Р. Мустейкис: Проектированию необходимы молодые специалисты, вопрос как их привлечь?

О деятельности строительной службы Октябрьской железной дороги рассказывает заместитель начальника ОЖД по строительству Р. И. Мустейкис.

 

- Ромунас Иосифович, расскажите, повлиял ли кризис на финансирование проектов ОЖД и с какими проблемами Вы сталкиваетесь сегодня?

- При запланированном на этот год объеме капитальных вложений в 34 млрд. 939 млн. рублей – 15 млн. мы уже освоили на 100%. Что касается инвестиций в 2010 г., то они практически не сократились. Более того, все, что по проектам было запланировано, все остается в силе. Все время идет добавление средств. Но зачастую это связано с тем, что приходится исправлять ошибки, допущенные на этапе проектирования. И в этом я вижу сегодня одну из главных наших проблем. Проектные институты не успевают качественно и в срок готовить для нас необходимую документацию.

Как известно, развал научной и проектной базы произошел еще в 90-е годы прошлого века, и конечно, собрать вновь тот мощный проектный потенциал уже не реально. Вот, например, в «Ленгипротрансе», в котором в лучшие годы трудилось более 2,5 тыс. человек, сегодня же с трудом набирается 1300, или «Желдорпроект», который тоже ни чем похвастаться не может.

Сегодня среди проектировщиков остались в основном специалисты достаточно пожилого возраста. И это понятно, ведь оплата труда в этой области невысокая и молодежь сюда идет неохотно, поскольку не у каждого есть сила воли за небольшое вознаграждение сидеть, корпеть, чертить. Ведь чтобы вырастить настоящего проектировщика ГИПа или начальника отдела необходимо примерно 12 лет, рядового проектировщика – лет 7-10.

И выход из этой ситуации пока я вижу только один – нужно как-то заинтересовывать людей. А это, по моему мнению, возможно только путем предоставления молодым специалистам жилья. Нужно подписывать с ними контракт лет так на 10, а потом они и сами уже никуда не уйдут, прикипят. Сегодня молодой специалист не видит перспектив, а вот когда ему будет оказана такая поддержка, то уже на 4-5 курсе можно начинать отбирать студентов, заинтересовывать и привлекать к работе. Если в ближайшее время ситуация не изменится, то я не завидую тем, кто будет работать после нас.

Раньше, имея мощные минтрансстроевские институты с давними традициями и высококлассными специалистами, мы могли очень легко работать. Существовал определенный порядок. Так, в сентябре месяце вся документация уже была готова, если нет, то объекты в план следующего года не попадали. Сейчас, совсем по-иному: отсутствует необходимая вовремя документация, а если она и выдается, то в ней очень много ошибок. Поэтому ее приходится возвращать на доработку, а отсюда и дополнительные средства. Нам, строителям, поэтому бывает достаточно сложно, поскольку крайними всегда остаемся мы, никто не помнит, что кто-то вовремя не выдал проект. У нас и сейчас есть такие объекты, кстати, не малые, на 250-300 млн. рублей, на которые нет документации, а они стоят в плане 2010 года.

 

- Какой объем работ по строительству и реконструкции запланирован на II полугодие?

- В 2010 году много преходящих проектов, нового особенно ничего нет. Так, продолжаются работы по строительству скоростного хода на Хельсинки. Это вводной объект, в ноябре-декабре состоится его запуск. Скорости там будут немного поменьше, чем у «Сапсана». Сейчас мы строим дополнительные пешеходные мосты, удлиняем станции, уже подготовили и укрепили земляное полотно, переделываем контактную сеть.

Много еще работы по трассе Москва – Петербург: здесь необходимо строительство многоуровневых развязок и пешеходных переходов, нужны ограждения, чтобы избежать несчастных случаев. Эти вопросы сегодня требуют доработки. Будем строить дополнительные пешеходные мосты, решать вопросы с платформами.

Активно ведутся работы на участке Гатчина – Веймарн. Будем надеяться, что с 2011 г. 18 пар поездов повезут обещанную нефть. Сейчас двигаемся дальше в сторону Усть-Луги, поскольку к 2015 г. проект должен быть завершен: устраиваем вторые пути, строим тяговые подстанции - их должно быть 6, поскольку после Гатчины заканчивается электрификация. Большая сортировочная станция будет построена на площади в 70 га и разместится в Усть-Луге.

