Вице-губернатор держит ответ

В конце марта в рамках работы городской ярмарки недвижимости «Строительный Еженедельник» провел акцию «Задай любой вопрос любому чиновнику». Желающим выдавали бланки, в которых они и излагали свои наболевшие вопросы. Всего петербуржцы заполнили порядка 1000 анкет, большая часть которых касалась строительства, жилищных проблем, благоустройства городской территории.Чтобы получить ответы на самые серьезные вопросы, касающиеся большинства петербуржцев, мы пригласили в редакцию вице-губернатора Александра Вахмистрова, отвечающего в правительстве за строительный блок. Он стал первопроходцем в диалоге с читателями. В прошлом номере мы уже осветили несколько проблем, затронутых горожанами: «хрущевки», расселение ветхого и аварийного жилья, цены на квадратные метры. Нынешний обзор посвящен более мелким, но не менее интересным вопросам.

– Как ни странно, вопросов, касающихся долевого строительства, оказалось не так много, как мы ожидали. Тем не менее они есть. А потому именно с этой болезненной проблемы мы и начнем наш разговор. Что делается в городе, чтобы помочь пострадавшим дольщикам?
-То, что не так много вопросов, говорит о том, что не так много в Петербурге подобных случаев. Но тема острая. Я даже знаю, что сегодня в России проходит голодовка обманутых дольщиков. Я хочу сказать, что мы против народных манифестаций, митингов. Эти вопросы на таких мероприятиях не решаются. По поручению губернатора у нас создана рабочая группа, в состав которой входят, помимо чиновников, и депутаты Законодательного собрания, и представители силовых структур, различных комитетов. Мы заседаем по четвергам и приглашаем туда жителей, представителей ТСЖ, застройщиков. На сегодня рассмотрены все вопросы по Ленинскому, 93 и все вопросы, связанные с компанией «Клаб». На следующее заседание выносятся вопросы по «Жилстройсервису» и по еще одной стройке. Абсолютно уверен – все проблемы можно урегулировать. Но рассматривать их нужно тщательно и принимать взвешенные решения. Что касается Ленинского, 93. Там три группы: застройщик, который утверждает, что в состоянии все достроить, но ему никто не верит; ТСЖ и лица, не вступившие в ТСЖ. Обсуждая всю эту тематику, мы выяснили, что есть еще не проданные квартиры (17 квартир), факты двойных продаж (30-40 квартир). Мы приняли решение объявить конкурс на организацию, которая достроит объект, решит все имущественные вопросы со всеми дольщиками. По двойным продажам идут суды. Когда суд вынесет решение, он должен нам сказать, кто получит квартиру, а кто – компенсацию или что-то еще. Но самое главное, что мы должны решить, – это обеспечить ввод объекта в эксплуатацию. Проблема неприятная, потому что за каждой стоит конкретный человек. Но все же должен сказать, что таких случаев у нас не так много.
В настоящее время в комиссии находится 338 жалоб. Но жалоба жалобе рознь. Есть жалобы, касающиеся нарушения сроков, есть и такие, как по Бабушкина, 82, где дом строиться никогда не будет. На этом участке невозможно строить.
Я призываю всех пострадавших не выходить на митинги, а обращаться в Смольный, выходить на диалог с властью, с силовыми структурами. Только так можно решить вопросы.

– Еще одна группа вопросов касается плохого качества строительства и несоблюдения сроков сдачи жилья. И вот такой интересный вопрос: «Можете ли Вы назвать строительные компании, к качеству работы которых ни у дольщиков, ни у власти нет претензий?».
– Такие компании, конечно, существуют. Но я не буду их называть. Вдруг не всех вспомню, кто-то может обидеться.
А в общем, проблема существует, качество строительства оставляет желать лучшего. Все-таки в городе идет большая стройка. Думаю, что проблему можно решить только в том случае, если каждый покупатель повысит требовательность, не будет подписывать акты, если есть замечания к качеству. Вместе с тем уверен, что в целом жилье строится безопасное.

