Издания

Официальная публикация

№1 (932 )
21 февраля 2022

Методики применения ЕвроСНиПов вызвали жаркие споры

Внедрение в России европейских стандартов строительства сегодня вызывает жаркие споры у участников. Камнем преткновения являются методики разработки технических норм и их применения в российских реалиях.

25 марта 2011 года в рамках Международного конгресса «Открытая Россия: партнерство для модернизации» состоялось заседание инвестиционно-строительного клуба «ЕвроСНиП или Eurocode». Организаторами мероприятия выступили Торгово-промышленная палата Российской Федерации и компания «АЭРгрупп». Темой дискуссии стало предстоящее внедрение в России европейских стандартов строительства. В ходе ожесточенного спора между противниками и сторонниками этого решения выяснилось, что принципиальные расхождения сторон касаются, в первую очередь, не конкретных технических норм, а методики их разработки и применения.

Кому должна принадлежать решающая роль при определении отраслевой политики – государству, национальным строительным объединениям или профессионалам-практикам? Может ли бизнес самостоятельно отвечать за безопасность своих строительных проектов? Именно эти вопросы стали ключевыми при обсуждении внедрения в России европейских стандартов в области строительства и актуализации ныне действующих в России Строительных норм и Правил (СНиПов).

История противостояния: кто за и против еврокодов?

На сегодняшний день российская строительная отрасль регулируется комплексом Строительных нормы и правил (СНиПов), которые были разработаны еще в Советском Союзе и доказали свою надежность и эффективность, в том числе в сложных климатических условиях крайнего севера. Однако средний возраст СНиПов составляет 20-25 лет. В них не учитываются многие современные материалы и инновации в проектировании. Соответственно, как считают многие эксперты, сегодня обязательное применение не актуализированных СНиПов катастрофически тормозит развитие российского строительного бизнеса.

Модернизировать строительную отрасль поможет переход на еврокоды – комплекс стандартов, разработанных европейской организацией по стандартизации. Такого мнения, в частности, придерживается Ассоциация Строителей России (АСР). Ее представители уверены, что европейские стандарты не требуют дополнительной адаптации под российские реалии. Их можно внедрить уже сегодня и использовать, как минимум, наравне со СНиПами для совместной реализации проектов с иностранными подрядчиками и инвесторами.

Главным оппонентом этой позиции выступает Национальное объединение строителей (НОСТРОЙ), которое настаивает на комплексном программном подходе к адаптации европейских норм и параллельной актуализации СНиПов. В результате, российская строительная отрасль должна получить своеобразный модернизированный ЕвроСНиП. Но сами разработчики признают: на актуализацию уйдут годы и потребуются масштабные финансовые затраты. По мнению АСР, эти бюрократические процедуры приведут к бессмысленной потере времени и усугубят отставание российской строительной отрасли от мирового уровня развития. Тем не менее, в 2010 году Министерство регионального развития одобрило рассчитанную на несколько лет «Программу гармонизации российской и европейской систем нормативных документов в строительстве», таким образом, поддержав позицию Национального объединения. И сегодня НОСТРОЙ принимает в реализации этой программы самое активное участие.

Строительная отрасль в тупике?

Возможность высказать свою позицию и привести аргументы в ее защиту обе стороны получили в ходе жесткой и откровенной дискуссии в Международного конгресса «Открытая Россия: партнерство для модернизации». В качестве модератора инвестиционно-строительного клуба «ЕвроСНиП или Eurocode» выступил вице-президент АСР и ССЖД Михаил Кайков. Он первым взял слово и напомнил собравшимся, что строительство является локомотивом российской экономики и включает более 50 различных отраслей. В 2002 году было принято решение о проведении в строительной сфере административной реформы, направленной на развитие саморегулирования и внедрение добровольного использования международных стандартов. Предполагалось, что эти меры помогут устранить экономические барьеры  и сблизить строительные рынки Европы и России, предоставить европейским и российским компаниям новые возможности для развития, а также  решить вопрос о единых стандартах в рамках Таможенного союза и ЕврАзЭС.

По мнению Михаила Кайкова, эти цели так и остались не реализованными, так как после принятия противоречащих первоначальным задачам законодательных актов была извращена сама суть реформы. Несмотря на то, что в 2010 году было разрешено добровольное применение в России международных стандартов, сегодня строительная отрасль не может реализовать эту возможность. Так как в том же 2010 году был принят «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений».

