерно-транспортного использования. Поправки по производственным территориям увеличивают размеры этих зон дополнительно на 0,6 тыс. га.
Еще один ряд поправок связан с расширением жилищного строительства на южных пригородных территориях. Так, в Пушкинском районе – между Колпино и Московским шоссе – принято решение изменить зону сельхозназначения на зону малоэтажной индивидуальной жилой застройки.
Также принято предложение изменить функцию земельного участка, расположенного севернее Колпинского шоссе, между проектным продолжением ул. Софийской и отводом РАО ВСМ, на производственную зону для размещения домостроительного комбината.
Кроме того, потребовалось уточнение положения участков ряда федеральных и региональных дорог, – Западного скоростного диаметра, автомагистрали Москва – Санкт-Петербург, и новой широтной скоростной магистрали с мостом через Неву.

– Говорят, что генплан Санкт-Петербурга излишне детализирован…
– Излишняя детализация Генплана явилась ответом ожиданиям городского сообщества, что новый генплан решит все вопросы градостроительного планирования, как на макро-, так и на микроуровне.
Среди внесенных в генплан поправок принципиальное значение имеет комплексная поправка, касающаяся укрупнения схемы функционального зонирования территории Санкт-Петербурга. Она устраняет излишнюю детализацию генплана, что, в свою очередь, повышает степень свободы города в построении будущих градост рпоительных политик. Это особенно важно в связи с тем, что Санкт-Петербург активно развивается, и город заинтересован в приходе новых крупных компаний, новых инвесторов. Данная поправка делает Генеральный план более устойчивым к изменениям конъюнктуры рынка и стабильным на более продолжительный срок.

– После поправок как изменятся размеры жилых территорий, земель сельхозназначения?
– На 2025 год размеры жилых территорий, отведенных под индивидуальный жилой фонд, после поправок увеличиваются на 0,6 тыс. га, на 2015 год увеличение составляет 0,8 тыс. га. Для территорий многоквартирной застройки изменения составляют: на 2025 год – дополнительно 0,8 тыс. га, на 2015 год – дополнительно 1,5 тыс. га.
Относительно преобразования земель сельхохназначения первая редакция генплана предусматривала полное их сохранение до 2015 года в размере 14,2 тыс. га и сокращение к 2025 году до 6,2 тыс. га. Принятые комиссией поправки предполагают изъятие сельхоземель под строительство уже в период до 2015 года в размере 1,6 тыс. га. К 2025 году территории сократятся до 4,9 тыс. га.

– Принято решение о создании в Санкт-Петербурге «Объединенной судостроительной корпорации». Этот проект заставит вновь вносить поправки в Генплан?
– На сегодняшний день в городе три основных судостроительных площадки – это Балтийский завод, Адмиралтейская и Северная верфи. Очевидно, что любой градостроитель с удовольствием сменил бы функцию территории, на которой расположен Балтийский завод. Но на сегодняшний день это нереально – у завода есть реальные заказы, которые обеспечивают работу. Поэтому пока Балтийский завод останется на своем месте. И Адмиралтейские верфи останутся на своем месте, но могут быть изменения – все зависит от программ, которые могут быть приняты на федеральном уровне. Наверное, базой для размещения корпорации может стать Северная верфь, но говорить об этом серьезно пока рано – все будет зависеть от соотношения интересов города и интересов Федерации с точки зрения развития судостроения. Это все непросто.
С моей точки зрения, как Адмиралтейство со временем потеряло функцию судоверфи, так и южная часть Васильевского острова потеряет со временем судостроительную функцию. Эта территория – огромный резерв для общественно-делового, гражданского строительства. Но это вопрос не сегодняшнего дня и не этого генплана.

– Когда будут приняты поправки в генплан законодательно?
– На сегодняшний день подготовлено постановление правительства по внесению изменений в генплан, все оформлено протоколами. Правительство одобрило работу комиссии. Теперь сформированные поправки должны пройти всю процедуру проектного обоснования, то есть надо все посчитать, посмотреть, не нарушили ли мы соотношение баланса территорий, не нарушили ли мы где-то вопросы инженерии, транспортного обеспечения. Все это надо проверить и подсчитать, то есть провести еще одну проектную работу за бюджетные денежки. То есть город идет навстречу пожеланиям бизнеса.
После проектного обоснования этих изменений мы должны провести общественные слушания в 111 муниципальных образованиях, получить все согласования всех ведомств по этим поправкам, и финалом будет заключение госэкспертизы.
К 1 сентября документ должен быть представлен в правительство города, после чего передан в Законодательное собрание для утверждения.

– А как идет работа по подготовке Правил землепользования и застройки?
– Комиссия по Правилам землепользования работает, она постоянно действующая и будет работать столько, сколько работает генплан. Правила уточняют, детализируют генплан – функциональный состав зон, задают параметры объектов.
На сегодняшний день практически все подготовлено, подготовлено постановление правительства, проведены все общественные слушания, все поправки по общественным слушаниям учтены. Это постановление мы должны вынести на рассмотрение правительства 10 апреля. А дальше по процедуре – передача в Законодательное собрание для утверждения.

Наталья Бабаджанян