Издания

Официальная публикация

Максим Жабин: «К эконом-классу дома «ЛенРусСтроя» уже давно отношения не имеют»

Максим Жабин Максим Жабин
Изображение: Пресс-служба компании «ЛенРусСтрой»

В отличие от многих девелоперов Санкт-Петербурга, по работающим в Ленобласти застройщикам кризис, вызванный пандемией коронавируса, ударил очень сильно. О том, что нужно делать для того, чтобы не просто выжить, но и развиваться в столь сложной ситуации, АСН-инфо рассказал заместитель генерального директора компании «ЛенРусСтрой» Максим Жабин.


- Максим Владимирович, расскажите, пожалуйста, как идут дела у компании «ЛенРусСтрой» в наше нелегкое время? Сильно ли коронавирусный кризис ударил по строительной отрасли Ленобласти?

- Кризис – это всегда очень тяжелое испытание. Многие петербургские застройщики сообщают, что на городском рынке сохраняется стабильное положение. Объемы продаж, просевшие в начале апреля, возвращаются к докризисным значениям, уровень спроса стал достаточным для спокойного положения рынка и даже позволяет понемногу повышать цены. Если все это так, то петербургский рынок жилья, безусловно, является исключением из той ситуации, которая существует в подавляющем большинстве российских регионов, где спрос существенно упал и продажи серьезно снизились.

И Ленобласть тому вполне показательный пример. По данным Росреестра, в апреле этого года падение числа заключенных договоров долевого участия в регионе составило примерно 45%. В «ЛенРусСтрое» мы тоже зафиксировали снижение продаж на 40-45%. В мае ситуация стала выправляться и прежде всего - благодаря программе государственной поддержки ипотечного кредитования с субсидированием ставки до уровня 6,5% годовых. Но докризисные показатели реализации жилья пока недостижимы.

Интересно, что применительно к рынку новостроек Петербургской агломерации кризис не столько внес новые вводные (хотя, конечно фактор нестабильности, неуверенности в завтрашнем дне, а также падение доходов у многих людей сыграли свою роль), сколько придал мощное ускорение тому тренду, который наблюдался уже последние несколько лет. А именно: спрос из пригородных районов Ленобласти перемещается в Петербург. Поэтому уже некоторое время мы наблюдаем, как девелоперы консервируют или «притормаживают» проекты в заКАДье, некоторые полностью уходят на территорию мегаполиса, объемы строительства и ввода жилья в области постепенно снижаются.

- И как же выживать тем застройщикам, которые, как, например, «ЛенРусСтрой», так сказать, укоренены в Ленобласти?

- Это возможно только за счет повышения качества управления строительными процессами, продуманной стратегии развития, изыскания резервов, умелого использования конкурентных преимуществ, которые объективно существуют, а также обеспечения достойного уровня качества конечного продукта – жилья, что обеспечивает его привлекательность для покупателя.

Я могу прямо сказать: мы, в «ЛенРусСтрое», ждали кризиса, если так можно сказать, и старались подготовиться к нему как можно лучше. Не потому, конечно, что предвидели пандемию коронавируса. Но, во-первых, мы все живем не только в нестабильной стране, но и в нестабильном мире, который регулярно сотрясают различные конфликты и катаклизмы, что отражается на всех сферах жизни. А во-вторых, рыночная экономика предполагает цикличность кризисов. Предыдущие начинались в 2008 и 2014 годах. Конечно, периодичность цикла не обязательно должна быть кратна шести годам, но предположить возможность его скорого наступления вполне можно. И приложить усилия к тому, чтобы минимизировать его последствия тоже.

Это мы, в «ЛенРусСтрое», и постарались сделать. Компания приняла меры, чтобы нарастить финансовую «подушку безопасности», что позволяет нивелировать риски снижения объемов продаж. Мы вложились в реконструкцию входящего в корпорацию Киришского домостроительного комбината. Собственное производство стройматериалов дает возможность снизить себестоимость строительства жилья и, соответственно, предложить потребителям конкурентные цены. Мы, первыми в Ленобласти, перешли на проектное финансирование с использованием эскроу-счетов. Это позволило постепенно провести очень плавное повышение цен (призванное покрыть дополнительные расходы на обслуживание банковского кредита), не создавая психологического дискомфорта для покупателей, а также гарантировать своевременную сдачу всех объектов. В конце-концов, мы одними из первых в регионе в 2004 году взялись за комплексное освоение территорий, включая строительство социальных объектов, торговых центров, дорог и иной инфраструктуры, чтобы предложить своим клиентам не просто квадратные метры, а комфортную среду обитания, обеспеченную всем необходимым. Это наш принципиальный подход, которого мы придерживались еще до того, как власти области стали вводить соответствующие требования, и практика показала, что стратегия была выбрана нами абсолютно верно.

