Издания

Официальная публикация

№1 (932 )
21 февраля 2022

Вячеслав Заренков: «Нужно делать только то, что меняет мир к лучшему»

Вячеслав Адамович Заренков — успешный предприниматель, основатель крупного строительного холдинга «Эталон», первый человек, которому в 2020 году присвоили звание «Почетный меценат Санкт-Петербурга», — отмечает 70-летие. Накануне юбилея он рассказал нашему изданию, на чем сконцентрированы его интересы сегодня.

Вячеслав Заренков Вячеслав Заренков
Вячеслав Заренков
Источник: пресс-служба Фонда «Созидающий мир»

— Вячеслав Адамович, некоторые предприниматели говорят, что «не могут не делать деньги». Вы же ушли из бизнеса и посвятили себя благотворительным проектам. Что подвигло вас к такому решению? Не скучаете ли по бизнесу?

— Каждый человек на протяжении своей жизни рассчитывает собственные силы, возможности и время активной трудовой деятельности. Для того чтобы управлять такой крупной компанией, как «Эталон», необходимо было выкладываться 24 часа в сутки. И всегда быть в напряжении. С утра и до позднего вечера, большей частью даже по выходным. Что бы я ни делал, где бы ни находился, мои мысли были связаны с деятельностью компании «Эталон».

Но время идет — и вот, представляете, тебе уже перевалило за 65. Трудиться в таком режиме, конечно, уже сложно. А работать вполсилы — это не в моем характере, да и компании не на пользу. Поэтому я принял для себя решение уйти из бизнеса. Но я считал и считаю, что это нужно делать только тогда, когда компания на подъеме. К тому времени мы выстроили четкую систему управления, получили отличные результаты за 2018 год, первыми в отрасли адаптировались для работы в новых условиях привлечения средств в сферу жилищного строительства, укрепили финансовую ситуацию. Однако в связи с неопределенностью в законодательном регулировании примерно два года мы практически не приобретали новых проектов, в результате чего у компании появился дефицит новых объектов примерно на 1,3 млн кв. м, особенно в Московском регионе. Это стало угрозой реализации нашей стратегии. Решить данную проблему простым способом — через покупку новых земельных участков — стало проблематично: долго по времени и сравнительно дорого. Покинуть Группу «Эталон» в такое время я, конечно же, не мог и поэтому предложил менеджменту рассмотреть возможность поиска и приобретения компании, владеющей примерно таким же объемом проектов. Было изучено много вариантов, и мы остановились на «Лидер-инвесте». После долгого изучения возможностей этой компании на совете директоров было принято решение о покупке 51% «Лидер-инвеста». Решив проблему дефицита новых проектов, я со спокойной совестью смог покинуть управление компанией, что и сделал 19 февраля 2019 года.

После ухода из Группы «Эталон» сидеть без дела я не планировал и не планирую впредь. Это не моя позиция. Еще занимаясь бизнесом, я создал фонд «Созидающий мир», который успешно ведет четыре направления культурно-просветительской деятельности. Чтобы описать то, что он делает фонд, пожалуй, и десяти газетных полос не хватит.

Отмечу лишь наиболее крупные проекты: в городе Гагарин при участии фонда создается масштабный комплекс памяти первого космонавта, вышедшего в открытый космос, — А.  А. Леонова — «Человек во Вселенной». На Кипре строится комплекс «Планетарий». В Петербурге создается масштабная скульптурная композиция «Семья — залог мира». Также в городе на Неве готовятся к открытию новая художественная галерея и выставочное пространство для проведения различных мероприятий. Ставятся балеты, проводятся поэтические мероприятия, издаются книги и альбомы, учреждена и вручается премия искусств «Созидающий мир», и многое другое. Между делом я учу молодежь (в том числе и своего внука) ведению бизнеса. Недавно переиздал книгу «Управление проектами». Так что скучать не приходится!

—Каково ваше жизненное кредо? На каких принципах строится ваша благотворительная работа?

— Жизнь — это познание мира. Нужно делать только то, что меняет мир к лучшему. А чтобы хоть чуточку изменить мир к лучшему, нужно добиться большого и с высоты вот этого большого делать как можно больше хороших дел. Это мое кредо. Слава Богу, получается.