 

-Прошедшие ураганы доставили много хлопот?

- Ураган очень сильно повлиял на работу дороги: в результате нарушения подачи внешнего энергоснабжения от электростанций «Ленэнерго» произошло отключение тяговых подстанций Октябрьской железной дороги, вышли из графика и пассажирские, и грузовые поезда. Однако, ураган выявил проблему, которую необходимо в ближайшее время решать. И касается она сразу нескольких ведомств. Допустим, полоса отвода у железной дороги 10 м, а у лесников за ней растут ели высотой метров по 20, вырубать их нельзя, они не относятся к нашей территории. Но когда такое дерево падает, оно падает на пути и 10-ти метровая зона отвода здесь не спасает. С такой же проблемой сталкиваются и энергетики. В ближайшее время, какое то решение по этому вопросу все-таки будет принято.

Со своей стороны, в 2010 году у нас запланировано вырубить 2840 км насаждений вдоль железных дорог, чтобы в дальнейшем обезопасить движение.

 

- Какие нестандартные решения, новые материалы применяются сегодня при строительстве и реконструкции железных дорог и объектов инфраструктуры?

- Хочется сказать о первом опыте строительства новых платформ по немецкой технологии. Их особенность в том, что изготовлены они не из металла и бетона, а из полимерных материалов. Платформы легкие, красочные, быстро собираются, при сборке не надо задействовать краны, все детали можно быстро заменять. Так, например, шестиметровую балку спокойно поднимают два человека. В качестве эксперимента две такие платформы были установлены в Елизаветино. Но как всегда, появляются и проблемы, причем наши, местные. Сразу возникает вопрос: а если дворник стукнет ломом такую платформу, то он ее пробьет? И все начинают равняться на дворника! Но если ломом и киркой не бить, то такие конструкции простоят достаточно долго, покрытие у них прочное, и зарекомендовали они себя в Германии уже давно. Вообще из такого материала можно делать и переездные будки, и другие легкие конструкции.

У нас любое нововведение очень сложно внедряется, сразу находится очень много сопротивляющихся, которые ищут различные «веские доводы».

 

- Что можно сказать о планах на 2011 г.?

- В планах строительство путепровода на Таллиннском шоссе в районе Кингисеппа, вопрос с ним решился только после длительных переговоров с местными властями. Также на 5, 7 км Гатчинского направления должно начаться строительство путепроводов через Таллиннское шоссе. Я думаю, нам на следующий год выделят на это средства. Также на этом направлении будут водиться дополнительные перегоны. До Гатчины у нас уже подготовлено несколько перегонов на ввод в 2010 году. Будем дальше развивать Лужскую-Сортировочную. В порт Усть-Луга ежесуточно будет идти 18 пар поездов с нефтепродуктами, 5-7 пар с углем, 2 с серой, металлами и т.д. В общей сложности 36 пар поездов, и мы должны обеспечить его бесперебойную работу.

Вообще от всех выделяемых средств мы стараемся получить быструю отдачу и те задачи, которые стоят перед ОАО «РЖД», должны быть решены. Поэтому под конкретную задачу и формируется определенный объем строительных работ.

Беседовала Ирина Васильева

источник: АСН-инфо

Г. Киркин: Строительному рынку необходимо профессиональное общение

О формировании цивилизованного рынка услуг по управлению инвестиционно-строительными проектами и возможных путях реализации этой задачи рассказывает президент Ассоциации профессиональных управляющих инвестиционно-строительными проектами (АПУИСП) – руководитель рабочей группы ассоциации по подготовке кадров Г. В. Киркин.

 

- Геннадий Владимирович, какие изменения в деятельности ассоциации произошли в последнее время?

