Официальная публикация

Игорь Гусаков: «Планируем расширять производство»

О новых возможностях, которые дал коронакризис, и том, как воспользовалась ими компания, о новой перспективной продукции и о планах по увеличению производственных мощностей в Санкт-Петербурге «Строительному Еженедельнику» рассказывает генеральный директор ООО «Керапласт» Игорь Гусаков.

Игорь Гусаков Игорь Гусаков
Игорь Гусаков
Источник: пресс-служба ООО «Керапласт»

— Игорь Александрович, уже более года вся страна, да и мир в целом живут в условиях пандемии коронавируса и введенных для борьбы с ним ограничений. Прошлой осенью вы говорили, что COVID-19 не остановил развития предприятия. Как обстоят дела сегодня — и у компании, и вообще в этом сегменте рынка.

— В целом могу лишь подтвердить ранее сказанное. Весной прошлого года, когда страна столкнулась с пандемией и какой-то период у всех — и у бизнеса, и у граждан — была своего рода дезориентация, рынок заметно просел. Из-за отсутствия понимания перспектив кто-то притормозил реализацию проектов, другие вообще свернули планы. Но уже к середине лета большинство строек активизировали работы, и затем их интенсивность только росла. Параллельно, естественно, увеличивалась и востребованность нашей продукции. В результате по итогам года мы не только не снизили объемов производства люков дымоудаления, зенитных фонарей и прочего, но и нарастили их — примерно на 40–50%. И позитивный тренд роста спроса сохраняется и в этом году.

Мы постарались в полной мере использовать открывшееся «окно возможностей». В то время как многие игроки нашего сегмента рынка столкнулись с проблемой получения из стран Азии сырья для изготовления акриловых куполов и комплектующих, «Керапласт» готов был предложить оперативные поставки своей продукции в любую часть страны. Благодаря этому мы смогли расширить свою клиентскую базу, найдя, в том числе, и очень интересных и перспективных партнеров.

Главный негативный фактор для нашего рынка, как, думаю, и для многих других, — рост стоимости металла. За последние 7–8 месяцев цена, например, оцинкованной стали, которая используется в наших конструкциях, фактически удвоилась. Мы стараемся сдерживать подорожание продукции, но, разумеется, работать в убыток не можем.

— При реализации каких интересных, крупных проектов в последнее время использовались ваши системы?

— В течение последнего года наибольшую востребованность продукции «Керапласт» мы видим при реализации проектов транспортной, складской, логистической, а также торговой функции. Это были объекты как наших старых партнеров, так и новых клиентов. В числе наиболее заметных — строительство комплекса МЕГА-IKEA в Казани, реконструкция IKEA Химки в Москве, распределительно-логистические центры «Пятерочки» (X5 Retail Group) в Подмосковье и Брянске, административное здание в парке «Монрепо» в Выборге и др.

Очень интересный проект — аэропорт города-курорта Геленджик в Краснодарском крае. Его кровля запроектирована в виде шестиугольных сегментов, напоминающих издалека своего рода чешую. Для этого объекта мы изготавливаем большую партию нестандартных по размерам шестиугольных люков дымоудаления, идеально подстроенных под оригинальную архитектуру здания.

— Вы говорите о постоянных партнерах, то есть в «Керапласт» обращаются заказчики, даже не проводя тендеров?

— Ситуации бывают разные. У нас действительно есть пул постоянных клиентов, с которыми мы эффективно и плодотворно работаем. Обычно это генподрядные организации, которые сами участвуют в тендерах на выполнение крупных строительных заказов. К нам же они обращаются напрямую, поскольку по опыту знают, что мы гарантированно в срок и с высоким уровнем качества обеспечим поставки своей продукции. Возможность избежать проблем и задержек на любом участке стройки, особенно сейчас, когда сроки выполнения работ сжимаются, — это очень важный для генподрядчика критерий.