– На стройках часто используется труд гастарбайтеров, а студентов 3-го курса строительного университета (есть сообщение от студентов) строительные компании не берут на работу даже на стажировку…
– Труд гастарбайтеров используется не потому, чтобы сэкономить на зарплате, как это часто говорят, а потому, что в городе нет желающих идти работать на стройку. Если таковые найдутся, мы с удовольствием их приглашаем, будем всячески содействовать в их трудоустройстве.
Что касается студентов, у нас несколько университетов, которые выпускают строителей: ГАСУ, ЛИИЖТ, Политех. У нас даже есть стипендиаты, которым строительные компании платят стипендии. Другая существует проблема. Надо сказать, что выпускники не все идут на стройку, даже получив диплом строительного факультета, процентов 30-40 не доходят не только до строительной компании, но даже до отрасли.
А на стажировку студентов, думаю, возьмем.

– По поводу организации стройплощадок. Там, где идет строительство (Дачный, 10, к примеру), годами людям не пройти, не проехать. В прошлом году Вы вручали галоши самым неаккуратным компаниям. Продолжится ли эта практика?
– Обязательно. В этом году галоши будем вручать и весной, и осенью. Мы сейчас регулярно проверяем все стройки, стройплощадки большим количеством проверяющих. На нас уже начинают жалобы писать застройщики за то, что мы накладываем штрафы. Они ведь повысились до миллиона рублей на компанию и 500 тысяч на ответственное лицо.

– Почему нельзя потребовать от застройщика приведения в порядок всей территории сразу по окончании строительства, восстановления уничтоженных при строительстве насаждений?
– Совершенно правильный вопрос, и мы всегда требуем, чтобы застройщики приводили в порядок территорию, дороги, по которым ездила техника. Понятно, что озеленение – это сезонная проблема и не всегда ее можно выполнить сразу по окончании строительства, но посадки должны обязательно делать. К сожалению, не все застройщики выполняют эти требования, но мы обязательно ужесточим контроль.

– Город запустил много разных программ, в том числе «Молодежи – доступное жилье». Но молодые жалуются, что у них нет информации по этой программе.
– Удивляюсь, что информация не доходит, мы ее никогда не скрывали. Могу предложить следующее: раз в месяц в кинотеатре «Родина» мы проводим семинар по ипотеке, там рассматриваются все вопросы предоставления жилья, в том числе и для молодежи. Во-вторых, можно обратиться в Жилищный комитет или в НП «Доступное жилье». Нужно подумать насчет информации, может, по вузам распространить?

– Читатели интересуются, что будет с Красногвардейской площадью и каково будущее у «Газпром-Сити»?
– Давайте закончим с этим. У нас нет «Газпром-Сити». У нас есть «Охта-центр». Во-первых, в настоящее время меняется структура компании. 49 процентов акций ее будут принадлежать городу. Что касается «Охта-центра» – это будет крупный общественно-деловой центр с музеем современного искусства, концертным залом, предприятиями спорта, культуры, то есть функция его будет очень широкой. Относительно высоты могу сказать, что мы сделали еще раз тщательную фотофиксацию, она сейчас выносится на обсуждение градостроительного совета. Как решит градсовет, так и будет. Иногда бывает так, что мы много-много шумим, но оказывается, что все не так уж и плохо. Тем более что мы еще далеки от реализации проекта. Но мы найдем решение с Общественным советом, придем к общественному согласию.

– В Веселом поселке есть парк Строителей. Пустая территория, жители говорят, что там обещали построить ДК…
– Ну, о строительстве ДК там никогда речи не шло. Там намерены построить Храм. Большая коробка уже стоит, подходят к колокольне…

– Александр Иванович, хотя это и не Ваша сфера, но читатели интересуются, почему в городе грязно?
– Я бы ответил следующее. Давайте посмотрим сами на себя, почему мы выбрасываем окурки, бутылки, банки себе под ноги. В уборку территории вкладываются большие средства. Но если каждый не будет следить за собой, то чище не станет. Чисто не там, где убирают, а там, где не мусорят. Я поражаюсь нашим водителям. Они себе позволяют выбрасывать из окна все подряд, и это считается нормой. Пройдитесь по любой дороге, все обочины засыпаны мусором. Что, это все специально приносится? Нет, выбрасывается из окон машин. А проехав 200 км, водитель попадает в соседнюю страну и ведет себя совершенно иначе. Понимает, что оштрафуют, визу закроют. У нас почему-то нет внутренней культуры. Я сам, к сожалению, человек курящий, но никогда не позволяю себе выбросить окурок на улице.