- И что дала эта подготовка компании, когда кризис наступил?

- Безусловно, нельзя сказать, что живем мы без проблем. 40-процентное снижение спроса не может не ударить по работе корпорации. Тем не менее, я могу твердо сказать, что кризис не стал для нас катастрофой. В целом положение компании стабильное. «ЛенРусСтрой» ни на один день не прекращал работать, сокращения ни рабочих, ни офисного персонала мы не допустили, графики строительства полностью соблюдаются.

Несмотря на распространение коронавируса, мы даже приняли решение не откладывать выдачу ключей гражданам, купивших жилье в очередном сданном нами доме. При этом мы исходили из двух предпосылок. Во-первых, большая часть наших покупателей приобретают жилье для собственного проживания. И все то время, на которое мы задержим их переезд в новую квартиру, им придется оплачивать съемное жилье. А в текущей сложной ситуации лишние траты никому не нужны. А во-вторых, задержка – это репутационные потери для компании. По какой причине мы не выдали ключи вовремя – забудут, но сам факт задержки – запомнят. Никогда «ЛенРусСтрой» не срывал сроков, не стали мы подводить своих дольщиков и теперь. Конечно, при этом были предприняты все необходимые меры предосторожности, чтобы избежать самой возможности заражения. Пришлось переоборудовать офис, регулярно проводить дезинфекцию, тщательно продумать, как развести потоки людей, чтобы минимизировать любые контакты, обеспечить индивидуальные средства защиты и пр. Могу с гордостью сказать, что со своей задачей мы справились, и люди уже обживают свои новые квартиры.

Вообще, кризис не случайно называют не только временем проблем, но и временем возможностей. Вступают в силу принципы «мобилизационной экономики», и начинают решаться многие вопросы, которые в обычной обстановке часто откладываются «на потом». Например, и это касается не только нас, но и большинства застройщиков, давно шла речь о перспективности создания систем «удаленных продаж» с использованием цифровых технологий. У нас, опять же, как и у многих компаний, были определенные наработки в этой сфере – для взаимодействия с иногородними клиентами. Но довести их «до ума» помог именно кризис, сделавший технологии продаж в режиме онлайн насущной необходимостью. Лично я не разделяю оптимистических прогнозов об их преобладающем распространении в будущем, ведь жилье это такой продукт, который часто покупают раз в жизни, и перед сделкой его хочется, как говорится, «пощупать руками», пообщаться с людьми вживую. Тем не менее, теперь в арсенале «ЛенРусСтроя» есть и такой инструмент, весьма полезный при работе с иногородними, представителями маломобильных групп населения, в конце концов, с людьми, которые хотели бы минимизировать затраты времени на поездки и которым достаточно виртуального общения.

- Традиционно считается, что «ЛенРусСтрой» работает в эконом-классе. Вы упомянули о повышении качества строящегося жилья, что это означает применительно к данному сегменту?

- Прежде всего, надо подчеркнуть, что появившееся в свое время деление жилья на эконом-, бизнес- и элит-класс давно устарело. Просто потому, что оно уже совершенно не отражает реалий рынка. Сначала выделился комфорт-сегмент. Затем пошло дальнейшее дробление: «комфорт плюс», «жесткий эконом», «бизнес лайт», «премиум» и пр. Это, с одной стороны, маркетинговые ходы, призванные стимулировать продажи. А с другой – отражение разнообразия рынка, который невозможно уложить в «прокрустово ложе» нескольких «стандартов».

Дома, которые строит «ЛенРусСтрой», к эконом-классу уже давно никакого отношения не имеют. Мы сформировали для себя определенные стандарты качества, которые соблюдаем, развиваем, совершенствуем, не пытаясь придумать для них какого-то сегментного названия.