Есть и заказчики, которые обращаются к нам напрямую. Также участвуем мы и в тендерах. Например, по итогам одного из них мы недавно отправили свою продукцию на строительство логистического центра «Пуд» ЗАО «Агрокомплекс» им. Ткачева в Симферополе (Крым). Сейчас участвуем в интересном конкурсе на поставку ленточных фонарей и люков дымоудаления на судостроительный завод «Звезда» в городе Большой Камень под Владивостоком.

 

— «Керапласт» — это российское подразделение финской KeraGroup. Пандемия — явление глобальное. Как чувствует себя материнская компания?

— Наша головная структура продолжает динамично развиваться, несмотря на коронавирус. Стараемся своими действиями подтверждать поговорку, что любой кризис — это не только новые проблемы, но и новые возможности.

Непосредственно в Финляндии была осуществлена определенная переориентация продаж со строительных компаний на клиентов-граждан. Как известно, очень многие финны живут в собственных домах, и пандемия привела к тому, что люди стали больше внимания уделять обустройству жилищ, повышению комфортности пребывания в них. Это касается как обеспечения противопожарной безопасности и установки люков дымоудаления (в том числе в гаражах и подсобных помещениях), так и создания застекленных террас с обеспечением естественного освещения.

Работа по этим направлениям обеспечила экономическую стабильность холдинга. Более того, предприняты шаги для дальнейшего расширения KeraGroup. В 2020 году ею приобретено четыре новых производства — в Швеции, Польше, Норвегии и Дании. Таким образом, холдинг в коронакризис только укрепил свои позиции на рынках Северной и Восточной Европы.

Из названных предприятий для нас наиболее интересны норвежское и польское, поскольку их продукция через нашу компанию будет предлагаться на российском рынке. Everlite AS является известным в Норвегии производителем ограждений из стали и стекла, использующихся как в частном секторе, так и в коммерческой недвижимости. Это высококачественная продукция, отличающаяся прекрасными эстетическими и техническими характеристиками. Сейчас она предложена нами для одного интересного гостиничного проекта на Валдае.

Также поглощена польская компания AWAK из города Бук, рядом с Познанью, производящая люки дымоудаления, которые теперь мы сможем предлагать в России. При этом если продукцию «Керапласт» следует отнести к премиальному сегменту, то AWAK — это более экономичные и доступные потребителю модели. Мы только что закончили работу по обновлению (на предмет соответствия новым регламентам) сертификата на эту продукцию в лаборатории ВНИИ пожарной охраны МЧС России, которая осуществила все необходимые тесты и проверки. В отличие от продуктов бренда «Керапласт», изготавливающихся для российского рынка в Петербурге (хотя у нас есть и некоторый объем импорта), поставки оборудования AWAK будут осуществляться из Польши. Таким образом, мы получим возможность существенно расширить наш ассортиментный ряд и предложить системы дымоудаления, интересные различным категориям клиентов.

— Что еще в планах компании? Какие пути дальнейшего развития вы намечаете?

— Мы продолжаем продвигать сервисные услуги по монтажу нашей продукции на объектах клиентов. Надо отметить, что эта опция оказалась весьма востребованной. Благодаря тому, что наши работники прекрасно знают все нюансы устанавливаемого оборудования, они выполняют работу гораздо быстрее «внешних» монтажников, что позволяет предлагать очень конкурентную цену на эту услугу. В то же время для клиента удобно, что в случае возникновения каких-то нештатных ситуаций (которых, впрочем, до сих пор не было) не возникает вопроса причин проблемы: недоработка оборудования или брак при установке. Мы берем на себя полную ответственность за результат.

Ну а главная перспектива для нас сегодня — это строительство своего нового предприятия в Петербурге или рядом с городом, у КАД. Ресурсы имеющейся производственной площадки практически исчерпаны. Рост числа заказов привел к тому, что сегодня завод работает в две смены и по субботам. Таким образом, перед нами встала задача расширения предприятия, и в настоящее время мы прорабатываем варианты действий в этом направлении.