– Сколько лет Вы на данной службе? Какой у Вас оклад?
– На данной службе около 7 лет. Оклад составляет порядка 30 тыс. рублей. Есть надбавки за ненормативный рабочий день, за не отгулянный полностью отпуск. Ежемесячно получаю до 70 тысяч рублей.

– Когда произойдет перенос промышленных производств из центра города?
– Процесс перевода промышленных предприятий в специализированные промзоны идет. Мы развиваем промышленные зоны «Нойдорф», «Шушары», «Конная Лахта» и другие. Там строят свои производства компании «Сименс», «Тойота», последняя уже в октябре выпустит первый автомобиль. Но есть новые собственники «лежащих» предприятий. Например, «Красный Выборжец». Они не собираются переносить завод, не собираются и развивать производство. Они занимаются продажей собственности, чтобы потом все снести и на этой территории построить что-то иное – жилье или общественно-деловой комплекс.

– Оказывает ли государство помощь в восстановлении церквей и храмов, разрушенных в советские годы?
– В рамках федерального законодательства церкви возвращено много имущества. Мы поддерживаем строительство не только православных храмов, но и культовых зданий других конфессий, чтобы они имели место для отправления своих религиозных потребностей. Мы легко даем разрешения, даже, сказал бы, излишне легко.

– Александр Иванович, жители дома 33 по Витебскому проспекту жалуются, что стеклопакеты им поставили, но из-за шума на улице в квартирах ничего не слышно. Возможно ли поставить защитные стенки?
– Ничего не слышно – это хорошо или плохо? Я думаю, что проблема надуманная. Потому что все наши развязки способствуют не усилению шума, а, во-первых, снижению загазованности, потому что машины все-таки двигаются, а не стоят, во-вторых, снижению шума. Изначально нами была допущена одна ошибка: следовало бы замерять уровень шума до начала строительства и после. И если он в итоге снижался, то ничего не делать, потому что у нас такие нормативы по шуму, что в городе нет ни одной точки, соответствующей норме.

– Крик души: Я живу в Красном селе, обратите внимание на состояние Красного Села. Оно ужасное. И просят прислать проверку.
– Мы приняли по Красному селу решение о сносе всего аварийного фонда. Чтобы там было что-то ужасное, не слышал. Но съезжу, посмотрю. Тем более что в правительстве я курирую этот район.

– Петроградский суд принял решение об отказе в расселении дома 7 по ул. Эсперова. Как будут дальше развиваться события?
– Тематика там очень простая: надо было издать распоряжение Правительства РФ об изъятии земель под городские нужды. И не было бы никаких проблем. К сожалению, пошли по иному пути, пытались договориться с жителями. Общежитие расселили, соседний дом тоже. А здесь возникла такая коллизия. Пусть решает суд. Скажут не расселять – пусть живут.

– Как решается вопрос с инвентаризацией земель под гаражами?
– Целый ряд районов закончили инвентаризацию. В мае будет принято решение правительства.

– Может ли ситуация на площади Мужества стать прецедентной (речь идет о запрете под давлением общественности разрешенного ранее строительства). Каково правовое поле?
– Правового поля нет. Мы попросили застройщика прекратить стройку. На ближайшее заседание правительства будет вынесено решение об отмене данного ранее разрешения. Мы предложим ему другой участок. Но известно, что застройщик недоволен и собирается обратиться в суд. Мы не возражаем. Надо было изначально заниматься людьми. Застройщик говорит, что протестуют против строительства одни и те же люди. Ну, дайте нам фотографии. Так ведь никаких фактов нет. Правда, на одном из объектов был задержан зачинщик, который зарегистрирован в городе Сочи. Приехал сюда и доводит людей, то есть специально возмущает их. Некоторые застройщики рассказывают неподтвержденные истории о требованиях заплатить, и тогда людей уведут, то есть речь идет о прямом шантаже. Такой вот своеобразный бизнес. Но нам не нужны голые слова. Давайте факты, документально подтвержденные. А если фактов нет, то без согласия общественности строить нельзя. Таков закон.