- Прежде всего, изменилась наша стратегия, поскольку изначально ассоциация создавалась с целью преобразования ее в саморегулируемую организацию, поэтому сюда входили компании, оказывающие услуги по управлению строительными проектами в разных его ипостасях. Однако, затем, в силу ряда объективных причин, нам пришлось от этой идеи отказаться: сначала специфика нашей деятельности не попала в круг проблем саморегулирования, но впоследствии, за два месяца до вступление в силу закона, Минрегионразвития все-таки включило в список работ подлежащих обязательному получению допусков СРО деятельность Заказчика по строительному контролю и Генерального подрядчика. Это серьезно повлияло на состав нашей организации: мы сильно потеряли в численности, поскольку многие наши компании в срочном порядке были вынуждены вступать в различные СРО и некоторые из них сочли нецелесообразным сохранять членство в АПУИСП. Но мы сохранили свое основное ядро единомышленников, всех тех, кому интересно развитие своих профессиональных качеств. Вот тогда-то и встала необходимость менять стратегию деятельности асоциации.

Когда вопрос саморегулирования ушел в прошлое, и все вступили в разные СРО, мы поняли, что саморегулируемая организация не будет заниматься развитием нашей профессии, работать в интересах повышения конкурентоспособности своих членов. Тогда эту задачу мы и решили поставить в основу формирования стратегии нашей деятельности: развивать свои профессиональные качества, формировать стандарты исключительно в интересах своих членов для получения конкурентных преимуществ на рынке, становится лучшими, зарабатывая больше денег и развиваться. А для достижения этих целей необходима консолидация усилий на рынке, кооперация, обмен информацией.

 

- Каким способом вы собираетесь решать эти задачи?

- Необходимо обеспечить конкурентные преимущества наших членов в существующих условиях кризиса. Ошибочно полагать, что он уже закончился, поскольку я считаю, что 2010 г. еще хуже, чем 2009. Вроде бы и потрясений нет, падение остановилось, но подъем не начался, выручка осталась низкая, нет и тех объемов работ, что были раньше. Емкость рынка уменьшилась, возросла конкуренция - ведь многие компании, чтобы выжить, стали уходить в другие сегменты рынка.

В этой ситуации повышение конкурентных преимуществ для компаний стало очень актуальным, тем более, что саморегулируемые организации на это не «заточены».

И первое направление достижения конкурентных преимуществ я вижу в получении новых знаний о передовых технологиях и практической помощи в их применении. После проведения опроса наших членов мы определили круг вопросов и тем, которые сегодня являются наиболее интересными и востребованными. Причем знания эти необходимо получать быстро, информация должна быть емкой, нужен практикум, а сами занятия должны быть недорогими.

Учитывая все пожелания, в этом осеннем сезоне мы запускаем ряд блиц-практикумов. Это будут однодневные практические учебные занятия, по актуальным темам, которые сегодня диктует рынок. Занятие будет состоять из трех блоков – это нормативно-теоретический курс, далее, мастер-класс, который проведут ведущие специалисты в данной конкретной области по новым способам, методам, решениям, приемам, и, наконец, практическое занятие в виде деловой игры или бизнес тура на объект. Возможно проведение краш-тестов, то есть обсуждения и применения полученных знаний на конкретном проекте. Такой семинар обойдется для одной компании в 4-5 тыс. рублей, а для членов ассоциации он будет бесплатным.

Вторым направлением достижения конкурентных преимуществ я назову кооперацию. Для этого мы хотим разработать стандарт о кооперации внутри ассоциации. Создать некое соглашение о сотрудничестве и объединении членов АПУИСП в консорциумы для участия в конкурсах и тендерах. Это необходимо для возможности мобильно реагировать на изменения рыночной ситуации. Мы предлагаем привлекать в ассоциацию компании, которые не только занимаются профессиональным управлением строительными проектами (Заказчиков, Генеральных подрядчиков), но и специализированные подрядные и проектные организации. Тогда, имея такой стандарт, в котором определены условия взаимодействия, позиции и ответственность, мы бы могли через ассоциацию формировать консорциум, возглавляемый управляющей компанией, который при появлении определенного заказа, выходил на тендер. А внутри консорциума каждый член выполнял бы свой участок работ в силу своей компетенции. Сейчас мы прорабатываем идею такого сотрудничества, проводим консультации. Интерес к этому определенно есть.

Третье направление - обмен информацией. Мы нашли свое место на рынке, может быть с точки зрения социальной функции и готовы оказывать определенные консультационные услуги саморегулируемым организациям, более того мы начали работу по привлечению саморегулируемых организаций в ассоциацию и достигли здесь определенных результатов. Три саморегулируемые организации становятся нашими членами.

