Марина Шишкина: Зеленые насаждения нужно охранять точно так же, как исторические здания

Марина Шишкина: Зеленые насаждения нужно охранять точно так же, как исторические здания

Депутат Законодательного собрания Петербурга Марина Шишкина в интервью корреспонденту газеты «Строительный Еженедельник» высказалась против строительства автодороги М-7, призванной связать центр города и северные его районы через Удельный парк. По ее словам, спасти зеленую зону может корректировка закона «Об особо охраняемых природных территориях регионального значения в Санкт-Петербурге».

– Марина Анатольевна, какая Ваша принципиальная позиция по поводу того, можно ли строить М-7, жертвуя Удельным парком?

– В Генплане Петербурга автодорога М-7 по-прежнему сохранена и заявлена как магистраль непрерывного движения. Она должна связать центр города с северными районами. Однако ответ Комитета по градостроительству и архитектуре Петербурга и устная информация от вице-губернаторов, курирующих строительный и транспортный блок города, говорят о том, что денег в бюджете города на этот объект пока не запланировано.
Если бы я была равнодушной к этой ситуации, то не стала бы входить в общественный совет по Удельному парку и участвовать в кампании по борьбе за этот лесной массив. Я 20 лет прожила в Озерках, я знаю этот район, и мне очень близок Удельный парк.

Общая ситуация, которая сложилась с зелеными насаждениями в Петербурге, печальна. Мало того что в нашем городе сегодня мы не создаем новые парки и скверы, так еще не можем сохранить уже существующие зеленые зоны. Я думаю, что к деревьям, к местам отдыха, зеленым насаждениям нужно относиться точно так же, как к историческим зданиям в Петербурге. Почему центр города, его историю мы сохраняем, а дерево, которое живет столько же лет, сколько здание, а может, и дольше, мы не бережем?

Конечно же, я против того, чтобы автодорога М-7 проходила непосредственно через Удельный парк. Никто меня не убедит, что магистраль не принесет вреда и не испортит зеленую зону. Мы ознакомились со всеми документами и делаем выводы, основываясь на них.

Мне кажется, что многое в руках человека. Неужели у нас не хватает ума, инженерной смекалки, мысли, чтобы и дорогу построить, и зеленые насаждения сохранить? Давайте искать иные инженерные решения, чтобы обеспечить пассажиропоток из центра города в северные районы. Конечно, дешевле разрушить то, что сделано природой, чем искать наиболее оптимальное решение. Я считаю, что это преступно.

– На Ваш взгляд, есть ли вариант, когда вот эту магистраль возможно построить в другом месте, не сокращая зеленую зону?

– Нужно изначально посмотреть, для чего планировалась М-7. Насколько мне известно, проектировщиками и властями города двигала благородная идея – разгрузить центр города от автомобилей. Для этого планировалось создать переправу через Неву (мост или Орловский тоннель), который по проекту соединил бы центральную часть города в районе Смольной наб. и Калининский район Петербурга в створе Пискарев­ского пр.

Потом магистраль должна перейти из Калининского в Выборгский район, а потом уже в Приморский район, то есть в ту часть Удельного парка, о которой мы говорим, с последующим вылетом на ЗСД, КАД и трассу «Скандинавия».

Сегодня смысла строить магистраль М-7, если не решен вопрос сооружения переправы через Неву, нет. Губернатор Георгий Полтавченко сказал, что тоннель город строить не будет, так как это дорого, а средства бюджета нужно использовать рационально. В любом случае, я считаю, что вначале должна быть сооружена какая-то переправа, а затем уже можно говорить о том, по какой конкретной траектории пойдет новая магистраль М-7.

По моему мнению, пустить эту автодорогу через Выборгский и Приморский районы Петербурга – это не единственный вариант, который может спасти город. Например, Пискарев­ский пр. также имеет вылет на кольцевую автодорогу. Его достаточно реконструи­ровать, максимально снизить количество пешеходных переходов, светофоров, сделать магистралью непрерывного движения, как Пулковское или Приморское шоссе. Это и дешево, и эффективно.

Еще одним альтернативным вариантом строительства М-7 может стать возведение дороги на втором уровне над уже существующим железнодорожным полотном. Естественно, это будет дорого, сопряжено со сложностями железнодорожного движения, но это все решаемо. Самое главное – есть земля, уже созданы коммуникации.

– Вы являетесь заместителем председателя общественного совета по Удель­ному парку. Какие действия в последнее время предпринимали участники движения по защите этой зеленой зоны и лично Вы?

