Ф.Кармазинов: Мы не задираем тарифы, а за счет сэкономленных средств развиваем новые проекты

Генеральный директор ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» Феликс Кармазинов подвел итоги деятельности предприятия в 2010 г. и рассказал о планах на 2011 г.

 

- Феликс Владимирович, о каких событиях в деятельности петербургского Водоканала в 2010 г. стоит рассказать особо?

- Во-первых, мы закончили работу по созданию опытного квартала К-17, который создан как квартал будущего. Он дает возможность не только знать, с какими параметрами вода подошла к каждому дому, но еще и управлять этими параметрами. Система управления комплексом водоснабжения реализуется в зоне действия Урицкой насосной станции, обслуживающей территорию с населением порядка 140 тысяч человек. На самой станции, а также еще на 11 повысительных насосных станциях было заменено насосное и другое технологическое оборудование на энергоэффективное. На насосных станциях и сети установлены клапаны для автоматического выпуска воздуха и противоударные клапаны. Также были установлены диктующие точки, которые в режиме реального времени передают данные о давлении. На основании этой информации система автоматически задает режимы работы всех сооружений. Также были установлены датчики контроля качества воды. На сети и у всех абонентов появились узлы учета, которые оборудованы системой сбора, хранения и передачи  в режиме онлайн информации о расходах воды. Все эти мероприятия позволят сократить более чем на 42% среднемесячное энергопотребление и на 32% количество повреждений в сетях, а также на 39% уменьшить непроизводительные потери воды.

Эксперимент получился удачный. В ближайшие годы система управления комплексом водоснабжения будет создана на территории Южной зоны Петербурга с населением около 1,2 млн. человек, а в перспективе, к 2015 г. и в масштабах всего города.

Во-вторых, в 2010 г. был запущен в пуско-наладку новый блок водоподготовки на Южной водопроводной станции – производительностью 350 тыс. куб.м воды в сутки. Это – один из самых современных блоков в России. Он позволяет справиться с любыми изменениями качества воды в Неве, обеспечивая потребителей абсолютно безопасной и безвредной питьевой водой. На этом блоке, в частности, проводится предварительное озонирование воды, что значительно облегчает процесс последующей очистки. Еще одна особенность нового блока – его экологичность: здесь обеспечен замкнутый цикл использования воды, применяемой для промывки фильтров. Также предусмотрена обработка осадка, образующегося при очистке воды. Объем инвестиций в проект составил порядка 3 млрд. 100 млн. рублей.

Ожидается, что в течение 2011 г. состоится конкурс на реконструкцию Северной водопроводной станции (СВС), включающий, в том числе выбор технологического решения. Для этого необходимо протестировать предлагаемые технологии в течение трех времен года: зимой (на холодной воде), в межсезонье (с учетом паводков) и летом (на тепловой воде). Технология, которая будет в дальнейшем использована, должна хорошо работать в любых условиях.

Реконструкция Северной водопроводной станции предполагает строительство нового блока производительностью 800 тыс. куб. м питьевой воды в сутки. Новый блок будет запущен в 2015 г. Тогда же, в 2015 г., планируется запуск нового блока и на Главной водопроводной станции (ГВС)– производительностью 500 тыс. куб. м питьевой воды в сутки.

Процесс реконструкции двух станций никак не отразится на текущем водоснабжении города. В результате обновления мощностей СВС и ГВС и с учетом запуска в 2010 г. нового блока на Южной водопроводной станции в 2015 г. Петербург будет полностью обеспечен питьевой водой, которая соответствует лучшим мировым стандартам.

 

- А какие мероприятия будут осуществляться в области очистки сточных вод?

- В ближайшее время ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» приступит к строительству очистных сооружений в районе Ломоносова и поселка Металлострой, которые войдут в строй в 2015 г. И тогда, в 2015 г., мы будем очищать уже 98% стоков.

Но для этого надо еще завершить работы по строительству продолжения Главного канализационного коллектора северной части города, на который переключаются прямые выпуски неочищенных сточных вод. По коллектору эти стоки направляются на очистку – на Северную станцию аэрации. Мы уже ввели две очереди коллектора  – в 2008 и 2009 гг., в конце 2010 г. переключим еще одну порцию прямых выпусков, на Арсенальной и Свердловской набережных. Завершится переключение выпусков в конце 2011 г., что позволит нам обеспечить очистку 95% стоков.

