Акцент на средний бизнес

Высокий уровень инвестиций в экономику Ленинградской области – отчасти следствие ее удачного географического расположения, а отчасти результат верной расстановки акцентов в этом виде деятельности, полагает Дмитрий Ялов, профильный вице-губернатор Ленинградской области.

Дмитрий Ялов - профильный вице-губернатор Ленинградской области

Дмитрий Анатольевич, каковы сегодня приоритеты Ленинградской области в инвестиционной политике? Изменилось ли взаимодействие со стратегическими партнерами региона с учетом экономической нестабильности последнего года?
– Безусловно, внешнеполитическая ситуация и ситуация в экономике подтолкнули многие регионы к тому, чтобы пересмотреть свои стратегии развития и экономические прогнозы. Ленинградская область не исключение. Сегодня возлагать надежды на крупные инвестиционные проекты, реализуемые за счет федерального бюджета или компаниями-монополистами, не стоит. Должен отметить, что еще несколько лет назад мы приняли принципиальное решение акцентировать свое внимание на инвестициях среднего уровня. Отрадно, что сегодня в регионе уже есть такие примеры высокотехнологичных предприятий: только в последний год открылись предприятия «Сименс технологии газовых турбин», «5Микрон Инжиниринг», Muller Candle Russia, «НаноТехМед Плюс».
Высокий уровень инвестиций в области в последние годы – это отчасти результат ее удачного географического положения. Большая часть инвестиций — это инфраструктурные проекты, которые ведет Российская Федерация с крупнейшими зарубежными и российскими партнерами. Это и «Северный поток», и «Балтнефтепровод», и порт в Усть-Луге, и реконструкция железной дороги. Завершение этих проектов отразилось и на объемах инвестиционных вложений.

В области 11 кластерных инициатив, в том числе пять приоритетных. Пожалуйста, расскажите о последних достижениях в наиболее активно развиваемых сегодня кластерах.
– Нефтехимическая отрасль определена нами как одна из приоритетных для экономики. Это обусловлено как географическим расположением региона, так и наличием крупнейших экспортных нефте- и газопроводов России. Кроме того, у нас уже работают такие гиганты отрасли, как «Киришинефтеоргсинтез» и «ПГ «Фосфорит». В совокупности эти факторы дают гарантии инвесторам в успешности реализации их проектов на нашей территории.
Сегодня в регионе дан старт таким проектам, как завод «Балтийский СПГ» по производству сжиженного газа ОАО «Газпром», строительство терминала по производству и перегрузке сжиженного природного газа ЗАО «Криогаз» и Балтийского карбамидного завода группы компаний «ИСТ». Инвестиционный эффект от их реализации будет ощутим в 2016-2017 годах. Концентрация этих проектов вблизи порта «Усть-Луга» позволит диверсифицировать каналы сырья для переработки.
Что касается автопромышленного комплекса, ситуация на рынке требует от предприятий разработки новых стратегий ведения бизнеса. С другой стороны, в нынешних экономических условиях автопромышленным предприятиям как никогда важна государственная поддержка, и мы разработали ряд таких мер. Это такие меры, как частичное субсидирование некоторых затрат для предприятий, производящих автомобили на территории Ленинградской области, кроме того, разработан законопроект, предусматривающий налоговые льготы в размере 50% от ставки налога на имущество организаций.
Инновационный кластер медицинской, фармацевтической промышленности, радиационных технологий, постоянно пополняющийся новыми участниками, сегодня объединяет около 120 производств и 40 научно-исследовательских организаций Ленинградской области и Санкт-Петербурга.
Активно идет работа по созданию одного из звеньев кластера – «Нанопарка Гатчина». Этот проект реализует областное правительство при поддержке ОАО «РОСНАНО».
Еще один проект кластера – Life Science парк «Капитолово» во Всеволожском районе, где на 50 га предполагается размещение предприятий фармацевтической и биотехнологической промышленности. В Капитолово уже работает ряд фармацевтических предприятий, что сыграет положительную роль для создания там новых производств этой сферы.

