Издания

Официальная публикация

№17 (830 )
7 сентября 2018

Г.Микк: ЖНК, как альтернатива ипотечному кредитованию

Последствия кризиса резко ограничили объемы ипотечного кредитования. В Госдуме и правительстве РФ неоднократно поднимался вопрос об альтернативах ипотеке, которые могли бы сделать жилье более доступным для граждан. Одна из них существует уже несколько лет, но весьма редко освещается в СМИ, хотя ее применение регламентировано специальным федеральным законом, а контроль осуществляется уполномоченным федеральным органом. Об этой альтернативе АСН-инфо рассказывает директор петербургского жилищного накопительного кооператива (ЖНК) «Элитный» Галина Микк.

 

- Могут ли ЖНК стать альтернативой ипотеке, или гражданам целесообразнее ожидать принятия закона «О строительных сберкассах»?

- С экрана телевизора мы постоянно слышим о том, что ставки по ипотечным кредитам упадут, вернувшись к уровню 2005 г. Однако условия ипотеки смягчаются медленно, несмотря на снижение ставки рефинансирования Банка России. Банкиры говорят о невозможности резкого сокращения ставок, в т.ч. и по той причине, что несут значительные расходы на содержание собственной инфраструктуры - офисов, хранилищ, а также на оплату труда сотрудников.

На практике число банков, предоставляющих ипотечные кредиты, значительно сократились. Помимо повышения ставок, ужесточены другие условия – в частности, по подтверждению покупателем размеров своего постоянного дохода. В итоге в 2009 г. количество заключенных ипотечных договоров может сократиться по сравнению с 2008 г. в 10, а то и в 12 раз.

 

- Еще год назад вице-губернатор Александр Вахмистров высказывал надежду на ускорение принятия Госдумой закона «О строительных сберкассах», проект которого давно разработан, но почему-то «застрял» на рассмотрении в Минэкономики.

- Как я полагаю, задержка с принятием этого закона объясняется тем, что его реализация потребует значительных расходов из федерального бюджета. Насколько мне известно, предполагается, что система строительных сберкасс будет по существу представлять собой единый банк, учрежденный государством, с офисами во всех регионах. Естественно, это весьма затратное мероприятие. Предполагается, что граждане, желающие приобрести квартиры, будут вносить свои средства в этот банк под 2% годовых, которыми не смогут воспользоваться в течение 2 лет, и только после этого смогут получить жилье в кредит под 5-6%. Однако здесь неизбежна как уплата комиссионных, так и прочие накладные расходы. Реально кредит будет предоставляться под 7-8%. Таким образом, ССК станут по существу аналогом ипотеки, и чем больше будет рассрочка, тем дороже окажется реальная сумма выплат.

 

- Есть мнение, что покупателю лучше «затянуть пояс» и купить квартиру сразу, чем оказаться в «ипотечной кабале» на много лет. Однако разве другие варианты рассрочки не становятся для покупателя кабалой?

- В нашем ЖНК покупатель может оплатить половину стоимости не через 2 года, а когда ему удобно, в том числе и сразу. Максимальный срок накопления – 5 лет, первоначальный взнос – 10%. Вторую половину суммы предоставляет кооператив, на балансе которого объект недвижимости находится до тех пор, пока клиент не рассчитается с кооперативом полностью. Впрочем, срок накопления и срок выплаты долга каждый ЖНК устанавливает самостоятельно и вносит эти параметры в уставные документы.

Но при приобретении жилья в ЖНК размеры выплат оказываются значительно ниже, чем при выплате задолженности по ипотечному кредиту. Если в нашем ЖНК часть суммы, оплаченная кооперативом, возвращается клиентом в течение 10 лет, то удорожание стоимости квартиры за это время в сумме не превышает 40%, то есть 4% годовых.

 

- За счет чего возникает такая возможность?

- Во-первых, ЖНК заинтересован в приобретении жилья для клиента по наиболее выгодной цене. Во-вторых, мы мало тратим на офисы, персонал, рекламу. В соответствии с законом №215-ФЗ от 30.12.04 «О жилищных накопительных кооперативах», даже в случае, если в составе ЖНК максимально возможное число участников – 5000 человек, численность персонала не превышает 40 человек. На практике таких крупных ЖНК в России нет. В Петербурге сегодня 19 ЖНК, и ни в одном из них нет даже тысячи участников.

