Ф. Кармазинов: Мы должны думать о тех, кто идет за нами

Накануне Международного дня воды глава ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» Ф. В. Кармазинов рассказал о достижениях предприятия в области водоочистки в рамках реализуемой программы по прекращению сброса неочищенных сточных вод, законотворческих инициативах и планах на ближайшие годы.

- Феликс Владимирович, как реализуется сегодня программа предприятия по прекращению сброса неочищенных сточных вод в водоемы города?

- Программа развивается, город наш становится по водной акватории все более чистым, поскольку все взятые на себя обязательства мы выполняем.

Я думаю, этой зимой многие обратили внимание, что на городских водоемах почти не осталось промоин: они были покрыты льдом. Это обусловлено тем, что практически все крупные сбросы нечищеных сточных вод уже ликвидированы. Сейчас мы очищаем 93% сточных вод.

В конце 2011 г. завершится переключение на продолжение Главного канализационного коллектора прямых выпусков правого берега Невы, что обеспечит очистку 95% стоков.

На 2012 г. по Главному коллектору остается один очень крупный объект – узел регулирования стоков, а также переключение на коллектор прямых выпусков центральной части города – для этого мы построим микротоннель на набережной Робеспьера. Уровень очистки составит 96%.

До 2015 г. запланирована ликвидация еще ряда прямых выпусков сточных вод, строительство новых канализационных очистных сооружений в Металлострое и Ломоносове. И мы сможем очищать уже 98% стоков. Это очень хороший результат.

- О каких достижениях в области очистки стоков можно рассказать?

- Президент Финляндии Тарья Халонен во время официального визита в Москву назвала мероприятия по очистке сточных вод Петербурга достижением мирового уровня. Это ее официальное заявление. А поскольку Финляндия во всем мире является одним из экологических лидеров, то оно многого стоит.

При этом летом этого года Петербург обеспечит в полном объеме выполнение новых рекомендаций Хельсинской комиссии по защите Балтийского моря (ХЕЛКОМ) по содержанию фосфора в сточных водах - суммарно не более 0,5 мг/л. Даже с учетом той оставшейся части стоков, которая еще сбрасывается без очистки. То есть на своих очистных сооружениях мы обеспечим еще более жесткие показатели – около 0,3 мг/л.

Это очень важно для здоровья Балтики – фосфор, наряду с азотом, способствует росту сине-зеленых водорослей.

По содержанию азота на необходимые показатели мы выйдем в 2012 г.

- Зачем нужен закон о водоснабжении и канализовании, который сейчас рассматривается в Госдуме?

- Сегодня водоснабжение и канализование – единственная отрасль, которая не имеет своего собственного закона. Регламентация работы в этой отрасли разбросана по целому ряду законов, подзаконных актов, постановлений Правительства, каких-то местных документов. Поэтому возникла острая необходимость в появлении такого документа. И связано это, прежде всего, с загрязнением окружающей среды.

Например, в этом законопроекте предлагается внедрить принцип «загрязнитель платит». То есть разграничить ответственность между водоканалами и абонентами за загрязнения. Канализационные очистные сооружения не рассчитаны на удаление специфических промышленных загрязнений. Считается, что предприятия должны это делать сами. Но – так происходит, к сожалению, не всегда. При этом существующая сегодня система не создает эффективных стимулов к внедрению предприятиями экологичных технологий, строительству современных локальных очистных сооружений.

В новом законе предлагается перейти к принципу декларирования предприятиями состава своих сточных вод. То есть предприятие, которое сбрасывает плохо очищенный сток, декларирует имеющиеся загрязнения – и платит за них на основе своей декларации. Если состав стока изменился - меняется декларация, меняется платеж. При этом мы считаем, что первые 5 лет для предприятий должны быть льготными. Те платежи, которые должны быть начислены по декларациям за это время, предприятие сможет направить или на совершенствование своих технологий (чтобы в результате не образовывалось такое количество загрязняющих веществ), или на строительство современных локальных очистных сооружений. Дело ведь не в том, чтобы деньги собрать, главное – изменить экологическую ситуацию к лучшему. Мы должны думать о тех, кто идет за нами, о том, в каком состоянии водоемы мы оставим будущим поколениям.