Космические параметры строительства

В ближайшее время на стадионе им. Кирова, самой яркой «космической» стройке не только Петербурга, но и России, начнутся свайно-бетонные работы. Этот масштабный архитектурный проект отличается очень сложными технологическими решениями. О том, что происходит сегодня на будущей футбольной арене, мы поговорили с генеральным подрядчиком и генеральным проектировщиком проекта – генеральным директором компании ООО «Авант» Григорием Фельдманом.
– Григорий Ефимович, какова будет система игрового поля нового футбольного стадиона?

– В соответствии с требованиями УЕФА и ФИФА футбольная арена стадиона, пригодного для проведения финальных матчей чемпионатов Европы и мира, должна быть покрыта натуральной травой. Следовательно, ее надо как-то сохранять. В связи с этим были приняты к рассмотрению несколько вариантов устройства игрового поля, среди которых были варианты как выдвижного поля, так и стационарного.
Согласно государственному контракту мы провели исследования вопроса, выбора вариантов устройства поля. Признаюсь, что изначально выбор в пользу стационарного поля как более дешевого и технически более простого и надежного, казался мне очевидным. Я занимался этим лично, возглавив рабочую группу, и могу сказать, что моя былая уверенность в очевидности выбора в пользу стационарного поля подверглась серьезным сомнениям.
Но в любом случае решающее слово остается за заказчиком, т.е. городом. Выбор сделает специально созданная комиссия, куда вошли представители Комитета по строительству, РПФЛ, ФК «Зенит». Нами была подготовлена специальная таблица, в которой были сведены в форме, удобной для восприятия, преимущества и недостатки обоих вариантов. Каждой позиции присвоено определенное число баллов. Таким образом, генеральный подрядчик, то есть мы, создали и обработали данные, передали их заказчику. В свою очередь, заказчик, проконсультировавшись с РПФЛ и ФК «Зенит», выдаст свое решение. Это решение будет представлено на окончательное рассмотрение и утверждение губернатору Санкт-Петербурга, и затем заказчик официально даст распоряжение нам, какой вариант выполнить. На сегодняшний день, согласно условиям государственного контракта, мы разрабатываем оба варианта, и выдвижного поля и стационарного. Заказчик укажет, какой из этих вариантов мы будем осуществлять.
К тому же не надо забывать, что мы строим не просто стадион – это будет многофункциональный спортивно-развлекательный комплекс международного уровня, предназначенный не только для проведения футбольных матчей, но и для спортивных нефутбольных состязаний, организации детских спортивных секций, отдыха и развлечения горожан, проведения рок-концертов и других культурно-массовых мероприятий. Разумеется, приоритетом для нас является футбол.
Также одной из поставленных задач является сделать стадион экономически эффективным в эксплуатации, а чисто футбольные стадионы, как показывает мировая практика, зачастую не самоокупаемы. Стадион «Зенит» – это городской объект, следовательно деньги на его последующую эксплуатацию пойдут из городской казны, т.е. из средств налогоплательщиков. Поэтому самоокупаемость объекта – важнейшая задача.
А теперь представьте себе, что при проведении, к примеру, рок-концерта, 20-30 тысяч молодых людей выйдут на поле, покрытое живой травой. Понятно, что она будет затоптана. Конечно, есть специальные покрытия, например, пластиковый ковер, которым покрывают поле, но под ним трава приминается и начинает задыхаться от недостатка воздуха. Да, можно сделать жесткий каркас над полем, который не будет доходить до травы, но, к примеру, плоской поверхность делать нельзя, так как такая поверхность нагрузки не выдержит. Представляете, какая нагрузка от нескольких десятков тысяч людей, прыгающих по покрытию площадью примерно 120х100 метров? Можно, конечно, сделать несущую конструкцию из ферм, но тогда эти фермы должны быть достаточно высокого сечения, вследствие чего поверхность поднимется слишком высоко. Кроме того, трава будет приходить в ненадлежащее состояние от отсутствия света и воздуха. Значит, снизу должны быть специальные лампы определенного спектра, специальная вентиляция. Еще проблема, – а куда все это потом убирать? Для того чтобы все эти устройства хранить, необходимо более 10 тыс. кв. метров складских помещений, которые займут частично полезную площадь стадиона. А выдвижное поле позволяет эти проблемы решить.
При стационарной системе поля, даже если открыта крыша, солнечного света для высокого роста дерна и свежего покрытия круглый год все равно недостаточно, и без искусственного освещения внутри стадиона не обойдешься. Мы брали статистику в Гидрометцентре, и получается, что в среднем в зимние месяцы солнечных дней в Петербурге – ноль. Это не значит, что зимой нет ни одного солнечного дня, но все же – это ноль с десятыми долями… Даже при открытой крыше инсоляция недостаточна, поскольку угол, под которым солнце может попадать на поле, очень мал – мы же не на экваторе, где солнце стоит в зените. В Петербурге даже летом солнечных дней не так уж много. Все эти аргументы говорят опять же в пользу выдвижного поля. С другой стороны, выдвижное поле не просто удовольствие, это технически сложное устройство. Все системы дренажа, отопления, полива поля тоже должны передвигаться вместе с ним. И весит оно примерно 11 тыс. тонн. Конечно, все эти вопросы технически решаемы, но они не простые.