 

- Высказывается мнение о том, что ЖНК - форма, подходящая для малых городов или районных центров.

- На самом деле ЖНК более эффективен как раз в крупном городе, где существует значительный выбор строительных компаний. Все члены ЖНК равно заинтересованы в выборе надежной компании и в наиболее тщательной оценке приобретаемого объекта. При этом ЖНК может приобретать и городскую, и загородную недвижимость, причем и на первичном, и на вторичном рынке.

 

- Покупка жилья через ЖНК, в отличие от ипотеки, мало рекламируется. Как покупатели узнают об их существовании?

- Одни покупатели приводят других. В этом отсутствии широкой рекламы есть свои преимущества. Когда кооператив расширяется постепенно, его члены лучше узнают друг друга. Формируется нечто вроде клуба, члены которого могут предложить друг другу иные услуги. Кроме того, ЖНК собирается в полном составе на общем собрании, где каждый может выступить с инициативой по дальнейшему развитию.

 

- Что это за инициативы?

- К примеру, один из покупателей «вышел» на застройщика, предлагающего выгодные условия. Правление принимает предложение к сведению и выясняет надежность компании, о чем затем извещает членов. В отличие от клиентов ипотеки, члены ЖНК друг друга знают, они не предоставлены сами себе.

 

- Вы заинтересованы в поддержке вашей деятельности со стороны государства?

- Мы уже получили эту поддержку, когда закон №215-ФЗ установил правила нашей деятельности. Однако, к сожалению, этот закон не сопровожден никакими нормативными актами. Между тем во многих ведомствах просто не знают, как работать с ЖНК. Например, нам пришлось доказывать, что недвижимость, находящаяся на нашем балансе, не подлежит обложению налогом на имущество.

 

- Как вы это аргументировали?

- В соответствии с законом, ЖНК создается исключительно с целью приобретения недвижимости частными лицами. Мы не имеем права на инвестиционную деятельность. При этом наша деятельность контролируется уполномоченным органом - ФСФР.

 

- От представителя ФСФР я слышал, что два ЖНК в нашем городе недавно перестали существовать из-за того, что их общий директор ударился в бега.

- Да, я слышала об этой истории. Но даже если директор исчез вместе с документами и печатью кооператива, это не означает, что клиенты тут же стали обманутыми пайщиками. В соответствии с законом, директор может снять со счета кооператива средства лишь на конкретную сделку, после чего обязан отчитаться перед налоговой инспекцией и ФСФР, и само собой, перед правлением ЖНК. Все средства граждан он никак изъять не сможет. Кстати, и сам кооператив не может самораспуститься, пока его члены не рассчитаются между собой. Значит, в этом кооперативе будет другой директор, а если утрачены документы, то их придется восстанавливать.

 

- Так зачем же директору потребовалось исчезнуть?

- Насколько мне известно, ЖНК, о котором идет речь, до 2005 г., когда был принят закон №215-ФЗ, имел другую организационную форму – кредитно-потребительского кооператива граждан. Такие кооперативы до недавнего времени имели право на разнообразную инвестиционную деятельность, чем и пытались заниматься. После того, как некоторые из них преобразовались в ЖНК, когда была предоставлена такая возможность, за их соучредителями остался «шлейф» прежних обязательств по делам, не связанным с самой деятельностью ЖНК. А в период кризиса, как известно, многие кредиторы вспоминают о заемщиках. Этим, скорее всего, и объясняется исчезновение наемного директора.

 

- Но все же такие истории бросают тень жилищно-накопительную кооперацию. Как вам удается убедить граждан, что с ЖНК не опасно иметь дело?

- А в каком бизнесе у нас не случается казусов криминального характера? Всем же известно, что у многих частных банков первоначальный капитал имел сомнительное происхождение. А если посчитать, сколько банков в стране обанкротилось, легко убедиться, что доля ненадежных ЖНК ничуть не больше, чем доля ненадежных банков.