Справка о компании

ООО «Керапласт» является российским подразделением финской компании Keraplast OY (c 2014 года — KeraGroup), основанной в 1971 году. Она производит светопрозрачные конструкции, люки и окна дымоудаления, ленточные фонари. Узкая специализация позволяет компании быть одним из лидеров в своем сегменте и выпускать продукцию высокого качества, востребованную на зарубежных рынках (Германия, Великобритания, Швеция и др.).

Российское подразделение было основано в 2002 году. Комплектующие, в том числе пластиковые светопрозрачные элементы, компания получает из Финляндии, с головного предприятия. Двигатели для люков дымоудаления используются производства германской компании D+H. В Петербурге осуществляется сборка. Сформирована дилерская сеть, которая представляет продукцию Keraplast в регионах — Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Екатеринбурге, Казани, Краснодаре и пр.

Системы компании используются для общественных зданий, в которых на сравнительно малых площадях часто бывают большие скопления людей. Самые крупные объекты — аэропорты Пулково и Шереметьево, конгрессно-выставочный комплекс «Экспофорум». Также это здания промышленно-логистического назначения: фабрика по выпуску жевательной резинки Wrigley, предприятие корпорации Gilette, автозаводы Ford, Тоyota, GM, Hyundai, шинный завод Nokian Tyres, пищевое производство Danon, завод теплоизоляции Rockwool, завод Liebherr, а также множество логистических центров, крупных торговых комплексов, автосалонов и пр.

автор: Лев Касов

Эдуард Тиктинский: «Работая в историческом центре, важно быть открытым»

У недвижимости высоких ценовых сегментов в Санкт-Петербурге хорошие перспективы. Однако с новостройками категории массмаркет ситуация более неопределенная. При этом границы между классами жилья становятся все более размытыми. А при реализации проектов в исторической части города главное — информационная открытость. Об этом и многом другом «Строительному Еженедельнику» рассказал президент Группы RBI Эдуард Тиктинский.

Эдуард Тиктинский Эдуард Тиктинский
Эдуард Тиктинский
Источник: пресс-служба Группы RBI

— Эдуард Саульевич, как вы оцениваете текущую ситуацию на первичном рынке жилья в Петербурге? Каковы, на ваш взгляд, основные актуальные тренды, перспективы?

— Применительно к недвижимости высоких ценовых сегментов — одному из важнейших для нас рынков — ситуация стабильная. Она по-прежнему растет в цене. Только за первые три месяца этого года рост уже составил около 11%. Средняя цена 1 кв. м жилья бизнес-класса в настоящее время приближается к 280 тыс. рублей. Причем среди тех проектов этого сегмента, которые вышли на рынок за первый квартал, как минимум в двух стартовые цены были от 300 тыс. рублей и выше. Основная причина — это, конечно, дефицит предложения. Поэтому, по нашему прогнозу, в высоком ценовом сегменте, в отличие, например, от комфорт-класса, цены продолжат активно расти. Это обусловлено еще и тем, что сегодня все сложнее покупать участки и согласовывать проекты в центре города, находить консенсус со всеми заинтересованными сторонами, так что новых проектов не будет много.

В более низких ценовых сегментах пока тоже все в целом стабильно. Спрос находится на достаточно высоком уровне, что в сочетании со сравнительно невысоким объемом предложения, выходящего на рынок, стимулирует рост цен. За первый квартал года в комфорт-классе они в среднем выросли примерно на 10%. Конечно, ключевую роль здесь продолжает играть государственная программа льготной ипотеки. Доля ипотечных сделок в некоторых проектах комфорт-класса сейчас доходит до 80%. В нашем ЖК Ultra City три четверти квартир с начала 2021 года были приобретены именно с привлечением кредитных средств. При этом заметно, что абсолютное число выданных ипотечных кредитов на рынке к весне начало снижаться.