Кроме того, в июне-июле будущего года Петербург сможет объявить о выполнении рекомендаций Хельсинской комиссии по защите Балтийского моря (ХЕЛКОМ) по содержанию фосфора в сточных водах. Мы обеспечим в целом по городу этот показатель на уровне не более 0,5 мг/л, как и предусматривают рекомендации ХЕЛКОМ. Это важно, поскольку именно фосфор стимулирует рост сине-зеленых водорослей, представляющих главную угрозу жизни Балтийского моря.

Чтобы добиться этого, мы сейчас активно занимаемся, в частности, реконструкцией Северной станции аэрации.

 

- Как Водоканал контролирует качество сточных вод, направляемых предприятиями в систему коммунальной канализации?

- Качество сточных вод наших абонентов – очень серьезная проблема. Дело в том, что городские канализационные очистные сооружения предназначены для очистки бытовых сточных вод. А со специфическими загрязнениями предприятия должны справляться сами – перед тем, как сбросить свои стоки в наши системы.

Сейчас это, к сожалению, не так. Сейчас в систему канализации попадают сточные воды, не соответствующие нормативам. И за это сегодня ответственность несет по сути только Водоканал. Если мы обнаруживаем нарушения требований к составу сточных вод, мы выставляем предприятиям экономические санкции. Однако предприятия зачастую начинают их обжаловать, и судебные разбирательства длятся долго.

Мы считаем, что необходимо сегодня перейти на принцип «загрязнитель платит». Надо разграничить ответственность за загрязнения между предприятиями водопроводно-канализационного хозяйства и их абонентами. Водоканалы обязаны отвечать за те показатели, которые предусмотрены для бытовых стоков (это взвешенные вещества, БПК, азот, фосфор). А предприятия, направляющие свои сточные воды в систему коммунальной канализации, должны нести ответственность за специфические промышленные загрязнения.

Это предусмотрено в разрабатываемом сейчас проекте федерального закона «О водоснабжении и канализовании», в работе над которым принимает участие в том числе и петербургский Водоканал.

Предлагается такой механизм. Предприятие должно декларировать фактическое качество своих сточных вод. Дальше, в соответствии с этой декларацией, определяется плата за поступление загрязняющих веществ в водные объекты. При этом мы считаем правильным предусмотреть определенный льготный период -  допустим, лет пять, - в течение которого предприятие могло бы направлять эти платежи на выполнение экологических мероприятий – например, на строительство своих локальных очистных сооружений.

 

- Если вернуться к качеству питьевой воды, то зачастую в домах, особенно в центре города, вода не соответствует тем требованиям, о которые декларирует Водоканал…

- Ответственность Водоканала заканчивается на водомерном счетчике, на входе в дом Затем начинаются внутридомовые сети. Сегодня мы не можем отвечать за их качество. Однако в законопроекте «О  водоснабжении и канализовании», о котором я уже упоминал, может появится пункт, касающийся взаимоотношений водоканалов и эксплуатирующих организаций. Однако мы и сегодня уже делаем определенные шаги в этом направлении – в частности, в экспериментальном квартале К-17 (это южная часть города, территория с населением 140 тысяч человек), где был реализован пилотный проект по созданию системы управления водоснабжением.

 

- Какие меры принимает Водоканал Петербурга для более оперативного реагирования на возникающие в городе аварийные ситуации?

- Во многом задержка с оперативным выездом на место аварий связана с тем, что службы связанные с их ликвидацией, были географически оторваны от обсуживаемых территорий. В середине 2011 г. этих проблем быть уже не должно. Мы организовали бригады оперативного реагирования, закрепленные за определенными участками города.

Мы берем на себя обязательства ликвидировать возникающие повреждения в максимально короткие сроки. И здесь мы будем наводить порядок достаточно жестко – на место тех сотрудников, кто не в состоянии работать оперативно, придут те, кто устраняет аварии быстро.

Также повышению оперативности нашей работы будет способствовать приобретение новой специальной техники.

 

- Ежегодно возрастают тарифы на коммунальные услуги. Почему они растут?

- Когда в 90-х годах в стране отпускали цены, никто не думал, что необходимо сделать адекватную переоценку основных фондов. Водоканал - фондоемкое предприятие и хотим того или нет, должны содержать свои сооружения в надлежащем порядке и не допускать их износа. Это требует средств.

