Издания

Официальная публикация

№12 (893 )
29 октября 2019

Вадим Финкельштейн: «Объект получился неожиданно уникальный даже для нас самих»

Главной отличительной чертой проекта «М-1 Арены» стало сочетание социальной функции и бизнес-инициативы. Об особенностях и уникальности нового спортивного комплекса «Строительному Еженедельнику» рассказал учредитель ООО «Концертно-спортивный комплекс «М-1 Арена» Вадим Финкельштейн.

Вадим Финкельштейн Вадим Финкельштейн
Изображение: Никита Крючков

– Вадим Григорьевич, как родилась идея проекта?

– Уже довольно давно я возглавляю организацию М-1 Global, проводящую бои по смешанным единоборствам среди профессионалов. На определенном этапе развития появилось понимание, что для полноценного развития нам нужен свой комплекс. Ведь в Санкт-Петербурге довольно много больших арен, где можно проводить крупные соревнования, есть и маленькие спортцентры для любителей, а вот качественно оборудованных объектов среднего размера, где можно было бы достойно проводить турниры, в том числе на международном уровне, явно не хватает.

Тогда и появился проект, получивший рабочее название Академия боевых искусств. В то же время было очевидно: у города свободных средств на воплощение этой инициативы нет, а спортивные соревнования и турниры, с одной стороны, нельзя проводить ежедневно, а с другой – окупить ими инвестиции в строительство практически невозможно. А ведь на реализацию проекта предполагалось брать и кредитные средства. В результате родилась идея совместить социальную функцию с бизнес-проектом – и строить не только спортивную арену, но универсальный многофункциональный комплекс, в котором можно было бы проводить концерты и иные мероприятия. Тем более, что с помещениями для концертов в городе та же история, что и со спорткомплексами – либо стадион на 10 тыс. зрителей, либо совсем небольшие залы на несколько сотен мест. Так что была уверенность, что объект среднего масштаба будет востребован, даст возможность окупить проект.

– Какие задачи Вы ставили перед проектировщиками комплекса?

– Прежде всего, нам хотелось сделать что-то по-настоящему качественное, интересное. Стимулировала к этому и локация, в которой нам удалось получить участок – на берегу Финского залива, в непосредственной близости от «Лахта Центра», который станет новым средоточием деловой и общественной активности в Петербурге. Поэтому за основу была взята идея римского Колизея, которая обеспечивала возможность одинакового хорошо видеть происходящее на арене из любой точки зала.

Также важнейшей задачей стало обеспечение комфорта для посетителей, пришедших на любое мероприятие. Отсюда – трибуны-трансформеры, которые выдвигаются или убираются в зависимости от формата события. Для камерного концерта с приглашением элитной публики можно организовать ресторанные столики на несколько сотен мест. Для спортивных соревнований – сидячие трибуны на 1–3 тыс. человек. Ну а для большого события – рок-концерта, например, – можно обеспечить свободную площадь, которая вместит до 5 тыс. посе­тителей.

Также было решено делать купол из клее­ного бруса. На мой взгляд, сложно представить себе материал более теплый, дружелюбный по отношению к человеку, чем дерево. К этому нужно было добавить всю сопутствующую внутреннюю инфраструктуру спортивно-концертного комплекса.

– Сейчас арена уже построена и достаточно активно эксплуатируется. Довольны ли Вы воплощением закладывавшихся идей?

– На мой взгляд, нам удалось создать прекрасный многофункциональный объект, который идеально подходит для тех целей, под которые мы его планировали, и который может стать одной из точек притяжения как спортивной, так и культурной жизни города.

Более того, объект в чем-то даже превзошел ожидания, получился неожиданно уникальный даже для нас самих. Это, что называется, Божий дар. Оказалось, что в зале совершенно фантастическая акустика. Причем никаких специальных расчетов или выкладок именно по этому вопросу не делалось. Видимо, свою роль сыграли форма Колизея (в Древнем Риме вряд ли пользовались электрическими усилителями), а также купол из деревянного бруса.

Первым эту уникальную акустику обнаружил руководитель и главный дирижер Петербургского государственного симфонического оркестра «Классика» Александр Канторов. Коллектив решил провести здесь репетицию, чтобы оценить качество «звучания» зала. После этого маэстро Канторов сообщил мне, что в нашем комплексе можно играть без подзвучки. Я тогда даже не знал, что практически во всех концертных залах в мире используются акустические системы для усиления звука и обеспечения хороший слышимости во всех частях помещения. По оценке экспертов, на планете насчитывается всего несколько объектов, сравнимых по «звучанию» с нашей ареной, в числе которых «Альберт-Холл» в Лондоне и Арена ди Верона – древнеримский амфитеатр в Италии, всемирно известный как оперная площадка.