- Как за последние десятилетия изменилось водопотребление в Петербурге?

- Мы за последние годы проделали в городе большую работу по снижению водопотребления. И по итогам 2010 г. впервые перешагнули рубеж 2 млн. - среднесуточная подача воды в городе составила 1 млн. 995 тыс. кубометров, в то время как 20 лет назад этот показатель составлял 3 млн. 200 тыс. кубометров в сутки.

Нам все время задают провокационный вопрос - почему Водоканал, который живет за счет подачи воды в город, радуется тому, что этой воды стали потреблять меньше? Все просто. Водоканал живет за свой счет с 1991 г., и если бы водопотребление сохранилось бы на уровне 3 млн., то, сколько бы нам потребовалось построить новых сооружений! Насколько бы выросли потребности в инвестициях! А это бы неизбежно сказалось на тарифе – естественно, не в сторону уменьшения.

В Петербурге сегодня не самый высокий в России тариф на холодную воду, при этом мы проводим масштабную реконструкцию своих объектов.

Работа над оптимальным потреблением воды – это та задача, которую необходимо решать в первую очередь. И любая реорганизация водоснабжения и канализования должна начинаться с вопроса: правильно ли мы расходуем воду?

Думаю, что оптимальный уровень суточного потребления воды в нашем городе – примерно 1,6 млн. кубометров. То есть нам есть еще что оптимизировать.

Сегодня житель Петербурга потребляет около 198 л воды в сутки, 20 лет назад эта цифра достигала 330 л на человека. Те же, кто установили счетчики давно уже вышли на цифру в 150 л.

 - Расскажите о работах, предстоящих петербургскому Водоканалу в ближайшие годы.

- Началась реализация проекта «Невская вода» - по реконструкции Северной водопроводной станции с использованием механизма государственно-частного партнерства. На СВС предстоит построить новый блок – производительностью 800 тыс. кубометров воды в сутки. Сейчас будут проходить испытания пилотных установок. Предлагаемые участниками конкурса технологии обязательно должны быть протестированы в разное время года – потому что невская вода имеет свои особенности в зависимости от сезона. Победитель конкурса будет определен в 2012 г. А новый блок появится в 2015-м.

Также до 2015 г. Водоканал намерен провести реконструкцию Главной водопроводной станции, построив на ней новый блок водоподготовки производительностью 500 тыс. куб. м в сутки.

Мы продолжим внедрение системы управления водоснабжением – как вы знаете, в прошлом году мы подвели итоги пилотного проекта по созданию такой системы, в зоне Урицкой насосной станции, и получили очень хорошие результаты по сокращению энергопотребления, по снижению объема потерь воды.

В рамках программы прекращения сброса неочищенных сточных вод нам предстоит, как я уже говорил, ликвидировать ряд оставшихся прямых выпусков и построить новые канализационные очистные сооружения в Металлострое и в Ломоносове.Одновременно будут закрыты несколько небольших старых канализационных очистных сооружений.

В результате всего этого мы сможем, во-первых, повысить качество водоснабжения в городе, а во-вторых – максимально снизить негативное воздействие на окружающую среду, в том числе – на Балтийское море.


Беседовала Васильева Ирина

источник: АСН-инфо

Михаил Медведев: «Квартиры экономкласса еще долго будут востребованы»

Генеральный директор группы компаний «ЦДС» Михаил Медведев полагает, что строительная отрасль уже оправилась от кризисного шока, но ей приходится приспосабливаться к новым реалиям. Одна из них – медленное восстановление платежеспособного спроса на жилье. Поэтому «ЦДС» продолжает предлагать новые варианты приобретения жилья покупателям с небольшими доходами. Однако среди перспективных проектов группы есть и объекты бизнес-класса.
 