– А где будет находиться выдвижное поле?
– Выдвижное поле практически все время будет находиться на улице, и только на время футбольного матча задвигаться вовнутрь стадиона. Игра прошла, и поле обратно на улицу поехало. Это его основное место пребывания. При этом внутри стадиона получается, простите, бетонная яма глубиной до полутора метров. Значит, это пространство необходимо закрыть каким-то помостом – ведь не будешь проводить, к примеру, концерт, где зрители будут находиться в яме – это небезопасно.

– Выдвижное поле – это дорогое удовольствие?
– Выдвижное поле – это сложная техническая конструкция, требующая повышенной системы безопасности – ведь всегда чем больше механизмов, тем больше вероятность того, что что-то может сломаться, застрять. Потом системы дренирования почвы, системы полива поля, подогрева… Все эти механизмы и системы должны вместе с полем выезжать. Конечно, это сложнее и дороже. Выдвижное поле, действительно, стоит около 20 млн EURO. Однако рассматривать этот вопрос следует не по критерию «цена», а по соотношению критериев «цена-качество». Возможно, 20 млн EURO оправданы теми преимуществами, которые предлагает выдвижное поле. Для того и комиссия собирается, чтобы эти соответствия «цена-качество» рассмотреть и сделать выбор.
В конечном итоге, как заказчик скажет, так и будет. Заказчиком, как известно, выступает город.
На самом деле выдвижные поля – вещь весьма недешевая, и в мире полноценных выдвижных полей всего три, на сколько мне известно, – в Германии, Канаде и США (в США это для американского футбола, команды Cardinals). Есть еще один стадион в Японии, но там поле выдвигается не полностью. Мы через неделю летим в Германию, смотреть стадионы, в том числе «Шальке 04» – там выдвижное поле. Это будет довольно большая делегация, в числе которой представители наших компаний-подрядчиков, заказчика, компании «Сименс», которая возможно будет поставлять оборудование для проекта. Генеральный проектировщик проекта – ЦНИИСК им. Кучеренко.

– Вы едете перенимать опыт?
– Что касается поля, безусловно, да. Но стадион все-таки состоит не из одного поля. Такого стадиона, как мы строим, может быть, в мире нет нигде. Я думаю, не ошибусь, если скажу, что это одно из самых технически сложных сооружений в мире.
Это самый большой стадион в Европе и самый северный стадион в мире такого класса, плюс к этому – не просто стадион, а многофункциональный спортивно-развлекательный комплекс, в отличие от того же «Шальке 04».

– Какие в проекте еще технически сложные конструкции?
– Сложностей, конечно, немало. Вот, например, раздвижная крыша стадиона. По идее японского архитектора Кисе Курокавы, крыша будет действовать по принципу «аккордеона»: она будет раскрываться летом и собираться зимой. При этом раздвижная конструкция зимой будет подогреваться, чтобы снег на ней подтаивал и скатывался вниз. Стадион стоит на полуострове и со всех сторон обдувается ветром. Кроме того, снеговая нагрузка будет очень большая – расчет снеговой нагрузки – 200 кг на квадратный метр, поэтому система самоочистки такой гигантской крыши, которая по размеру больше футбольного поля (ведь крыша накрывает весь стадион) должна работать безупречно.
В отличие от стадиона «Шальке 04» – там под куполом паутина переплетений несущих конструкций, и, даже когда крыша открыта, нет ощущения, что находишься на открытом воздухе, в нашем проекте крыша на пилонах и на вантах. Соответственно, для зрителей, находящихся внутри чаши стадиона, создается впечатление, что гигантский купол ничем не поддерживается. И это очень красиво, когда над тобой висит огромный светлый купол, в середине прозрачный, и не видно никаких поддерживающих конструкций. Технически это конечно сложно, но, повторюсь, очень красиво. Городу и ФК «Зенит» будет чем гордиться.

