Официальная публикация

Михаил Москвин: «Застройщики очень недальновидно зарабатывают на продаже садов в частные руки»

Традиционно острая тема дефицита соцобъектов в Ленобласти вышла на новый виток скандала – застройщики обвиняют правительство региона в невыкупе введенных в эксплуатацию детских садов. Заместитель председателя Правительства Ленобласти Михаил Москвин считает, что вопрос – почему не купили? – нужно переформулировать и задать самим застройщикам: почему не продали?

Михаил Москвин
Изображение: Никита Крючков

– Михаил Иванович, этим летом СМИ и жители новостроек обсуждали открытие продуктового магазина в Мурино в помещении детского сада. Как это произошло?

– Губернатор Александр Дрозденко охарактеризовал эту ситуацию емко: «афера». В конце августа Госстройнадзор и прокуратура провели выездную проверку помещения, которое было сдано вместе с домом и продано застройщиком с назначением «Детское дошкольное учреждение на 100 мест». Там открыли магазин «Верный», но по документам это все еще детский сад. Никакого перепрофилирования дошкольного учреждения не было, собственник просто нарушил закон. В таких случаях должны действовать силовые и правоохранительные органы. Прокуратура области готовит предписание собственнику на приведение в соответствие фактического использования помещения и его назначения. Это процесс не быстрый, но мы доведем его до конца, и у нас есть намерение разобраться с каждым таким случаем.

– Насколько я знаю, застройщик хотел видеть этот детский сад частным. В этом случае нет ли нарушения закона? Соблюдаются ли при открытии частных садов в новых районах гарантии доступа детей к дошкольному образованию?

– Давайте разделим Ваш вопрос на две составляющих. С точки зрения буквы закона, проекты комплексного освоения территории, например, в Мурино, Кудрово, Девяткино, должны быть обеспечены социальными объектами. Статья 46 Градостроительного кодекса РФ регулирует эти отношения во всей стране, в Ленинградской области местные Регио­нальные нормативы (РНГП) устанавливают норматив детских дошкольных учреждений в 60 мест на 1 тыс. человек. Мы заставляем застройщиков неукоснительно соблюдать эти нормы. Дома в проектах комплексного освоения возводятся вместе с инфраструктурой. Для Мурино это утверждение имеет буквальный смысл, так как все сады встроены в дома. Но ни один из перечисленных мною нормативных актов не говорит про форму собственности новых детских садов в пределах проектов КОТ, сказано только, что эти сады должны быть. Застройщик сам решает, делать частным или государственным сад, который он построил на своей земле и за свои деньги. Нарушения закона в открытии частных детских садов в частных проектах жилых комплексов нет.

 

– А как быть с социальными гарантиями государства?

– Это вторая грань проблемы. В идеале мы стремимся к тому, чтобы все детские сады, положенные в новых районах по РНГП, стали бы государственными – так и происходит, кстати, при девелопменте на муниципальных землях. Мы можем работать с застройщиками в этом направлении или кнутом, или пряником. Если применять только кнут — отбирать детские сады в нашу собственность, то строительство остановится вообще.

– Вашим «пряником» является программа «Социальные объекты в обмен на налоги», по которой администрация должна выкупать построенные за частные средства детские сады за счет уплаченных застройщиком налогов? Ее сейчас активно критикуют застройщики.

– Почему же они тогда в ней участвуют? У нас 41 соглашение, по которому должны быть построены 123 детских сада и 42 школы. Я знаю, что основная претензия к нам заключается в том, что область-де не выкупает введенные детсады. Более того, застройщики и объясняют своим покупателям появление именно частных детских садов тем, что администрация области не раскошеливается. Это очень удобно – при заключении сделки ДДУ застройщик обещает государственный детский сад, а потом говорит – простите, у меня не выкупила страна, тут будет частный сад. Или магазин.

– А как на самом деле?

– Я считаю важным подчеркнуть две вещи: застройщик самостоятельно принимает решение о выкупе объекта государством с пользой для своих клиентов или о продаже садика знакомым или родственникам для открытия частного детского сада с пользой для себя. Во-вторых, мы никогда не отказывали ни одному застройщику во включении их объектов в нашу программу. Если компания хочет заключить соглашение о выкупе детского сада, мы заключаем, если нет, то мы не можем его обязать – это превышение должностных полномочий.

