Александр Вахмистров: «Реформа саморегулирования будет продолжаться»

До половины петербургских саморегулируемых организаций могут уйти с рынка из-за невыполнения требований Закона №372-ФЗ, но это не должно негативно отразиться на работе городских строительных компаний. В этом уверен координатор НОСТРОЙ по Санкт-Петербургу Александр Вахмистров.  

Вахмистров
Изображение: asninfo.ru

В своем интервью «Строительному Еженедельнику» он рассказал о дальнейшем развитии системы саморегулирования.

– Александр Иванович, совсем скоро наступит 1 июля – своеобразный день икс для российских строительных и проектных СРО из-за вступления в силу ряда положений Федерального закона №372-ФЗ. Готовы ли к нему в Петербурге?

– Многие петербургские СРО опасаются этой даты, но сразу ничего кардинального не произойдет, и 1 июля жизнь строительной отрасли не остановится. Тем более нечего беспокоиться тем саморегулируемым организациям, которые уже выполнили требования Закона №372-ФЗ. Что касается остальных СРО, то думаю, что их проверки вряд ли начнутся в первые дни июля. Тем не менее, следует понимать, что они неизбежны. Скорее всего, до конца этого года задача по очистке отрасли от СРО, не исполняющих требования закона, будет выполнена.

– В связи с этим часть петербургских СРО уйдет с рынка?

– Действительно, это так. Чтобы остаться в Реестре саморегулируемых организаций, все российские строительные СРО должны в полном объеме разместить в уполномоченных банках свой компенсационный фонд. На сегодняшний день в Петербурге это сделали только 12 из 28 зарегистрированных в городе саморегулируемых организаций. Несколько дней назад третье чтение прошел законопроект №892161-6 «О внесении изменений в статью 55.2 Градостроительного кодекса Российской Федерации...», позволяющий СРО завершить формирование и размещение в уполномоченных банках своего компенсационного фонда не к 1 июля, а к 1 сентября этого года. Но перенос срока вряд ли поможет тем СРО, которые, потеряв часть средств фонда, в течение года не предпринимали усилий по его докапитализации. Вероятнее всего, из-за проблем с компенсационным фондом, с рынка – как в целом по стране, так и в Петербурге – могут уйти до половины СРО. Это часть планомерной работы по реформированию отрасли.

 

– Возможное сокращение количества СРО как-то отразится на строительном рынке города?

– Катастрофы не будет. Строители как работали, так и дальше будут продолжать свою деятельность. Тем более, что в соответствии с одним из положений Закона №372-ФЗ, многим строительным организациям вообще не нужно быть членами СРО. Обязательное членство сохраняется только у компаний, осуществляющих функцию технического заказчика, генподрядчика или работающих с госзаказом. У строителей, являющихся членами проблемных СРО, пока еще есть возможность войти в другие саморегулируемые организации. Кроме того, компании, выполняющие работы по госзаказу, в случае потери статуса СРО, в которой они состоят, смогут довести их до конца, так как закон обратной силы не имеет.

 

– Как прошла регионализация СРО?

– Согласно новым правилам, в СРО должны отсутствовать строительные организации – члены из других регионов. Правда, пока не все «чужие» компании смогли уйти из петербургских СРО. Но на это есть и объективные причины. Например, некоторым строительным организациям попросту некуда идти, так как в регионах, где они зарегистрированы, действуют СРО, потерявшие и пока не восстановившие свои компенсационные фонды. Конечно же, становиться членами таких саморегулируемых организаций строители не хотят. Тем не менее, в соответствии с требованиями закона, СРО вынуждены исключать иногородние строительные организации из своего состава. Хотя еще раз повторю – вопрос этот очень неоднозначный.

– Как известно, сейчас идет процесс формирования Национального реестра специалистов (НРС). Что требуется от СРО и что – от строительных компаний для внесения сведений в НРС?

– С 1 июля 2017 года для строительных компаний – членов СРО – законом вводится обязанность иметь минимум двух специалистов по организации строительства, сведения о которых включены в НРС. В настоящее время в Ассоциацию НОСТРОЙ поступило около 5 тыс. заявлений. Половина из них обработана. По оценкам же нацобъединения, в Реестр в итоге должны быть внесены сведения о почти 200 тыс. специалистов. Процесс формирования НРС несколько затянулся, в том числе и потому, что порядок ведения Реестра Минстрой России утвердил только в конце апреля. Кроме того, запаздывают с отправкой сведений и сами строители, откладывая все на последний день.