– Чего группе компаний удалось добиться в прошлом году?


– Стратегия 2010 года была нацелена на то, чтобы восстановить рост производства после кризиса и создать базу для продолжения этого роста в будущем. В этом году цель – в несколько раз увеличить объемы строительства и начать работу над новыми проектами. Новые проекты были у нас и в прошлом году. Это первая очередь комплекса «Новое Мурино», а также поселок таунхаусов «Кантеле» в Курортном районе Санкт-Петербурга и малоэтажный жилой комплекс «Золотой век» в Пушкине.

Одно из важных для компании событий прошлого года – это вывод на рынок нового бренда «БК-стандарт». Квартиры экономкласса с небольшой площадью еще долго будут востребованы в нашей стране, учитывая невысокие доходы большей части населения. Однако под брендом «БК-стандарт» мы предлагаем покупателям жилья все условия для комфортного проживания, в том числе обеспеченность объектами инфраструктуры, которые мы сами и возводим. Так, в комплексе «Новое Мурино» предусмотрены школа и два детских сада. Часть площадей будет выделена под коммерческие помещения, где появятся необходимые жителям магазины, салоны красоты и прочее.

Хотелось бы отметить, что наши жилые объекты, как правило, отличаются и хорошей транспортной доступностью. Так, «Новое Мурино» находится лишь в 10 минутах ходьбы от станции метро «Девяткино».

Кроме того, мы предложили петербуржцам программу «Молодая семья». Эта программа рассчитана на молодоженов. Они имели возможность приобрести квартиры на льготных условиях. Городская администрация поддержала эту идею, потому что поддержка молодых семей – один из способов решать демографическую проблему. Мы предложили подходящую форму оплаты жилья для семей, у которых есть время, но мало денег: маленький первоначальный взнос и семь лет рассрочки. Плюс возможность беспроцентной рассрочки с досрочным погашением.

Год у нас действовала эта программа. Более ста семей приобрели по ней жилье.


– В этом году будет что-то подобное?


– В этом году мы запускаем еще один проект – «Будущее начинается сегодня». Он ориентирован опять же на поддержку семьи и детства. В рамках этого проекта мы предлагаем всем школьникам нашего города выразить свое видение будущего нашего города, стандартов будущей жизни в творческих произведениях. Это может быть литература, изобразительное искусство, компьютерные произведения. Мы привлекаем авторитетное жюри из специалистов в каждой из областей. Конкурс проходит под эгидой комитета по образованию Администрации Санкт-Петербурга.

В сознание детей нужно как можно раньше внедрять положительные стандарты. Например, здоровый образ жизни. Мы ведь всегда хотим, чтобы новое поколение было лучше предыдущего.

В качестве призов старшие школьники смогут получить образовательные гранты, это поможет им осуществить свои жизненные цели. Ну, а малышам достанутся призы, которые можно будет подержать в руках, поиграть ими.

– Какие проекты группа компаний «ЦДС» планирует начать в 2011 году?

– В стадии запуска в этом году у нас два проекта. Весной или в начале лета начнем строить жилой комплекс бизнес-класса в Сестрорецке. И летом же закладываем вторую очередь жилого массива «Новое Мурино». Ее площадь составит 65 тысяч квадратных метров. Летом и осенью приступим к реализации еще двух проектов. Всего в 2011 году планируем сдать в эксплуатацию более 150 тысяч квадратных метров жилья.

– Считаете ли вы, что кризис для строительной отрасли уже позади?

– Кризис на каждой компании отразился абсолютно индивидуально. Кто-то смог пережить это время с большими потерями, кто-то с меньшими. В целом, наверное, можно говорить о том, что рынок в прошлом году плавно выходил из шокового состояния 2009 года. Увеличивались объемы продаж, росли объемы строительства. Тем не менее прогнозируемого в 2009 году всплеска спроса на фоне сокращения предложения, который должен был привести к скачкообразному росту цен на жилье, не произошло. Наверное, это даже хорошо, потому что рынок развивается плавно, спокойно, без рывков и потрясений. Хотя цены и растут, им еще далеко до докризисных уровней.