Конкурентные преимущества трудно выдерживать без квалифицированных кадров. В ассоциацию входят два вуза: СПб Политехнический Университет и СПб ГАСУ.

В Политехническом Университете у нас разработана совместная программа по магистерской подготовке, я там преподаю по специализации управление строительными проектами. Студенты приглашаются к нам на практику.

 

- Что помогает избежать конкуренции внутри ассоциации?

- В принципе, когда нет конкуренции, трудно определить лучшего. Однако все должно проходить цивилизованным путем. У нас в ассоциации действует стандарт о профессиональной этике. Далее, в процессе работы над созданием консорциума и стандарта о взаимодействии, возникла идея создания стандарта о проведении тендерного отбора при формировании консорциумов внутри  ассоциации. Это будет нормальное внутреннее состязание.

Также в ассоциации был разработан стандарт профессионального управляющего строительным проектом, он прошел регистрацию и рекомендован к применению Союзом Строительных Объединений и Организаций. Это было в свое время обусловлено возникновением одной идеи, которую мы сейчас реализуем. Мы хотим создать некий страховой продукт, который страховал бы деятельность управляющих строительными проектами. А для этого необходимо было определить, кто такой управляющий строительными проектами, каковы у него обязанности, ответственность. Тогда и было принято решение о профессиональном стандарте.

Создание любой организации обязательно преследует какие-то внешние цели и у нас есть задача лоббирования интересов членов ассоциации, но лоббирование возможно лишь тогда, когда организация имеет вес. А как это возможно? Только через массовость? Мы выбрали другой путь, мы хотим стать организацией высокопрофессиональных компаний, оказывающих влияние через профессиональный авторитет, то есть выступать экспертами на строительном рынке. Тем более что сегодня общественные объединения заняты организационно-политической деятельностью, все сконцентрировано на деятельности СРО и ведущие кадры перешли туда, тем более, что это более финансово-состоятельная деятельность. А строительному рынку сегодня, как никогда требуется профессиональное общение и развитие.

Беседовала Васильева Ирина

 

В.Улицкий: Сложные задачи подземного строительства позволит решить интерактивное проектирование

О том, что необходимо для безопасного строительства в исторической части города рассказывает член Совета по сохранению культурного наследия при правительстве Санкт-Петербурга, доктор технических наук, профессор Владимир Улицкий.

 

- Владимир Михайлович, ни для кого не секрет, как активно сегодня ведется освоение подземного пространства нашего города. Как вы считаете, насколько это может повлиять на историческую застройку в центре Петербурга?

- С одной стороны это хорошо, когда массово берутся за какое-либо дело. Но если подземное пространство осваивают неспециалисты – это очень опасно. И это я заявляю официально.

С 1 июля 2010 г. вступил в силу подписанный Президентом федеральный закон № 384-ФЗ, который меняет очень многие подходы к нашему делу. Это «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений». Я понимаю, почему этот закон был принят – слишком много аварий в последнее время. А я, как эксперт, устанавливаю причины аварий, в основе которых, как правило, неверно сделанные исходные расчеты, неверная оценка зоны риска строительства подземного сооружения, в результате чего страдают соседние здания.

Так, я был экспертом строительства подземного сооружения на Невском пр., которое возводила одна из крупных зарубежных компаний. По моим расчетам выходило, что перемещения соседних зданий и по ул. Восстания, и по Невскому пр. будут больше 10 см. Заказчик эту информацию принял, но… Но сегодня, к сожалению, следует констатировать – мой прогноз оправдался. Причем здание, по Невскому пр. было усилено и при этом дало осадку в 10 см, здание по ул. Восстания усилено не было и осадка даже меньше 10 см. Печально, что вторжение в историческую застройку не единично, более того не учитываются ошибки предыдущих застройщиков. Я понимаю, престижно построить огромное, красивое подземное сооружение в центре города, но почему не рассчитывается степень риска, почему один бизнес вторгается и разрушает бизнес других?