 

- В период кризиса у застройщиков, в том числе и хорошо известных на рынке, возникают серьезные проблемы. Как вы гарантируете своим членам, что интересующие их квартиры на первичном рынке будут

построены в срок?

- Все наши сделки застрахованы. Мы заключаем договора страхования в каждом случае по индивидуальной схеме (договор страхования финансовых рисков или комбинированный договор страхования конструктива и жизни пайщика).

 

- Этого также требует закон №215-ФЗ?

- Нет, но мы включили это требование в устав. Когда наступил кризис, мы поняли, что были правы.

В принципе, такое требование к ЖНК могло быть введено нормативным актом или местным законом, однако таких актов не существует. А жаль: с их помощью можно было бы ввести ЖНК в более строгие правовые рамки.

 

- Все ли застройщики знают о существовании ЖНК?

- Нет, однако те, кто знает, охотно сотрудничают с нами, поскольку реализовать жилье им сегодня трудно, причем даже в качественных жилых комплексах. Так у нас сложилось взаимопонимание с застройщиком комплекса «Южная долина» во Всеволожске.

Сейчас, когда предложение превышает активный спрос, мы имеем возможность обратиться к нескольким застройщикам на первичном рынке, или к нескольким частным лицам на вторичном: у нас есть деньги, нам требуется квартира с такими-то параметрами, предложите свою цену. Мы с клиентом выступаем заодно: кооператив и пайщик равно заинтересованы выбрать требуемый вариант по оптимальной цене.

Многие застройщики могли бы развернуть своих клиентов в сторону ЖНК, если бы располагали большей информацией об этой форме.

 

- Почему, по вашему мнению, ЖНК не получили такого широкого признания, как ипотека?

- Потому что ЖНК создается исключительно для содействия в покупке жилья, а ипотека – это бизнес. Банки заинтересованы в извлечении прибыли, государство – в налоговых поступлениях. В то же время, многие граждане в период, когда и рынок, и их личные доходы были на подъеме, посчитали, что смогут выплатить кредит за 10 лет на предлагаемых банками условиях.

 

- Сейчас выдвигаются инициативы частичного дотирования государством ипотечной ставки. Вы считаете, что это не даст эффекта?

- Я считаю, что ипотеке нужны альтернативы, выгодные и для покупателей, и для государства. Ведь пока разрабатываются формы поддержки, о которых вы говорите, накапливается отложенный спрос, а число строящихся объектов сокращается. Это может закончится таким же взлетом цен, как в 2006 г. Разве государство этого добивалось, когда выдвинуло нацпроект «Доступное жилье»?

 

- Для стимулирования застройщиков правительство города совместно с ведущими банками внедряет механизм проектного финансирования. По вашему мнению, удастся ли с помощью этого средства сдвинуть с места замершие проекты жилищного строительства?

- Хотелось бы, чтобы так произошло. Но этот механизм сегодня доступен лишь небольшому числу застройщиков. Такие проекты – штучный товар, причем, как правило, дорогостоящий для покупателя, особенно при продаже на условиях ипотеки.

 

- В связи с кризисом замедлилась реализация многих целевых программ по улучшению жилищных условий. Могли бы эти программы осуществляться через ЖНК?

- Это очень насущный вопрос. К нам приходят люди с военными сертификатами, но мы их принять не можем, поскольку эти средства могут быть переведены в денежную форму только после предоставления прав собственности. Мы сейчас не имеем возможности использовать какие-либо формы субсидий, кроме материнского капитала. Если бы город принял соответствующий закон, с участием ЖНК можно было бы внедрять все городские целевые программы, кроме одной - так называемой программы долгосрочного жилищного кредитования, которая предполагает выдачу субсидий только в случае заключения гражданином ипотечного договора. Эта программа была разработана исключительно с целью поддержки ипотеки...

 

- Но вы верите в то, что ЖНК в России станут реальной  альтернативой ипотеке?

