Издания

Официальная публикация

№1 (932 )
21 февраля 2022

Мариуполь: разрушение для восстановления. Крупнейшая демонтажная компания России участвует в реновации города

С 2022 года в Мариуполе запущен проект восстановления и строительства объектов жизнеобеспечения граждан. Дома, которые не подлежат восстановлению, демонтируются. О том, как происходит снос зданий в Мариуполе, мы поговорили с генеральным директором ГК «КрашМаш» Виктором Казаковым.

Виктор Казаков Виктор Казаков
Виктор Казаков
Источник: пресс-служба ГК «КрашМаш»

— Виктор Александрович, как давно группа компаний «КрашМаш» начала работать в Мариуполе?

— Мы приступили к работам в октябре прошлого года. На момент нашего с Вами разговора уже были снесены десятки зданий, которые по результатам обследований были признаны непригодными для жилья.

— Какие здания идут под снос?

— В рамках программы восстановления основную часть застройки Мариуполя составляли панельные дома. Именно такие здания: различной этажности, высотой до 40 метров были переданы под снос. Все строения передаются нам после расселения и предварительного обследования специалистами МЧС и Министерства обороны.

— Сколько времени в среднем занимает снос здания?

— Скорость сноса всегда зависит от ряда факторов: степени повреждения здания, его высотности, близости от жилых домов или иных объектов инфраструктуры города. Но мы понимаем, что чем быстрее будет завершен этап подготовки территории, тем скорее будут построены новые современные жилые дома. Поэтому работаем с опережением графика. В зависимости от сложности здания демонтаж может быть завершен в течение 5–12 дней. Приоритетом «КрашМаш», как и всегда, остается безопасность производства работ.

— Вы привлекаете арендную технику для работы в Мариуполе?

— Конечно, нет! Ключевым преимуществом «КрашМаш» является собственный парк современной специализированной техники. Выполняя объекты по всей России, мы полагаемся исключительно на свой опыт и свои технические ресурсы. Было бы неверно отступать от этого правила в таком важном для государства проекте, как восстановление Мариуполя.

Сегодня в Мариуполе выполняет задачи команда из 35 специалистов «КрашМаш» с опытом работы в сложных демонтажных проектах и 25 единиц специализированной техники, включая единственный в России экскаватор-разрушитель со стрелой 60 метров - Caterpillar 390DLME.

Caterpillar 390DLME — это уникальный экскаватор, применение которого позволяет нам оптимизировать производство работ и демонтировать высотные конструкции зданий быстро и безопасно.

— Мобилизация такого количества техники, вероятно, повлияла на работу «КрашМаш» по другим проектам?

— Сегодня парк техники «КрашМаш» позволяет вести одновременно до 50 проектов на всей территории страны. Поэтому, несмотря на мобилизацию техники в Мариуполе, мы продолжаем активно работать и в Москве, и в других российских регионах. Более того, в случае роста объемов работ на новых территориях мы будем готовы за короткий срок увеличить количество техники.

С самых первых лет своего существования компания делала ставку на современную технику ведущих мировых производителей. Парк техники компании расширяется каждый год и сегодня насчитывает более 300 единиц техники и оборудования. В 2023 году, например, наш парк уже пополнился новым экскаватором Case, со стрелой 40 метров, сделанным по индивидуальному заказу «КрашМаш», и несколькими десятками гидравлических ножниц Arden.

— А что происходит с отходами демонтажа?

— Изначально, когда демонтажные работы в Мариуполе только начинались, все строительные отходы складировались на полигоне. Но уже с конца февраля на полигонах будут установлены современные дробильные комплексы, и запущен мусороперерабатывающий комплекс. Для нас это, можно сказать, профессиональный праздник: «КрашМаш» уже много лет работает по зеленым стандартам, ежегодно повышая процент переработки отходов на своих объектах. Сегодня – как в Москве, так и в регионах – процент переработки строительных отходов составляет 90-95%. Переработанные материалы в Мариуполе могут быть использованы для обустройства временных дорог, засыпки пазух фундаментов при новом строительстве, а также в качестве инертного материала на существующем полигоне отходов.

— Что самое сложное в демонтажных работах, которые «КрашМаш» выполняет в Мариуполе?

— Основная сложность — сроки. Чтобы восстановление города было осуществлено в установленные государством сроки, нам необходимо как можно скорее освободить площадки для нового строительства. А для того чтобы работать быстро и безопасно, мы должны каждый день принимать оперативные организационные, логистические и технические решения. И эту ответственность, и высокое доверие мы стараемся оправдывать каждый день.

— Изменился ли город за то время, когда «КрашМаш» приступил к работам?

— Темпы развития Мариуполя поражают: с лета прошлого года город превратился в большую стройку. Восстанавливаются дома, социальные объекты, меняются старые коммуникации. Новое строительство ведется в различных районах — как на правом, так и на левом берегах. Сегодня в Мариуполе закладываются новые стандарты строительства, которые преобразят и другие города Новороссии.  

