Издания

Официальная публикация

№9 (927 )
16 сентября 2021

Денис Заседателев: «Работаем над продуктом в ручном режиме»

ГК «Ленстройтрест» отмечает в этом году 25-летие своей работы на рынке. О произошедших изменениях потребительских характеристик продукта компании, предпочтениях покупателей и актуальных трендах в этой сфере «Строительному Еженедельнику» рассказал генеральный директор операционного бизнеса ГК «Ленстройтрест» Денис Заседателев.

Денис Заседателев Денис Заседателев
Денис Заседателев
Источник: пресс-служба ГК «Ленстройтрест»

— Денис Юрьевич, компании — четверть века. Далеко не все застройщики, появившиеся в далеких уже 1990-х годах, смогли преуспеть в условиях жесткой конкуренции и экономических пертурбаций. Благодаря чему «Ленстройтресту» удалось сохранить устойчивое положение на рынке?

— Не думаю, что существует какой-то простой, универсальный рецепт успеха. Наверное, речь может идти о комплексе принципиальных подходов к бизнесу. Важнейший из них, на мой взгляд, — постоянное развитие, движение вперед. Даже достигнув каких-то позитивных результатов, нельзя останавливаться. Особенно важно это в нашем динамичном мире, когда постоянно меняющаяся внешняя среда требует соответствующих внутренних действий — и в отношении самой компании, и применительно к продукту, который она предлагает на рынке.

Второй ключевой фактор — умение проходить кризисные ситуации. За 25 лет, прошедших с момента снования нашей компании, страна неоднократно по разным причинам оказывалась в сложных экономических ситуациях. И умение в такие моменты оперативно перестроить политику, подстроиться под сложившуюся реальность, мобилизовать имеющиеся ресурсы, а потом столь же быстро прореагировать на окончание кризиса, чтобы опять переформатировать работу, — это, безусловно, важно для коммерческого долголетия компании.

Третий момент — умение слушать и слышать потребителей, чутко реагировать на изменение их предпочтений и пожеланий и соответствующим образом перестраивать предлагаемый продукт. Постоянное изучение факторов спроса — это также одно из условий сохранения устойчивого положения. Есть, конечно, и другие, но в небольшом интервью рассмотреть их все просто невозможно.

— Еще в начале 2010-х годов компания сформировала свою философию работы, получившую название «Живи». Каковы предпосылки ее появления и какие принципы в нее заложены?

— Философия «Живи» появилась как ответ на внутренний запрос, стремление самим разобраться, какова идеология нашей работы: что, как, где и для кого мы строим. В итоге было сформировано шесть ключевых принципов нашего подхода, основой которого является право человека жить так, как он считает нужным. И, для того чтобы это право он мог реализовать, мы формируем разнообразную по формам, но одинаково комфортную среду обитания. Мы проектируем и строим не «метры», а образ, уровень и качество жизни — причем для людей разного возраста, с различными взглядами, интересами, склонностями, семейным положением и пр. Им всем в наших проектах должно быть удобно вести тот образ жизни, который они выбрали. Задача сложная, но, как показала практика, вполне реализуемая.

— Как это воплощается? Активное сотрудничество с зарубежными архитекторами и проектировщиками стало частью претворения вашей философии в жизнь?

— Для нас особенно в то время — 2010–2012 годы — иностранные архитекторы, точнее сказать, урбанисты, были очень важны в смысле практической реализации наших идей в строительном процессе. Они уже имели большой опыт в проектировании не жилых «квадратов», а именно жизненных пространств, обеспечивающих комфортную среду. Тогда для нас был в новинку их подход к разработке проекта, в начале которого стоял вопрос не о конфигурации участка или требованиях нормативов, но формирование концепции, осознание, как человек будет жить в данном квартале и что ему необходимо, чтобы здесь было удобно и пр. И, уже отталкиваясь от понимания этого, планировали размещение зданий, инфраструктуры, создавали саму архитектура проекта.

Надо добавить, что тогда такой подход был еще в новинку для многих российских архитекторов. Но сегодня они в вполне его освоили и, помимо проектирования отдельных объектов и решения локальных задач, умеют прекрасно работать именно со средой проживания в целом. Сегодня мы успешно работаем и с зарубежными, и с российскими архитекторами, понимая, чего мы сами хотим в рамках реализации нашей философии, и умея поставить соответствующую задачу.

— На ваш взгляд, насколько сейчас велика разница между современными российскими и европейскими жилыми комплексами?

— По моему мнению, сегодня комплексы лидеров отечественного рынка ничем не уступают зарубежным аналогам. Ситуация в этой сфере достаточно сходная с развитием цифровизации. Россия сейчас занимает в этой сфере очень неплохие позиции. Мы с некоторым запозданием начали их использовать, но получили уже готовый, эффективно работающий инструмент, который надо было только внедрить.