Но мы стараемся находить внутренние резервы. Наши производственные процессы – очень энергоемкие. Однако, если еще 10 лет назад мы потребляли 1млрд. 200 млн. кВт электроэнергии в год, то сегодня -  700 млн. кВт. А после того как мы переведем город на новую систему управления водоснабжением по принципу квартала К-17, то сможем снизить энергопотребление до 450 млн. кВт. Ведь снижая энергоемкость производства, мы сокращаем свою потребность в покупке электроэнергии. И сэкономленные средства можем направить на финансирование необходимых ремонтных работ, реконструкции и т.д.

Я противник бездумного повышения тарифов. Водоканал Петербурга был одним из главных инициаторов установки счетчиков воды, поскольку, чем меньше ее потребляется, тем меньше нужно построить водопроводных станций, соответственно меньше потратить на это средств. Мы развиваемся за свой счет. Так, Петербург первый мегаполис в мире, который в полном объеме сжигает остаток сточных вод. Водоканал за свой счет построил для этого заводы. Мы брали под строительство кредиты и теперь их возвращаем. Но мы не задираем тарифы, а развиваем проекты за счет сэкономленных средств. В частности, реконструкция Главной водопроводной станции будет осуществляться также за счет средств Водоканала.

При этом тарифы Водоканала не были и никогда не будут самыми высокими в России.

И еще раз хочу сказать про счетчики. Если к воде относиться бережно – и при этом платить по счетчику – расходы будут гораздо ниже. Сегодня в Петербурге на одного человека в сутки потребляется в среднем 194 л воды. А в Гамбурге, например- 104 л. И ведь в Гамбурге никто не ходит грязным! Просто там умеют бережно относиться к воде. И умеют считать свои деньги.

 

Беседовала Ирина Васильева

источник: АСН-инфо

В.Лаптев: Кризис не изменил наших приоритетов

О реализации текущих проектов и планах на будущее компании «Арсенал-Недвижимость» рассказал генеральный директор Виктор Лаптев.

 

– Сегодня редкое интервью с застройщиком не начинается с вопроса о преодолении финансового кризиса. Можете поделиться своими технологиями выживания?

Нельзя сказать, что мы не почувствовали кризис. Это было бы лукавством – мы такие же участники рынка, как и многие другие застройщики. Но благодаря тому, что наша компания всегда вела достаточно консервативную инвестиционно-финансовую политику, мы встретили кризис не имея обременения в виде заемных средств.

Мы оптимизировали работу нашей компании, не обошлось и без сокращения штатов, но скажу, что мы уволили только малоэффективных сотрудников. Эти «антикризисные меры» позволили нам не менять своих приоритетов, сохранить начатые крупные проекты и сосредоточиться именно на их реализации. Один из них и, пожалуй, главный – это строительство нового жилого квартала «Девяткино» недалеко от одноименной станции метро.

 

– Расскажите, пожалуйста, как идет реализация этого проекта?

– Участок под строительство жилого квартала «Девяткино» приобретен компанией «Арсенал-Недвижимость» в 2007 году, и с того времени все работы осуществляются четко по графику. Это даже не квартал, а небольшой город, окруженный одновременно и чистейшей природой, и всеми благами цивилизации, включая отличную транспортную доступность и хорошо развитую инфраструктуру.

Проект реализуется по 214-му ФЗ и аккредитован страховой компанией «Югория» для страхования финансовых рисков дольщиков. Мы полагаем, это подтверждает нашу надежность и прозрачность нашего бизнеса.

Проект строительства жилого квартала «Девяткино» является победителем по итогам отбора в 2008 году на субсидирование процентной ставки по привлекаемым кредитам. Условия субсидирования предусмотрены федеральной целевой программой «Жилище» на 2002–2010 годы. Это значит, что Минрегион субсидирует процентные ставки застройщику по схеме «ставка рефинансирования + 3 процента», что дает нам дополнительные конкурентные преимущества в виде гарантированного и доступного финансирования проекта.

Также проект «Девяткино» стал победителем конкурсного отбора для предоставления в 2008–2010 годах субсидий на обеспечение автодорогами новых микрорайонов массовой застройки. На федеральные средства от метро «Девяткино» к новому кварталу проложат 1,3 километра дороги и построят мост через реку Охту.