Меняется ли отношение инвесторов к районам, которые традиционно воспринимались как депрессивные?
– Не секрет, что наибольшим спросом у инвесторов при принятии решений о размещении производств пользуются районы, примыкающие к Санкт-Петербургу и находящиеся в пределах 50-километровой зоны от него. Но это не означает, что инвесторам не интересны районы дальше этого радиуса. К примеру, когда было принято решение о приостановке деятельности Волховского алюминиевого завода, на его площадку пришли израильские инвесторы – компания Omen High Pressure Die Casting, в планах которой создание производства автокомплектующих из алюминия.
Мы, в свою очередь, стараемся сделать дальние районы привлекательнее для бизнеса. Областным законодательством о государственной поддержке инвесторов для трех восточных районов – Бокситогорского, Лодейнопольского и Подпорож­ского – порог объема инвестиций для предоставления региональных налоговых льгот снижен до 50 млн рублей. В Пикалево стартует проект государственного индустриального парка площадью более 9 га с готовыми производственными корпусами. Мы рассчитываем, что здесь будут созданы предприятия в сфере легкой, пищевой промышленности, производства строительных материалов. К середине 2016 года индустриальный парк уже сможет принять первых резидентов.

Какой эффект ожидается от создания областного центра субконтрактинга?
– Создание этого центра было очень своевременной идеей главы региона Александра Дрозденко. В условиях удорожания импортных комплектующих и развития отечественного производства для замены зарубежной продукции центр субконтрактинга в первую очередь должен способствовать созданию кооперации между региональными предпринимателями.
Проект реализуется на площадке Ленинградской областной торгово-промышленной палаты. Они разрабатывают интернет-портал, который станет онлайн-помощником для предприятий. В дальнейшем планируется интеграция площадки с другими региональными и международными системами субконтрактации.
Подчеркну: это касается не только крупного, но и среднего, и малого бизнеса. В центре будет аккумулироваться информация об имеющихся заказах крупных производств, тогда как малые предприятия смогут выступить поставщиками.

Что представлял регион на последних экономических (инвестиционных) форумах и выставках? Какие новые перспективные контакты появились в результате?
– В инвестиционных презентациях как за рубежом, так и в России мы рассказываем о возможностях развития радиофармацевтического кластера, кластера судостроения, автопромышленного сектора, а также о наших мерах поддержки этих отраслей.
Большую заинтересованность в партнерстве со стороны зарубежных компаний мы увидели в ходе визита в Турцию в июне этого года. Агентство экономического развития Ленинградской области активно работает на биржах контактов форумов, постоянно взаимодействует с торговыми представительствами России в других государствах, международными финансовыми институтами и институтами развития. И это приносит результат. Сегодня на сопровождении агентства более 100 инвестиционных проектов с объемом инвестиций от 300 млн до 5,5 млрд рублей. Треть этих проектов – с участием иностранного капитала.
Сейчас мы готовимся к участию в международном инвестиционном форуме в Сочи, где выступим с рядом инициатив по развитию промышленного комплекса в целом, государственно-частного партнерства, стратегического планирования. Кроме того, в октябре делегация региона посетит Южную Корею, где также рассчитываем найти надежных партнеров для Ленинградской области.

автор: Татьяна Крамарева
источник: АСН-инфо

Расселение с амбициями

Расселение с амбициями

Программа расселения аварийного фонда с периодом действия на 2013-2017 годы реализована в Ленобласти примерно на треть. За оставшиеся два года предстоит предоставить новое жилье примерно 8 тыс. жителей региона. Задачи стоят более серьезные, чем ранее, признает Виталий Жданов, председатель Комитета по строительству Ленинградской области.

Виталий Владимирович, как бы вы охарактеризовали нынешнюю работу региона по программе переселения из аварийного фонда? Что отлажено, с чем сложности?
– Хотел бы уточнить для начала, что вообще-то программа действует с 2008 года. Другое дело, что по 2012 год мы работали в одном формате с Фондом содействия реформированию ЖКХ, а сейчас в другом: и нормативная база поменялась, и требования, и порядок софинансирования. Если стоимость предыдущего этапа была всего 2,6 млрд рублей, то теперь – 7,2 млрд рублей, из них субсидия Фонда содействия реформированию ЖКХ – 2,5 млрд рублей.
Признаться, особых проблем в реализации данной программы я не вижу. Установленные на начало года федеральным правительством показатели в Ленинградской области выполнены, даже перевыполнены: мы точно в первой двадцатке.
Претензий по качеству строительства в нашем регионе таких серьезных, как в других субъектах РФ, когда дома, возведенные по программе переселения, вновь признавались аварийными, нет. Были небольшие вопросы по качеству у жителей только по одному объекту в пос. Дубровка Всеволожского района. Что-то было устранено в рамках гарантийных обязательств подрядчика. По факту остальных недоделок власти поселения подали иск в суд. Но при этом губернатор уже выделил определенную сумму из резервного фонда на снятие претензий по качеству строительства.
Дубровское муниципальное образование, кстати, стало одним из первых участников программы: там было действительно много аварийного жилья.