Михаил Голубев: «Малоэтажка для людей»

Михаил Голубев Михаил Голубев
Михаил Голубев
Источник: пресс-служба «Прибрежного Квартала»

Петербургский инвестор девелоперского проекта «Прибрежный Квартал» в Лисьем Носу, участник НП «Клуб лидеров по продвижению инициатив бизнеса», эксперт Агентства стратегических инициатив» (АСИ) Михаил Голубев одним из первых почувствовал, что нашему современнику мало нескольких десятков квадратных метров в многоэтажном «человейнике». Для гармоничной жизни ему необходимо качественное пространство в соразмерной человеку комфортной городской среде, располагающее к творчеству и воплощению собственного представления о жилье. Реализовать эти намерения может малоэтажное строительство. По мнению девелопера, прошедший год укрепил и расширил позиции этого сегмента строительного рынка.


Михаил Викторович, как вы оцениваете уходящий год для строительной отрасли, для сегмента малоэтажного строительства, для себя лично?

— На рынке мало что изменилось. Темпы производства жилья продолжают расти. Огромный успех — идем на 100 млн м2 ввода за 2022 год! Но пропорция сохраняется: многоэтажное строительство при поддержке государства дает лишь 1/3, притом что малоэтажное и индивидуальное жилое строительство дает основные 2/3 общего ввода жилья в стране, продолжая развиваться фактически само по себе. Казалось бы, стоит помогать гражданам и малому бизнесу, которые вносят максимальный вклад в строительство жилья, но почему-то преференциями со стороны государства и банков пользуются крупные застройщики, получившие опыт работы с эскроу-счетами и льготной ипотекой, которая вгоняет покупателей в долгосрочную финансовую зависимость от банков. Как результат, цены на недвижимость в этом году выросли на 25–30%, а объем нереализованного жилья в новостройках превысил 60%.

Возможно, отмена льготной ипотеки уравновесит спрос и предложение в новостройках?

— Ее не отменят! Будет новая модификация. Лоббисты крупного бизнеса устроили демарш, угрожая государству очередными обманутыми дольщиками, но цены в любом случае должны вернуться в более-менее приемлемое русло. Во-первых, правительство уже проделало большую работу по корректировке цен с производителями стройматериалов. Во-вторых, идет развитие проектов комплексного развития территорий, как правило, это районы с хорошей локацией, утверждены мероприятия по регламентации малоэтажных жилых комплексов. Все это даст возможность строить больше разного жилья, особенно в мегаполисах. Предложение будет расти в ближайшие годы. Еще сейчас сыграет, мое мнение, важный аспект: в условиях новой экономики есть ли смысл покупать эти студии и «однушки» в инвестиционных целях?! Надеюсь, что СВО ускорит изменения в потребительском отношении людей к покупке жилья в сторону качества.

Многие эксперты «СЕ» отмечают, что максимальное влияние на экономику в целом и на строительство в том числе, оказали события СВО. Мне кажется, что их последствия заставят застройщиков все равно встать на путь типовой индустриальной застройки. То есть вернуться к некой унификации, упрощениям, ограничениям, связанным с попытками удешевить жилье. Не могут ли эти же факторы снизить темпы развития малоэтажки в формате нового урбанизма? Насколько, на ваш взгляд, эффективны действующие меры поддержки малоэтажного жилья?

— Этому сегменту пока уделяют мало внимания. Да, законодательно в 2022 году определены понятия «дом блокированной застройки», «многоквартирный дом» и «малоэтажный жилой комплекс»; вступили в силу поправки к Федеральному закону № 476-ФЗ, которые вводят нормы регулирования строительства жилых комплексов малой этажности, аналогичные строительству многоквартирного жилого дома: с применением эскроу-счетов, с обязательным получением разрешительной и проектной документации, планированием благоустройства территории; развивается индустриальное домостроение и применение домокомплектов. Но все это движется очень медленно, не без сложностей и больше для крупного бизнеса.

Экономикой малоэтажной застройки власти мало интересуются. Возьмем возникшую полемику о дорожной сети. Застройщики малоэтажки уверены, что в низкоплотной среде такой параметр, как 8,5 м для ширины дорожного полотна, устарел, нужна другая нормативка. И, соответственно, по другим параметрам и видам разрешенного использования необходимо менять и упрощать законы и регламенты, регуляторную среду для проектирования малоэтажного и индивидуального строительства, для вовлечения малых застройщиков и граждан в развитие территорий. Для этого нужна совместная работа администрации, застройщиков, экспертов, но ее нет. Похоже, Петербургу, в отличие от Ленинградской области, малоэтажка не нужна.