Из 73 проектов со всей России, принимавших участие в конкурсе, прошли отбор всего 24. В том числе наш жилой квартал. Победить в обоих конкурсах проекту помогла действительно удачная концепция.

Сегодня очень важен социальный фактор строительства. Мы разработали специальные льготные условия для молодых семей. Мы не можем сделать жилье доступным для всех, но нам важно помочь тем, кто только выстраивает фундамент новой семьи, и тем, кто заботится о будущих поколениях.

 

– Проекты, реализуемые на границе города и области, часто наталкиваются на комплекс проблем, связанные с прокладкой инженерных сетей. Как вам удалось решить эти вопросы?

– В районе Мурино-Новодевяткино существуют проблемы с водоотведением и канализованием, требуется строительство новых очистных сооружений на 10 тысяч кубометров. Мы запроектировали строительство собственных локальных очистных сооружений. Мировой опыт показывает, что именно строительство локальных очистных сооружений дает наилучший эффект. И, конечно, власти должны оказывать поддержку предпринимателям, которые желают вкладывать свои средства в развитие инженерной инфраструктуры, в частности – строительство очистных сооружений. К сожалению, пока местные власти считают, что очистные сооружения частными быть не могут.

Другая проблема заложена, вероятно, в самом муниципальном законодательстве. Мы столкнулись с тем, что муниципалитеты разных уровней часто не могут договориться между собой и разделить полномочия. Вероятно, проблема в несовершенстве закона.

 

– Каковы ваши планы на будущее?

– Придерживаясь своих жестких принципов в финансовой политике, «Арсенал-Недвижимость» смог в нынешние времена сохранить все свои основные крупные проекты в работе. Мы сформировали пул проектов, каждый из которых интересен и перспективен. Не отказались от планов по строительству ТРК «Мандарин» на углу Мебельной и Яхтенной улиц (участок 3 гектара), ищем инвесторов и будет реализовывать этот проект. Концепция для проекта разрабатывалась компанией RMJM London Ltd., который проектировал башню «Газпрома».

В докризисное время у нас были планы по строительству бизнес-парк на Мебельной улице. Мы также будем реализовывать этот проект, слегка изменили концепцию – планируем строить бизнес-центр и завод по производству стеклопакетов. Надеемся реализовать этот проект через 2,5 года.

В портфеле компании есть несколько земельных участков, на которых мы планируем построить жилье. Так, мы рассматриваем возможность реализации проекта класса «люкс» на Крестовском острове.

В помощь реализуемым проектам компания приобрела щебеночный карьер в Карелии. Его планируется использовать не только на собственные нужды, но и для поставок на рынок.

 

Беседовала Мария Иванова

М.Штиглиц: В Петербурге нет стратегии приспособления памятников промышленной архитектуры

О судьбе памятников промышленной архитектуры Петербурга рассказывает доктор архитектуры, профессор, сопредседатель Санкт-Петербургского отделения ВООПИК Маргарита Штиглиц.

 

- В последние годы проблема сохранения памятников промышленной архитектуры Петербурга, всплеск интереса к которой наметился еще до кризиса, ушла на второй план. Такое впечатление, что сегодня действует принцип: нет вопроса, нет и проблемы.  Маргарита Сергеевна вы как специалист в области промышленной архитектуры, охарактеризуйте нынешнее положение вещей.

- Вопрос сохранения наследия промышленной архитектуры не снимается с повестки дня, Территории, находящиеся в центре города и освобождаемые от производственных функций требуют перепрофилирования. Конечно, их нужно вводить в городскую среду, строить что-то действительно стоящее для города, и в то же время постараться сохранить самое ценное, что на них имеется.

Санкт-Петербург с самого основания развивался как ведущий промышленный центр со своеобразной промышленной средой, которая формировалась на протяжении трех столетий. Уникальные образцы промышленной архитектуры пока еще сохранились в нашем городе, по ним можно отследить историю развития промышленности России.