А есть ли компании, которые построили уже не один объект для жителей расселяемых домов?
– Да, конечно. Как правило, они группируются по муниципальным образованиям, и у администраций поселений уже достигнуто с подрядчиками полное взаимопонимание в хорошем смысле этого слова. Некоторые муниципальные образования благодаря наработанным механизмам взаимодействия с подрядчиками даже опережают график ввода объектов программы. А вообще надо сказать, что программа 2013-2017 годов – живой организм: в нее постоянно вносятся изменения.

Почему?
– Программа формировалась исходя из заявок муниципальных образований – исходя из данных о домах, которые они признавали аварийными. А в процессе реализации и власть на местах меняется, и состав жителей. Поэтому нам приходится все время вносить в программу изменения по различным показателям, а иногда даже менять очередность строительства объектов в разных муниципальных образованиях в зависимости от готовности поселения провести конкурсную процедуру по выбору подрядчиков. Иные муниципальные образования оказываются в отстающих в силу проблем с управлением, например.

Значит, проблемы с управлением все-таки возникают?
– На уровне исполнения своих обязанностей руководством муниципальных образований – я бы так это определил. В том числе в плане подготовки документации, земельных участков, проведения процедуры торгов и т. д.

В каких районах за последние полгода-год ситуация с реализацией этой программы заметно улучшилась?
– Мне нравится, как выстраивают отношения с застройщиками администрации поселений в Приозерском районе. Но вообще в пределах одного района какое-то поселение может справляться, а какое-то – нет. В любом случае, если возникает проблема, очаг напряженности, сначала она решается в районе, и только потом при необходимости подключаемся мы.

– В последнее время приходилось подключаться?
– Приходится постоянно. На местах ведь действительно много вопросов возникает в связи с выполнением именно этой программы. Например, повлияла ситуация с ОАО «Ленэнерго», которое сейчас срывает свои обязательства. С АО «ЛОЭСК» сейчас таких проблем нет. Но ЛОЭСК взаимодействует с Ленэнерго и так или иначе в какой-то точке подключается к сетям Ленэнерго – вот на этом этапе и могут возникнуть проблемы. Иногда именно Комитет по строительству организует переговоры между этими сетевыми компаниями. Это в принципе не свойственная нам функция, но мы этим занимаемся, поскольку подходим к работе не формально и понимаем, что иначе программу расселения аварийного фонда не реализуем.

– Власти на местах признают, что фактически аварийных домов больше, но не торопятся вносить в перечень аварийных новые объекты, чтобы у них не возникало новых обязательств перед жителями. Насколько скрытая аварийность распространена?
– Действительно, проблема скрытой аварийности существует, и юридически чистого выхода из ситуации нет. Естественно, руководство муниципального образования не хочет получать предписания от надзорных органов с требованием в установленные законом сроки предоставить гражданам новое жилье, которого еще нет. Но все-таки муниципальные образования, участвующие в программе расселения аварийного жилья, эти вопросы решают и оттягивают процедуру начала судебного преследования. Так что признавать фактически не пригодные для проживания дома аварийными надо, и мы призываем к этому администрации поселений. Дело в том, что сейчас формируется программа переселения из аварийного фонда на 2018-2022 годы, куда как раз и будут включены дома, признанные до конца декабря 2015 года.
Я воочию наблюдаю такие дома и то, как там живут люди… В последний раз мы были с губернатором в доме, который будет признаваться аварийным и на расселение которого будут выделены средства из резервного фонда главы региона, в пос. Жилгородок Волосовского района. По этому двухэтажному деревянному дому еще довоенной постройки просто страшно ходить, не то что жить. А люди вынуждены там находиться.