Могу рассказать, как я для себя схематически представляю понятие «комфортная среда». Это своего рода череда концентрических кругов. Самый маленький из них – это сама квартира, жилье, которое должно быть удобно для жизни. Круг побольше – подъезд, где все должно быть обустроено разумно и функционально. Затем – двор, со всей «начинкой» - благоустройством, озеленением, детскими площадками. Еще больший круг – микрорайон. Здесь должна иметься вся необходимая для повседневной жизни инфраструктура – детсады, школы, поликлиника, магазины, кафе, сервисные службы, спортивные объекты и пр. Наконец, самый большой – это населенный пункт, с его спецификой, особенностями, достоинствами.

Конечно, создание комфортной среды в масштабах города нам не по силам. Наша компания не возведет в Новогорелово ни своего Зимнего дворца, ни Петропавловской крепости, ни Исаакиевского собора. Но, скажем прямо, мы далеко не каждый день ходим в Эрмитаж, Мариинский театр и даже просто по историческому центру Петербурга. Зато все круги меньшего диаметра из моей схемы при комплексном освоении территории, которым занимается «ЛенРусСтрой», оказываются в сфере нашей деятельности. И стандарты качества компании, о которых я уже упомянул, охватывают все эти вопросы, обеспечивая формирование среды, действительно, благоприятной для жизни.

Мы стараемся не перегружать свои проекты какими-то «фишками» - деталями и мелочами, которые часто заметно увеличивают затраты не обеспечивая при этом сколь-нибудь заметного повышения комфортности жизни. В то же время мы включаем в проекты элементы жилья высоких классов, которые реально делают жизнь удобнее. И осуществляется это, как я уже говорил – на всех «кругах». Мы постоянно работаем с квартирографией, делая ее более эргономичной и современной. Очень много внимания уделяем местам общего пользования, продумывая всевозможные мелочи, которые не требуют существенных затрат, но серьезно облегчают жизнь каждому жильцу.

То же относится к обустройству дворов – опять же вплоть до мелочей. Вы знали, например, что комары «любят» черемуху? Поэтому мы исключили ее из работ по озеленению. А недавно нам удалось найти в Череповце производителя детских площадок, по качеству не уступающих лучшим мировым образцам, но существенно более бюджетных. Наши клиенты также высоко оценивают создаваемую в проектах «ЛенРусСтроя» инфраструктуру, причем каждое следующее «поколение» соцобъектов делается интереснее и современнее предыдущего. Сейчас мы задумали создать огромную игровую зону, которая должна стать центром притяжения для детей всех ближайших микрорайонов. В наших проектах должно быть комфортно жить всем.

автор: Лев Касов

Анна Копейкина: «Планирование при проведении госэкспертизы дает потрясающий эффект»

С начала 2020 года Петербургский филиал Главгосэкспертизы России возглавила Анна Копейкина. Она рассказала порталу ASNinfo не только о задачах строительной экспертизы на Северо-Западе, но и планах дальнейшего развития института государственной экспертизы.

Анна Копейкина Анна Копейкина
Изображение: Пресс-служба asninfo.ru

- Анна Владимировна недавно Вы были назначены главой Петербургского филиала Главгосэкспертизы. Какие Вы ставите перед собой задачи на этом посту?

- Своей основной задачей считаю выстраивание работы на принципах комплексного предоставления услуг на всех стадиях реализации инвестиционного-строительного проекта, начиная с идеи проекта и заканчивая вводом объекта в эксплуатацию. Также важное и ключевое направление – это совершенствование системы ценообразования. В Петербургском филиале создан региональный центр ценообразования, который занимается верификацией данных о фактической стоимости строительных ресурсов, предоставляемых субъектами СЗФО для пересчета индексов изменения сметной стоимости строительства.

На мой взгляд, огромное значение в нашей работе имеет фактор планирования. Конечно, оно существовало в филиале и раньше, но я хочу совершенствовать эту работу.

- Как вообще можно планировать работу филиала, если ход экспертизы зависит не только от экспертов, но и от людей, которые заказывают строительство?

- Сегодня в Главгосэкспертизе России работает информационная система учета предварительных заявок, ее цель – организация планирования работы. Используя систему удаленного доступа, через личные кабинеты заявители направляют предварительные заявки по сдаче документации на экспертизу.