Похожая история в свое время была при строительстве вокзала высокоскоростных магистралей. С этой целью был вырыт котлован, который затем несколько лет простоял в «замороженном» состоянии. Петербуржцы окрестили его «ямой». Тогда затрещал дом Перцова на Лиговском пр., он получил осадку 8 см, и мы просчитали плохую тенденцию для этого дома. Однако, у этой истории есть продолжение, весной 2008 г. на месте этой «ямы» началось строительство торгового центра, и осадка дома возросла до 15 см. Это в 7 раз превышает предельно допустимые осадки для такого рода зданий. Все это привело к деформациям в квартирах. В свое время мы сделали проект его усиления, и если бы он был выполнен, то нынешних проблем можно было бы избежать.

 

- Какие условия необходимо выполнять при проектировании подземных сооружений?

- Должна проводиться специальная система инженерно-геологических изысканий, которые задает не заказчик и не инвестор будущего подземного сооружения, а будущий проектировщик. Ему считать. Когда инвестор ищет возможность сэкономить на изысканиях, серьезная компания за такой заказ браться не будет. Есть этические нормы международных специалистов-геотехников и я их никогда не переступлю, иначе мне – грош цена.

Когда строится капитальное здание с подземным сооружением, необходима серьезная подготовительная работа. Об этом говорится и в новом ФЗ: необходимы специальные изыскания, технические условия на проектирование, расчеты степени риска от этого здания, расчеты изменения экологии, инженерной геологии и гидрологии и т. д.

Ведь что такое подземное сооружение – это плотина, перекрывающая подземные течения. А ведь наш город стоит на целом комплексе подземных рек. Если мы перекрываем подземную реку, уже сложившийся поток, то возникает так называемый баражный эффект: вода поднимается и заливает соседние подвалы. Таких примеров можно привести десятки.

Но вот что происходит в соседней Финляндии, в Хельсинки при строительстве подземных сооружений ведется постоянный мониторинг всего подземного пространства города. Ведь если происходит снижение уровня воды, начинают гнить деревянные лежни, там дома, как и у нас в центре Петербурга устроены на лежнях. То же и в Берлине, в центральной части города определено, что при строительстве подземных сооружений недопустимо снижать уровень воды ниже 50 м.

Новый ФЗ предъявляет достаточно жесткие требования к участникам подземного строительства, что, наконец, позволит привлекать в этой области только профессионалов. Никакого любительства здесь быть не должно.

 

- Как обстоят дела с мониторингом у нас?

- Понятие геотехнического мониторинга было прописано еще в петербургских нормах по фундаментам ТСН 50-302-2004, как обязательный элемент сопровождения строительства в условиях города. Мониторинг проводится для обеспечения сохранности окружающей застройки: чем сложнее строительство, чем ближе оно к соседним зданиям, чем глубже оно уходит под землю, тем оно опаснее.

Допустим, просчитывается здание в 50 этажей, на отметке в 6 этажей делаются замеры напряжений и т. д. 10 этажей, снова расчеты и замеры. Через определенное количество этажей устанавливаются датчики, по которым отслеживается соответствие реальной и расчетных нагрузок. По этим данным составляется прогноз на эксплуатацию объекта, где отмечается, какие показатели не должно превышать напряжение и на наиболее опасные контрольные места ставятся предупредительные датчики. Они стоят и никому не мешают, и на них поступает информация, какие напряжения и перемещения происходят в данной точке.

Мониторинг позволяет не только своевременно останавливать опасные процессы на строительной площадке, благодаря нему всегда имеются объективные данные о состоянии соседних зданий. Система специальных датчиков следит также за уровнем подземных вод, за напряжениями в конструкциях, за перемещениями конструкций, то есть ведется полный цикл наблюдений.

Вообще геотехнический мониторинг должен стать инструментом по управлению рисками, а снижение рисков для соседней застройки всегда в интересах инвестора, в интересах города и главное его жителей.

Что произошло, например, в Москве на Болотной набережной. Предлагалось усилить здание при строительстве подземного сооружения, застройщик отказался. После выемки грунта здание рухнуло. На здании были установлены датчики предварительного оповещения. Показания датчиков говорили о том, что идут перемещения. Но необходимо не только прогнозировать, но и следить, как выполняется работа. Если есть нарушения, работа должна быть немедленно остановлена. Более того, необходимо вносить изменения в проект. Во всем мире это называется наблюдательным методом или интерактивным проектированием. То есть проектирование, и строительство ведутся параллельно.