Исходя из этого кредо и строится благотворительность: помогать только тем, кому эта помощь будет на пользу. Понятно, что всем не поможешь — тут уж надо слушать свое сердце. Людям мы стараемся дать «удочку», а не «рыбу». Но вот однажды ко мне обратился один молодой человек 35 лет. Проигрался где-то в казино, залез в долги, и кредиторы требуют вернуть. Просит снова дать в долг. Я ему говорю: «Вот работа, вот вторая — заработай и верни». «Ну что вы, — отвечает он, — я, творческий человек, буду с лопатой возиться?! Нет, пойду к другим просить». Таким мы не помогаем.

— Одно из главных направлений вашей деятельности сегодня — храмоздательство. Почему именно оно? Расскажите, пожалуйста, немного о реализованных проектах.

— Я люблю создавать то, что вечно, то, что красиво, то, что мне нравится создавать. Храмостроительство как раз и соответствует этим критериям.

На частые вопросы о том, почему я стал строить храмы, восстанавливать монастыри, устанавливать поклонные кресты, я сначала пытался отвечать, что это мне нравится, что я православный и должен это делать, если не я, то кто, и другими привычными фразами. Но сегодня я сам себе задал этот вопрос: почему? И, признаюсь, у меня нет на него однозначного ответа. Я просто это делаю. Делаю потому, что меня толкает к этому какая-то внутренняя потребность. Я не ищу, что и где надо строить, восстанавливать, создавать, — оно само собой приходит ко мне. Сами собой случаются встречи, происходят обсуждения, находятся нужные решения. И начинается процесс создания, созидания: приходят нужные люди, появляются необходимые материалы, формируется своеобразный центр притяжения, к которому устремляется созидательная сила... И вот уже, вопреки всем трудностям, появляется каркас будущего храма, устанавливаются купола с золочеными крестами, издалека прибывают колокола, которые под песнопения и молитвы занимают достойные места. И вот уже на всю округу раздается колокольный звон: сначала робко, будто пробуя голосовые связки, затем все зычнее и мелодичнее — набирает силу и разлетается далеко-далеко по горизонту и вверх, в небеса. И на душе всех слушающих радость необыкновенная! Проходит некоторое время, завозятся и собираются конструкции иконостаса, устанавливаются киоты, монтируется паникадило, художники расписывают стены, своды... и наступает момент первой службы в новом храме. Сложно передать те чувства, которые испытывают создатели храма, батюшка и первые прихожане. Словами не выразить! Слезы на глазах от радости! Комок в горле застревает, и ты не можешь ничего сказать... Да и не надо никаких слов — храм говорит за тебя…

Так было при строительстве храма в честь Святого Апостола Андрея Первозванного и Всех Святых, в земле Русской просиявших на Кипре; так было при возведении храма Святым Царственным Мученикам в Сербии, при строительстве храмов Святого Великомученика Георгия Победоносца в Купчине и Святой Блаженной Ксении Петербургской на Лахтинской улице, при воссоздании храма Рождества Христова на Песках в Петербурге.

— Есть ли новые планы по строительству или воссозданию храмов? Если да, то какие?

— Как я уже отмечал, я не планирую заранее строительство каких-либо храмов. Это приходит само собой. Даст Бог, придет — и будем строить! А пока заканчиваем то, что в процессе.

автор: Михаил Кулыбин

Сергей Цыцин: «Нужен баланс между нормативами и архитектурным творчеством»

Сергей Цыцин Сергей Цыцин
Сергей Цыцин
Источник: пресс-служба архитектурной мастерской «АМЦ-ПРОЕКТ»

В Санкт-Петербурге немало прекрасных архитекторов, достойно продолжающих дело старых мастеров, чьи шедевры украшают город, а вот системной градостроительной политики Северной столице не хватает. Впрочем, и в этом отношении ситуация постепенно изменяется к лучшему. Об этом «Строительному Еженедельнику» рассказал руководитель архитектурной мастерской «АМЦ-ПРОЕКТ» Сергей Цыцин.


— Сергей Викторович, нередко можно встретить мнение, что хотя градостроительных ошибок, имевших место в 1990-х и нулевых годах, сейчас практически нет, но и по-настоящему интересных, ярких проектов в Петербурге не появляется. Согласны ли вы с такой оценкой?