У Петербургского филиала Главгосэкспертизы есть и своя специфика – мы нередко рассматриваем объекты капитального строительства, имеющие историческую ценность. А вся исходно-разрешительная документация, связанная с реставрацией памятников истории, культуры и архитектуры, очень сложная, при ее составлении надо учитывать множество нюансов.

Поэтому взаимодействие на ранних стадиях проектирования, в том числе – планирование сроков направления объектов на экспертизу, позволяет проводить предварительную проработку основных технических решений на стадии, предшествующей подготовке проектной документации. В перспективе это окажет позитивное влияние на реализацию инвестпроектов.

- Каким еще образом можно улучшить планирование?

- Общаться. Сближаться. Делать так, чтобы заказчики почувствовали необходимость в нас, а у нас достаточно инструментов, которые можно использовать для взаимовыгодной работы.

На сегодня у филиала 35 заключенных соглашений о взаимодействии с ключевыми заказчиками и порядка 277 предварительных заявок на предоставление проектной документации на экспертизу. Мы проводим постоянный мониторинг состояния этих проектов, заказчики предоставляют нам сведения о планах по заходу своих объектов на экспертизу. Но нужно стремиться к большему.

Произойдут ли изменения, которые сделают прохождение экспертизы проще и удобнее для заявителей?

- Уже сегодня в Главгосэкспертизе реализуется новый формат взаимодействия, который позволяет участнику процесса на ранних стадиях проектирования обратиться за консультацией, уточнить планируемое проектное решение либо набор исходно-разрешительной документации.

В конце 2019 года в Градкодекс РФ были внесены изменения, направленные на оптимизацию процессов строительства. Так, одной из важнейших новелл стало введение механизма экспертного сопровождения проекта. Во-первых, оно позволит оптимизировать общий срок его реализации. Во-вторых, объединит процесс внесения изменений в проектную документацию при проведении экспертизы с общим процессом реализации проекта – до момента ввода объекта в эксплуатацию. При внесении изменений в проектную документацию, получившую положительное заключение, организация, выдавшая это заключение может провести экспертное сопровождение проекта. В его рамках будет проведена оценка соответствия изменений, внесенных в проектную документацию, требованиям технических регламентов, заданию застройщика или техзаказчика на проектирование, результатам инженерных изысканий. И если в ходе экспертного сопровождения в нее будут внесены изменения, требующие проведения экспертизы, то организация, проводившая работу, выдаст о них соответствующее заключение. Сведения о нем подлежат включению в Единый государственный реестр. В таком случае проведение повторной экспертизы не требуется – а это сэкономит застройщику время и деньги.

Договор об экспертном сопровождении заключается на один год. В период его действия застройщик сможет неограниченное количество раз представлять экспертам изменения в проектную документацию, а они в течение 10-20 рабочих дней должны будут их рассмотреть и выдать соответствующее заключение. Такой механизм позволит застройщику более оперативно принимать решения о реализации изменений, возникающих в ходе строительства.

На сегодня наш филиал заключил несколько таких договоров. Эксперты осуществляют оценку внесенных изменений, по результатам рассмотрения выдаются заключения.

Недавно Правительство РФ приняло решение, что по федеральным объектам, а также объектам, инвестируемым из госбюджета, задание на проектирование будет формироваться при участии органов экспертизы. Работу по этому направлению уже активно ведет Главгосэкспертиза во взаимодействии с региональными госэкспертизами, определяется объем документов, необходимый для согласования задания на проектирование, форма и формат, в которых такие документы должны предоставляться на согласование, а также его порядок. По результатам общения с руководителями региональных экспертиз выявлено, что в некоторых субъектах эта практика существовала и раньше. Такой подход позволит избежать серьезных ошибок, связанных с недостаточно глубокой проработкой основных требований и решений, которые сейчас экспертиза выявляет только на стадии проектирования и поэтому их приходится решать в сжатые сроки.

- Сейчас в практике построения успешных бизнес- и некоммерческих компаний принят свободный подход к организации труда сотрудников. Какой вы видите работу экспертов: творческой, самостоятельно регулируемой или вертикально структурированной, с жесткой иерархией и четко определенными процедурами?