– Появляются ли в ходе работы над проектом сложности, с чем приходится сталкиваться?
– Вот сейчас возник вопрос с сохранностью павильонов, имеющих историческую ценность и подлежащих реконструкции, с историческими лестницами – их надо сохранять, а, значит, разбирать, нумеровать каждую ступеньку, складировать, а потом восстанавливать. Придется заключать дополнительное соглашение с городом на проведение этих работ. Но все эти вопросы мы решаем с заказчиком в рабочем порядке. Должен сказать, что взаимопонимание с заказчиком находится на очень хорошем уровне, как говорится, жалоб нет.
Много всяких сложностей. Конечно самое главное, это сроки. Государственный контракт был заключен 21 декабря 2006 года. Тут же новый год, наполовину нерабочий месяц январь… А ведь не было ничего, кроме архитектурной концепции, разработанной архитектурным бюро Кисе Курокава. В марте был заключен договор с генеральным проектировщиком, он работает, и дело идет быстро. Прошло всего три месяца, а сделано уже немало.
Подготовительный этап – очень сложный, он сложен и психологически. Я понимаю, как это может казаться со стороны, – договор заключили, три месяца прошло, а строительство самого стадиона как бы еще не началось. Внешне, кажется, что действительно ничего не происходит. А ведь нужно сделать различные изыскания, забить пробные сваи и снять с них нагрузки, выдать генеральному проектировщику, а тот должен сделать математическую и физическую модели стадиона и продуть в трубе (и продувать месяц). Потом выдать нагрузки на свайные поля, потом сделать рабочие чертежи и выдать их в первую очередь на свайные поля и на ростверки и т.д.
При этом – гигантское количество бумажной административной работы, от которой никуда не уйти. Нужно оформить передачу договоров и т.д. и т.п.

– А, кстати, хватает ли для строительства электрической мощности?
– На строительство мощности хватает, а для постоянной эксплуатации стадиона, конечно, нет. В связи с этим, городом было принято решение о строительстве новой подстанции.

– Когда вы должны сдать стадион в эксплуатацию?
– У нас очень жесткие сроки. Уже в мае начнутся свайные работы, рабочая документация по свайным полям во многом готова. Сейчас на площадке идут земляные работы, должно быть cрыто и вывезено почти 600 тыс. кубометров грунта и около 60 тыс. кубометров бетонных конструкций. Сроки сдачи проекта крайне жесткие. Сдать стадион мы должны 30 ноября 2008 года.

– Григорий Ефимович, Вам самому нравится проект стадиона?
– Архитектурная концепция очень красивая, но насколько это «строибельно» могут определить только проектировщики. Наверняка в проект будут вноситься изменения, потому что у архитекторов зачастую бывает концепция видения, а нужен конструкторский расчет. Но вообще, Кисе Курокава отличается от многих архитекторов тем, что мыслит не только как художник, но и как инженер. Так что, предполагаем, изменения понадобятся минимальные. С архитектором Кисе Курокавой мы ведем постоянные консультации, организовываем постоянные встречи.

Наталья Бабаджанян


Вера Дементьева: "У нас есть объекты, за которые никто не отвечает"