Кстати:

С 2008 по 2015 годы в Ленобласти получили новые квартиры 8,4 тыс. жителей 556 аварийных домов. Объем финансирования программы составил 4,9 млрд рублей, при этом доля софинансирования из федерального центра в разные годы колебалась в диапазоне от 50 до 80%.


 

автор: Татьяна Крамарева

Плата для большегрузов

Плата для большегрузов

Недостаток средств в бюджете для стопроцентного финансирования текущих ремонтов и содержания региональных автомобильных дорог вызывает наибольшее беспокойство, констатирует Михаил Козьминых, председатель Комитета по дорожному хозяйству Ленинградской области. В то же время он отмечает: за последние пять лет в области впервые так много объектов дорожной инфраструктуры в стройке.

– Михаил Юрьевич, решение каких вопросов сегодня для вас наиболее актуально?

– Не секрет, что для поддержания сети автомобильных дорог Ленинградской области ежегодно должно ремонтироваться не менее 600-800 км полотна. Кроме того, содержание автодорог надо довести с 32% (сегодняшний показатель) до 100%. Это влечет прибавку к бюджету порядка 3 млрд рублей именно по этим направлениям, к чему бюджет сегодня не готов. Это вызывает, конечно, определенное беспокойство, и это видно на автомобильных дорогах. Каждый раз при возможности дополнительного выделения средств из бюджета мы пытаемся отстоять свою позицию перед Комитетом финансов. Но денег на все не хватает, и надо определять приоритеты. Для нас приоритет – это содержание автодорог на так называемом допустимом уровне – соответственно текущие ремонты в объеме 300-400 км в год, что позволено бюджетом. Соответственно разработан порядок выбора объектов текущего ремонта в зависимости от интенсивности движения.

Мы действительно не успеваем за поддержанием технического состояния автомобильных дорог Ленинградской области. Другое дело, что, наверное, впервые за последние пять лет мы начали так много строить, и это важные, знаковые стройки.

Сегодня мы технически решаем проблему организации беспрепятственного пересечения для автотранспорта железнодорожной линии по ходу «Аллегро» путем строительства трех путепроводов.

Снимается транспортная проблема Гатчины, где также строится путепровод. Там, действительно, переезды в удручающем состоянии. Но при строительстве этого путепровода (а подрядчик обещает его сдать на два месяца раньше планового срока), думаю, проблема будет решена. Кроме этого у нас появляется отличный опыт по реконструкции въездов в такие крупные города, как Гатчина. Уже объявлены конкурсные процедуры по реконструкции подъезда-1 к Гатчине и автодороги Красное Село – Гатчина – Павловск.

Не скрою, есть много достойных проектов, которые хотелось бы реализовать. Но радует, что финансирование по текущим стройкам уже обеспечено в полном объеме.

– Где сегодня идут ремонты, текущие и капитальные?

– Текущие ремонты – по всей области, преимущественно исходя из интенсивности движения, как я уже говорил. Капитальные ремонты ведутся на отдельных точечных объектах в Выборгском, Кингисеппском, Приозерском районах. Как правило, предусмотрен перевод из щебня в асфальт и, соответственно, изменение параметров автомобильной дороги, потому это и называется капитальным ремонтом.

– Насколько может увеличиться недоремонт из-за недостаточной финансовой обеспеченности, по вашим прогнозам, за нынешний и будущий годы? 

– Сегодня в нормативном состоянии только около 55% региональных автомобильных дорог, а 45% – в недоремонте. Общая протяженность региональных автодорог составляет около 10 тыс. км, нормативный межремонтный срок – пять лет. Если подходить арифметически, получается, что в год мы должны ремонтировать 2 тыс. км. Но надо понимать, что есть дороги, которые эксплуатируются с малой интенсивностью, и такие, пропускная способность которых сегодня уже на пределе. Видимо, последним автодорогам надо уделять больше внимания. Поэтому сказать точно, какова доля недоремонтов в процентах, – достаточно сложно.

К сожалению, в нашей стране гарантийные сроки не учитывают интенсивности движения. В Финляндии, например, гарантийные обязательства по грунтовым дорогам (менее загруженным) составляют 10 лет, у нас – 5. Поэтому в идеале стоит изменить порядок расчета недоремонта.

– Вы планируете выходить с такой инициативой на федеральный уровень?

