Издания

Официальная публикация

№25 (847 )
30 ноября 2018

Нина Креславская: «Мы работаем без «гонки сооружений»

Весна – время всплеска деловой активности на рынке новостроек. Застройщики надеются на увеличение темпов продаж, а покупатели – на скидки и вывод новых проектов. Оправдает ли эти ожидания весна текущего года, мы расспросили заместителя председателя совета директоров ГК «РосСтройИнвест» Нину Креславскую.

Нина Креславская
Изображение: Никита Крючков

– Нина Абрамовна, поправки в 214-ФЗ, вступающие в силу летом текущего года, заставили застройщиков быстрее получать разрешительные документы и приступать к новым проектам. Не опасаетесь ли Вы затоваривания рынка в ближайшей перспективе, ценовых колебаний?

– Действительно, многие застройщики спешат с выводом новых проектов на рынок. Возможно, к началу лета мы действительно увидим значительное увеличение объема предложения. Однако, мы считаем, что емкость рынка достаточно велика, и вряд ли ситуация разовьется до серьезного затоваривания рынка и, как следствие, снижения цен. Поправки в 214-ФЗ ведут к удорожанию ресурса, повышению затрат застройщиков по целому ряду критически важных параметров, и о снижении цен речи идти не может, поскольку в убыток себе реализовывать проекты никто не будет.

На самом деле, текущая ситуация вполне понятна. Мы ее уже наблюдали в 2016 году, когда на рынок было выведено сразу значительное количество новых объектов. Застройщики стали снижать цены, работали на минимальном уровне рентабельности, а кто-то даже ниже этого уровня. Это привело к банкротству некоторых застройщиков. Причем весьма крупных. Не уверена, что опять будут желающие повторить этот путь. Возможно, темпы продаж несколько замедлятся, но это не приведет к застойным или кризисным явлениям. 

– А как трансформирует рынок отмена долевого строительства?

– Это покажет время, но точно также не приведет к снижению цен. Всем понятно, что за деньги банков, в конечном итоге, заплатит покупатель. «Долевка» – это очень удобный и выгодный для всех инструмент, все эти годы он помогал расти и развиваться российскому рынку строительства. Другое дело, что есть структуры, которые обязаны контролировать и проверять этот процесс, но они не до конца выполняют свои обязанности. Застройщиков вынуждают действовать по иной, значительно более дорогой и зарегулированной для бизнеса схеме взаимодействия с банками. Мотивируя это тем, что так живет весь цивилизованный мир. Но в Европе нет таких объемов строительства и нет такой потребности в обеспечении населения комфортным жильем.

– Ситуация 2016 года отличается от сегодняшней?

– Самое главное отличие нынешнего дня – дешевая ипотека. В 2016-м ее не было. Сегодня ставка по программам АИЖК упала до 6,7%, а по президентской программе для семей со вторым ребенком – до 6%.  У покупателей появились новые возможности.

– Разделит ли «РосСтройИнвест» тренд «гонки сооружений»?

– У нас нет задачи перевыполнить план. В настоящее время мы работаем над несколькими новыми проектами, по некоторым из них уже идет проектирование, и в этом году мы, конечно, объявим о выходе новых проектов. Детали по локациям и объемам пока раскрывать преждевременно, но точно могу сказать, что «гонки сооружений» у нас в планах нет.

– Расскажите, пожалуйста, о ходе реализации вашего московского проекта.

– Сейчас наш московский проект проходит госэкспертизу, и мы надеемся, что к лету текущего года мы уже сможем открыть продажи. Это проект премиум-класса, он отличается уникальной архитектурой и планировками. К созданию проекта мы привлекли известное в Москве архитектурное бюро «Меганом» Юрия Григоряна. Вести продажи квартир в этом жилом комплексе мы планируем через наших московских партнеров.

– Нина Абрамовна, и напоследок вопрос, приуроченный к празднованию 8 марта. К этой дате «Деловой Петербург» традиционно составляет список самых влиятельных женщин города в различных отраслях бизнеса. В этом году Вы номинированы к участию в этой премии. Насколько интересен для Вас этот проект?

– Эта премия интересна тем, что она охватывает самых влиятельных женщин города не только в различных отраслях бизнеса, но и в политике и других сферах деятельности. И главный критерий – положительное влияние на городскую среду. Учитывая сферу деятельности нашей компании, такой критерий для меня очень значим. В целом, конечно, очень приятно получить эту номинацию, особенно в такой непростой и неженской сфере как строительство.