Это может быть свидетельством того, что платежеспособный спрос, даже учитывая низкие текущие ставки по ипотеке, идет на спад. Кроме того, надо понимать, что реализация программы господдержки по планам должна закончиться 1 июля 2020 года. Это тоже в будущем отразится на уровне спроса. Так что перспективы в комфорт-классе не столь отчетливы. Тем не менее последствия коронавирусного периода еще не преодолены, потребитель до сих пор чувствует общую нестабильность, в том числе экономическую, а у нас в России это, как правило, означает, что люди стараются сохранять сбережения, инвестируя именно в недвижимость. Так что определенные факторы по-прежнему играют на поддержание активности рынка.

— Недавно Группа RBI объявила об объединении принадлежащих ей брендов. В чем смысл этой меры? Вообще, как вы оцениваете ситуацию, сложившуюся с системой рыночной классификации жилья?

— В этом году мы отказались от традиционной продуктовой классификации недвижимости и прекратили разделять свои объекты на бренды RBI и «Северный город». Теперь позиционирование всех наших проектов происходит под единым брендом — RBI. Почему это произошло? Бренд «Северный город» мы создавали в 2002 году. Массовое и элитное жилье тогда крайне сильно отличались друг от друга, были как небо и земля. Очень разные целевые аудитории, очень разные качественные характеристики недвижимости. На рубеже веков это могли быть, условно, панельная многоэтажка на Шуваловском проспекте и элитные дома на Малой Посадской или Захарьевской улице. Сравнивать их между собой по каким бы то ни было параметрам просто не имело никакого смысла.

Конечно, выводя на рынок стандарт «квартир для среднего класса», с определенным набором продуктовых характеристик, передовых для тогдашнего массового рынка, мы уже тогда, в 2002 году, понимали, что стратегически не стремимся работать в нише массового жилья. Но на тот момент маркетинговое решение развивать отдельные бренды для разных целевых аудиторий было вполне оправданно.

Надо отметить и то, что за прошедшие с тех пор почти двадцать лет продуктовые характеристики наших новых жилых комплексов за пределами центра города качественно изменились. И это позволяет выводить их сегодня на рынок под брендом RBI. Да и в целом по рынку за последние лет 10–15 лет четкие границы между разными классами жилья сильно размылись. Из наших «квартир для среднего класса» к 2010–2015 годам, по сути, и вырос весь сегмент «комфорт», как мы его сегодня понимаем. И с тех пор рынок продолжает двигаться в том же направлении: появляются проекты, которые заставляют аналитиков «изобретать» новые термины: «бизнес-лайт», «комфорт-плюс» и так далее.

Показательный пример — наш ЖК Ultra City, который мы запускали семь лет назад еще под брендом «Северный город». Уже тогда он по многим параметрам отличался от традиционного для спальных районов комфорт-класса — дизайн-кодом, технологиями, общественным пространством двора. А во второй очереди, три года спустя, мы пошли еще дальше: создаем амфитеатр и выставочное пространство во дворе, завозим уникальные детские площадки из Германии, подобных которым нет даже в элитных проектах в центре города. Проект с такими характеристиками можно легко представить себе даже и где-нибудь на Петроградке, если не учитывать число этажей.

— Хотелось бы, чтобы вы поделились своим опытом взаимоотношений с градозащитниками. Запуская проект, включающий в себя Левашовский хлебокомбинат, RBI проводил политику максимальной открытости. Все планы были обнародованы, проходили многочисленные общественные обсуждения, были привлечены видные эксперты, подтвердившие корректное обращение с историческими объектами. И, тем не менее, определенная часть градозащитников встретила проект «в штыки».