 

- В чем суть такого метода и был ли опыт его применения?

- Такой метод позволяет решать сложные задачи, для которых не накоплен еще опыт строительства, не отработаны технические решения. Интерактивное проектирование организуется по схеме: исходный проект – опытная площадка – корректировка проекта. В исходном проекте закладываются сценарии будущих решений, на опытной площадке они отрабатываются и, затем, коррективы вносятся в проект. Такой подход позволяет добиться максимальной экономии и обеспечивает надежность будущего сооружения. А главное резко сократить сроки строительства. Так, делается на Западе, такой метод я предложил использовать при реконструкции Константиновского дворца, тогда параллельно осуществлялось проектирование и строительство, потому как если проводить все последовательно: обследования, изыскания, проект, получать разрешения, - на все это ушло бы несколько лет, а времени не было. Но это Константиновский дворец, исключение, а в основном все происходит по традиционной схеме. Город сейчас стоит на пороге строительства крупных объектов, и я считаю, что другого пути нет, кроме как ведения интерактивного мониторинга, а рабочее проектирование вести параллельно с ведением работ. Соответственно нужна корректировка нормативных требований, иначе работы растянутся на десятилетия.

 

- Что, на Ваш взгляд, сегодня необходимо для успешного освоения подземного пространства?

- Совсем недавно у меня была возможность проинспектировать ряд расчетов подземных сооружений. Радует, что к этой работе привлечены многие организации Москвы и Петербурга. Плохо то, что при экспертизе проекта не проверяются сами расчеты, а ведь вся суть любого подземного сооружения именно в расчетах - насколько оно безопасно в городских условиях. К сожалению, эта часть почему-то упускается, более того во всем мире все окончательные решения по подземным сооружениям, как правило, принимают инженеры геотехники, специалисты и ни в коей мере не чиновники. К сожалению, в силу специфики, у нас последнее слово, как правило, за чиновником. Особенно это опасно при строительстве подземных сооружений. Почему? Это единственная отрасль деятельности человечества, где можно закопать любые миллионы и миллиарды в землю. Знаменитый шведский геотехник профессор Свен Хансбо на открытии международной конференции по геотехнике в Гамбурге говорил так: «Внимание, здесь мафия! И эта мафия – мы. Только мы с вами можем закопать в грунт любые деньги, и никто нас не одернет». Ведь ошибка в определении стоимости строительства подземной части здания может перечеркнуть весь проект, сделать его убыточным. И еще есть главный момент отмеченный впервые ФЗ № 384. Привожу дословно «Задание на выполнение инженерных изысканий для строительства, реконструкции зданий и сооружений повышенного уровня ответственности и задание на проектирование таких зданий и сооружений могут предусматривать необходимость научного сопровождения инженерных изысканий и(или) проектирования и строительства здания и сооружения…». Один из моих коллег, участвующий в составлении этого документа записал вместо слово «могут», слово «должны». Но при длительном рассмотрении закона внесли все-таки понятие «могут». Одним словом, захочет инвестор - пригласит науку. Не захочет - обойдутся без нее. Но подземные сооружения – это повышенный риск! В международном сообществе есть одно важное понятие: «геотехника – это наука по управлению рисками», так что думайте сами, решайте сами «иметь или не иметь».

Сложившаяся практика, когда сам подрядчик бесплатно делает проект, а потом по нему выполняет работу, должна насторожить инвестора. «Бойтесь данайцев, дары приносящих» - говорили древние. Делая экспертизу таких щедрых «бесплатных» проектов я вижу заложенные сверхнормативные запасы, во много раз превышающие требования норм. Стоимость этих «дополнительных» работ десятикратно превышают затраты на проектирование. Вот и вся нехитрая затея благотворительных проектов, да еще без научного сопровождения, которое не позволяет преступить грань разумного. Имеется ввиду наука высшего класса и сорта, так как наука в отличие от колбасы или осетрины не имеет десятка сортов. Либо наука, либо лженаука, которая очень опасна. Науки второй свежести не бывает. Вот и все профессиональные секреты. Без привлечения геотехнической науки любой инвестор подземных сооружений легко может превратиться в миллионера, если до этого он был миллиардером.

 

Беседовала Ирина Васильева