– Так вы выкупаете?

– Да. Но не все и не сразу. С начала программы построено 26 детских садов и 6 школ. Мы уже выкупили 11 детских садов на сумму 1,2 млрд рублей и 4 школы, 10 детсадов переданы в муниципальное пользование и работают как государственные, мы включаем их в программу покупки. Остальные сейчас на стадии передачи в государственную собственность.

– Поэтому и появляются частные детские сады.

– По сравнению с общим объемом введенных государственных садов коммерческих немного, мы не учитываем «квартирные» детсады. В Мурино мы знаем о четырех таких учреждениях: два детсада работают, еще два помещения пока стоят пустые – у Setl City пока никто их не купил. Подчеркну, эти объекты никогда не были включены застройщиком в программу выкупа, они изначально планировались коммерческими, но, безусловно, их ввод в качестве платных не сокращает очередь из детей.

Люди приходят к нам и спрашивают, почему мы не купили. Нужно переформулировать вопрос и задать его застройщику – почему они нам не продали? Строитель хочет выжать максимум из своего проекта, это понятно. Но у нас есть лимиты. Например, мы не можем выкупать коммерческие помещения по цене выше 100 тыс. рублей за квадратный метр или детские сады дороже 800 тыс. за место – это нормативы Минстроя РФ. А застройщики хотят по 150 тыс. рублей и 1 млн соответственно. Но торговаться с нами бессмысленно, мы не можем выделить больше средств на выкуп: к нам придет прокуратура, и сделка будет признана ничтожной. Мы и так закладываем максимально возможные суммы – до конца года мы планируем выделить из областного бюджета 1,37 млрд рублей на выкуп, 140 млн даст местный бюджет.

– Этого не хватит на всех.

– Есть такая хорошая поговорка – жадность рождает бедность. Ситуация выглядит так: застройщик не передал государству детский сад или амбулаторию, сделал объект частным или вообще не открыл, а в помещении появился магазин. Это сразу появилось в СМИ, в соцсетях. Покупатель видит, что в Мурино, Кудрово ему придется еще платить за доступ к образованию и здравоохранению, и вкладывает свои деньги в квартиры в других локациях. Люди теперь смотрят не только на цену квадратного метра, но и на стоимость эксплуатации квартиры и объем дополнительных расходов. Я вижу прямую связь падения продаж в новостройках области с этими манипуляциями с помещениями. Застройщики очень недальновидно зарабатывают на продаже садов в частные руки десятки миллионов рублей, но теряют сотни из-за непроданных квартир. Эта простая мысль должна дойти до наших застройщиков, и они должны принять экономически выверенное решение с учетом всех факторов рынка.

– Сады, заявленные как коммерческие, еще возможно включить в программу выкупа?

– Разумеется. Более того, мы привлечем к обсуждению этого процесса жителей новых районов. Вместе с членами Совета новостроек мы планируем искать возможности для компромисса по объектам, которые предполагаются частными. И тут мы надеемся на помощь жителей с активной гражданской позицией.

автор: Екатерина Иванова

Андрей Коротков, исполнительный директор Ассоциации развития парковочного пространства (АРПП): «Роторные парковки выгодны там, где мало свободной земли»

В условиях ограниченного придомового пространства в Петербурге все более актуальной становится проблема паркинга. Решить ее способны роторные парковки, которые на площади двух машино-мест могут принять до 16 автомобилей. Подробнее об этом виде парковок рассказывает исполнительный директор Ассоциации развития парковочного пространства (АРПП) Андрей Коротков.

Андрей Коротков
Изображение: Никита Крючков

– В чем особенность роторных парковок? Какова их область задействования?

– Роторные парковки – это механизированный тип паркинга. Конструкция позволяет на площади двух машино-мест разместить в высоту до 10–16 машин. Роторные парковки еще называют карусельными, так как машина заезжает на поддон, а затем поднимается без участия человека вверх по кругу – как в колесе обозрения. В России данные объекты только начинают появляться. За рубежом они распространены более десяти лет и особо востребованы в мегаполисах.

