Екатерина Гуртовая: «Район Шувалово-Озерки является перспективным для строительства жилья»

Директор по маркетингу компании «ЮИТ Санкт-Петербург» Екатерина Гуртовая рассказала «Строительному Еженедельнику» о том, как развивается территория рядом с Новоорловским лесопарком, что позволит ей стать новой точкой роста и почему «ЮИТ» решил заняться проектами комплексного освоения территории (КОТ).

Екатерина Гуртовая - директор по маркетингу компании «ЮИТ Санкт-Петербург»

– «ЮИТ» долгое время занимался возведением объектов в условиях сложившейся застройки. Почему решили изменить подход и заняться проектами КОТ?
– Освоение новых локаций связано с дефицитом пятен под застройку в обжитых районах Петербурга. Мы не задаемся целью строить большие объекты, но совсем маленькие проекты все же не позволяют получить приемлемые финансовые результаты. Участки внутри города пользуются колоссальным спросом, потому что их осталось очень мало. Если сравнивать картину сегодняшнего дня с ситуа­цией десятилетней давности, то мы увидим, что в зоне КАД тогда не строилось ничего, так как в городе было много участков. Но были проблемы с уплотнительной застройкой. Проекты конкурировали между собой не только по местоположению, но и по качеству. Сейчас в городской черте конкуренция стала еще более острой, а место в зоне КАД принципиально важно.
Да, и ситуация в целом кардинально изменилась. Если посмотреть на количество квадратных метров, то большая их часть реализуется не в застроенной части города, а на границе с ним. Внутри города остался неосвоенным серый пояс, который надо подвергнуть редевелопменту. Но для большинства застройщиков это неподъемная история, так как если предприятие крупное, то это требует огромных инвестиций в приобретение земельного участка. Дальше возникают вопросы градостроительного характера, ведь далеко не всегда эта зона предназначена под жилье. При этом город еще не определился с планами, как осваивать эти земли. Таким образом, с серым поясом все довольно сложно, и девелоперу легче выйти за черту сложившихся городских кварталов.

– В микрорайоне Шувалово-Озерки вы реализуете масштабный проект КОТ «Новоорловский». Почему был выбран данный земельный участок? В чем, на ваш взгляд, преимущество этой локации?
– Жилье рядом с зелеными зонами пользуется у клиентов огромной популярностью, так как таких мест в городе немного, а близость к природе очень востребована людьми. Поэтому район Шувалово-Озерки, на наш взгляд, является перспективным для строительства жилья. Участок земли рядом с Новоорловским лесопарком и Суздальскими озерами площадью 46 га под этот проект мы купили в далеком 2006 году. Тогда еще не наблюдалось массового исхода девелоперов в незастроенные территории. Некоторое время у нас ушло на преддевелопмент, так как на момент покупки на этом участке еще не были решены вопросы инженерной подготовки территории. Сейчас они решены, и поэтому мы приступили к стройке и открыли продажи квартир в жилом комп­лексе комфорт-класса «Новоорловский».

– Еще несколько лет назад эта локация была проблемной с точки зрения развития транспортной инфраструктуры. Как дела обстоят сейчас?
– Сейчас ситуация с транспортной доступностью этой территории кардинально другая. Мы понимаем, что транспортная доступность – это один из ключевых факторов при выборе жилья. И несколько лет назад мы за свой счет спроектировали продолжение Суздальского пр. с виадуками и развязками, которое пройдет вдоль нашего участка, и подарили его городу. Открытие этого участка дороги запланировано уже на осень текущего года. На транспортную доступность локации влияет и расположенная неподалеку особая экономическая зона «Ново­орловская». Новая дорога от Комен­дантского пр. на Каменку находится на расстоянии 5 минут езды от нашего объекта, а дальше Суздальское шоссе соединяется с дорогой на Каменку. Если раньше подъехать к участку застройки можно было только с Выборгского шоссе и по не очень удобным дорогам, то сегодня способов добраться в эту точку стало заметно больше. К тому же к 2025 году рядом с нами должна появиться станция метрополитена «Академгородок». Так что ситуация с транспортной доступностью в этой локации лучше, чем во многих микрорайонах Калининского района, где нет никакого метро и есть всего пара дорог, ведущих к центру.