– В мае 2014 года были представлены поправки в Генеральный план Петербурга. Я также представила свои поправки, одна из которых посвящена автодороге М-7. Я предложила вычеркнуть из Генплана города эту магистраль и предусмотреть ее строительство в ином месте по усмот­рению разработчиков и проектировщиков. Данная инициатива попала в блок поправок, которые не были отклонены и в дальнейшем будут рассматриваться, обсуждаться, и по ним будет принято окончательное решение.

– Какие еще есть варианты защиты Удельного парка на законодательном уровне?

– Предпринимались разные меры. Например, в закон «О зеленых насаждениях общего пользования Петербурга» готовилась поправка, которая предусматривала сохранение рекреационной зоны в той части Удельного парка, в которой предполагается строительство магистрали М-7. Но данная поправка не набрала нужного числа голосов в нашем парламенте. «За» проголосовали 24 депутата, в том числе и я, но для принятия поправки не хватило двух голосов.

Также хочу напомнить, что Удельный парк был исключен из перечня городских территорий, подлежащих экологическому обследованию, при рассмотрении Законодательным собранием проекта Закона Санкт-Петербурга «О перечне участков территорий Санкт-Петербурга, в отношении которых проводятся комп­лексные экологические обследования».

По мнению руководителя нашей фракции «Справедливая Россия» Алексея Ковалева, это было связано, с одной стороны, с позицией Комитета по благоустройству Петербурга о недопустимости сокращения площади территорий зеленых насаждений общего пользования, а с другой стороны, с нежеланием Комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности Петербурга расширять количество особо охраняемых природных территорий, расположенных на интенсивно посещаемых территориях.

По этим же причинам кроме Удельного парка было исключено большинство крупных городских парков, таких как «Александрино», усадьбы «Петергофской дороги», Пискаревский парк и др.

Я согласна с Алексеем Ковалевым, который полагает, причина этого конфликта лежит в узком понимании концепции особо охраняемых природных территорий, которая ориентирована исключительно на сохранение больших массивов нетронутой природы. Очевидно, что такая концепция не очень подходит для городских территорий. Для Удельного парка и ему аналогичных адекватным способом охраны является, например, создание «микрозаказника», организуемого на части парка и предназначенного для сохранения его ценных природных свойств.

По заключению специалистов, такой микрозаказник в Удельном парке было бы целесообразно создать в нижней его части (западной и юго-западной), где сохранились массивы природной растительности и где гнездится значительное количество птиц.

Для того чтобы присвоить статус микрозаказника части Удельного парка, вначале следует ввести новую категорию в закон «Об особо охраняемых природных территориях регионального значения в Санкт-Петербурге». Это позволит на законодательном уровне защитить Удельный парк от последующего освоения. Это был бы очень серьезный ход, способный предотвратить любые изменения.

Справка:

Удельный парк расположен на территории, ограниченной пр. Энгельса, пр. Испытателей, Коломяжским пр., а также ул. Аккура­това. В 1999 году эта зона отнесена к выявленным памятникам культурного наследия как объект ландшафтной архитектуры, а в 2013 году парк признан объектом культурного наследия регионального значения.

источник: Лидия Горборукова

Илья Захаров: «Объемы российского рынка страхования строительно-монтажных рисков ждет снижение на треть»

Илья Захаров: «Объемы российского рынка страхования строительно-монтажных рисков ждет снижение на треть»

Илья Захаров, директор Санкт-Петербургского филиала компании «АльфаСтрахование», в интервью корреспонденту газеты «Строительный Еженедельник» рассказал об итогах и перспективах развития рынка страхования в области строительно-монтажных рисков (СМР).

– Как бы вы охарактеризовали итоги 2014 года для всего рынка страхования России и в частности Петербурга? Какие тенденции вы можете отметить?

– В целом российский рынок страхования по итогам 2014 года увеличился в объеме, несмотря на начавшиеся кризисные явления. По предварительным данным, мы наблюдаем рост чуть менее 10%, при том что по итогам 2013 года отрасль показала увеличение примерно на 13%. Но дело в том, что рынок страхования в целом реагирует на ситуацию в экономике с некоторым лагом, то есть с опозданием. Очевидно, что через полгода экономический спад коснется страховой отрасли в той же мере, что и предприятий реального сектора экономики.