автор: Ольга Фельдман
источник: Строительный Еженедельник №5/6 (801)

Мария Голубева: «Удовлетворена репутацией нашей компании»

Самым важным достижением за три года существования компании «Балтийский Заказчик» ее управляющий партнер Мария Голубева считает независимость. По ее мнению, это дает возможность наиболее качественно представлять интересы любого заказчика – и коммерческого, и государственного.

Мария Голубева
Изображение: Никита Крючков

– Ваша компания зарегистрирована в 2014 году. Насколько сложно было войти в рынок в условиях экономического кризиса и чего за это время удалось достичь?

– Вынуждена напомнить, что в конце 2013 года я покинула группу компаний «Единые решения», основав с партнерами новую компанию – ООО «Балтийский Заказчик», которая сконцентрировалась именно на службе заказчика. Главной задачей было исключить любую заинтересованность и зависимость от собственно проектирования и строительства. Для нас главное – полноценное представление интересов заказчика. Именно поэтому у нас за три года выстроилась очень хорошая работа с органами исполнительной власти.

Кроме того, у нас сейчас достаточно много контрактов с крупными застройщиками. К примеру, мы отработали три контракта с Glorax Development, в том числе на намывной территории. У нас два контракта с «РосСтройИнвестом». У этих компаний свои разработчики, но нет службы, которая занялась бы администрированием, составила правильную «дорожную карту», предложила варианты решения сложных и нестандартных задач.

Очень часто с нами заключают краткосрочные договоры только для того, чтобы мы написали правильный сценарий, разобрались в вопросе и сделали «дорожную карту», по которой десятки сотрудников этой компании будут работать следующие два года. Это, например, «дорожные карты» на стадии градостроительства (в нашей компании сложилось целое направление, которое занимается именно градостроительной документацией, «урбанистикой» с точки зрения сопровождения проектов, принятия правильных, с нормативной точки зрения, комплексных решений). Отдельно выстроилась целая линия по сопровождению, администрированию, интегрированию сложного технологического проектирования. В частности, за 2017 год мы отработали четыре технологически сложных медицинских объекта.

Проблему представляет собой недопонимание между инвестором, собственником – и подрядчиком, исполнителем. Порой есть гигантская разница между тем, как собственник и инвестор формулирует задачу, и тем, как ее слышат и начинают потом выполнять. Исполнителям необходимо «перевести» задачу, поставленную заказчиком, и объяснить, какие действия пошагово надо выполнять для ее реализации.

А в работе с инвестором, собственником – важно обосновать отчеты исполнителя и (или) объяснить, что он имеет в виду.

Благодаря тому, что мы независимы, мы можем концентрироваться не на процессе, а на результате. Кому-то выгодно работать два-три года на каком-то проекте. А у нас всегда есть конкретные реперные точки – желаемые результаты, на которые мы работаем. Неинтересно рассказывать, что «Балтийский Заказчик» несколько лет занимается каким-то процессом. Интересно рассказать, что конкретно сделала компания за три года.

– Вы работаете преимущественно с коммерческими заказчиками или с бюджетными?

– Мы представляем интересы государственного заказчика по целому ряду контрактов. Мы помогаем своим опытом там, где очень серьезные бюджетные процессы сталкиваются с коммерческими процессами.

– Всегда ли удается согласовать интересы бюджетного заказчика и коммерческого исполнителя?

– Нет, не всегда. Есть объекты, по которым мы дошли до претензионной работы, до включения в реестр недобросовестных поставщиков. У госзаказчиков из-за сложной бюрократической системы бывают проблемы с предоставлением мотивированных отказов, с приемкой объектов. Но мы эти пробелы заполняем, чтобы у заказчика всегда была правильная, хорошая позиция. Интересы заказчика состоят в том, чтобы достичь какого-то результата. Если это возможно, мы этого достигнем. Если понятно, что в конкретном случае добиваться этого бесполезно, то надо безболезненно и правильно организовать смену подрядчика: с консервацией объекта при необходимости, с передачей дел новому подрядчику и т. д.

– Имеет ли значение характер самих объектов? Или Вам все равно, какие объекты администрировать?

– Все объекты нужны, мы всех заказчиков уважаем. Но, действительно, бывают вдохновляющие проекты – как, например, намывная территория. Или очень интересный проект в Петергофе, где мы столкнулись с давно существующей застройкой, абсолютно не соответствующей нормам. Люди там живут, но узаконить эти объекты нельзя. Нам предложили включиться в рабочую группу, чтобы разработать «дорожную карту» для приведения построенного в соответствие с нормативной базой.