– Нет. Потому что основная проблема региональных дорог в другом. К сожалению, у нас не соблюдается порядок отнесения дорог к региональным, федеральным и муниципальным. Часть дорог Ленинградской области имеет явно выраженное федеральное значение. Допустим, подъезд к Сосновому Бору – на мой взгляд, это абсурд, когда к федеральному объекту особой важности ведут только региональные дороги. В соответствии с параметрами федеральных дорог это подъезды к портам, особо важным объектам. Сейчас федеральные власти построили дорогу к порту «Усть-Луга» – наверное, Сосновый Бор не менее важен, чем Усть-Луга.

Только сейчас все озадачились передачей автомобильной дороги Выборг – Светогорск, хотя на самом деле есть прямое указание в федеральном законе о том, что пограничные переходы должны быть связаны федеральными дорогами.

Кроме того, есть замечательное «Северное полукольцо», которое связывает все федеральные трассы и точно должно быть в федеральной собственности.

При этом и часть федеральных дорог, проходящих через населенный пункт, наверное, должна быть передана в региональную или муниципальную собственность. Мы говорим и о том, что 1,7 тыс. км региональных автомобильных дорог давно являются центральными улицами населенных пунктов и должны быть заявлены именно как улицы и принадлежать муниципальным образованиям. Естественно, муниципальные образования принимать их на баланс не торопятся: это дополнительная нагрузка для местного бюджета. Но при этом и муниципальное образование, и мы оказываемся в капкане. По дорогам регионального значения не могут прокладываться инженерные сети, а вот по улице населенного пункта – пожалуйста. Но передача дороги иному собственнику может состояться только при согласии обеих сторон – на этот счет есть решение Конституционного Суда. Поэтому ведем переговоры с муниципальными образованиями – обсуждаем, смогут ли они взять на свой баланс эти участки. Первый такой опыт в Ленобласти уже есть: Аннинское поселение Ломоносовского района оформило в муниципальную собственность региональную дорогу, которая идет от КАД в границах этого населенного пункта. Там строится большой микрорайон и нужно прокладывать новые инженерные коммуникации.

С федеральным центром у нас также уже есть ряд соглашений: принято принципиальное решение по Светогорску, рассматриваются возможности организации федеральной дороги к Сосновому Бору. Мы определяемся с принадлежностью дороги Лодейное Поле – Вытегра: есть инициатива от трех губернаторов сформировать маршрут Архангельск – Кондопога – Санкт-Петербург и в составе этого маршрута передать региональные дороги в федеральную собственность, с дорогой в Пикалево. Было совещание по поводу возможностей передачи магистрали «Северное полукольцо».

– Разработан ли порядок участия в содержании автодорог собственников тяжелого грузового транспорта, передвигающегося по дорогам Ленобласти? 

– Порядок работы с тяжеловесами не определен в федеральном законодательстве. Более того – система измерения на сегодня тоже не является установленной законом. Поэтому сама система у нас разрабатывается, порядок участия частных инвесторов – тоже: Областным Комитетом по экономическому развитию и инвестиционной деятельности объявлен конкурс на проект государственно-частного партнерства по определению весогабаритных параметров.

Тем временем мы пошли по пути создания пилотного проекта по так называемым 12-тонникам. Напомню, что федеральным законом с 1 ноября обеспечено право взыскивать плату за проезд транспорта массой свыше 12 тонн по дорогам федерального значения в размере 3,06 рубля за 1 км.

А в сентябре, когда после каникул возобновит свою работу Государственная Дума, будет рассматриваться вопрос о введении такой же платы на региональных дорогах. Система должна быть определена законом. Скорее всего, там будет указано, что стоимость проезда должна быть не выше, чем по федеральным дорогам. Каждый автомобиль свыше 12 тонн должен быть обеспечен неким прибором, фиксирующим его маршрут. С помощью этого же прибора можно будет списывать деньги, и это будет проверяться как стационарными, так и мобильными постами. Сейчас мы готовим соглашение с организацией, которая и обеспечит эту работу. Но в любом случае должен быть федеральный акт, который позволит внедрить данную систему.


 

Цифры

9,772 тыс. км – протяженность автомобильных дорог регионального и межмуниципального значения в Ленобласти

436,8 км из них – с грунтовым покрытием


 

автор: Татьяна Крамарева