Уже сегодня, после бума в IV квартале 2014 года, когда продажи автомобилей и жилья продемонстрировали существенные скачки вверх, мы наблюдаем значительное снижение активности страхователей. В частности, по двум первым рабочим неделям года видно, что число ипотечных сделок в нашей компании сократилось в семь раз к декабрю 2014 года. Понятно, что январские цифры всегда в два раза ниже декабрьских, но в январе наступившего года падение сильнее, чем в январе 2013 года. С февраля, конечно, мы ожидаем оживление в области страхования, например в потребительском секторе, но очевидно, что тенденция на общее снижение по рынку будет продолжаться.

– Будет ли снижение объемов в сегменте страхования строительно-монтажных рисков в 2015 году?

– На 2015 год наша компания пока забюджетировала этот сегмент без снижения, хотя мы и предполагаем, что можем потерять до 10% по статье «страхование СМР». В целом по рынку мы оцениваем ситуацию существенно более консервативно. У нас есть прогнозы, что российский рынок страхования СМР в 2015 году снизится до 30%. Некоторые эксперты высказывают мнение, что падение будет еще больше. В первую очередь это связано с тем, что еще летом 2014 года Минстроем РФ принят 294-й приказ, в соответствии с которым из всех строительных смет исключены расходы на страхование СМР – эти расходы больше не компенсируются государственным заказчиком.

Мы уже видим, что многие подрядчики, которые работают по государственным и муниципальным заказам, отказываются от страхования СМР. Но в большей степени это, конечно, касается небольших конт­рактов. При этом крупные заказчики, особенно иностранные компании, несмотря ни на что, продолжают страховать СМР. Это относится и к крупным петербургским компаниям, независимо от того, государственный у них контракт или нет. Поэтому в Петербурге ситуация в сегменте страхования СМР будет чуть лучше, чем по России.

В целом по рынку примерно три четверти страховых договоров СМР приходится на подряды, так или иначе связанные с бюджетом. Тем не менее пока трудно спрогнозировать, какая часть компаний откажется от этого вида страхования.

– Какая доля у компании «Альфа­Страхование» по страхованию СМР на российском рынке?

– Точную цифру я не смогу привести, так как страхование СМР относится к категории технических рисков, в которую также входит и спецтехника. Соответственно, во всех официальных отчетностях они проходят вместе. Но мы считаем, что по страхованию технических рисков наша доля на рынке в районе 5%.

– Повлияли ли как-то на страхование СМР рост курсов валют и западные санкции?

– По страхованию СМР мы не сталкивались с предприятиями санкционных списков. Пока все проекты укладываются в нашу стандартную программу перестрахования. Безусловно, ее стоимость изменилось с повышением курса евро и доллара США, но условия работы для наших клиентов практически не поменялись. Получилось, что первые контракты, которые мы продлили с начала года, не выросли в цене. Одна из тенденций, которую мы наблюдаем, и это тоже влияние ситуа­ции в экономике, заключается в том, что компании готовы отказаться от каких-то опций, которые либо несущественны, либо маловероятны, чтобы сократить стоимость страхования.

– Какова статистика по наступлению страховых случаев и убыточность по договорам СМР?

– Основными рисками и основными страховыми событиями при страховании СМР являются авария на объекте, пожар, подмыв, несчастный случай на стройке, ведущий к повреждению объекта, и т. д. Последняя выплата, которую делала наша компания, была связана с пожаром на строя­щемся объекте. По договорам СМР год от года показатели убыточности разнятся, так как выплаты, как правило, единичны.

Если в 2013 году мы закрыли эту статью с коэффициентом убыточности больше чем 50%, то в 2014 году он не дотянул до 30%. Это никак не связано с тем, что стали меньше или больше строить или тщательнее соблюдать технику безопасности на стройках. В данном случае основное значение имеет воля случая, стечение обстоятельств. Вот поэтому в страховании один удачный год может сменяться неудачным, и наоборот.

– С какими итогами закончила 2014 год компания «Альфа­Стра­хо­ва­ние», если учитывать все виды страхования?

– По предварительным итогам, компания закончила 2014 год очень хорошо. Мы ожидаем, что общий прирост компании по страховым премиям составит более 20%. В Петербурге мы наблюдаем еще большее значение этого показателя. Это связано частично и с негативными явления­ми в экономике и сугубо на страховом рынке, которые для нас медаль с двумя сторонами. С одной стороны, безусловно, в кризис усложняется ситуация у наших клиентов, соответственно, мы теряем и в сборах, и в рентабельности, а с другой стороны, каждый кризис приводит к тому, что с рынка в силу разных причин уходят мелкие компании.