«Этот документ установил перечень национальных стандартов и сводов правил, которые должны применяться на обязательной основе, - подчеркнул г-н Кайков. – Это противоречит Новому модульному подходу в строительстве ЕС (Директива 89/106/ЕС) и решениям Комиссии при Президенте РФ от 20 января 2010 г. На наш взгляд, это стратегическая ошибка Российской Федерации. Таким образом, мы возвращаемся в 2003 год и снова делаем обязательными СНиПы, которые были отменены тогда в связи с выходом закона №184».

Бизнес или государство – кто должен решать?

Сегодня в строительной отрасли сложилась ситуация, когда с одной стороны на самом высоком уровне провозглашается необходимость внедрения международных стандартов и гармонизация норм со странами ЕС,  Таможенным союзом и ЕврАзЭС. А с другой стороны, многочисленные противоречия в российской нормативной базе не позволяют оперативно реализовать эти решения.

Старший научный сотрудник отдела административного законодательства и процесса Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Анастасия Калмыкова согласилась с тем, что до сих пор направление реформы строительного регулирование не определено. «Что касается содержательного наполнения стандартов, то мы как юристы, не можем однозначно оценить, что лучше для строительной отрасли по содержанию – продолжать развивать требования безопасности, закрепленные в СНиПах, или воспринять ту систему установления требований безопасности, которая принята в Европе? С содержательной точки зрения бизнес-сообщество должно однозначно и четко определиться, по какому пути оно хочет развиваться. И уже от этого должны выстраиваться наши законодательные инициативы», - высказала позицию своего ведомства г-жа Калмыкова.

Председатель Комитета по международным отношениям Национального Объединения Строителей (НОСТРОЙ), профессор кафедры технического регулирования МГСУ Азарий Лапидус категорически отверг тезис о том, что бизнес-сообщество само должно решить, по каким стандартам ему удобнее работать.  «Именно у государства должна быть ведущая роль в этом вопросе, - подчеркнул профессор. – Возвращение обязательного применения СНиПов – это единственно правильное на данном этапе решение, которое даст сообществу нормально работать. Иначе окажется под угрозой безопасность строительства».

Проблема в национальных особенностях?

Заместитель Руководителя Аппарата Национального объединения СРО в строительстве (НОСТРОЙ), Первый Заместитель Председателя Комитета ТПП РФ по предпринимательству в сфере строительства Лариса Баринова заявила, что Михаил Кайков представляет позицию только одного профессионального объединения, которая вступает в противоречие с интересами других участников отрасли. По ее словам, НОСТРОЙ ведет параллельную работу по актуализации СНиПов и переводу еврокодов. «Еврокоды – это очень небольшая часть нормативных документов, которые фактически регулируют только механическую прочность. Все, что касается энергоэффективности, безопасности, климата, защиты от шума, экологии – это все не входит в еврокоды и должно регулироваться национальными приложениями. Как мы можем завтра перейти на еврокоды, если у нас еще не готовы национальные приложения?» - сформулировала свой взгляд на проблему г-жа Баринова.

Представитель Инициативного фонда «ЗЕБРА» Евгений Малинин в своем выступлении, напротив, настаивал на том, что именно потому, что еврокоды напрямую не связаны с национальными параметрами и климатическими особенностями, никаких препятствий для их внедрения не существует. Единственным назначением еврокодов является расширение рынка услуг проектирования, поэтому они могут применяться параллельно с действующими СНиПами. И главная проблема заключается в том, что у гос.экспертизы нет механизма для оценки проектов, сделанных по еврокодам. Именно это решение необходимо сегодня бизнесу.

«Ситуация со стандартами – это один из примеров неправильного функционирования всей отрасли, - поднял глобальную проблему Президент Координационного совета Ассоциации инженерных изысканий в строительстве Михаил Богданов. – Чиновники и национальные объединения не учитывают интересы практиков и мнения независимых экспертов. Все вопросы должны решаться с участием профессионалов. Пока мы этого не поймем, мы будем оставаться в состоянии тупика». В ответ на это заявление профессор кафедры технического регулирования МГСУ Азарий Лапидус уточнил, что профессионалы должны высказывать свое мнение на начальном этапе, а принятие конкретных решений – это задача государственных ведомств.

Как разрешить системные противоречия?

«В Европе стандарты разрабатывают те, кому эти стандарты нужны. Заинтересованная сторона – это тот, кто получает материальную выгоду от стандарта. Исследовательские институты не могут являться заинтересованными сторонами, поэтому за рубежом они не входят в технические комиссии, занимающиеся разработкой стандартов. Туда ходит бизнес, который с помощью стандартизирования создает для себя дополнительную ценность и выгоду», - заявил г-н Малинин. «Вы абсолютно неправильно трактуете суть обязательных стандартов. В них в первую очередь заинтересовано государство, потому что оно отвечает за жизнь своих граждан», - жестко возразил ему г-н Лапидус. 