Помимо симфонического оркестра «Классика», оценить акустику нашей площадки смогли уже такие знаменитые исполнители, как оперная дива Мария Гулегина, солистка оперной труппы Михайловского театра Олеся Петрова, Владимир Галузин и Мария Баянкина из Мариинского театра. Все дают залу буквально восторженные оценки. Осенью ждем Анну Нетребко.

Это, конечно, не означает, что комплекс стал исключительно залом для классической музыки. Это по-настоящему универсальная площадка. Здесь регулярно проходят соревнования – как по различным видам единоборств (дзюдо, самбо, джиу-джитсу, бокс и пр.), так и по другим видам спорта – волейбол, баскетбол, акробатический рок-н-ролл и др. Концерты – тоже самых разных направлений: от исполнителя персидской поп-музыки ANDY до рок-группы «Ария».

– Каков объем инвестиций в проект? И в какие сроки Вы рассчитываете их окупить?

– В общей сложности инвестиции можно оценить на уровне 1,5 млрд рублей. Каков будет срок окупаемости, сказать достаточно сложно. «М-1 Арена» – это, конечно, не жилье, которое возвращает вложенные деньги за 3-4 года, и даже не классический коммерческий проект в сфере офисной или торговой недвижимости, который можно «отбить» за 8-10 лет. Комплекс хорошо набирает популярность и как спортивная, и как концертная площадка, но пока на полную загруженность мы еще не вышли. Есть еще и не сданные в аренду площади, в частности, под ресторан с видом на «Лахта Центр». У меня был ряд переговоров с интересантами, но мне хотелось бы найти по-настоящему интересного ресторатора с уникальной концепцией.

Кроме того, планируется реализация второй очереди комплекса – часть участка, который у нас в аренде, еще не застроена. В настоящее время я ищу партнеров для запуска этого проекта.

– Что планируется включить в состав второй очереди?

– Пока есть только общие идеи, на основе которых будет разрабатываться концепция. На мой взгляд, это также должен быть многофункциональный комплекс, в качестве же главной функции, по-моему, напрашивается гостиница класса «3-4 звезды». Рядом с «М-1 Ареной» уже есть отель «Лахта Плаза». Но он позиционируется в сегменте «4-5 звезд» и подходит далеко не для всех. У нас же часто проводятся соревнования, на которые съезжаются спортсмены, в том числе и молодые, со всей страны. И, конечно, пятизвездочные отели – не самое подходящее место для их размещения. А вот объект класса «3-4 звезды» вполне восполнил бы эту лакуну. Да и в «Лахта Центр» будут приезжать не только топ-менеджеры. Так что гостиница в средней ценовой категории в этой локации будет вполне востребована.

Помимо этого, в составе второй очереди, думаю, целесообразно разместить объекты, связанные со спортом (может быть, фитнес-клуб или оздоровительный центр), а также площади под сопроводительную торговую функцию. Но пока, как я уже говорил, это только общие мысли о проекте, до разработки конкретной концепции дело еще не дошло.

– Недавно стало известно, что с идеей купить бренд объекта выступил российский банкир Олег Тиньков, который хочет переименовать спорткомплекс в Тинькофф Арену. Как Вы относитесь к этой идее?

– Прежде всего, надо отметить, что практика наименования спортивных объектов крупными брендами имеет широкое мировое распространение. Используется она и в Петербурге, достаточно вспомнить «Газпром-Арену» или «Сибур-Арену».

Олег Тиньков – очень продвинутый бизнесмен, идущий, как говорится, «в ногу со временем». Для него приобретение бренда станет элементом постоянной рекламы, ведь в нашем комплексе регулярно проходят как спортивные соревнования, так и концерты известных исполнителей. И каждое упоминание места проведения станет работать на бренд «Тинькофф». Для нас же это возможность «отбить» часть вложений в проект.

Так что к идее продать бренд я отношусь вполне позитивно и не вижу в ней ничего экстраординарного. Станет ли покупателем Олег Тиньков или какой-то другой интересант – выяснится уже по итогам переговоров.

Справка

«М-1 Арена» возведена в Приморском райо­не Санкт-Петербурга на побережье Финского залива, в непосредственной близости от «Лахта Центра». Постановление городского правительства о выделении земли под Академию боевых искусств вышло в 2011 году. Строи­тельство объекта началось летом 2015 года. Общая площадь здания составила 12 тыс. кв. м. Комплекс включает в себя чашу арены, фиксированные трибуны на 799 мест, телескопические трибуны с выдвижными креслами на 1070 мест, а также рестораны, служебные и административные помещения. Архитектурной особенностью здания является деревянный купол, выполненный из клееного бруса. Разработка и расчеты были проведены Центральным научно-исследовательским институтом строи­тельных конструкций им. В. А. Кучеренко. Изготовлен купол строительной компанией «Русь», проект разработан компанией «ЯРРА Проект». Введена в эксплуатацию «М-1 Арена» была в конце 2017 года, открылась 9 февраля 2018 года спортивным турниром M-1 Challenge 87.