– Известно ли вам, как будет развиваться окружающая проект территория?
– Та часть, которая была сельхозземлями, – это наш участок, где мы реализуем проект жилого комплекса «Новоорловский», а также небольшая территория рядом, которая очень нескоро будет застроена жильем. Все остальное – это экологическая зона лесопарка, на которой строить нельзя. Но нельзя сказать, что наш проект – это поселок в дремучем лесу. С одной стороны, рядом живая городская среда, с другой – близко к природе.

– Проекты КОТ часто ассоциируются с гигантскими объемами строительства и отсутствием адекватной этому объему социальной инфраструктуры. Отличается ли ваш подход к созданию жилой среды в таких проектах от подхода отечественных компаний?
– Действительно, многие существующие сегодня крупные жилые проекты изначально были недостаточно хорошо продуманы. В этой связи мы бы не хотели называть свой проект КОТом, так как уже сложились негативные стереотипы у этой аббревиатуры. Хотя объемы строительства у нас немаленькие – там появится порядка 400 тыс. кв. м.
Наш подход к созданию комфортной среды в корне отличается от того, что сейчас есть на рынке Санкт-Петербурга. Отличия эти есть как по архитектуре, плотности застройки, так и по инфраструктуре. В этом смысле мы перпендикулярны многим застройщикам. Мы изначально не давали задание запроектировать нам как минимум 1 млн кв. м, – и неважно, каким путем. Мы пошли от другого: наняли испанского архитектора Рикардо Бофилла, у которого есть опыт реализации больших проектов комфорт-класса с хорошей архитектурой. Несмотря на то что ограничений по высотности на этом участке нет, мы не стали создавать там муравейник, и на выходе получили проект, в котором основная масса домов – семиэтажные, с одиночными доминатами по периметру застройки.
Еще один принципиальный момент: мы сделали жилыми первые этажи большей части наших домов. А для объектов торговой инфраструктуры выделили отдельную пешеходную улицу. Причем помещения под эти объекты мы не планируем продавать, а намерены сдавать их в аренду, чтобы не было своего рода «шанхая». Также в проекте появятся большой супермаркет и фитнес-клуб. Проблемы с парковками мы решили, отгородившись ими от Суздальского шоссе и максимально приблизив жилую застройку, с большим количеством детских площадок и площадок для отдыха, к лесопарковой зоне. Кроме того, мы планируем построить 2 большие школы и 5 детских садов. Помимо этого, нами предусмотрено создание велодорожек, прогулочных зон и даже площадок для выгула собак.

– Как подобные проекты реализуются в Финляндии? Что удалось перенять из опыта скандинавских соседей?
– Для Финляндии проект такого масштаба является гигантским. Кстати, по количеству квадратных метров это самый большой проект во всем концерне «ЮИТ». Поэтому головной финский офис пристально следит за его реализацией. Акции компании торгуются на хельсинкской бирже, и крупные проекты могут влиять на стоимость акций. Конечно, для нас важно создать успешный проект, но мы не увлекаемся маркетингом и не рисуем невероятные картинки в рекламе. Для нас важно предложить хороший продукт с качественными характеристиками, в основу которых заложен адаптированный к нашим реалиям европейский подход к созданию комфортной жилой среды. Целиком копировать финский и европейский опыт организации жилых кварталов у нас проблематично, так как люди хотят жить в полной безопасности, и абсолютно открытые пространства, которые привычны для европейцев, этого гарантировать не могут. Поэтому у нас есть кварталы и с абсолютно закрытыми внутренними дворами. Общественные же пространства остаются открытыми. Для безопасности разработана специальная концепция охраны территории, к тому же предусмотрено открытие на ней и пункта полиции.