Тем не менее, можно сказать, что процесс по созданию Национального реестра специалистов идет. В регионах его помогают сформировать СРО, ставшие операторами НРС. Уполномоченные саморегулируемые организации имеют полностью сохранный компенсационный фонд и отвечают другим требованиям качественно работающей СРО. Добавлю, что строительные организации также могут напрямую обратиться в НОСТРОЙ с заявлением и документами, для внесения своих специалистов в Национальный реестр. Около четверти всех уже поступивших заявлений было отправлено именно напрямую в Ассоциацию.

– Какие еще требования необходимо выполнить СРО, чтобы остаться в Реестре?

– К 1 июля саморегулируемым организациям необходимо полностью привести в порядок свою документацию. Это очень важный момент, на который не все обращают внимание. От СРО требуется наличие более 20 различного вида документов, в том числе реестр действующих членов, выписка кредитной организации о состоянии средств компенсационных фондов и т. д. При этом 17 документов должны быть зарегистрированы в Ростехнадзоре и соответствовать новым требованиям законодательства.

– Есть ли еще необходимость вносить в Закон №372-ФЗ новые поправки?

– Те или иные поправки в Законе требуются постоянно. Это касается и других нормативных документов сферы саморегулирования в строительстве. Поправки помогают восполнить законодательные пробелы и исключить несоответствия в механизме саморегулирования, повышают его эффективность. В целом, реформа саморегулирования будет еще продолжаться.

– Какой в перспективе станет система саморегулирования?

– Институт саморегулирования станет более совершенным и заработает эффективнее, повысится ответственность его игроков. Также полагаю, что самим механизмом саморегулирования будут активнее интересоваться крупные государственные корпорации и различные российские бизнес-сообщества.

 Сноска

автор: Максим Еланский

Игорь Креславский: «Верность стратегии – ключ к устойчивости на рынке»

Накануне Петербургского экономического форума мы беседуем с председателем правления ГК «РосСтройИнвест» Игорем Креславским о принципах устойчивости  компании во времена экономической нестабильности.

Игорь Креславский
Изображение: asninfo.ru

– Общая экономическая неустойчивость весьма показательно отражается на строительном рынке: мы наблюдаем «качели» – то внезапный ажиотажный рост продаж, то быстрое и значительное их падение. При этом экспертные прогнозы на будущее очень осторожны. Как выстраивается стратегия развития компании в таких условиях?

– Мы успели уже к этому привыкнуть. «Плавающий» рынок – это ситуация, которая возникла не вчера. Она действительно связана с общей нестабильностью российской экономики, которая длится уже довольно долго.  Рынок чувствителен ко многим внешним изменениям – колебаниям цен на нефть, скачкам валют, политической вариативности. Возможно, прозвучит как парадокс, но в такой неопределенности хорошо работает именно неизменность стратегии. Мы не меняем своих планов, не снижаем объемы строительства, не корректируем свою стратегию развития. Стратегия не должна меняться в зависимости от сиюминутных  условий, она должна быть долгосрочной. К метаниям застройщика весьма болезненно относится покупатель, что в конечном итоге приводит к потере позиций на рынке. Мы более тщательно стали подходить к участкам, которые выбираем для реализации наших проектов, и работаем только с надежными партнерами, но отходить от своей стратегии считаем нецелесообразным.

– Компании стремятся избавиться от балласта в виде непрофильных активов. Недавно Вы заявляли о возможной продаже делового комплекса на Зольной улице. Принято ли окончательное решение?

– Продажа – это один из вариантов, он не является приоритетным. Ранее планировалось реализовать этот проект и использовать для собственных нужд компании. Мы параллельно также занимались проектом офисного здания на Добролюбова, 17, куда и переехал наш главный офис. Строительство офисных зданий для нас не является основным направлением деятельности. Но пока вопрос реализации проекта на Зольной или его продажи остается открытым. Как я уже сказал, рынок «плавает», все меняется очень быстро. Интересно, что отдельные проекты на офисном рынке, несмотря на общую стагнацию, чувствуют себя весьма и весьма неплохо.