— Я такого мнения не разделяю. Действительно, Петербург — это феноменальный город, в котором за очень краткий по историческим меркам период сложилась уникальная архитектурная среда. Именно она притягивает сюда людей со всего мира. Именно она формирует дух города. И соответствовать ей в самом деле очень непросто. В то же время эта среда и воспитывает, формирует вкус, задает планку в творчестве. И, на мой взгляд, у нас достаточно очень сильных архитекторов, уровень творчества которых вполне достоин традиций Северной столицы. Кстати, надо добавить, что лишь очень немногие работы специалистов из других городов и стран, пытавшихся что-то делать для Петербурга, можно признать успешными.

В то же время есть проблема, из-за которой даже успешные проекты архитекторов часто не производят того положительного впечатления, на которое вполне могли бы рассчитывать. Проблема эта со временем становится все более явной и требующей решения. Заключается она в нехватке цельной, долгосрочной политики градостроительного развития нашего мегаполиса.

Дело в том, что Петербург — «умышленный город», исторически он всегда развивался по плану, существовала доминантная линия развития города и его агломерации. Само начало строительства осуществлялось на основании согласованного генплана Леблона. Позже генплан Еропкина, градостроительная деятельность архитектора Фельтена и других известных зодчих вносили изменения в планы развития, не меняя его основы. Эти принципы сохранялись и в дальнейшем. Архитекторы в целом следовали заданной концепции городского развития. При формировании новых регулярных кварталов всегда появлялась доминанта (обычно это был храм), вокруг которой происходила организация общественного пространства — площадь, улицы, скверы. Таким образом и складывалось гармоническое единство петербургской архитектурной среды, включавшей в себя множество стилистически разнообразных элементов.

В советское время в определенной мере эти подходы сохранялись — отчасти из-за того, что сохранялась старая архитектурная школа, отчасти из-за планового принципа хозяйствования, предполагавшего предварительную теоретическую проработку направлений развития. Во всяком случае, мы имеем немало примеров реализации не только отдельных проектов, но и целых ансамблей с правильно организованным пространством.

Слом накатанной системы в 1990-е годы негативно отразился на ситуации. Идеология застройки кардинально поменялась. Каждый девелопер фактически был предоставлен сам себе и отвечал только за свой проект. Соответственно, и архитекторы, которые осуществляли их разработку, не занимались средой в целом. Градостроительные институты пришли в упадок, а сама градостроительная политика утратила опережающий характер и комплексность решения. Отмечу, что негативную роль играет, как мне кажется, не сам факт коммерческого освоения площадей, а сложившаяся тогда система приоритетов, исключившая из сферы своего внимания проектирование и развитие общественно значимых пространств. При правильной градостроительной политике освоение вполне может успешно происходить в рамках коммерческих схем, но оно следует за принятыми на городском уровне базовыми градостроительными основами, полноценно учитывая необходимость гармоничного градостроительного развития. У нас же получилось наоборот: организация среды вторична по отношению к отдельным девелоперским проектам. В итоге стратегия развития города в целом прорабатывалась недостаточно внятно.

— Какие пути выхода из сложившейся ситуации вы видите?

— Нужно возвращаться к системной градостроительной политике. Надо отметить, что та проблема, о которой я говорил, не является новостью ни для архитектурного сообщества города, ни для органов власти, которые ведают этими вопросами, ни лично для главы КГА Владимира Григорьева. И в принципе в последние годы многое для исправления сложившегося положения делается.

Но надо понимать, что градостроение очень инертно, это крайне медленный процесс, и те или иные усилия в правильном направлении получают отражение в реальной жизни лишь спустя многие годы. И, подобно тому, как отрицательный результат приоритета интересов застройщиков в сфере градостроения, который сформировался в 1990-х годах, стал очевиден только в «десятых», так и предпринимаемые сегодня усилия для изменения ситуации станут хорошо заметны только через несколько десятилетий. Однако позитивно само то, что уже наметилось движение в нужном направлении.

— Вы говорили о роли градостроительных доминант в деле формирования городской среды. Что может ими стать, раз уж общество изменилось, и такого числа храмов, как ранее, ему не нужно?

— Действительно, сейчас их востребованность существенно ниже. Но очевидно, что дело не в функциональном назначении объектов. Доминантами могут быть административные, офисные, торговые объекты, общественные пространства. Важно, чтобы они выделялись на фоне рядовой застройки и позволяли вместе с транспортным каркасом формировать пространство вокруг себя. Но, соответственно, к ним и архитектурные требования должны предъявляться не просто по функционалу, но и по их роли в градостроительном процессе. На Западе есть такой термин icons architecture — «иконическая архитектура» — то есть индивидуальная, оригинальная, запоминающаяся архитектура, которая определяет облик квартала, района, города. Именно к ней должны относиться доминанты.