Схожая ситуация и с современным архитектурно-градостроительным процессом. Мы получили возможность использовать наработки, которые десятилетиями совершенствовались заграницей. И если десять лет назад мы ездили в урбан-туры по Европе, чтобы посмотреть на новый для нас уровень комфорта жилых комплексов Германии, Великобритании или Швеции, то теперь мы ездим по России. Продукт у ведущих застройщиков Москвы, Тюмени, Екатеринбурга, Казани сегодня ничуть не хуже зарубежного, а порой даже и более комфортен, чем в европейских аналогах. Теперь уже с российскими коллегами мы обмениваемся опытом, изучаем достижения, находим новые идеи.

— Вы неоднократно употребляли термин «продукт» применительно к результатам строительного процесса. Какой смысл вы вкладываете в это слово? И как изменился этот самый продукт за последние десять лет?

— Действительно, этот термин вошел в лексикон многих девелоперов сравнительно недавно. Еще десять лет назад считалось, что застройщик строит и продает квартиры — те самые «метры», о которых я говорил ранее. Сейчас, когда пришло понимание, что мы предлагаем на рынке не просто стены и крышу над головой, а среду проживания, изменилась и терминология. В самом деле, слово «продукт» сегодня не тождественно «квартире». Она, безусловно, остается центральной частью рыночного продукта, но в него входят и другие составляющие — и концепция квартала в целом со всей инфраструктурой, включая коммерческую, социальную и транспортную, и организация дворового пространства, и места общего пользования в здании, и многое другое.

Это ключевое отличие. При этом, разумеется, изменилась и сама квартира: существенно увеличилась вариативность квартирографии, прочно вошел в обиход евроформат с объединенными гостиными-кухнями и мастер-спальнями, изменилась эргономика и функциональная приспособленность жилого пространства, получила популярность чистовая отделка и пр. Существенно поменялась сервисная составляющая работы застройщика: позиционирование на рынке, сервисы продаж, включая онлайн-схемы, уровень качества работы управляющих компаний и многое другое.

— Можно ли, на ваш взгляд, спрогнозировать, какими будут дальнейшие изменения продукта, какие новые предпочтения появятся у потребителей?

— Конечно, детали заранее предугадать вряд ли возможно. Но, как мне кажется, сохранится главный тренд, доминирующий в последнее десятилетие: смещение самого восприятия функционала квартиры от «места, где можно переночевать», характерного для раннего этапа отечественного жилищного девелопмента, к «месту, где комфортно и хочется жить». Своего рода практическая реализация идей, заложенных в нашу философию «Живи».

Соответственно, со стороны потребителя все более доминирующим будет запрос именно на жилье как образ жизни. И определяющими факторами при выборе квартиры станут не только традиционные цена и локация, но и то, какие возможности и дополнительные опции дает человеку проживание в том или ином комплексе. Где находятся детский сад и школа? Какой уровень преподавания? Где и как можно провести свободное время, не покидая места проживания? Эти и подобные вопросы будут все более определяющими при выборе покупателями квартиры.

— Как в компании принимаются решения по изменениям в продукте? Чем руководствуется компания, принимая или отвергая те или иные идеи?

— В прошлом году наша компания завершила формирование стандарта своей работы. Если философия это некая идеологическая база, ответ на вопрос, что мы хотим создать, то стандарт отвечает на вопрос: как мы строим? Он касается буквально всех разделов: конструктив, остекление, отделка, места общего пользования и пр. Этот стандарт является очень гибким инструментом, он постоянно дорабатывается, совершенствуется, включает в себя новые положения, способствующие повышению качества продукта.

Для того чтобы добиться оптимального результата, мы исследуем рынок, опрашиваем людей, чутко следим за появляющимися пожеланиями и интересными новинками в этой сфере. Так как мы реализуем достаточно крупные проекты, нам несложно получить обратную связь: люди, заселившиеся в первые дома квартала, подсказывают нам, чего им не хватает, какие опции хотелось бы видеть, что желательно добавить к имеющейся инфраструктуре. Так мы получаем возможность учесть эти пожелания на более поздних этапах реализации проекта. А поскольку внутренняя инфраструктура у нас предназначена для всех жителей квартала, являющегося своего рода единой экосистемой, новыми опциями смогут пользоваться не только новые покупатели, но и уже получившие свои квартиры. Таким образом, мы имеем возможность формировать инфраструктуру исходя не столько из своих представлений, что нужно, сколько следуя предпочтениям самих жителей.

— «Ленстройтрест» сегодня — что это за компания? Как вы позиционируете себя на рынке? Как выдерживаете конкуренцию с крупнейшими игроками?