- Я считаю, что у жилищной накопительной кооперации большое будущее. Многое зависит, конечно, от успехов ЖНК на рынке. Поэтому мы все время изобретаем что-то новое. Так, мы заключили соглашение с компанией, строящей индивидуальные загородные дома. Если у потенциального покупателя есть в собственности земельный участок, условием сделки со стороны ЖНК является передача участка в залог кооперативу на период строительства. Мы также может помочь покупателю приобрести участок через агентство, являющееся нашим постоянным партнером. Сейчас мы совместно с риэлторами и юристами формируем консорциум «СК-40», названный по статье Конституции, гарантирующей право на жилье, в который соберутся компании, которые необходимы для решения общей задачи – помочь гражданам России купить жилище и создать в нем наиболее комфортные и спокойные условия для жизни.

 

Беседовал Константин Черемных

источник: АСН-инфо

Су Линь: Я верю в потенциал Петербурга

Кризис внес коррективы в комплексное освоение Петербурга. Многие грандиозные проекты приостановлены до лучших времен. Среди девелоперов, чьи объекты продолжают строиться, несмотря на экономический спад, – компания «Балтийская жемчужина». О том, как развивается проект и в чем его особенность, «Строительному Еженедельнику» рассказал генеральный директор и заместитель председателя совета директоров ЗАО «Балтийская жемчужина» господин Су Линь.

  

– Как сегодня развивается проект «Балтийская жемчужина»? На какой стадии находится стройка?

– Первую очередь строительства мы связывали с запуском линии «Надземного экспресса», которую город планировал начать реализовывать уже в 2009 году. Однако из-за кризиса сроки строительства этой линии были отложены. Мы же решили не отступать от намеченной программы, и сегодня все, что было запланировано, строится. Сейчас мы реализуем первую очередь нового микрорайона, включающую в себя деловой центр, кварталы «Жемчужная премьера» и «Жемчужная симфония», а также коммерческий комплекс «Балтийская жемчужина». Эти четыре участка расположены вдоль Петергофского шоссе, на всеобщем обозрении, то есть они призваны задавать общий облик всего проекта.

 

– Расскажите, пожалуйста, о концепции проекта. Кто ее разрабатывал? Не будет ли она вступать в диссонанс с обликом Петербурга?

– Сам проект разрабатывали несколько архитектурных студий. В 2005 году мы объявили сбор проектов. Не конкурс, где есть победители, а именно сбор. В итоге в основу «Балтийской жемчужины» легли лучшие архитектурные решения предложенных проектов.

При проектировании мы придерживались следующего правила: построить современный и комфортный комплекс европейского уровня, который идеально подходил бы для жизни петербуржцев. В «Балтийской жемчужине» наша компания представит накопленный мировой опыт с учетом особенностей Санкт-Петербурга, его климата, культуры. Например, отличаются планировки квартир: россиянам необходима прихожая, где можно оставить верхнюю одежду и обувь, в Китае этого нет. Для удобства жителей мы предусмотрели достаточное количество полуподземных паркингов, чтобы машины не мешали горожанам. На участке несколько больших зеленых массивов, реконструирован Матисов канал, вдоль которого мы планируем создать зону отдыха с уютными кафе и беседками. В квартале «Жемчужная премьера» уже построен современный детский сад на 200 воспитанников с бассейном. В дальнейшем мы передадим его городу.

 

– Какие доминанты предусмотрены на территории комплекса?

– Их несколько. Например, сейчас мы находимся в одной из доминант – деловом центре «Балтийская жемчужина». Это очень выразительное здание – детище американского и китайского архитекторов, аналогов которому нет во всей России. В будущем появятся и другие выдающиеся коммерческие и жилые объекты. Но власти города могут не беспокоиться: все наши объекты будут строиться в рамках существующего высотного регламента. Мы планируем создать интересные архитектурные объекты в каждом квартале нового микрорайона. Они будут вписываться в единую концепцию, но при этом обладать индивидуальными особенностями. Мы всегда помним, что «Балтийская жемчужина» – это часть Петербурга. Одна из последних наших разработок – проект коммерческого комплекса «Балтийская жемчужина» от английского архитектурного бюро Chapman Taylor. Это полные света, современные здания. Особенность проекта в том, что Матисов канал будет заканчиваться прямо внутри коммерческого комплекса, где расположатся бизнес-центр, торговый центр и возможно гостиница. В работе над ним мы учли замечания ведущих петербургских архитекторов. Кстати, я считаю, что в России много талантливых и одаренных архитекторов.