На рубеже XVII- XVIII вв. начавшаяся в Европе промышленная революция, постепенно переместилась и в Россию, в Петербург, куда «хлынул» поток передовых инженеров и предпринимателей из-за рубежа, заложивших основы отечественной индустрии. Так, первые текстильные фабрики, расположенные по берегам Невы и ее притоков напоминают нам об этом историческом периоде. Выполненные в классическом стиле, они для своего времени были образцом развития промышленности - при их строительстве применялись оригинальные конструкции и передовые инженерные решения. Фабрики еще стоят, однако, существование многих уже под угрозой.

Период XIX-XX вв. – отмечен, прежде всего, строительством вокзалов, фабрик, сопровождавшихся применением уникальных инженерных решений и новых для того времени строительных материалов и конструкций, положивших начало их широкому применению в других областях.

Этап советской индустриализации 20-30 гг.XX в. – это эпоха конструктивизма в архитектуре, которая подарила нам наиболее интересные промышленные объекты.

Сегодня мы еще располагаем достаточно большим количеством объектов промышленного наследия, однако проблема в том, что у нас мало говорят о таких памятниках, не воспринимается их историческая и архитектурная ценность. И когда инвестор получает одно из таких зданий, он, прежде всего, интересуется, как такое здание исключить из списка памятников.

 

- А существует перечень наиболее ценных объектов?

- Еще в то время, когда я работала в КГИОП, была проведена огромная работа по постановке под охрану не только исторических зданий в центре города, но и объектов промышленной застройки. Наиболее ценные здания находятся под охраной. Но, к сожалению, большинство памятников промышленной архитектуры относится к категории выявленных объектов культурного наследия. И наши предложения по их переводу в категорию памятников так и не были утверждены в Москве. В принципе, вся работа по учету промышленных памятников проделана, они известны, и инвестор, приобретая объект с исторической застройкой, получает обременение по конкретному зданию, которое является памятником.

Но реакция у инвестора, как правило, одна и та же -  как от такого здания избавиться. И я не знаю, почему наиболее интересные с инженерной точки зрения и привлекательные по архитектуре объекты мешают инвесторам. Хотя, как правило, они получают достаточно большие территории для развития, но при этом не хотят думать о том, как приспособить памятник, а именно он может стать «изюминкой» объекта, его брендом. Никто не хочет выступать хранителем традиций и это очень печально. Все заинтересованы в быстрой прибыли, а такие объекты, как правило, окупаются достаточно долго, что опять-таки играет против них.

Конечно, одних инвесторов в этой проблеме винить нельзя. Чтобы была заинтересованность в сохранении памятника инвесторам нужно создавать какие-то преференции, оказывать помощь, может быть, давать налоговые льготы. Необходим ряд мероприятий, побуждающих сохранить, а не уничтожить памятник. А, пока инвестор не видит в этом никакой выгоды, а проводить с ним воспитательную работу бесполезно.

При этом, есть люди, которые осознают важность своей миссии, пытаются что-то делать, испытывая массу трудностей на этом пути, но к сожалению в одиночку, город, остается в стороне.

 

- Получается, действительно, проще уронить…

- Да, причем уронить, и не воссоздавать заново. И если у зданий исторической застройки воссоздаются хотя бы фасады, то промышленные памятники не удосуживаются даже этой участи.

Например, на территории бывшей Невской бумагопрядильной фабрики Л. Штиглица, что на Синопской набережной, ведется приспособление старых промышленных зданий под современные нужды, и надо сказать здания реставрируются и им находится достойное применение, однако есть одно «но».

Этот фабричный комплекс был построен во второй половине XIX в. и его вертикальной доминантой выступали три разновысотные трубы, которые носили романтические имена Вера, Надежда, Любовь, в соответствии с названиями паровых котлов, обеспечивавших энергией предприятие. Первой, в конце 2008 г. разобрали «Веру», затем снесли «Надежду». «Любовь» пока еще стоит…. Не говоря о том, что это были уникальные инженерно-технические сооружения со своеобразной кирпичной кладкой, силуэтом и декором, трубы служили и неким социальным символом этого предприятия. Теперь на месте труб располагается автомойка. Например, в Финляндии, в текстильном городе Тампере такие трубы очень бережно сохраняются и никому не мешают.

Или взять здания Новой бумагопрядильной и тканой мануфактуры (фабрики Анисимова) на Обводном канале, памятник архитектуры XIX в., которые долго пытались приспособить подо что-либо. Менялись инвесторы, а в результате была снесена доминанта этого места - Пыльная башня, а также два крыла фабрики.