В течение ближайших трех месяцев должен быть окончательно разрешен вопрос о передаче около шестисот архитектурных памятников федерального значения в городскую собственность.
В дальнейшем это позволит Петербургу вовлекать объекты культурного наследия в хозяйственный оборот. Однако в числе рассматриваемых памятников есть спорные объекты, передача которых в городскую собственность представляет проблему для представителей власти. Председатель Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП) Вера Дементьева объяснила «Строительному Еженедельнику» основные причины сложившейся ситуации и рассказала о том, чем в дальнейшем могут обернуться такие преобразования в сфере охраны культурного наследия.– Вера Анатольевна, какие памятники федерального значения подлежат передаче в городскую собственность?
– Вообще-то, вопрос стоит не так. До января 2007 года статей 63 Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ» запрещалась регистрация прав собственности на объекты культурного наследия федерального значения, в том числе регистрация прав государственной собственности. Для органов охраны разграничение по собственности и ее регистрация чрезвычайно важны. Кто собственник, тот и должен содержать объект, обязан обеспечивать его финансирование. С собственника и спрос серьезный, его можно призвать к ответу. Априори большинство памятников федерального значения являлись государственной собственностью, но чьей конкретно – Российской Федерации или субъекта (в нашем случае – Санкт-Петербурга)? Так что никто никому ничего не передает. Идет разграничение государственной собственности на объекты федерального значения между Федерацией и ее субъектами. Исходная позиция Германа Грефа такова, что в федеральной собственности должны быть те объекты, которые необходимы для исполнения функции органов федеральной власти. Остальное должно быть закреплено в качестве собственности за субъектом. Схема разграничения проста: объекты, пользователи которых являются органами федеральной власти или государственными федеральными учреждениями, оформляются собственностью Федерации. В случае использования в нашем городе объектов культурного наследия федерального значения органами власти субъекта или его государственным учреждением – оформляются собственностью Санкт-Петербурга. Это – здравая позиция.

– Какие объекты вошли в число спорных?
– Речь идет об объектах, которые не являются предметом первой необходимости для исполнения функций органов власти. Сегодня их насчитывается пятьдесят. Это, в первую очередь, объекты коммерческого направления, например, Гостиный двор, Никольский рынок, Дом книги.

– Эти объекты в дальнейшем могут быть приватизированы?
– Почему нет? Зачем, например, Санкт-Петербургу держать в своей собственности Гостиный двор или Никольские ряды? Почему они не могут быть выкуплены юридическим или частным лицом? Это ведь налоги и дополнительные отчисления в бюджет города. Такие объекты с явными коммерческими функциями могут быть отчуждены из государственной собственности. В Петербурге давно отработана система передачи объектов культурного наследия на основе инвестиционных проектов. В отличие от торгов эта система, на мой взгляд, более надежная. Инвестор знает, что его право собственности отсрочено. Собственником он станет только по исполнении всех обязательств, связанных с реставрацией объекта. Вообще же, общественные ожидания от приватизации, так же как и опасения, слишком преувеличены. Приватизация – это всего-навсего деловой оборот, но не панацея охраны памятников. Понятно, что такие здания, как Юсуповский дворец, Шереметевский дворец – полноценные государственные музеи – передавать в частные руки не имеет никакого смысла. Это нонсенс. Что это будет? Частные музеи? Я не знаю частных музеев, которые моли бы работать в таком масштабе. Более того, это объекты ежедневного доступа. Во всяком случае, не так беден Санкт-Петербург, чтобы с молотка пустить объекты, которые приносят, и будут приносить казне города значительный доход, в том числе не только в деньгах.

– Когда все-таки произойдет долгожданное разграничение собственности, здания, соответственно, будут реставрироваться за счет собственника?
– Да. Как правило. Таким образом, мы четко определим, кто будет финансировать восстановление памятника. У нас в течение двух лет подряд были проблемы с финансированием не в смысле отсутствия денег, а в запретах. В соответствии с Бюджетным кодексом финансирование памятников федерального значения из средств городского бюджета было запрещено. Между тем мы вели программу «Фасады Санкт-Петербурга». Большая часть зданий из списка объектов, вошедших в программу 2005 года, – памятники федерального значения. Хорошо, что сейчас этот законодательный казус распутан. С 1 января 2006 года у нас появилось право принимать участие в финансировании реставрации объектов федерального значения. Обратите внимание – только принимать участие, то есть мы могли присоединиться к федеральному финансированию. А с 1 января 2007 года имеем полное право финансировать. Вот такие особенности российского законодательства: обязанности у субъекта есть, а права… Они отсутствуют.