автор: Михаил Кулыбин
источник: АСН-инфо

Владимир Григорьев: «Без долгосрочного планирования развитие мегаполиса невозможно»

Председатель Комитета по градостроительству и архитектуре (КГА), главный архитектор Санкт-Петербурга Владимир Григорьев рассказал «Строительному Еженедельнику» об основных направлениях работы ведомства, а также озвучил позицию КГА по ряду актуальных вопросов.

Владимир Григорьев 0519 Владимир Григорьев 0519
Изображение: Никита Крючков

– Какие основные задачи стояли перед Комитетом в последнее время? Что предстоит сделать в ближайшем будущем?

– Итоги работы последнего времени в сфере градостроительного развития: приняты изменения в Генплан, работаем по внесению изменений в Правила землепользования и застройки (ПЗЗ).

В 2017–2018 годах КГА были разработаны концепции по созданию новых общественных пространств: на прибрежных зонах у залива, рек, искусственных водоемов, реализован проект рекреационной площадки у Южной дороги на Крестовском острове.

Продолжается работа над совершенствованием Правил благоустройства городских территорий. Прекрасно понимая позицию бизнеса, настаивающего на расширении возможностей по размещению рекламной информации на городских фасадах, Комитет, тем не менее, целенаправленно старается проводить политику сохранения и улучшения эстетического облика города. К нашей гордости, горожанами отмечен позитивный эффект этой деятельности: в том, что постепенно город избавляется от огромных букв, бросающихся в глаза, снижается «визуальный шум» в историческом центре. Некоторые жители города, правда, считают, что и этих мер недостаточно. Но в таких ситуациях мы должны находить компромиссные решения.

В части работы по сохранению и совершенствованию архитектурного облика города – хочется отметить, что введенная в 2015 году процедура согласования архитектурно-градостроительного облика жилой застройки постепенно ведет к повышению качества современной архитектуры, поскольку и архитекторы, и заказчики проектов стали относится с большим вниманием к необходимости учитывать в своей работе градостроительный контекст и эстетические требования. Наверное, отчасти это последствия и того факта, что рынок жилищного строительства становится более конкурентным, а наши граждане более взыскательными потребителями, предъявляющими больше требований к комфортности жилой среды. Так или иначе, но совокупные усилия КГА, застройщиков, архитекторов, проектировщиков приводят к улучшению условий жизни, и в проекты застройки закладываются параметры все более комфортного проживания.

– Какие наиболее интересные конкурсы планирует провести КГА в этом году?

– Мы запланировали ряд конкурсов в сфере монументального искусства, например, международный конкурс на проект памятника П. И. Чайковскому. Уже есть понимание, где этот памятник будет расположен, кого мы пригласим в жюри. Полагаем, что это станет большим культурным событием, как для города, так и страны.

В этом году – в год 100-летия со дня рождения Д. А. Гранина – планируется установить памятник этому выдающемуся петербургскому писателю. Будет проведен общероссийский конкурс на проект монумента, который впоследствии украсит Невский район.

Считаю, что это правильная тенденция. Отдаленные районы города, особенно места современной застройки, нуждаются в дополнительной идентификации, узнаваемых акцентах, памятниках и малых архитектурных формах. Глава города уделяет большое внимание развитию и повышению комфортности таких районов. По его поручению в этом году нами запланирован отдельный конкурс на размещение современной городской скульптуры в новых районах.

– Президент поставил задачу перехода от Генпланов к мастер-планам. В Петербурге как раз в этом году планировалось принятие обновленного Генплана. Изменились ли подходы к его формированию? Чем он будет отличаться от тех, что были ранее?

– Система градостроительного регулирования, безусловно, нуждается в совершенствовании. В настоящее время, в соответствии с Градостроительным кодексом, Генплан – это закон, документ, который фиксирует определенную программу развития города на ближайший период и долгосрочную перспективу.

По итогам реализации принятых в городе Генпланов, а также по итогам текущей работы по изменению этого стратегического документа можно констатировать, что спланировать абсолютно все невозможно – жизнь всегда вносит коррективы. В этом смысле создание документа, который был бы способен реагировать на объективные изменения условий жизни и позволял бы инкорпорировать решения в области территориального планирования более гибко и при этом был бы максимально ориентированным на потребности развития города – это, безусловно, очень своевременная и правильная задача, поставленная Президентом.

С другой стороны, важно не поддаться желанию заменить Генплан, как документ, определяющий цели и задачи развития города, в том числе, на долгосрочный период, на некую систему документов, которая позволит и допустит возможность каждый раз принимать решения, отвечающие сиюминутным потребностям. Ведь программа развития города должна быть сбалансированной: создавать условия, отвечающие потребностям сегодняшнего дня, но также и задавать вектор и создавать резервы дальнейшего городского развития, в том числе в области территориальных ресурсов. Без долгосрочного планирования развитие мегаполисов невозможно.