Роторные паркинги идеальны для установки на придомовых территориях, где мало свободной земли, в том числе у жилых зданий, автосалонов, офисных центров, торговых комплексов. Не секрет, что в Петербурге есть проблемы со свободными парковочными местами, роторные парковки их могут частично решить.

– Где-то в нашем городе они уже установлены?

– Мы только начали заниматься развитием данного направления. Можно сказать, стали первыми не только в Петербурге, но и в России, где такие объекты пока единичны. Партнер и член Ассоциации развития парковочного пространства уже построил четыре роторных парковки на территории одной из новостроек на проспекте Маршала Блюхера.

Установка конструкции заняла около четырех месяцев. В ней был полностью задействован российский металл. Это удешевило стоимость паркинга приблизительно на треть. Двигатели, электронная начинка – южнокорейские. Время спуска автомобиля с предельной высоты занимает 1,5 мин. При желании пользователи такой парковки смогут настроить специальное приложение на смартфоне – чтобы, выходя из дома, удаленно запускать движение ротора и, подходя к парковке, уже получать авто. Некоторые застройщики, у которых небольшая придомовая территория с жесткими требованиями по обеспеченности машино-местами, уже заинтересовались роторным паркингом.

– А можно ли задействовать такие паркинги в старом фонде?

– Конечно. Тем более что роторные паркинги можно пристраивать к брандмауэрным стенам зданий. С нами уже консультировались представители администрации нескольких районов города о возможности установки во дворах-колодцах роторных паркингов. Кстати, такие конструкции можно устанавливать и на городских парковках.

– А кто будет заниматься обслуживанием данных объектов?

– В городе есть компании, которые занимаются обслуживанием механизированных паркингов. С ними собственники объекта могут заключить специальный договор. Но, в принципе, там ломаться особо нечему. На двигатели производителями из Германии дается 20-летняя гарантия. Вообще, согласно проведенному нами мониторингу, в работе данных конструкций за рубежом серьезных технических катаклизмов не происходило.

– Как законодательство определяет такой тип паркинга?

– Для нас на данный момент это самый болезненный вопрос, так как это новшество для России – и есть некоторые законодательные коллизии. Нормативными актами только три года назад было определено, что такое механизированная парковка. Роторную парковку можно отнести как к модульным быстровозводимым стоянкам с минимальным согласованием строительства, так и к полноценному капитальному типу паркинга. Во втором случае процесс согласования более долгий и включает в себя большее количество требований. Эта двойственность усложняет проектирование таких парковок, на что жалуются многие специалисты проектных бюро.

Наши эксперты полагают, что ряд требований к эксплуатации должен быть оптимизирован. В том числе пожарные требования, которые касаются эвакуации человека из объекта. Понятно, что в роторной конструкции человек практически не присутствует. Есть и другие предложения. АРПП намерена поднять вопросы усовершенствования законодательства и нормативов по регуляции данных видов парковок как на региональном, так и на федеральном уровне.

– Сколько может стоить место в такой парковке?

– Согласно нашему опыту, себестоимость места в роторной парковке может начинаться от 600 тыс. рублей, но это при условии изготовления ее из российского металла. Если ее полностью везти из Южной Кореи или Китая (эти страны являются лидерами по производству таких парковок), то цена может подняться до 1,1 млн рублей за место. Любой дополнительный конструктив (к примеру, облицовка паркинга) также увеличивает ее в цене.

Отмечу, что стоимость стационарных паркингов в спальных районах начинается от 400-500 тыс. рублей за место, в центре города – значительно дороже. Но такие паркинги не везде есть – и более того, в большинстве случаев их строительство из-за отсутствия площадей невозможно. Поэтому роторные парковки, в силу своей компактности, быстроты строительства и простого управления, в среднесрочной перспективе будут распространены и пользоваться спросом как у заказчиков, так и автомобилистов.

АРПП приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц и компании по вопросу развития парковочного пространства и изменения законодательства по механизированным паркингам.

автор: Максим Еланский