Посткризисный рынок принес новые реалии. В докризисный период у нас был четкий календарный цикл подъемов и спадов продаж. Сейчас ситуация меняется, и, видимо, должно пройти какое-то время, чтобы мы могли проанализировать нынешнее положение дел.

– Как кризис отразился на бизнесе ГК «ЦДС»?

– Сейчас у нас больше объектов в работе, чем до кризиса. Однако нельзя говорить, что кризис пошел «ЦДС» на пользу, потому что, не будь кризиса, мы, может быть, достигли бы нынешних объемов строительства уже в 2009 году.

В прошлом году нам удалось хорошо пополнить свой земельный банк. И теперь есть возможность при наличии спроса еще наращивать объемы производства.

Досье

Медведев Михаил Анатольевич родился в Ленинграде 12 сентября 1973 года. Детство и юность провел в Эстонии. В 1996 году закончил факультет энергомашиностроения в Санкт-Петербургском государственном политехническом университете. Второе высшее образование Михаил Медведев получил в Академии государственной службы при Президенте РФ, закончив ее в 2001 году по специальности «юриспруденция». В 2005 году получил ученую степень и звание кандидата юридических наук.

С 1999 года по настоящее время – учредитель и генеральный директор инвестиционно-строительной компании ЗАО «ЦДС», являющейся головной организацией группы компаний «ЦДС». Михаил Медведев женат, в его семье двое детей.

Справка о компании

ГК «ЦДС» создана в 1999 году. На ее счету более 30 завершенных строительных проектов в Петербурге и Ленинградской области, реализованных самостоятельно и в партнерстве с другими строительными компаниями. Сейчас в работе группы на стадии строительства и проектирования более 15 строящихся объектов, общей площадью 3,5 млн кв. м. В 2011 году группа компаний «ЦДС» планирует сдать в эксплуатацию более 150 тыс. кв. м жилья и коммерческих помещений.

 

Александр Вахмистров: «Кадровую проблему без привлечения мигрантов не решить»

Генеральный директор «Группы ЛСР» Александр Вахмистров считает, что год перехода строительной отрасли на саморегулирование прошел спокойно, хотя для отладки новой системы понадобится еще год или два. Тем не менее экс-вице-губернатор города полагает, что строительный рынок в Петербурге сформирован и каких-либо потрясений в ближайшие годы ожидать не приходится. Об этом он рассказал в интервью «АСН-инфо».

– Прошел год с тех пор, как строительная отрасль перешла на саморегулирование. Как вы оцениваете итоги этого первого года работы в новых условиях? Возникали ли какие-либо сложности, связанные с этим переходным периодом?

– Я считаю, что год прошел нормально. Проблемы если и возникали, то не в 2010 году, а в конце 2009-го – когда все саморегулируемые организации получали соответствующую регистрацию в Ростехнадзоре. Но это были сложности скорее бюрократического характера. Сейчас можно сказать, что саморегулирование как институт состоялось.

Причем, как и было ранее спрогнозировано, нынешние организации по саморегулированию можно разделить на две части. Не хочу сказать, что какие-то организации плохие, какие-то хорошие. Просто видно: одни создавались на базе профессиональных объединений, и те же компании, которые в эти объединения входили, создавали СРО. Но также появилось достаточно большое количество организаций, которые создавали не строительные фирмы, а, например, юридические компании, которые использовали закон, чтобы на этом деле заработать. Не секрет, что даже сейчас есть такая реклама: «Допуск за три дня» или что-то подобное. Такие объявления мне встречаются и в других регионах. Бороться с этим бесполезно. Я с самого начала об этом говорил: жизнь все равно расставит все по местам и фирмы-«однодневки» долго на рынке не продержатся. Получат они контракт, согласившись выполнить работу с большим дисконтом, но с работой не справятся. Заказчик начнет активно применять возможности по возмещению своих убытков, станет их взыскивать с компенсационных фондов СРО. Когда пойдет такой процесс – сами организации – члены СРО ощутят это на себе и вынуждены будут решать, готовы они выкладывать миллионы за работу непонятных компаний или нет.