– ГК «РосСтройИнвест» развивает проекты в очень разных сегментах, можно сказать, что она максимально диверсифицирована. Это тоже часть Вашей стратегии?

– Да, мы к этому стремимся. Причем это опять же не является ответом на вызовы кризисного времени, а часть долгосрочной программы развития компании.

Из этих же соображений, например, до конца года планируем запустить наш первый проект в Москве. Мы собираемся построить там объект премиум-класса и сейчас серьезно занимаемся проектированием и анализом рынка, чтобы наш проект оказался идеально подходящим для Москвы.

Мы давно работаем с госзаказом, строим социальные объекты. Это направление, прямо скажем, непростое, но его мы развиваем и будем развивать в будущем. Работа в разных сегментах – это сознательная политика. Мы собрали блестящую команду профессионалов и дорожим своими кадрами.

– Какие бюджетные проекты сданы компанией в последнее время, над какими продолжаете работать?

– В прошлом году мы успешно ввели в эксплуатацию новую инфекционную больницу на Пискаревском проспекте. Завершаем реконструкцию Мариинской больницы, уровень строительной готовности очень высокий. Торжественное открытие больницы после реконструкции произойдет в конце текущего – начале будущего года.

Участие в новых проектах бюджетного строительства возможно, но пока четких планов на этот счет нет. Вопрос об участии решается по мере формирования госзаказа – объявления конкурсов на строительство бюджетных объектов. В работе с госзаказом важна качественная подготовка проектно-сметной документации. Многое зависит от того, как проведен подготовительный этап реализации. Важен тщательный подбор проектной организации, чтобы качество изначально подготовленной документации не страдало.

– Меняются ли условия работы на этом рынке?

– Глобальных изменений нет, но отмечу общее снижение рентабельности проектов. Это характерно для всех строительных проектов в целом. У разных застройщиков и в разных проектах этот показатель уменьшился не одинаково, потому что себестоимость строительства разная, но в среднем рост себестоимости составил примерно 15% за последние два года.

– Насколько известно из СМИ, с Мариинской больницей связан и ваш благотворительный проект – восстановление памятника принцу Ольденбургскому?

– На самом деле это очень давняя история. Члены Попечительского совета Мариинской больницы обратились к нам с просьбой помочь в восстановлении памятника принцу Ольденбургскому, который находился на территории больницы, и мы согласились. Проектом памятника занимается Попечительский совет Мариинской больницы. Открытие обновленного монумента, скорее всего, совпадет по времени с торжественным открытием больницы после реконструкции.

– Довольно часто «РосСтройИнвест» приглашают принять участие в достройке проблемных объектов. Вы обычно соглашаетесь?

– Такие предложения мы всегда внимательно рассматриваем, но к участию в них относимся избирательно. Мы исходим из наших интересов и, конечно, оцениваем перспективность проекта в целом. Опять же, важна маржинальность проекта, некий задел, который может служить финансовой «подушкой» для застройщика. Например, в Ленобласти маржинальность очень невелика, и любое изменение правил игры, незапланированное обременение – может обернуться недостроем.

– Ваша группа компаний сравнительно недавно приступила к реализации проектов бизнес-класса – ЖК «Два ангела» и ЖК «Кремлевские звезды». Оправдались надежды на этот сегмент?

– Этот сегмент нам интересен, он позволяет показать наши лучшие наработки в плане создания архитектурного облика проектов, более продуманной их концепции, представить разнообразие опций. Продажи в этих проектах идут в соответствии с нашими планами. В будущем этот сегмент мы планируем развивать.

– Какие темы ПМЭФ для Вас будут наиболее интересны?

– ПМЭФ всегда дает широкий срез состояния экономики страны, основных направлений ее развития. Дает возможность определить то, с чего мы начали беседу, – факторы, которые будут определять экономическую жизнь в целом и в строительстве в частности. Кроме того, форум позволяет наглядно показать иностранным партнерам, что Россия открыта для инвестиций. Надеюсь, что все необоснованные опасения по поводу России уйдут на второй план и они поймут, что Россия – надежная страна, в которую выгодно вкладывать деньги.