— Мы видим себя нишевым игроком рынка, предлагающим покупателю качественный продукт. Мы не стремимся непрерывно искусственно расти в размахе строительства. Наш целевой показатель объемов продаж — 70–100 тыс. кв. м в год. Это достаточно для развития, совершенствования продукта, стабильного положения на рынке с сохранением возможности динамично поменять тактику в случае каких-то серьезных сдвигов на макроэкономическом уровне.

При этом, не имея возможности конкурировать с крупнейшими застройщиками по масштабам строительства и объемам продаж, мы вполне способны составить им достойную конкуренцию по качеству предлагаемого продукта. Именно ему мы уделяем наше основное внимание, именно он является нашим главным преимуществом, и именно его совершенствованием, как это принято говорить, в ручном режиме, мы занимается постоянно.

— Каковы планы компании на ближайшее и отдаленное будущее? Не планируете ли выходить в другие регионы?

— Ближайшая перспектива — завершение реализации уже запущенных проектов. Они у компании достаточно объемные — и обеспечат нас работой еще на 3–5 лет. Мы планируем продолжить развитие в тех локациях, где уже присутствуем. Кроме того, мы намерены увеличить портфель проектов в Санкт-Петербурге. В недалекой перспективе рассчитываем вывести на рынок два новых проекта. Также мы попробуем в будущем году войти в новый для нас формат апартаментов, который сегодня активно развивается. Все эти проекты, на наш взгляд, очень интересны, и в них мы намерены использовать весь наш опыт создания качественного, привлекательного для покупателя продукта. О деталях говорить пока рано, сейчас идет формирование градостроительной документации, могу заявить только то, что они не останутся незамеченными рынком.

автор: Лев Касов

Андрей Толмачёв: «Чтобы создать комфортную среду, надо сначала вложиться»

Андрей Толмачёв Андрей Толмачёв
Андрей Толмачёв
Источник: пресс-служба Администрации Калининградской области

Калининградская область — особый регион. Дело не в оторванности территории и близости к европейским странам: сюда приходят инвесторы международного масштаба и выращиваются местные. Как региону удается привлекать инвесторов, «Строительному Еженедельнику» рассказал генеральный директор Корпорации развития Калининградской области Андрей Толмачёв.


— В Калининградской области проживает чуть больше миллиона человек, регион маленький. Но область растет — Калининградом очень многие интересуются. Многие готовы переезжать — ежегодно в регионе становится на 10 тыс. жителей больше.

Если говорить о развитии промышленности, в регион приходят игроки международного масштаба. В Калининградской области проще организовать экспортоориентированные предприятия: мы можем принимать сырье, перерабатывать и отправлять его дальше на экспорт. Регион можно превратить в логистический хаб: у нас — единственный незамерзающий порт на Балтике, а также есть возможности для доставки железной дорогой даже в Китай.

Но, чтобы создать комфортную среду, надо сначала вложиться. Когда мы инвестора не на голую землю приглашаем, он видит: вот — вода, вот — электричество, вот — газ, тогда инвесторы приходят. Бизнесу важны сроки.

— То есть регион сделал вложения в подготовку территорий под новое строительство?

— Да, мы построили необходимую инженерную инфраструктуру в двух индустриальных парках — «Храброво» площадью 345 га (находится в 20 км от Калининграда рядом с аэропортом) и «Черняховск» площадью 1145 га (располагается в восточной части области). Финансовые вложения составили примерно 1 млрд рублей.

— Недавно вице-премьер Марат Хуснуллин заявил о привлечении 20–30 тыс. рабочих из Белоруссии, в том числе на строительство культурно-образовательного кластера в Калининграде. У вас много и других значимых проектов. Кто сейчас строит в регионе?

— Жилье в регионе строят в первую очередь местные инвесторы. Кадровые вопросы решаются по-разному: есть местные компании, которые привлекают иногородних строителей, есть федеральные компании, которые нанимают местных строителей. Если не можешь найти рабочую силу в регионе, работников можно привезти. До пандемии в регионе было много мигрантов.

Также у нас действует программа «Релокация кадров», которая позволяет предприятиям приоритетных отраслей промышленности получить бюджетную поддержку на привлечение высококвалифицированных специалистов из других регионов. Компания может получить более 500 тыс. рублей на одного специалиста.

— В региональных СМИ была информация о создании технопарка для айтишников.

— Действительно, в последнее время заметен приток IT-компаний в регион. Благодаря пакету льгот особой экономической зоны в Калининградской области кол-центры, инжиниринговые компании, разработчики программного обеспечения переезжают к нам и создают бизнес-юниты.

Наиболее частые запросы в обращениях IT-компаний по релокации в регион содержат просьбы о содействии в поиске офисных помещений, и мы видим дефицит офисов для айтишников. Именно поэтому возникла идея создания такого IT-городка.

IT-парк будет построен в соответствии с концепцией города — здесь будут и офисы, и жилье, и необходимая инфраструктура (под него выделено 5 га). В конце этого года планируем получить разрешение на строительство первого офисного корпуса.