Почему так популярны «дорожные карты» или сценарии? Потому что действительно важно все расписать. Раньше казалось, например, что в России невозможно работать в программе управления проектами (например, простейших Microsoft Project или Oracle Primaverа). Потому что нет связей, последовательности, логики. Это неправда. Благодаря «дорожным картам» они есть.

Есть такое замшелое мнение, что коммерческий заказчик, технадзор или, того хуже, заказчик государственный – это враги, с которыми в процессе строительства надо бороться. Ничего подобного! Ни у кого нет задачи «завалить» стройку. Стройнадзор, заказчик – так же заинтересованы в результате, как и подрядчик. Только к этому результату предъявляются очень жесткие требования. И получается, что бґольшая часть работы у нас даже не техническая, а лежит в области конфликтологии, а также в системах передачи информации и формирования промежуточных целей.

Сказывается разница менталитетов у представителей разных поколений. Производители работ, начальники участков на крупных объектах – как правило, все взрослые. Прошедшие еще советскую профессиональную школу. Крупные девелоперы, топ-менеджеры – молодые люди в возрасте от 35 до 45 лет.

– А Вы себя в таком окружении чувствуете молодой или взрослой?

– Конечно, молодой! Прежде всего, потому что я продолжаю учиться. Хотя работаю в строительстве уже 17 лет. Так что, когда у меня спрашивают, застала ли я на посту главного архитектора города Александра Викторова, отвечаю, что мое профессиональное общение с архитектурными кругами города началось еще тогда, когда главным архитектором был Олег Харченко.

А вообще, очень плохо, что новейшую историю архитектуры Петербурга и нормативных изменений нигде не преподают. Есть классика, есть существующая нормативная база. Но приходят к нам на практику выпускники ГАСУ с хорошим образованием и знанием актуальной нормативной базы и совершенно теряются, потому что не могут увязать то, что было совсем недавно, с тем, что есть сегодня. Поэтому на старте практики они должны изучить, как и что менялось в строительстве за последние 20 лет, начиная с функций Госстройнадзора и заканчивая порядком предоставления участков.

– Что стало самым мощным драйвером развития новой компании на старте?

– Безусловно, сама команда. Когда ты работаешь пусть даже топ-менеджером в какой-то структуре, ты знаешь, что за твоей спиной есть совет директоров, собственник. И за самые-самые важные решения ответственность можно переложить. Или выполнять чьи-то решения, дистанцируясь от них. В компании, которую создаешь ты сам, такое невозможно. Когда мы начали работать сами на себя, сначала все было на энтузиазме, на общении. Никто не будет работать с фирмой-однодневкой или с новой компанией, созданной неизвестно кем. Нам надо было напомнить о себе, создать репутацию уже независимой команде. Сейчас этот этап пройден. Нас знают лично и как специалистов, и как представителей компании «Балтийский Заказчик» – и мы этим очень удовлетворены.

– Какие стратегические цели перед собой ставите? Что сегодня для Вас ориентиры?

– За последние два года у нас сформировалось, исходя из потребностей заказчиков, три направления работы и один вид услуг. Первое направление – градостроительство и урбанистика, наиболее масштабное и востребованное. Второе направление – это интеграция и администрирование на стадии проектирования сложных объектов, в том числе медицинских. Нам хочется и дальше этим заниматься. Мы считаем, что объекты, по которым мы уже отработали, получились настолько хорошими, что грех это направление не развивать. Третье направление – сопровождение стройки с точки зрения заказчика, обособленно  от подрядчика, субподрядчика и т. д.

А вид услуг, о котором я упомянула, – это составление сценариев и «дорожных карт» для заказчиков, инвесторов, да и для подрядчиков тоже. Потому что люди приходят с исходниками, идеями. Мы пытаемся сформулировать, чего же заказчики хотят и как это реализовать. А уж исполнять разработанные «дорожные карты» потом может кто угодно.

И конечно, сколько лет я работаю, а чувство эйфории, если хотите, при виде гигантского здания, которое ты полтора-два года назад придумывал на бумаге, перекрывает все минусы и сложности работы в строительстве. Мне кажется, это никогда не надоест.

автор: Татьяна Крамарева
источник: Строительный Еженедельник №5/6 (801)