Кстати

Под строительство нового элитного жилого дома «РосСтройИнвест» приобрел участок площадью 0,6 га в Центральном округе Москвы на Звенигородском шоссе, 11. Здесь планируется возвести жилой комплекс площадью 18 тыс. кв. м, высота здания составит 75 м. Застройщик планирует приступить к строительству уже в этом году и построить объект за три года. Объем инвестиций в проект составит около 5 млрд рублей.

автор: Ольга Фельдман

Станислав Клюев: «Подсветка вдыхает жизнь в помещения»

Общественные места уже давно перестали привлекать аудиторию только лишь едой или мероприятиями. Интерьер ресторана может быть настолько впечатляющим, что кухня отходит на второй план, уверен руководитель и ведущий дизайнер Studia 54 Станислав Клюев.

Станислав Клюев
Изображение: asninfo.ru

– Каковы тенденции в оформлении общественных зон в коммерческих помещениях? Что сейчас модно использовать при оформлении ресторанов, баров и лобби отелей?

– В оформлении частных ресторанов и отелей сейчас наиболее востребован индустриальный стиль лофт. В этом стиле смешиваются грубые фактуры, дизайнерские предметы мебели и антикварные вещи. Для сетевых заведений больше актуален современный стиль, основные принципы которого – светлые тона и натуральные материалы, а во главе угла – технологичность и долговечность.

Общественные места уже давно перестали привлекать аудиторию только лишь едой или мероприятиями. В некоторые рестораны или бары столики бронируют за месяц, ради других едут на другой конец города – все потому, что эти заведения могут предложить неповторимую атмосферу. Интерьер места может быть настолько впечатляющим, что кухня отходит на второй план. Сейчас Studia 54 завершила проектирование интерьера для бара в Петербурге, который, мы думаем, имеет все шансы стать культовым местом. Что может лучше отразить формат бара, как не стиль лофт? Для декора мы выбрали классические элементы: гипсовые маски, лепнину, карнизы. Сочетание индустриального стиля и классики делает это заведение непохожим на другие.

 

– Какие еще инструменты используются при оформлении лофтов?

– Изначально, основа для лофта – это кирпичные стены (предпочтительно, чтобы это был старый интерьер), просторные помещения с высокими потолками. Для оформления таких интерьеров мы часто используем медь, лампы Эдисона, металлические сетки.

Несмотря на то, что в лофт-интерьерах часто используются хэндмэйд-вещи и предметы с барахолок, этот стиль нельзя назвать дешевым. Он, скорее, богемный. Для коворкинга «Агора» мы собирали люстру из водопроводных труб силами нашей строительной бригады. В итоге, получилось оригинально и бюджетно. В лофт-интерьере можно миксовать предметы различной ценовой категории и стилистики – в этом его прелесть.

– Стиль лофт любят применять и в коворкингах. Какие решения для оформления таких помещений использует Studia 54?

– Пространства коворкинга по своему формату ближе к арт-пространствам, чем к стандартным офисам, поэтому можно отойти от нейтрального оформления и сделать нечто исключительное. В коворкинге можно использовать и яркие цвета, и экстравагантную мебель, и арт-объекты – это место не только для работы, но и для общения. Задача владельцев коворкинга – продать места, поэтому пространство обязано быть уютным и располагающим к работе, но при этом оригинальным. Этим принципам мы следовали в той же «Агоре» – там есть кухня, лаунж-зона, переговорная и рабочий зал.

– Офис Studia 54 также оформлен в лофт-стиле. Как создавался его дизайн-проект?

– Наш офис располагается в бывших казармах на набережной Фонтанки. Бывшие заезды для карет превратились в двойные черные окна, которые контрастируют с кирпичными стенами. Предыдущие владельцы решили просто замуровать арочные проемы. Но мы восстановили первоначальный вид: расчистили проемы и акцентировали на них внимание. И, конечно, скрывать старинный кирпич под слоем штукатурки было бы кощунством, мы добавили подсветку, декор в винтажном стиле и мебель, относящуюся к английской классике.

– В работах Вашей студии часто обыгрываются различные возможности подсветки, расскажите об особенностях использования этого инструмента?