В течение 2014 года ряд компаний ушел – некоторые вообще с российского рынка, другие из регионов, а третьи оставили работу с каким-то из сегментов, например с розничным блоком. В частности, по последнему пути пошли некоторые иностранные компании. Это позволило компании «АльфаСтрахование» в 2014 году вырасти быстрее рынка – часть портфеля клиентов ушедших игроков рынка перешла к нам.

«Территории завода «Самсон» нужен единый оператор развития»

«Территории завода «Самсон» нужен единый оператор развития»

Генеральный директор ЗАО «Хоум Траст» Марина Желобкович и директор по развитию и инвестициям Любовь Зайцева рассказали «Строительному Еженедельнику» об инфраструктурных преимуществах Московского района и перспективах развития площадки бывшего мясокомбината «Самсон».

– Летом вы ввели в эксплуатацию ЖК «Гранд Фамилия» в Московском районе. Насколько я знаю, это не первый ваш проект в данной локации?
 

Марина Желобкович:
– Действительно, нашим пилотным проектом в Московском районе был жилой комплекс «Новая Династия» на Пулковской ул. Он был реализован на балансе ЗАО «Первая проектная компания». Мы были крайне заинтересованы в развитии этой компании, опираясь на опыт реализации нашего первого проекта в очень сложное время – дом строился в кризисные 2008-2009 годы.

Компания отлично справилась со строительством объекта, все наши дольщики были довольны. Однако в период недоступности кредитных ресурсов возможностей для реализации других проектов у компании не оказалось. Отмечу, что при реализации ЖК «Гранд Фамилия» мы не привлекали банковские кредиты – объект строился полностью за счет средств застройщика и средств, привлекаемых по договорам долевого участия. Проект был профицитным и обладал хорошим запасом финансовой прочности. Сейчас мы рассматриваем перспективы дальнейшего развития застройщика «Гранд Фамилия», ищем под него новый проект.

– Почему для своих проектов вы выбрали соседние пятна именно в Московском районе? Какие преимущества района видите вы и ваши клиенты?
 

Марина Желобкович:
– В оценке района мы полностью разделяем точку зрения наших клиентов: Московский район обладает набором характеристик, которые делают его одним из лучших мест для проживания. Он не настолько помпезен, как Центральный район, лишен многих коммунальных проб­лем исторического центра, при этом Московский район в достаточной мере респектабелен. Постепенно он становится районом повышенной комфортности, и наши проекты полностью соответствуют его духу. Кстати, большая часть наших клиентов – это жители именно Московского района, которые хотят улучшить свои жилищные условия, но при этом не хотят покидать район.

Любовь Зайцева:
– Сегодня Московский район – это район со сложившейся инфраструктурой. Прежде всего, это доступная торговая функция. Основными точками притяжения являются торговая зона в Пулково, ТРК «Континент» на Звездной, гипермаркет «Радуга» и др. Нужно отметить и хорошую транспортную доступность района. Это удобный въезд в центр города и, наоборот, выход в область. Основные магистрали не загружены и имеют сразу несколько дублеров. В частности, трафик равномерно распределяется как по Московскому шоссе, так и по альтернативным артериям – пр. Гагарина и пр. Космонавтов, в результате чего крупных заторов в районе не наблюдается. Хорошо развит и общественный транспорт.

– Планируете ли расширять земельный банк под новые проекты?
 

Марина Желобкович:
– Сейчас мы активно присматриваем участки под новые проекты. Пятна мы смотрим по всему городу, но в приоритете у нас, разумеется, Московский район. Нам здесь все близко и понятно. Кроме того, очень удобно, когда головной офис находится в шаговой доступности. Сейчас мы разрабатываем небольшое пятно на ул. Ленсовета.

Пока мы прорабатываем концепт, но уже сейчас понятно, что это будет высотка на 10 тыс. кв. м. Объем инвестиций составит до 1 млрд рублей. Здесь мы опять-таки рассчитываем обойтись исключительно собственными средствами – без привлечения банковских заимствований, которые в периоды нестабильности оборачиваются повышенным риском и лишней долговой нагрузкой на проект. Сейчас мы пытаемся грамотно спроектировать объект, чтобы решить проблему с парковочными местами и социальными объектами, учесть все технические и маркетинговые нюансы.