Еще пример: в малоэтажном жилье де-юре действует ипотечное кредитование, но эти инструменты пока не развиты, а специфика строительства приводит к тому, что люди де-факто получают кредит на обыкновенных условиях. Например, в «Прибрежном Квартале» мы получили кредит под 11,9% от Сбербанка на блокированную застройку. Это дорого. С этого года граждане могут получать кредит на строительство жилого дома хозяйственным способом, и ДОМ.РФ начал выдавать кредиты на дома блокированной застройки — уже большой сдвиг на малоэтажном рынке. Думаю, в новом году будут льготы для семей с детьми. А еще банкам пока не очень интересно работать с проектами застройщиков меньше миллиарда рублей, им нужен объем. И где здесь место малому бизнесу?

В плане снижения регуляторной нагрузки многое зависит от властей, но мы тоже прилагаем к этому немалые усилия. В этом году пришлось разработать уточнение к регламенту присоединения блокированной застройки к инженерным сетям, потому что в законодательстве не было четко прописанного регламента при наличии частных сетей. Сейчас назревает проблематика с КГА и КИО по вопросам межевания участков после ввода в эксплуатацию и определения параметров для получения справки АГО объектов. По-прежнему нет закона по урегулированию вопросов ЖКХ внутри малоэтажных кварталов с индивидуальным жильем. Если всерьез ставить задачу развивать малоэтажное жилье, то этими вопросами надо заниматься не самим застройщикам, а специалистам на уровне исполнительных органов и монополистов, экспертам, но им проще работать с крупным бизнесом. Чтобы урегулировать проблемы с малоэтажкой, правительству требуются более сложные и умные решения. Я называю это вторым фронтом администрации для цивилизованной жилищной политики в нашей стране.

Как сейчас обстоят дела со строительством второй очереди «Квартала»?

— Мы утвердили концепцию, готов мастер-план, включающий около 80 объектов. Определили инфраструктурные объекты, дорожно-уличную сеть. Подготовлен проект для этапного межевания. Даже начали прощупывать рынок. Есть покупатели. Запускаем новый инвестиционный цикл. Борьба за инвестиции продолжается.

Развитие второй очереди «Квартала» требует еще более правильной коммуникации между инвесторами, застройщиками, госорганами и монополистами для активных частных инвестиций в развитие территорий в новой реальности, в условиях глубоких санкций для страны. Более активного smart growth. Мы уверены: новый этап проекта будет более доступным к покупке, технологичным, учтет ошибки и преимущества первой очереди. Хотя для меня это шаг назад в новом урбанизме в России.

— В конце прошлого года вы подводили итоги десятилетней работы в «Прибрежном Квартале». Как видится этот важный для вас проект в будущем, например, еще на ближайшие десять лет?

— Сегодня сложно в наших экономических и политических реалиях загадывать на десять лет вперед. Но я уверен, что с «Прибрежным Кварталом» все будет в порядке: ведь премию на рынке загородной недвижимости в номинации «Лучший поселок таунхаусов» в 2021 году он получил как передовой и инновационный проект. Международное жюри высоко оценило нашу работу.

В «Квартале», кроме строительства уникальных зданий, идет эксперимент по созданию качественной и устойчивой городской среды, комфортного места для жизни человека в городе, взаимодействию Человека с пространством своего Дома, а также продвижение многообразия процессов в городском развитии. Отчасти из-за этого «Прибрежный Квартал» посещали известные мировые иностранные эксперты в области урбанизма и архитектуры: Кис Донкерс (Cees Doncers), Андре Дуани (Andres Duany), Бертран Лемуан (Bertrand Lemoine), Джамель Клуш (Djamel Klouche), Станислава Боскович (Stanislava Boskovich-Sigon). Каждый из них остался под хорошим впечатлением и давал свои рекомендации по перспективам освоения данной территории Лисьего Носа.

Образ будущего «Прибрежного Квартала» еще формируется, но, несомненно, это пространство, где рождаются и внедряются новые практики городского развития и строительства жилья. Цель этого проекта — возродить понятие дома как части национальной идентичности, как основы для гармоничного существования человека, который создает семью, воспитывает детей, повышает свои компетенции и ведет здоровый образ жизни, общается в социуме, в добрососедстве с соседями, выращивает в своем домохозяйстве растения, ухаживает за домашними питомцами и делает многое другое, что подчеркивает многообразие и возможности современной мира. Именно такой задумывалась роль «Квартала», в этом его космополитичность, и такой она останется, какая бы реальность ни наступала. Благодаря малоэтажным проектам можно формировать устойчивую и качественную, интересную городскую среду, развивать малое предпринимательство. Это едва ли не первое условие для роста экономики и привлечения лучшего человеческого капитала, что обеспечит благополучное будущее, двигаться быстрее к которому всем желаю в новом 2023 году!

автор: Татьяна Рейтер