– Подсветка добавляет жизни в помещение, она создает дополнительный объем и выделяет фактуру материалов, будь то дерево, мрамор или кирпич. Правильно размещенные источники света преображают помещение, а кроме того, подстраиваются под разные жизненные сценарии.

Все, что заказчику хочется подчеркнуть, мы непременно выделяем подсветкой: сложные текстуры стен, барельефы, скульптуру, артефакты, картины. Музейный принцип работает и в жилых интерьерах – подсвеченный предмет выглядит привлекательнее. Подсветка – еще и инструмент зонирования. По освещению можно распознать функцию помещения, даже если в нем еще нет мебели. Яркий свет больше подходит для массовых собраний, конференц-залов, переговорных. А для микро-пространств уже нужен совсем иной, более уютный свет, его создают бра и настольные лампы.

– Почему, на Ваш взгляд, лофты (особенно в качестве жилья) пока не набирают популярность в Петербурге?

– Запрос на лофт есть, но для его реализации мало возможностей. В новом доме сделать лофт сложно из-за отсутствия кирпича, хотя это не единственный признак стиля, а в историческом центре города осталось очень немного подходящих квартир. Если кирпичная стена присутствует, то большинство заказчиков сразу же склоняются к стилю лофт.

– Сотрудничаете ли Вы с застройщиками и в каком формате?

– Мы проектируем входные группы для проектов компании «Еврострой», официальными партнерами которой являемся. Уже выиграны тендеры на дизайн и оформление входных групп в ЖК Esper Club на Крестовском и ЖК «Приоритет» на Воскресенской набережной. Также планируем разрабатывать готовые интерьеры для квартир в сегменте элитного жилья, в котором работает «Еврострой» и другие компании.

– На Ваш взгляд, должна ли архитектура дома определять его интерьер?

– Каким-то образом обозначить связь между экстерьером и интерьером – непременно нужно. Она может проходить сквозной темой в элементах декора, это придаст интерьеру индивидуальность и дополнительное очарование. Многое зависит от целей заказчика. Мы стараемся в своих проектах максимально использовать красивые детали, оставшиеся от исторических интерьеров: изразцовые камины, старый кирпич, витраж, лепнину. Это не только эстетично, но и создает настроение и характер помещения. Встречая что-то старое и ценное – мы с удовольствием это применяем. И наш офис тому пример.

– Что уместно при декорировании таких помещений?

– Выбор предметов декора определяет тематика площадки. В интерьеры ресторанов, баров и отелей гармонично впишутся вещи с историей и хэндмэйд: старые камины, экраны, мебель.

– Насколько оригинальные предметы искусства востребованы для декора?

– Подлинные объекты искусства могут позволить себе далеко не все. Как правило, для декора используется то, что уже имеется в коллекции заказчика. Это могут быть как оригиналы произведений искусства, так и артефакты от знаменитостей, например, ракетка известного теннисиста, гостившего в отеле. Но по большей части это все-таки реплики известных произведений.

– Что чаще всего тиражируется?

– Повторяется все. Но если копии живописных полотен пользуются популярностью меньше (так как там очевиднее неподлинность), то с более прикладными предметами – такими, как скульптура – проще. Они всегда смотрятся удачно. Например, их часто переосмысливают в современных материалах, и это выглядит уже как новое произведение искусства. Это могут быть фигуры, изготовленные с помощью 3D-печати из пластика, или гипсовые формы, которые можно покрасить или как-то дополнить. Отмечу, что скульптура – красива сама по себе и не нуждается в сочетании с какими-либо еще предметами. Это самостоятельный акцент.

– Вы упомянули 3D-печать, а как современные технологии влияют на тенденции в дизайне интерьеров?

– Недавно мы обсуждали идею создания арт-пространства с полностью голыми стенами, куда с помощью проектора можно было бы наносить разнообразные интерьеры, в зависимости от тематики мероприятия. Мы бы с удовольствием использовали возможности таких технологий. Они уместны и в интерьере ресторанов, например, при проведении каких-либо мероприятий. Это необычно и способно удивлять. Но, к сожалению, пока заказчики не совсем готовы к использованию таких инструментов, так как это довольно радикально и затратно.

автор: Анастасия Лаптенок