Любовь Зайцева:
– В целом Московский район – это район сложившейся застройки, и свободных пятен здесь практически нет. Они появляются только в результате перепродажи или перепрофилирования участков. Вот, к примеру, на пр. Космонавтов есть такой участок, который перепродают уже третий раз. Дело в том, что все эти участки, что называется, «с историей». Этот комплекс обременений одни застройщики могут потянуть, а другие нет. А общая «история» Московского района – острый дефицит социальных объектов. Детсадов и школ катастрофически не хватает.

Что касается наших объектов «Новая Династия» и «Гранд Фамилия», то при обоих комп­лексах мы построили по детскому саду. ДОУ при ЖК «Новая Династия» купил один из городских застройщиков, у которого есть инвестиционные обязательства перед городом в части строительства и передачи ДОУ. В отношении детсада при ЖК «Гранд Фамилия» ведутся переговоры.

– Интересны ли вам участки бывшего комбината «Самсон»?
 

Любовь Зайцева:
– Возможность выхода на площадку «Самсона» мы обсуждали много раз. На наш взгляд, главный недостаток этой территории – необходимость проводить рекультивацию земли. Эти мероприятия пока что проводятся очень локально – нет общей стратегии расчистки и преобразования этой территории. Лучшим вариантом было бы привлечь демонтажную компанию на расчистку и рекультивацию. А в итоге получается так: кто-то уже зашел на территорию, и люди живут по соседству с руинированной промзоной. А это запах, отходы. Этой зоне нужен единый оператор, который бы сначала привел территорию в порядок. Но тут мы упираемся в вопрос финансирования – для рекультивации всей площадки нужны огромные инвестиции, вряд ли кто-то из городских застройщиков это потянет.

Кроме того, эта территория не только зажата железной дорогой с одной стороны и перспективной веткой аэроэкспресса с другой, но и входит в зону посадки и взлета самолетов из Пулково. Не каждый клиент захочет проживать в таких условиях. Так что для жилья, пожалуй, эта территория – не самый лучший вариант. А вот для общественно-деловой застройки – наоборот. При грамотном подходе здесь можно создать качественный деловой центр – тут налицо и удобное сообщение с центром города, и близость к аэропорту.

– Сейчас в этой зоне уже собрался большой пул девелоперов.
 

Марина Желобкович:
– На мой взгляд, близ станции метро «Фрунзенская» заявлено избыточное количество новых проектов. С точки зрения маркетинга эти проекты попытались дистанцироваться друг от друга – концепцией, идеологией, архитектурой. Но поскольку все заявленное жилье одного класса и находится в одном диапазоне цен, эти проекты просто друг другу мешают.

– Как в принципе должны выстраи­вать свою стратегию девелоперы в условиях такой сконцентрированной конкуренции?
 

Марина Желобкович:
– Что касается конкретно этой зоны на «Фрунзенской», то соотношение спроса и предложения здесь критическое. В микрорайоне просто нет спроса в том объеме, чтобы всю планируемую застройку потребить в желаемые застройщиками сроки. При одновременном выведении объектов на рынок происходит очень серьезный перекос в сторону предложения, и чтобы его закрыть, спрос должен быть отвлечен от других районов города. А это тоже маловероятно – с учетом того, что здесь налицо эффект депрессивного Обводного канала и перегруженности Московского пр. Поэтому жителей более благополучных районов сюда не завлечь.

На мой взгляд, в будущем у территорий, смежных с участками нынешней активной застройки, есть очень хорошие перспективы, однако с их развитием следует немного притормозить. Сейчас есть время не спеша заняться подготовкой земли, решить вопросы организационного характера, продумать концепцию новых проектов. А вот когда район заживет, когда там уже сложится какая-то инфраструктура, значительно поднимется социальный статус и территория получит новый импульс, туда можно будет совершенно спокойно зайти с красивыми проектами.

– Как обстоит дело с вашим проектом в Мурино?
 

Марина Желобкович:
– На данный момент проект заморожен. И это абсолютно осознанное и взвешенное решение. По счастливой случайности мы не успели вбить сваи и заключить договоры с подрядчиками. Потому что по нынешней экономической ситуации в замороженном состоянии проект наиболее приемлем для инвестора и не несет рисков для застройщика и дольщиков.

Уверена, что большинство застройщиков, даже очень крупных, сегодня поступают именно так. Это позволяет добиться более высокой управляемости проектами, обойтись без демпинга и не иметь проблем с дольщиками. Какое-то время участок постоит «под парами», но обязательно дождется своего часа.