Сейчас появилась надежда на возрождение этого здания. Новый инвестор реализует проект создания здесь креативного пространства ТКАЧИ. Арт-проект подразумевает создание в бывшей промышленной зоне универсального, культурного и туристически привлекательного пространства, приспособить его под выставочно-художественный центр, галереи, творческие ателье и мастерские для художников. Здание фабрики возрождается постепенно, выставки там чередуются с реставрационно-строительными работами.

Очень хотелось, чтобы город помогал таким инвесторам, возрождать такие здания, устраивать там художественные центры, но…

Взять хотя бы очень популярный в городе и выполненный без его участия Лофт Проект ЭТАЖИ, который располагается практически в самом центре города на пяти этажах промышленного здания бывшего «Смольнинского хлебозавода». Организаторы проекта постарались сохранить интерьер завода, изобилующий такими экспонатами, как окантованные металлом бетонные колонны, сверлильный станок, оборудование для выпечки хлеба и дополнили его различными дизайнерскими находками и эффектными деталями.

 

- Были проекты, где город принимал участие?

- Нет. Сейчас при петербургском отделении ВООПИК создана индустриальная секция. И мы совместно с фондом Михаила Шемякина и Всемирным клубом петербуржцев стараемся тему сохранения промышленного наследия держать на плаву.

Наша рабочая группа работает по идентификации и уточнению Петербурга как объекта всемирного наследия в границах исторического центра, при этом мы продумываем также и создание буферной зоны на месте бывшего промышленного пояса Обводного канала. Стоит подчеркнуть, что когда эксперты ЮНЕСКО знакомились с Петербургской средой, они отметили, что во всем мире существует тенденция по включению старых индустриальных зданий, памятников конструктивизма в список объектов всемирного наследия и сделали акцент на то, что Петербург обладает ценнейшей промышленной застройкой и удивились, почему она не сохраняется?

Обидно, что это понимают все, кроме наших чиновников!

 

- Какие еще старые промышленные объекты Петербурга, коме перечисленных выше приспосабливаются под новое использование?

- Интересной была затея сохранить в трамвайном парке им. Леонова, в исторических ангарах коллекцию старых трамваев и на территории трампарка создать центр современного искусства, выделялись деньги из Москвы. Но город на это не пошел - территория была отдана инвестору под строительство культурно-делового центра. Архитектурная мастерская М. Мамошина выполнила проект, застройки, однако в нем нашлось место только для сохранения трех с половиной ангаров…

Другой пример, кстати, положительный, как территорию бывших заводов осваивает иностранный инвестор. В Сестрорецке, на месте бывшего оружейного завода английские инвесторы запроектировали малоэтажную застройку в стиле старинных заводских корпусов. Главное, проект не разрушает исторический облик места.

 

- Какие из объектов наиболее нуждаются в реставрации?

- Они все в ней нуждаются, находятся в удручающем состоянии, за редким исключением. Причем состояние их печальное и когда ими не занимаются и когда занимаются. Взять, например, проект реновации территории сталепрокатного завода на Васильевском острове. Это бывший чгунолитейный и бронзовый завод Ф.Шопена, основанный в 1857 г., а в 1921 г. переименованный в «Красный гвоздильщик». Проект реновации был одобрен градсоветом с условием сохранения канатного цеха и водонапорной башни, которые были построенные по проекту архитектора Якова Чернихова в 30-е годы XX в. и являют собой яркий образец архитектуры конструктивизма. Я не знаю, как ведется работа по реализации всего проекта, но, когда, не так давно мы с иностранными коллегами посетили канатный цех, то он стоял открытым, не охраняемым, не законсервированным. Здание постепенно приходит в негодное состояние, за ним не следят.

То же самое происходит и с территорией текстильного завода «Красное знамя». Здесь расположены три производственных здания и силовая подстанция, построенная в начале XX в. по проекту знаменитого немецкого архитектора Эриха Мендельсона. И если в здании подстанции инвестор вроде бы решил расположить центр современного искусства, и законсервировал объект, то судьба трикотажного цеха и мастерских находится под большим вопросом. Когда приходишь туда, видишь, как постепенно разрушаются эти здания. Создается ощущение, что инвестор просто ждет, когда они сами упадут.