Одна из проблем гармонизации российских СНиПов и еврокодов связана именно с тем, что в их основе лежат принципиально отличающиеся механизмы управления экономикой. Михаил Кайков напомнил участникам дискуссии, что ГОСТы, которые являются базой современных СНиПов, создавались, когда единственным игроком на рынке строительства было государство, именно поэтому они по своей сути всегда были обязательны к исполнению. «Еврокоды – это рыночные документы, - подчеркнул эксперт. – Их добровольное применение в Европе обусловлено тем, что всю ответственность за риски при строительстве несут разработчики и исполнители. Они страхуют все риски и именно поэтому допускаются на рынок».

В России эта система на сегодняшний день не работает. И большая часть усилий государства направлена не на то, чтобы создать эффективную базу для повышения ответственности бизнеса, а на внедрение максимального количества обязательных для исполнения требований. С одной стороны, при низком доверии общества к представителям бизнеса максимальная регламентация строительства многим кажется единственным способом защитить конечного потребителя от появления многочисленных некачественных и опасных для жизни строительных объектов. С другой стороны, чем больше обязательных норма прописано в законодательстве, тем сложнее будет проходить процесс интеграции России в европейское пространство, а также в ВТО, где главной регулирующей силой является рынок. Поэтому профессиональному сообществу при участии всех заинтересованных стороны еще только предстоит найти ответ на вопрос, как согласовать национальные интересы и потребности строительной отрасли.

источник: АСН-инфо

Малый бизнес: угнетение разрешено законом

О катастрофическом положении малого бизнеса в российской экономике рассуждает Александр Садыгов, генеральный директор ЗАО «РСУ «Строй-Сервис», член Экспертного совета по ЖКХ при Комитете Госдумы РФ по строительству и земельным отношениям, член Общественного совета по вопросам модернизации систем жизнеобеспечения (ЖКХ) Минрегионразвития РФ.

Сегодня о необходимости поддерживать малый бизнес дружно заявляют все субъекты вертикали власти, имеющие отношение к экономике. Но всё, увы, ограничивается словами. На деле малые предприятия подвергаются всякого рода гонениям, в том числе и на законодательном уровне. Это хорошо видно на примере госзаказа, где малый бизнес уже много лет подвергается узаконенной дискриминации.

Дискриминация по закону

Сейчас пошла новая волна критики пресловутого Закона №94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». Его не ругает только ленивый. В СМИ ведется много споров о несовершенстве документа, улучшении процедур госзакупок, усилении контроля над субъектами закупок и т.д. Однако о главном дискриминационном положении закона помалкивают.

Уж если российские законодатели полны желания вновь и вновь совершенствовать закон №94-ФЗ или заменить его чем-то другим, более достойным, то не обратить ли им внимание на статью 15 часть 1? Там черным по белому написано, что «Государственные заказчики, за исключением случаев размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для нужд обороны страны и безопасности государства, и муниципальные заказчики обязаны осуществлять размещение заказов у субъектов малого предпринимательства в размере не менее чем десять и не более чем двадцать процентов общего годового объема…»

Иными словами, закон о госзакупках отводит малому бизнесу лишь 20% участия в государственном секторе российской экономики. А не вспомнить ли нам о том, что в цивилизованных странах доля малого бизнеса в экономике гораздо выше?

«Аполитичный» закон о госзакупках

Впрочем, не обязательно апеллировать к опыту зарубежных государств, есть над чем поразмыслить и в нашем Отечестве. Дискриминационные положения законов у нас выполняются, а о тех статьях и пунктах законодательных актов, которые призваны оздоровлять ситуацию в экономике, благополучно забывают. В порыве безудержных дискуссий вокруг пресловутого 94-го закона как-то забывается о существовании еще одного важного законодательного акта под номером 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации». Его 6-я статья носит название «Основные цели и принципы государственной политики в области развития малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации». Во второй части статьи перечисляются основные цели этой политики, и там имеются пункты об увеличении количества субъектов малого и среднего предпринимательства (п. 5); увеличении доли производимых субъектами малого и среднего предпринимательства товаров (работ, услуг) в объеме валового внутреннего продукта (п. 7); не говоря уже об обеспечении благоприятных условий для развития субъектов малого и среднего предпринимательства (п. 2); обеспечении конкурентоспособности субъектов малого и среднего предпринимательства (п. 3).