Я – за второй вариант, за дисциплину, когда понятно, кто за что отвечает и какого результата ждать, когда принимаются взвешенные решения по каждому этапу процесса. Организация должна работать как единый механизм, и каждый сотрудник обязан понимать конечную цель всего проекта, а не только своей части работы. В Главгосэкспертизе России налажен именно такой процесс: все очень четко. Начальник ведомства Игорь Манылов сформировал команду единомышленников, все друг друга понимают с полуслова и прекрасно работают в команде. Конечно, в жизни бывают разные ситуации, и если ты по какой-то причине не можешь выполнить свое задание, то должен предупредить об этом, чтобы минимизировать отрицательные последствия для всего дела. Это тоже закон командной работы. Несмотря на модные тренды построения рабочего процесса – со свободным посещением, творческой активностью и максимальной самостоятельностью сотрудников – строительной экспертизе, на мой взгляд, такой формат не подходит. Экспертиза – это жесткие рамки, выстроенная процедура, четкий график, строгая подотчетность и совместная работа. И хотя, как мы видим в свете сложившейся ситуации с пандемией коронавируса, офис при необходимости может стать и виртуальным, дисциплина в нем по-прежнему должна сохраняться на высоком уровне.

- Как вы считаете, широко востребованные сейчас soft skills, «гибкие навыки», нужны сотрудникам экспертных организаций?

- Несомненно, они важны. Это дополнительные знания и умения, которые позволяют эффективно общаться с людьми, работать в команде, планировать время. Они не связаны с профессией, но помогают быть успешным в ней.

Экспертиза, как я уже говорила, - это командная работа: специалисты в разных областях работают вместе, и каждый, помимо выполнения технических навыков, должен понимать и видеть проект в целом. Тут нужна способность к коммуникации, навыки координации и взаимодействия, умение брать на себя ответственность и быстро принимать решения. Почти все soft skills развиваются во взаимодействии с другими людьми, а в Главгосэкспертизе России успешно реализуется, например, использование экстерриториального участия экспертов. То есть к рассмотрению проекта привлекаются эксперты из разных филиалов. Состав экспертных команд, которые формируются для рассмотрения, практически не повторяется. Люди учатся друг у друга, принимают положительные наработки, в том числе такие: как расставлять приоритеты, работать с информацией, рационально использовать время, еще лучше планировать процесс. В дальнейшем они используют эти навыки в работе и добиваются лучших результатов.

- В последние годы в России расширяется использование цифровых технологий. Что в этой сфере делается в Петербургском филиале Главгосэкспертизы? Когда вы будете готовы принять на экспертизу BIM-проект?

Это очень важная для нас тема. Кстати, хочу сразу отметить, что термин BIM (Building Informational Modeling) используется зарубежными специалистами, а в российском законодательстве используется иной — ТИМ (технологии информационного моделирования). Сегодня в Главгосэкспертизе функционируют информационные системы, которые позволяют рассматривать документацию, подготовленную с использованием таких технологий. Также ведется работа по формированию базы данных. Наш филиал в составе рабочей подгруппы принимает участие в разработке методических рекомендаций к содержанию и оформлению представляемой на экспертизу проектной документации и информационной модели объекта капитального строительства. В настоящее время таких требований в действующих нормативных документах недостаточно.

Пока законодательство не обязывает экспертные организации выполнять оценку объектов, выполненных с применением ТИМ, и включать соответствующие выводы в заключение госэкспертизы. Но мы готовы принимать в качестве дополнительной информации для прохождения экспертизы информационную модель в формате IFC.

- Ну а когда законодательство обяжет экспертные организации заниматься ТИМ-проектами, с какими трудностями могут столкнуться эксперты?

- Мне кажется, трудности не появятся, а исчезнут. Ведь информационная модель – это более высокий уровень подготовки проектной документации. Проекты, выполненные с применением ТИМ, позволяют быстрее погружаться в объект за счет наглядности информационной модели. Можно будет визуально оценить взаимосвязи конструктивных, архитектурных, объемно-планировочных и других решений, в том числе - выявляя коллизии принятых проектных решений.

Главгосэкспертиза России разработала Единую цифровую платформу, которая окажет значительное содействие интеграции всего института экспертизы в единое цифровое пространство строительной отрасли как части цифровой экономики РФ. Она будет обеспечивать непрерывность накопления и обмена достоверными данными об объектах капитального строительства на протяжении всего жизненного цикла, «бесшовность» информационного взаимодействия обмена информацией и документацией по всей цепочке движения инвестиционно-строительного проекта.

автор: Петр Опольский