Конечно, очень тяжело потянуть восстановление памятников таких объемов. А ведь они имеют международную известность.

И опять возникает вопрос, почему город стоит в стороне?

Судьбу памятников на бывших промышленных территориях решает и такой момент как назначение территории. Так, если территории пойдут под жилищное строительство, то памятники здесь будут только мешать инвестору.

 

- У нас в исторической части города очень много бывших промышленных территорий и все их невозможно приспособить только под общественно-деловую застройку…

- Невозможно и ненужно. Но вот создать какую-то изюминку – необходимо. Взять, например, территории вдоль Обводного канала – район, где нет культурных объектов. Так, почему стоят бесхозными 4 газгольдера, оригинальные круглые здания?! Сколько дипломных работ, сколько фантазий архитекторов связано с ними. Аналогичные постройки приспособлены в Европе под различные культурные центры. А вокруг, пожалуйста, можно осваивать территории.

К сожалению, в Петербурге нет единой стратегии приспособления памятников промышленной архитектуры. Я об этом очень много говорю, пишу, но это глас вопиющего в пустыне!

Нужно выбрать наиболее интересные здания, ведь никто не говорит, что необходимо охранять все подряд, подобрать для них определенное назначение, чтобы это пошло и на пользу городу, и на пользу этим зданиям. Объявить конкурс, разработать систему преференций для инвесторов. Тогда придет и понимание, что, хотя эта территория и с ценными объектами, но на ней есть много возможностей для преобразований.

И сейчас, пока мы еще выходим из кризиса, нужно пользоваться этим моментом, этой паузой и разработать такую стратегию.

 

- Сколько еще простоят бесхозные памятники, если стратегия в ближайшие годы не будет разработана?

- Они стояли и еще простоят. Конечно, их нужно хотя бы законсервировать. Каждое здание, как и каждый человек, имеет свой период жизни, ему отпущено определенное время, но если ему не помогать и не лечить, оно, конечно, будет разрушаться.

Главное, мы получили это в наследство от предыдущих поколений и теперь должны передать в сохранности потомкам.

 

- Какие проекты реновации бывших промышленных территорий ожидают реализации?

- Проект развития территории Адмиралтейского острова, где находятся уникальные эллинги и мастерские Адмиралтейских верфей. Если в этом месте появятся мост и развязка, то сооружения будут в опасности.

Или проект «Измайловская перспектива», в рамках которого был сохранен Варшавский вокзал. Правда, использовали это здание неграмотно. Сколько мы бились за его сохранение! В результате, уникальные пространства, перекрытия, которые нужно было показать «забиты» полупустыми бутиками.

Интересно, что, сколько общественность ни бьется за создание в городе центра современного искусства, никогда ничего не выходит. В здании вокзала можно было создать музей подобный парижскому музею изобразительных и прикладных искусств «Орсе», расположенному также в бывшем здании одноименного железнодорожного вокзала.

На территории, отданной под «Измайловскую перспективу» еще остались уникальные инфраструктурные сооружения Варшавского вокзала, такие как здание бывшей электростанции, сарай для трех императорских поездов.

При этом, трудно даже представить, что проект распространяется на территорию бывшего Митрофаньевского кладбища, где запланирована застройка. Понятно, что эти площади необходимо преобразовывать, но это нужно делать продуманно, например, создать зеленую зону, то есть то, что возможно и по санитарным и по человеческим нормам.

Есть здесь и удачный проект - жемчужина этого места - отреставрированное круглое депо, приспособленное под офисный центр. Ведь можно и другие объекты выполнить в таком стиле, с сохранением уникальной среды.

Не так давно в «Ленэкспо» в рамках международного форума «Арт. Театр. Музей» проходила выставка дипломных проектов студентов ГАСУ и СПГХПА им. А. Л. Штиглица по теме перепрофилирования исторических промышленных площадок и отдельных зданий. До этого работы выставлялись еще в нескольких выставочных центрах города, поскольку мы стараемся эту тему не бросать, более того мы также провели в «Ленэкспо» круглый стол, на котором выступили организаторы уже состоявшихся проектов Лофт Проект ЭТАЖИ, «Треугольник», ТКАЧИ. И вот это сочетание фантазии дипломников и уже реализованных идей всегда дает рациональное зерно для дальнейших действий.

 

Беседовала Ирина Васильева