– Много говорится о необходимости увязывания Генплана Петербурга с градостроительными планами развития пригородных территорий Ленобласти. Насколько новый документ будет учитывать совокупность проблем Петербургской агломерации?

– Мы ставим перед собой задачу всегда учитывать логику развития наших соседей – территорий Ленобласти, входящих в систему Петербургской агломерации. Это территории существенного взаимного влияния, и, конечно, Генплан должен соответствовать этой задаче.

Вместе с коллегами из Ленобласти мы уже серьезно продвинулись в решении задач сбалансированности транспортной системы города и прилегающих территорий области: мы давно неразрывно рассматриваем общую транспортную систему, а также синхронизируем технические решения по развитию инженерных систем. Есть договоренности по существенному сближению нормативов градостроительного проектирования на приграничных территориях двух субъектов. Мы совместно выполняем задачу создания экологического каркаса агломерации. В оперативном порядке достигнуты конкретные результаты по рассмотрению проектов планировки территории на сопредельных участках, а также генпланов поселений, прилегающих к границе с Петербургом.

– Распространилась информация, что по новому Генплану общественные слушания по ПЗЗ не планируются. Так ли это? Вообще, какую роль, на Ваш взгляд, должны играть общественники в формировании градостроительной политики Петербурга?

– Наверное, речь должна идти не только об общественниках, с которыми зачастую ассоциируют исключительно протестные градостроительные движения, а о жителях города в целом, которые должны иметь возможность участвовать в выборе решений, касающихся условий их проживания. Для этого и существует институт публичных слушаний. И проводиться они будут – в обязательном порядке.

Исключения, согласно Градкодексу РФ, составляют только отдельные случаи внесения изменений в ПЗЗ. К примеру, когда вносимые изменения касаются размещения объектов регионального значения, уже предусмотренных Генпланом. Этому есть логичное объяснение: поскольку Генплан изначально проходит процедуру публичных слушаний, то новые слушания, посвященные уже ранее рассмотренным в ходе этой процедуры проектам, будут повторными, дублирующими. Кстати, Градкодексом предусмотрены исключения также при внесении изменений в ПЗЗ в случае установления, например, санитарно-защитных зон – поскольку их установление имеет обязательный характер, и такая норма Градкодекса, в основе которой лежит забота о благе человека и обеспечении благоприятных условий проживания, не может быть подвергнута сомнению. Но по проектам планировки территории, как и по иным случаям внесения изменений в ПЗЗ, публичные слушания будут проходить.

– Сообщалось о преобразовании Градсовета. В чем будет реформа и какие цели она преследует?

– Реформы Градостроительного совета не планируется. Речь идет о так называемой ротации членов Градсовета – эта норма заложена в Положении о Совете и говорит о том, что раз в несколько лет его состав должен меняться на треть. Это необходимо для того, чтобы рассмотрение проектов на заседаниях было объективным и всесторонним, чтобы сохранялась возможность задействовать в обсуждениях молодых архитекторов, которые занимают активную позицию в профессиональной сфере.

– Какова в настоящее время позиция КГА по вопросу регулирования вывесок?

– Считаю, что в Москве принято очень взвешенное решение по этому вопросу: мы во многом пошли навстречу пожеланиям бизнеса и установили для Петербурга предельный размер вывесок, даже превышающий столичный. При этом также применили важный принцип, работающий в Москве, который допускает наличие индивидуальных вариантов вывесок, размеры которых объективно, по архитектурным или дизайнерским решениям, не вписываются в ограниченный формат, но в целом, при рассмотрении их в контексте всего фасада, не искажают архитектурный облик здания и городские панорамы. Мы также допускаем вариант, когда объект, на котором размещается вывеска, расположен в таких градостроительных условиях, где превышение предельного размера оправдано. Такие возможности предусмотрены в случае согласования вывески в комплексном проекте благоустройства.

Позиция КГА в этом вопросе такова: успех бизнеса, развитие которого мы всячески приветствуем, не может достигаться в ущерб эстетическому облику города.

– Какова Ваша позиция по СКК? Что целесообразнее: попытаться реконструировать старый объект или возвести, как предлагается, новый?

– Именно этот вопрос был неоднократно поднят при обсуждении вариантов реконструкции СКК на заседаниях Градсовета. Мне кажется, что необходимо сделать выбор, руководствуясь именно принципом целесообразности. Для этого нужно сравнить два варианта, понять плюсы и минусы каждого и принять взвешенное решение. Безусловно, это опять же будет компромисс – и этот компромисс должен быть абсолютно оправдан.

автор: Михаил Кулыбин
источник: АСН-инфо