Кстати, храмы и сегодня способны быть доминантами. Но для этого необходимо их правильное размещение в городской среде. Ими можно акцентировать площади, зеленые насаждения, общественные пространства. А сейчас они порой строятся «по остаточному принципу». Остается при проектировании жилого комплекса клочок земли, на котором просто невозможно разместить какую-то пригодную к продаже недвижимость, — туда «втыкают» маленький храмик. Конечно, сейчас, когда преобладает высотное домостроение, смотрятся они у подножья высоток просто жалко. Даже при комплексном освоении территории, когда застраивается большая территория и под храм отводится приличный по площади участок, находится он обычно где-нибудь на отшибе и, конечно, градостроительной функции доминанты не носит.

— По вашим словам, к доминантам должны предъявляться особые требования. Недавно губернатор поручил КГА подготовить требования к облику в том числе и нежилых объектов. Вы считаете это шагом в нужном направлении?

— На мой взгляд, вопрос слишком сложен, чтобы урегулировать его какой-то разовой мерой. К решению этой задачи может вести несколько путей, возможно, наиболее эффективна какая-то комбинация из них.

Мне представляется целесообразным наиболее важные, крупные объекты поручать проектировать архитекторам, которые своими прежними работами доказали свой талант, ответственность, уровень качества, способность соответствовать петербургским традициям. Такие люди по определению не будут делать халтуру, им лучше не мешать, не стеснять их творчество формальными требованиями.

— Это то, что было раньше, когда император поручал, условно, Монферрану или Стасову построить собор и фактически давал им карт-бланш. Работала система: талант зодчего плюс развитый эстетический вкус государя, итого — шедевр. Как сейчас определить, кто, кому и на каких условиях дает свободу творчества? Сразу же найдутся недовольные…

— Да, конечно, этот путь трудно формализуется. Он основан на высокой культуре и развитости вкуса, на нравственности и заказчика, и исполнителя, и в значительной мере - общества в целом. Тем не менее уже до революции получили распространение архитектурные конкурсы, в рамках которых представлялось несколько авторских проектов, и специалисты отбирали наиболее интересный из них. Этот путь, хотя и в несколько других условиях, возможно реализовать и сегодня. Кстати, конкурсы-то проводятся, и выигрывают их обычно действительно очень интересные проекты. Но нередко возникает вопрос с реализацией. Достаточно вспомнить историю с новым Музеем блокады. Поэтому, конечно, помимо проведения конкурса, нужна еще и политическая воля для воплощения проекта.

Второе направление — создание системы архитектурных кодов, архетипов застройки. Они очень помогают гармонизировать среду — вплоть до цветовых решений. Но формирование систем требований — это очень сложное дело, где важно, как говорится, не перегнуть палку и не стать заложником формальных требований. У нас архитектурная деятельность и без того предельно зарегулирована. У меня есть нормативы в этой сфере, действующие в Финляндии. По сравнению с Петербургом норм меньше, наверное, в 150 раз. Очень многое отдается на волю проектировщика и заказчика. Разве в Финляндии плохая архитектура?

У нас же введены требования по массе параметров — от плотности проживания и высоты зданий до инсоляции и числа машино-мест. С одной стороны, вроде все правильно: не должны в исторической части города появляться небоскребы, не надо строить человейники, нужна комфортная среда и зеленые зоны. Но с другой — задается некий средний стандарт, шаблон, под который подгоняются все проекты. Архитектор предельно ограничен в творчестве — на все есть норматив. Что же удивляться, что в городе появляется много «среднестатистических» проектов и мало ярких, запоминающихся, о чем вы говорили в начале беседы. Оригинальность замысла сплошь и рядом требует выхода за прокрустово ложе действующих требований. Творчество плохо поддается нормированию. Да, конечно, существует комиссия по получению разрешения на отклонение от предельно допустимых параметров. Но это требует немало времени, да и результат неизвестен, а большая часть девелоперов не готова «терять время», поэтому обычно требует от архитекторов строго уложиться во все нормы.

Так что, на мой взгляд, для того что бы появлялось больше интересных проектов, необходимо искать некий баланс между нормативами и архитектурным творчеством.

автор: Михаил Добрецов