— Что за резиденты обосновались в государственных индустриальных парках?

— Индустриальные парки — интересный опыт. Здесь можно развивать почти любой вид производства — организация санитарно-защитных зон дает такую возможность. В «Храброво» в основном размещаются малые и средние предприятия, в «Черняховске» — крупные. Корпорация привлекла несколько интересных инвестиционных проектов.

ООО «ЭнКОР Групп», дочерняя компания холдинга «Реам менеджмент», реализует два инвестиционных проекта в индустриальном парке «Черняховск»: проект создания инновационного промышленного комплекса по производству кремниевых пластин и предприятие по выпуску фотовольтаической продукции для солнечных электростанций. Общий объем инвестиций по проектам составит порядка 24,7 млрд рублей.

Это новый вид деятельности для Калининградской области. Проект направлен на развитие восточной части региона, где есть дефицит квалифицированных кадров. И здесь уже подключился Балтийский федеральный университет им. Иммануила Канта, который начал готовить специалистов.

Компания «ДМС-восток» начала проектировать предприятие по производству сухого молока стоимостью 3 млрд рублей.

Завод Glass-Decor будет производить стеклотару для коньячных заводов, в том числе для коньячного завода из Черняховска «Альянс 1892». Сегодня в самой области существует потребность в 40–50 млн бутылок для производства алкогольной и прочей продукции. Стеклотару завозят преимущественно из Польши и Литвы и лишь частично — из России. К тому же «Альянс 1892» налаживает производство виски, для чего понадобится дополнительно 10 млн бутылок.

В индустриальном парке «Храброво» самый крупный проект — фармацевтическое производство «Отисифарм Про» («Фармстандарт»), сейчас идет строительство завода стоимостью 3,5 млрд рублей.

Малый и средний бизнес, который работает в городе, нуждается в расширении, предприятиям нужен рост по площадям, инфраструктуре — достичь этого невозможно, поэтому предприятия переезжают в индустриальные парки.

Всего сейчас строится восемь заводов, половина из них уже скоро будет готова, а один завод в сентябре должен получить разрешение на ввод. Подписано 25 соглашений с инвесторами. Это все сделано за два года существования индустриальных парков.

— Но инвесторы просто так не приходят. Одной инженерной инфраструктуры мало. Наверняка есть еще какие-то «пряники».

— Конечно, режим Особой экономической зоны в Калининградской области при инвестировании 50 млн рублей в течение трех лет дает возможность резиденту получать льготы по налогу на прибыль и налогу на имущество в (первые шесть лет ставка налога 0%, последующие шесть лет — половина стандартной ставки), а также льготы на соцотчисления — ставка составляет 7,6%.

Также действует норма закона об ОЭЗ, которая регулирует сроки прохождения документации для строительства новых объектов. Например, срок экспертизы в два раза меньше, чем при строительстве предприятия в любой другой точке.

Также в регионе действует Свободная таможенная зона — это льготы на ввоз сырья, оборудования. Через границу идет очень много материалов, предназначенных для важных проектов, без таможенных пошлин. Если сырье достаточно глубоко переработано и затем экспортируется в страны Европы, таможенных пошлин нет, а производители получают компенсацию затрат. Таким образом, строительно-монтажные работы обходятся дешевле, экспорт — тоже.

Сейчас в едином реестре резидентов Особой экономической зоны в Калининградской области числится 273 резидента. Общий объем заявленных инвестиций в первые три года реализации — 151,3 млрд рублей.

Помимо этого, у нас действуют региональные программы. Например, по поддержке объектов культурного наследия. Предоставляются льготные займы на 15 лет под 0% годовых для реконструкции здания — неважно, будь это арендатор или собственник, который давно владеет зданием. Выгода региона — чтобы все объекты культурного наследия были приведены в порядок. Это работающая бизнес-модель: власть поддерживает бизнес, а не объект. С начала года по этой схеме начата реконструкция шести объектов.

Кроме того, есть программа по выращиванию быстрорастущих компаний — «газелей».

Работает Биржа инвестиционных проектов.

Помимо ОЭЗ, в Калининграде создан Специальный административный район (САР), который дает возможность перерегистрировать предприятие в благоприятных условиях. По сути, это офшор. У многих впечатление, что офшор — это плохо. Напротив, это суперусловия — налоговые льготы и отсутствие валютного контроля. Целый ряд компаний решили не упускать такую возможность, и сегодня 51 компания имеет статус резидента САР. В их числе «РусАл», «Яндекс», Газпромбанк, розничная сеть «Лента».

Регион заработал 1,6 млрд доходов на налогах. А еще есть требования по инвестициям, и в первой половине 2021 года в российскую экономику наши инвесторы вложили 51 млрд рублей. Считаю, это неплохие цифры.

автор: Елена Зубова