– Что будет с объектами, статус охраны которых еще не определен? На каких основаниях собственник может демонтировать здание?
– Речь идет о выявленных объектах культурного наследия. Эта группа памятников охраняется государством временно на период их изучения, на что законом отпущен один год. Далее этим объектам должна быть определена соответствующая категория, либо должно быть отказано в праве их занесения в реестр в качестве объектов культурного наследия. Это те здания, в отношении которых должна быть проведена государственная историко-культурная экспертиза, которая обоснует их отнесение к объектам культурного наследия. Выявленные объекты – это даже не категория, а группа объектов, своего рода резерв пополнения памятников федерального и регионального значений. После проведения экспертизы становится ясно, обладает объект должными признаками исторической и культурной ценности или нет. Сегодня в нашем резерве 2185 выявленных объектов культурного наследия. Это кандидаты в памятники. Из этого числа точно сохранят свой статус 1678 объектов.

– Кто проводит историко-культурную экспертизу?
– Любая лицензированная организация по заказу любого лица, как физического, так и юридического.

– Если по заказу частного лица, то понятно, что ее результаты должны доказать, что объект не имеет никакой историко-культурной ценности.
– Далеко не всегда. Иногда выгодно наоборот доказать особую ценность. В конце концов результаты экспертизы все равно поступают к нам и в Роскультуру, где экспертиза согласуется, получая таким образом статус государственной. Кроме того, напомню, эксперты несут уголовную ответственность за достоверность предоставленных сведений и обоснованность выводов. Но вы правы, часто экспертизы ангажированы.

– Если архитектурный памятник находится в аварийном состоянии, можно ли его демонтировать и на каких условиях?
– Только в одном случае: если техническая экспертиза приходит к выводу о том, что объект пребывает в аварийном состоянии и вывод его из аварийности невозможен.

– Возможно ли изменение статуса Апраксина двора? Ведь существует мнение, что целесообразнее построить на его территории новые здания.
– Да. Есть инвесторы, которые вообще хотят расчистить площадку, сохранив лишь периметральную застройку. Зачем? Мы что-нибудь лучше построим? Апраксин двор – объект культурного наследия регионального значения. И вряд ли найдутся эксперты, которые докажут отсутствие ценности этого комплекса. Согласна, сегодня корпусы смотрятся неприглядно. Значит, нужно их просто привести в порядок. Апраксин двор может быть очень привлекательным уголком. Допустимы отдельные преобразования, реконструкция, снос советских построек. Этот проект для инвестора вполне окупаем. Однако большинство инвесторов идут легким путем. С точки зрения сиюминутной экономической целесообразности, конечно же, легче все снести и начать с чистого листа.

– В результате страдают архитектурные памятники, как случилось с домом на Литейном пр., 5/19, например.
– Уточним: Литейный пр., 5/19 не является памятником. На объекте должна была вестись реконструкция, а его снесли. Снесли незаконно, за что и поплатился застройщик. Инвестору дали урок. Но в случае с наследием критерии сиюминутной экономической целесообразности не могут быть приоритетными. А сохранение в конечном счете может обернуться огромной выгодой. Недостатка в инвесторах уже нет, и не будет. Не могут работать в историческом центре грамотно – придут другие.

– Сколько в Петербурге аварийных памятников?
– Список аварийных объектов мы не ведем, поскольку он носит оперативный характер. К аварийным сегодня относится Анниенкирхе (кинотеатр «Спартак»), Конюшенный корпус в Знаменке, Собственная дача, форты Кронштадта, башня Адмиралтейства. По-настоящему аварийных объектов, слава богу, немного. Все-таки нам многое удалось сделать.

– Есть ли в КГИОП списки всех охраняемых объектов?
– Санкт-Петербург – единственный город в России, имеющий полноценные списки своих памятников. Их 7 782.

– И на каждый объект есть паспорт?
– Паспортизация – процесс бесконечный, ибо это – все данные об объекте. В процессе постоянного изучения уточняются многие данные, атрибуции, сведения о проведении реставрации – и все это вносится в паспорт объекта культурного наследия. И здесь Петербург лидирует. Несмотря на отсутствие правового акта «О порядке и форме паспортизации» продолжается работа по своим наработанным методикам. По основному массиву объектов у нас очень качественная документация. Другое дело, что имеется много паспортов старого образца 50-х годов, и они требуют приведения в соответствие с нашими современными научными данными. А вообще архив КГИОП за 88 лет своего существования стал по-настоящему бесценен.

Беседовала Марина Голокова