— Мы много работаем в историческом центре Петербурга, реконструируем и воссоздаем памятники еще с 1990-х годов. Особняк Голицыной на Шпалерной улице, бывший гараж автомобильной фирмы Крюммеля на Большой Посадской, совсем недавно реконструированное историческое здание бывшей кузнечно-слесарной мастерской на Малой Разночинной — это примеры только за последние лет десять нашей деятельности, и только в самом центре города. И это не говоря уже о таких уникальных объектах в бывшем промышленном «сером» поясе Петербурга, как газгольдер на Заозерной улице и водонапорная башня Охтинской мануфактуры на Пискаревском проспекте. Можно вспомнить и о воссоздании исторического Лесного корпуса на Сестрорецком курорте, которое мы завершили в прошлом году.

Соответственно, опыт взаимоотношений с активистами у нас, конечно, большой, и эти взаимоотношения не назвать простыми. Первая проблема в том, что градозащитниками многих из них можно назвать только условно. Люди на самом деле желают не сохранения исторического наследия Петербурга, а чего-то другого — на первом месте у них может быть собственный пиар, политика, какой-то материальный интерес. Иначе как можно объяснить такую ситуацию, когда здание без реконструкции разрушается годами и не вызывает ни у кого беспокойства, а как только появляется инвестор, тут же оказывается, что ничего трогать нельзя, пусть лучше памятник и дальше разваливается в «неприкосновенности»? Такие ситуации у всех на слуху, то же Конюшенное ведомство, например.

Вторая проблема — это факт, что таких активистов всегда слышно лучше всех, и они произвольно присваивают себе право говорить от лица всех горожан. Но это далеко не все петербуржцы — наоборот, это единицы. А если при этом человеку не хватает опыта, понимания основ экономики и девелоперской деятельности — тогда вообще возникают фантастические прожекты под флагом «отобрать у девелопера и отдать на реконструкцию государству». И это при том, что ни у города, ни у государства в целом недостаточно средств для приведения в порядок даже десятой части зданий-памятников в Петербурге.

Третья проблема состоит в том, что власть и законодатели, бывает, идут на поводу подобных «градозащитников», ориентируясь на «громкие» заявления активистов как на общественное мнение. Но оно, опять же, таковым не является. Во-первых, среди людей имеются самые разные позиции, а во-вторых, большинству горожан, как правило, не до того. Что на самом деле очень грустно!

И выход здесь для девелопера только один: быть открытым, объяснять, доносить свою позицию до максимально широкой аудитории, вступать в диалог, вовлекать в него действительно компетентных горожан. Наш опыт с проектом реконструкции Левашовского хлебозавода, например, показывает, как важен такой подход. Мы несколько месяцев подряд рассказывали о нем на множестве площадок — от ЗакСа до прямых телеэфиров. И в итоге нам удалось заручиться поддержкой большинства известных петербуржцев, в том числе связанных с градозащитной деятельностью. Конечно, всегда найдутся люди, которых не убедят никакие, в том числе самые весомые аргументы. Но тут уж сделать ничего невозможно. В таких случаях мы можем говорить лишь о том, что со своей стороны сделали все, что могли, чтобы открыто и достоверно рассказать о своем проекте.

— Каковы ближайшие планы компании? Что нового намечено на этот год?

— Этой весной мы на семь месяцев раньше срока сдали в эксплуатацию ARTSTUDIO Moskovsky на Заозерной улице, возле метро «Фрунзенская», сейчас завершаем там внутренние отделочные работы и меблировку. С нетерпением ждем, когда сможем передать помещения дольщикам и открыть этот наш апарт-отель. Рассчитываем, что это произойдет уже летом.

И одновременно готовим к выводу на рынок следующий гостиничный проект — ARTSTUDIO M103 у Московских ворот. Это будет отель «четыре звезды» на 485 номеров. Его отличает необычное архитектурное решение — фасады в виде «раскрытой книги», дизайнерская внутренняя отделка очень высокого уровня. Интересно, что все наши новые проекты такого профиля теперь планируем создавать в рамках единой арт-концепции. Но об этом пока не расскажем: оставим интригу до момента открытия нашего отеля на Заозерной.

автор: Михаил Добрецов