источник: АСН-инфо

Лев Каплан: «Региональный закон о развитии малого бизнеса в строительстве внесен на рассмотрение городского парламента»

Лев Каплан, вице-президент, директор «Союзпетростроя», в интервью корреспонденту газеты «Строительный Еженедельник» Лидии Горборуковой рассказал о необходимости скорейшего принятия законопроекта «О развитии малого и среднего строительного предпринимательства в городском хозяйстве Санкт-Петербурга», находящегося сейчас на рассмотрении в Законодательном собрании города.

Лев Каплан - вице-президент, директор «Союзпетростроя»

– Лев Моисеевич, зачем малому и среднему строительному бизнесу в Петербурге потребовался «свой» закон на региональном уровне?

– К сожалению, в настоящее время складывается катастрофическая ситуация с малым и средним бизнесом в строи­тельной сфере Петербурга. За последние семь лет удельный вес предприятий этого сегмента упал в экономике города с 40% в 2006 году до 6% по итогам 2013 года. Мы наблюдаем сильнейшую монополизацию строительного рынка города. И все это на фоне того, что Петербург занимает 29-е место из 30 городов России по условиям ведения бизнеса и 22-ю позицию по возможностям вхождения в рынок. В итоге, по данным Петростата, из 22 тыс. малых и средних предприятий в Северной столице осталось всего 11 тыс. таких компаний. Для сравнения, в Великобритании 72% от всего числа компаний, работающих в строительном секторе, являются малыми и средними, в США – 86%, а в Германии – 94%.
Недоиспользование возможностей малого и среднего бизнеса больно бьет по экономике Петербурга, приводит к снижению строительного потенциала города и потере производственных мощностей. А по существу, мы лишаем людей рабочих мест, мешаем возможности создать средний класс и, таким образом, не развиваем гражданское общество. Кроме того, отсутствие конкуренции мешает развитию инновационных технологий в строительстве, снижает качество строя­щегося жилья, способствует развитию коррупции.
Новый законопроект «О развитии малого и среднего строительного предпринимательства в городском хозяйстве Санкт-Петербурга» направлен на то, чтобы коренным образом переломить сложившую­ся ситуацию.

– Каковы механизмы работы данного законопроекта?
– Дело в том, что с начала 2014 года на федеральном уровне вступил в действие ряд законодательных и нормативных документов, расширяющих возможности развития малого и среднего строительного бизнеса. Но эти возможности необходимо реализовать. Как раз на это и направлен новый законопроект. Он еще раз конкретизирует, прописывает по пунктам и закреп­ляет те положения, которые предусмотрены в федеральных законах. Речь идет о двух нормативных документах. Первый – это Федеральный закон № 44-ФЗ от 5 апреля 2013 года «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». А второй – это план мероприятий («дорожная карта») «Расширение доступа субъектов малого и среднего предпринимательства к закупкам инфраструктурных монополий и компаний с государственным участием», утвержденный распоряжением Прави­тель­ства Российской Федерации от 29 мая 2013 года № 867-р. Согласно данному документу в 2014 году участие предприятий малого бизнеса в закупках таких инфраструктурных монополий, как ГУП «Водоканал СПб», ОАО «Ленэнерго», ГУП «ТЭК СПб» и т. п. должно превысить 10%, в 2015 году – 18%, в 2016 году – 25%.