 

– В кризис многие компании замораживают свои проекты, но вы продолжаете строительство. В чем секрет?

– Мы уверены в будущем Петербурга. Нас привлекают перспективы этого красивого города. У нашей корпорации много строек по всему миру, но четыре года назад мы решили развивать этот проект именно в Петербурге.

 

– Как экономический спад сказывается на темпах строительства и дальнейших планах?

– Конечно, кризис повлиял и на нас. На рынке упали объемы продаж жилья и коммерческой недвижимости, подешевел рубль. В то же время я хочу отметить, что российский президент и премьер-министр своевременно приняли действенные меры, так что я верю, что со временем российская экономика восстановится и продолжит свой рост. И мы будем продолжать двигаться вперед и исполним все свои обязательства перед правительством города. В нынешних условиях мы будем корректировать свои планы и темпы в зависимости от ситуации на рынке. Успешная реализация проекта зависит не только от финансовых возможностей девелопера, но и от восприятия рынка. Мы, например, можем построить все, что было запланировано в срок, но будет ли это востребовано рынком? Когда рынок возродится – мы будем наращивать темпы.

 

– Как вы представляете себе портрет потенциального покупателя жилья в «Балтийской жемчужине»?

– В качестве своих покупателей мы видим молодые семьи со стабильным доходом. В планировках предусмотрены однокомнатные, двух- и трехкомнатные квартиры для семей с детьми.

 

– Как вы относитесь к ипотеке? Будете ли продавать свои квартиры в ипотеку? С какими банками сотрудничаете?

– Во всем мире ипотека – это важный инструмент развития рынка недвижимости, и Россия тут не исключение. Кризис повлиял на институт ипотеки, но российское правительство приложило большие усилия для ее поддержки, и сегодня мы можем наблюдать пусть и не быстрое, но возрождение ипотеки. В России процент по ипотечному кредиту достаточно высокий. Для сравнения, например, в Китае ставки составляют 5-7 процентов. Я знаю, что сегодня правительства Российской Федерации и Петербурга принимают ряд мер для того, чтобы помочь гражданам улучшить свои жилищные условия за счет ипотечных кредитов.

Мы тоже принимаем меры в этом направлении и за счет собственных средств, и путем переговоров с банками. В ближайшее время мы подпишем договор со Сбербанком об участии в ипотечной программе «Ипотечный плюс». Кроме того, мы ведем переговоры с другими банками, например, банком «Санкт-Петербург». В будущем ипотека станет основным способом покупки квартир в нашем комплексе. И мы надеемся, что внесем свой вклад в возрождение рынка недвижимости Санкт-Петербурга.

 

– Вы оптимист или пессимист? И как в свете этого вы оцениваете будущее рынка недвижимости?

– Я опытный менеджер, поэтому придерживаюсь в этом вопросе научного подхода и с уверенностью смотрю в будущее. Я никогда не относился к перспективам рынка пессимистично, но и быть вслепую оптимистом – тоже не для меня.

 

– Вы бы хотели приобрести недвижимость в Петербурге?

– Наверное, я бы хотел купить квартиру, но я – человек мира, работаю в разных странах, много переезжаю. Возможно, когда я выйду на пенсию, я приобрету квартиру именно в Петербурге, мне очень нравится этот город.

 

– А где в Петербурге вы бы предпочли жить?

– Я бы хотел, чтобы из моего окна открывался вид на Неву или на Финский залив. Я бы арендовал квартиру в историческом центре, чтобы любоваться старинной архитектурой и наблюдать спокойное течение Невы, или купил бы квартиру в нашем комплексе, чтобы наслаждаться видом на залив, гулять в этих прекрасных парках. Учитывая, что я руководитель данного проекта и отношусь к нему как к собственному детищу, скорее всего, я бы купил квартиру именно здесь.

 

– Есть ли у вас любимая профессиональная шутка или притча?

– Об этом я не думал, но могу сказать, что я построил очень много квартир, правда, среди них ни одна мне не принадлежит. Вот такую шутку сыграл со мной Господь. Как говорится, «сапожник без сапог».

 

Беседовала Наталья Бурковская