Таким образом, положения упомянутых статей закона о поддержке малых и средних предприятий и закона о госзакупках фактически противоречат друг другу. Последний был принят в июле 2005, с тех пор, как известно, претерпел более двадцати корректировок, однако его противоречия с государственной политикой в области развития малого и среднего предпринимательства так и не устранены. Пресловутая часть 1 статьи 15 существует в нынешней редакции с апреля 2007 года. До этого существовала жесткая норма на размещение заказов у субъектов малого предпринимательства в размере 15% от общего годового объема, в редакции от 25.04.2007 законодатели догадались установить «вилку» в 10—20%, с тем, чтобы у заказчиков была хоть какая-то свобода маневра.

Справедливости ради стоит отметить, что благодаря усилиям Федеральной антимонопольной службы был наведен некий мостик между двумя упомянутыми законами. 29 апреля 2008 г. вышло совместное письмо Минэкономразвития и ФАС России №5684-АП/Д05/АЦ/10329 «О разъяснении норм Федерального закона от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ применительно к размещению заказов у субъектов малого предпринимательства». В письме идет речь о применении пресловутой 15-й статьи закона 94-ФЗ. Письмо, разумеется, не меняет ее дискриминационной сути, не дает разрешение на превышение пресловутого 20%-ного барьера, а лишь объясняет государственным заказчикам, как среди их возможных поставщиков идентифицировать предприятия малого бизнеса.

Таким образом, злосчастный закон 94-ФЗ при всех своих недостатках носит еще и «аполитичный» характер. Он противоречит государственной политике в области развития малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации, которая, как записано в части 1 статьи 6 закона 209-ФЗ, является частью государственной социально-экономической политики страны.

От антимонополии до монополии — один шаг

В ситуации с «наведением мостов» между законами о госзакупках и поддержке малых и средних предприятий роль Федеральной антимонопольной службы можно расценить как положительную. В противном случае наши чиновники, ответственные за госзаказ, могли бы от греха подальше вообще не привлекать к сотрудничеству те или иные фирмы с подозрением на принадлежность к малому бизнесу, боясь нарушить 94-й закон, за формальное неисполнение которого их строго наказывают. Однако в ряде моментов непонятна позиция службы, которая вроде бы призвана не допускать безудержного укрупнения игроков рынка.

Недавно на заседании правления объединения предпринимательских организаций малого и среднего бизнеса «ОПОРА» любопытное заявление сделал М.Я.Евраев, начальник Управления ФАС России по контролю за размещением госзаказа. На сайте ОПОРЫ приводится пересказ его слов, в частности говорится о том, что «планируется сокращение количества закупщиков, путем передачи функций осуществления закупок небольшими организациями крупным квалифицированным закупщикам». Пользуясь случаем, задаю уважаемому представителю ФАС открытый вопрос: Михаил Яковлевич, Вы собираетесь создавать Госснабы? Но это же не что иное, как монополия на организацию госзакупок. Госснаб рухнул с крушением СССР, зачем же его реанимировать?

К сожалению, в сфере госзаказа хромает качество, как самого закона, так и его исполнения. И служба, обязанная развивать и поддерживать конкуренцию, в процессе своей деятельности волей-неволей приходит к решениям, грозящим обернуться еще более серьезной монополизацией.

Есть утопия, а есть статистика

Что касается практики применения закона 94-ФЗ, то, на первый взгляд, она якобы идет вразрез с его дискриминационным характером по отношению к малому бизнесу. По официальным данным Петростата за прошлый год в структуре размещения госзаказа Санкт-Петербурга «субъекты малого предпринимательства» занимают по сумме размещения госзаказа 36,88%, по количеству закупок 44,71%; в структуре экономики их доля составляет 55,38%.

Однако львиную долю этих «субъектов малого предпринимательства» составляют либо фирмы-однодневки, которые исчезают с получением аванса, либо посредники, которые специализируются на выигрышах торгов, затем продают свой заказ, либо компании, созданные крупными участниками рынка. По формальным признакам (численность персонала, оборот), все эти три категории победителей конкурсов можно отнести к малым предприятиям. Но в конечном итоге их заказ передается монополистам. А роль честных высокопрофессиональных малых и средних компаний, которые делают свой бизнес самостоятельно и не зависят от крупных игроков рынка, за последние годы резко снизилась во всех отраслях экономики.

Высокая доля малых предприятий, зарабатывающих на хлеб насущный честным трудом, — это на сегодняшний день утопия, которую пытаются выдать за истинное положение вещей с помощью статистики и разговоров о поддержке малого бизнеса. Доказательства угнетения малого бизнеса государством сегодня можно найти даже в законодательных актах.

источник: АСН-инфо