– Реализации каких конкретных положений федерального законодательства будет способствовать новый региональный закон о развитии малого и среднего предпринимательства в строительной сфере?
– В первую очередь речь идет о ст. 30 № 44-ФЗ, которая содержит два пункта, принципиально важных для строительной отрасли. Первый говорит о том, что все объекты госзаказа до 20 млн рублей являются исключительно работой для предприятий малого и среднего бизнеса. Пока в Петербурге данное положение не работает. Все дело в том, что в утвержденной адресно-инвестиционной программе (АИП) Комитета по строительству объектов на такую сумму нет. Оказывается, что все они находятся в ведении районных администраций и отраслевых комитетов – Комитета по образованию, Комитета по культуре, Комитета по здравоохранению и т. д. Например, на капремонт жилых домов на 2014 год в Петербурге предполагается потратить 10 млрд рублей. И примерно столько же пойдет на капремонт социальных объектов в городе. К сожалению, вся эта масса объектов не проходит через тендерные процедуры. Субсидии, например, от Жилищного комитета распространяются между районными администрациями, а потом спускаются ниже – в жилкомхозы. В итоге строительные бригады нанимаются, как говорится, по знакомству, и деньги «осваиваются» без тендерных процедур.
В связи с этим первая наша задача – это переломить данную ситуацию и упорядочить всю такую порочную систему. Новый законопроект как раз четко устанавливает жесткий порядок проведения закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд Петербурга в сфере строительства, реконструкции и капитального ремонта, проект­но-изыскательских работ, а также поставок строительных материалов.
Кроме этого, «Союз­петро­строй» написал письмо губернатору Петербурга Георгию Полтавченко с просьбой собрать специальное совещание глав администраций районов Петер­­бурга и председателей отраслевых комитетов, чтобы рассмотреть размещение госзаказов размером меньше 20 млн рублей для исключительного участия в них предприятий малого и среднего бизнеса. 20 января губернатор поручил вице-губернатору Петербурга по строительству Марату Оганесяну и вице-губернатору Игорю Голикову организовать такое совещание и доложить о результатах.
Еще одно положение, на реализацию которого направлен новый законопроект, касается второй части ст. 30 № 44-ФЗ, в которой сказано, что при реализации крупных проектов свыше 50 млн рублей заказчик в контракте вправе указывать субподрядчиков, соисполнителей из числа субъектов малого и среднего предпринимательства. Это совершенно новая тенденция, так как до сих пор первая десятка крупных строительных компаний в Петербурге не допускала к работе на своих объектах предприятия малого и среднего бизнеса на рыночных условиях. По новому законодательству, заказчик должен включать по необходимости малый бизнес в свои проекты.
Также региональный законопроект предписывает заказчикам в сфере строи­тельства при заключении контрактов с инфраструктурными монополиями и компаниями с государственным участием устанавливать требование о привлечении субподрядчиков из числа компаний малого бизнеса с обязательным включением данного требования в контракты в соответствии с «дорожной картой».

– На какой стадии в настоящее время находится принятие данного законопроекта?
– Этот законопроект, предложенный «Союзпетростроем», активно поддержал депутат Законодательного собрания Петербурга от фракции «Яблоко» Борис Вишневский. В настоящее время документ проходит все стадии рассмотрения законодательного документа, предусмотренные регламентом.

Виктор Морозов: «Без политической воли властей решение «мусорной» проблемы нереально»

Виктор Морозов: «Без политической воли властей решение «мусорной» проблемы нереально»
В августе 2013 года приказом Министерства природных ресурсов и экологии РФ была утверждена «Комплексная стратегия обращения с твердыми коммунальными (бытовыми) отходами в РФ», определяющая на 17 лет действия России по утилизации бытовых отходов. Виктор Морозов, директор НП «Проектные организации Северо‑Запада», высказал свои соображения по поводу этого документа.