 

– Как вам кажется – уход от лицензирования и внедрение саморегулирования оздоровит отрасль? Многие строители до сих пор уверены, что не стоило отказываться от госрегулирования…

– Говорить, плохо или хорошо, что отрасль перешла на саморегулирование, – бессмысленно. Государство осознанно приняло решение, что уходит из этого сектора регулирования – лицензирование отменено.

 

– Сколько понадобится времени, чтобы все «устаканилось» в сфере саморегулирования?

– Год или два, постепенно. Не так быстро, как хотелось бы…

 

– Сейчас между саморегулируемыми организациями города иногда существует некое соперничество. Это нормальная ситуация? Скажем, на Западе такое есть? Или это такая «болезнь становления»?

– Я бы сказал, что речь идет не о соперничестве самих СРО, а скорее о соперничестве их руководителей, но и это явление уже постепенно сходит на нет. Каждая СРО живет по-своему – никто ничего ни у кого не забирает. Переманивать членов довольно сложно: ведь любая компания, переходя в другую СРО, теряет свои взносы в компенсационный фонд. Вряд ли кто захочет этого. Сегодняшнее соперничество – это скорее болезнь становления. Надо понимать, что к руководству СРО пришли люди активные, но, может быть, не имевшие определенного опыта. Они, безусловно, являются специалистами, но опыта руководства предприятием – крупным, малым, средним, – то есть непосредственно бизнесом, как правило, у них нет. В основном это те, кто пытается заниматься публичной политикой, – иногда и депутаты; в этом ничего плохого нет, в других городах такая же картина. Сегодня у руля СРО стоят чиновники от общественности, я бы это так назвал. И если они и конкурируют, то тут дело скорее в личных амбициях – кто круче, у кого членов больше состоит в организации. Что, на самом деле, не важно.

 

– Сейчас много говорится о том, что малому бизнесу в строительной отрасли места не оставили, что надо как-то решать эту проблему. Насколько, по вашему мнению, она остро стоит?

– Надо разложить весь спектр строительных компаний и посмотреть, кто работает на рынке. Есть, например, девелоперы, которые занимаются развитием территорий, застраивают участки. Такие компании должны обладать определенными ресурсами или возможностью получения таких ресурсов – банковских кредитов или иных источников финансирования, как минимум, для приобретения земли. Это может быть и малая по количеству людей организация, но она должна иметь доступ к деньгам. Есть компании, выполняющие функции технического застройщика, – это небольшие организации по количеству людей – до 10-15 человек. Они осуществляют своего рода строительное консультирование – ведут технический надзор. Есть, в конце концов, подрядные организации, которые должны обладать ресурсами: людьми, строительной техникой. А есть организации, специализирующиеся на конкретных видах работ – отделке, остеклении, благоустройстве. Их – множество, они более мобильны, и даже наша компания привлекает такие фирмы, скажем, для отделки наших объектов. Поэтому на любом объекте работает не менее 30-40 организаций. И предполагать, что они все великие и большие – довольно смешно. Но эти организации имеют право на жизнь. Я уж не говорю о таких отдельных секторах, как загородное строительство, ремонт квартир, дач – это тоже довольно большой кластер.