– Насколько стратегия оправдывает ваши ожидания как эксперта?
– Документ поражает своей неконкретностью. На мой взгляд, стратегия малопригодна для реализации. По основным вопросам утилизации твердых бытовых отходов имеются серьезные замечания. Эти вопросы – организация переработки отходов, устройство полигонов для захоронения отходов, борьба с несанкционированными свалками, законодательные инициативы и финансовое обеспечение реализации стратегии.
По данным стратегии, в России производится около 60 млн тонн бытовых отходов в год. Переработка ТБО в настоящее время в основном представлена их сортировкой и отбором из них вторичного сырья. При этом сортировке подвергается не более 15% отходов. На полигоны и свалки поступает не менее 92% бытовых отходов, в том числе и без какой-либо переработки. Полигоны зачастую переполнены и, как правило, не отвечают требованиям безопасного захоронения ТБО. На несанкцио­нированных свалках, естественно, никаких мер по соблюдению безопасности не предусмотрено. Количество свалок в разы превышает число зарегистрированных полигонов, а борьба с ними ведется совершенно неэффективно. Единственное, где мы не совсем отстали, это сбор отходов и их доставка к местам сортировки и захоронения. Здесь имеется необходимое оборудование, пусть и не самое совершенное, и достаточный опыт.

– Стратегия предполагает раздельный сбор ТБО. Вы против такой идеи?
– В сложившихся условиях, когда прирост производимых отходов, захоранивае­мых на полигонах и свалках, ежегодно составляет более 55 млн тонн и отсутствует оборудование, необходимое для их переработки, следует отказаться от повторения пути, пройденного продвинутыми в утилизации отходов странами, в том числе и от раздельного сбора ТБО. Необходимо найти и применить такую технологию, которая в сжатые сроки позволит справиться с этим нарастающим потоком отходов. Примером подобной технологии может служить высокотемпературная технология «Пироксел» (температура в рабочей зоне переработки отходов составляет 1100‑1500 градусов, в зоне очистки дымовых газов – 1200‑1050 градусов). Эта технология разработана Всероссийским научно-исследовательским институтом электротермического оборудования (ВНИИЭТО, Москва).

– В чем преимущества технологии «Пироксел»?
– Главное, она не оставляет после переработки отходов каких-либо остатков, требующих захоронения на полигонах, то есть полигоны не требуются. Селективный сбор отходов и их сортировка перед переработкой также не нужны. Уровень влияния на окружающую среду выбросов заводов с применением технологии «Пироксел» настолько мал, что они могут размещаться в промышленных зонах городов. И что особенно важно, технология обеспечивает за один передел переработку всех собранных бытовых, любых медицинских и части промышленных отходов, делая тем самым ненужным огромное количество оборудования, обеспечивающего переработку отходов в практикуемых сегодня технологиях. Применение ее освобождает нас от необходимости дополнительного вложения огромных средств закупку оборудования. В результате переработки отходов потребитель получает четыре экологически чистых полезных продукта. Из тонны подвергнутых переработке отходов поступает на продажу 850 кВт·ч электроэнергии или 3 Гкал тепла (наряду с теплом возможно получение холода), 170 кг остеклованного гранулированного шлака базальтового типа, используемого в строительстве, и 30 кг металла в слитках или изделиях. Замена доходов от продажи вторичного сырья, получаемого от селективного сбора и сортировки отходов, с лихвой окупается продажей перечисленных выше продуктов.
Производства предлагаемой технологии герметизированы, управление технологическим процессом автоматизировано, дымовые газы проходят трехступенчатую очистку, обеспечивающую соблюдение требований отечественных и зарубежных нормативов по охране окружающей среды. Состав отходящих газов – в основном водяной пар и азот, кислорода – 4%, содержание углекислого газа – до 5-7%. Капитальные вложения в 2-3 раза ниже, чем в мировой практике, и составляют 15 тыс. рублей на тонну мощности производства, окупаемость строительства укладывается в пять лет и менее. Принятый модульный подход позволяет осуществлять строительство заводов от 5000 до 500 тыс. тонн.
Заводы по технологии «Пироксел», по сути, являются производствами, производящими энергию и вторичное сырье из постоянно возобновляемого источника (из отходов) и попутно утилизирующие отходы.

– Что делать с несанкционированными свалками, как решить проблему их образования?
– Одна из главных причин образования свалок – это поведение перевозчика отходов (юридического лица). Сегодня он имеет право выбора, куда везти отходы – на завод, на полигон или в соседний лес. Привезешь отходы на завод или полигон – необходимо платить за переработку или за их захоронение из собственных средств, а в лес – бесплатно. Против доставки отходов на завод и полигон действует экономический стимул. Предлагается принять достаточно простое решение – изменить финансовые потоки, это прерогатива регио­нов. За факт доставки отходов должен платить не перевозчик, а завод или полигон как за сырье для обеспечения собственной деятельности. Источник финансирования один – взносы граждан за утилизацию отходов. Подобная мера позволит прекратить новое образование большей части несанкционированных свалок.
Вторая причина (значительно меньшая, но более сложная) – обычные граждане. Необходимо просить их довозить (доносить) мусор до любых контейнеров, грозя при неисполнении серьезными штрафами, при этом дополнительно установить в необходимых местах эти контейнеры. Реализация второго предложения позволит окончательно покончить с образованием новых несанкционированных свалок. Следует иметь в виду, что с уменьшением количества несанкционированных свалок возрастет нагрузка на полигоны, к этому надо быть готовыми.

– Какие еще механизмы нужно воплотить в жизнь, чтобы в России заработала стратегия по обращению с ТБО?
– Необходимо реализовать три законодательных инициативы. Ввести сбор с производителей продукции и с импортеров за утилизацию упаковки поставляемых ими товаров. Производитель и импортер любой упаковки, требующей переработки или захоронения, должен оплачивать эти работы. Также необходимо создать утилизационный фонд твердых бытовых отходов, включив в него средства, собираемые с жителей, с производителей и с импортеров товаров. Расходование средств фонда производить только на нужды переработки бытовых отходов. Еще следует ввести ограничения, допустим с 2025 года, на сбор и захоронение на полигонах бытовых отходов, не подвергнутых переработке, а с 2030 года ввести запрет на захоронение остатков переработки бытовых отходов на полигонах.
Без создания утилизационного фонда и наличия политической воли государственной власти решение бытовой «мусорной» проблемы России нереально. В середине 2010 года в Петербурге в квитанциях на оплату жилья еще присутствовала строка «Вывоз твердых бытовых отходов». Она свидетельствовала, что с каждого жителя за вывоз отходов взимается по 2,9 рубля с 1 кв. м общей площади жилого помещения в месяц. Если ограничиться населением городов и поселений городского типа, то сегодня сумма ежегодных поступлений в утилизационный фонд составит не менее 80 млрд рублей.
Для строительства перерабатывающих мощностей по технологии «Пироксел», обес­печивающих к концу действия стратегии безотходную утилизацию бытового мусора, производимого в стране, требуется около 50 млрд рублей ежегодно. С учетом финансового вклада производителей и импортеров в утилизационный фонд средств на сбор отходов, их транспортировку и строительство заводов будет вполне достаточно. Подобное строительство обеспечит полный отказ от использования полигонов. В период действия стратегии приоритет должен быть отдан безотходной технологии мусоропереработки, на начальных этапах действия стратегии селективный сбор отходов необходимо совместить с работой станций сортировки отходов, прочие формы утилизации бытовых отходов должны использоваться с ограничениями, вызываемыми сложившейся обстановкой.

– Какие изменения необходимо внести в стратегию, чтобы она была работоспособной?
– Во-первых, определить приоритетную технологию мусоропереработки в стране, при этом учесть, что она должна быть безотходной. Во-вторых, запретить строи­тельство полигонов, не обеспечивающих безопасность захоронения, приводить в порядок действующие полигоны. Новые полигоны строить по мере потребности. Определить рекомендации по борьбе с несанкционированными свалками. В-третьих, ввести сбор на утилизацию упаковки с производителей продукции и импортеров. В-четвертых, создать платежный фонд из сборов, получаемых от жителей за утилизацию ТБО, и сборов с производителей товаров и импортеров за утилизацию упаковочной тары. В-пятых, ограничить с 2025 года захоронение на полигонах ТБО, не подвергнутых переработке. И наконец, вернуться к сложившейся в утилизации ТБО