 

– Но он находится в тени, как правило, работы выполняются неофициально, без оформления договоров…

– С чего вы это взяли? Мы, например, все жилье экономкласса сдаем с отделкой, и почти все такие работы выполняет малый бизнес. И на все есть договор – это гарантирует качество. Если же говорить о рынке вообще, то такая договоренность «из рук в руки» тоже уже давно ушла. При ремонте жилья делается дизайн-проект, ремонтники отчитываются перед заказчиком чеками – все равно бюрократия – в хорошем смысле – имеется. И предполагать, что на этом рынке все работают «из рук в руки», не очень серьезно. Такие вещи, конечно, есть, но это разовые небольшие работы. Поэтому проблема, что малые организации остаются не у дел, несколько надуманна. Иногда, действительно, компании малого бизнеса не могут получить крупный госзаказ, такое бывает. Но, с другой стороны, когда выбирается организация для строительства, скажем, поликлиники стоимостью 400 миллионов рублей, логично, что заказчик будет рассчитывать на то, что работы станет выполнять компания, имеющая опыт реализации проектов хотя бы вполовину такого объема. Заказчик хочет гарантий. Конечно, малый бизнес не готов выступать подрядчиком при строительстве крупных объектов.

 

– Можете оценить, какую долю в общем обороте строительного рынка сегодня занимают представители малого бизнеса?

– Если брать по количеству работающих в отрасли фирм, то, по моим оценкам, это около 40-50 процентов. Если говорить о численности людей, так или иначе связанных со строительной отраслью, то на малый бизнес приходится до 20 процентов.

 

– На Западе эта доля отличается?

– Полагаю, что да. Например, в Финляндии в строительной отрасли занято в два раза больше специалистов малого бизнеса, чем у нас.

– Если говорить о крупных компаниях – у нас рынок будет консолидироваться или он уже сформирован и укрупнения ожидать не приходится?

– В той же Финляндии рынок более концентрирован. Там работает пять-шесть крупных компаний – на 5 миллионов населения. Как правило, это вертикально интегрированные холдинги, со своей сырьевой и производственной базой. У нас такие холдинги тоже есть – «Группа ЛСР», «ЛенСпецСМУ», «Ленстройматериалы»… У кого-то производство стройматериалов развито в большей степени, у кого-то – в меньшей. Но десяток крупных набрать можно. Вообще же, если проследить по фирмам, вводившим жилье за последние 10 лет, то ежегодно их набиралось в городе около сотни. Сейчас цифра снизилась до 91-92 компаний: просто бюджет стал больше строить. Но порядок остается прежним. Рынок сформирован, как мне кажется. Если говорить о нашей группе, мы не собираемся поглощать никого из застройщиков. Будем расширять производственную базу – за счет ввода новых мощностей, увеличения производства.

 

– Еще одна проблема, про которую много говорят в сообществе строителей, – нехватка профессиональных кадров. Как ее можно решить – есть какой-то рецепт? Может ли саморегулирование заняться этим?

– Эту проблему не решить в рамках саморегулирования. У нас в стране существует определенная демографическая проблема. Кроме того, у нас довольно большое количество высших учебных заведений. Сегодня количество мест в вузах равно количеству выпускников школ. Многие хотят получить именно высшее образование – и это тоже создает нехватку рабочих кадров. Есть такая профессиональная шутка – еще в Советском Союзе на стройках висели плакаты по технике безопасности: «Родители! Не пускайте детей на стройку!». Понятно, что речь идет о том, чтобы родители не пускали на стройку маленьких детей. Но есть в этом плакате и другой смысл – строительная специальность не является популярной. Сегодня молодежь больше предпочитает профессию юристов, экономистов, программистов. Мир изменился, а стройка, с климатической точки зрения, осталась прежней – это резиновые сапоги, это рабочая куртка и каска... Это дождь, снег и так далее. Чтобы идти в эту профессию, должно быть очень большое желание, эту работу надо любить.

К счастью, все же примеры, когда молодые люди идут в строительство, есть. Мы, например, если требуется, сами готовим свои кадры. Для этого создали целый ряд учебных центров, в которых проходят обучение как будущие рабочие, так и менеджеры. Но все равно специалистов не хватает.

 

– Так что – только за счет мигрантов?

– А по другому не получится… В стране серьезные демографические проблемы, скоро пойдет вторая волна демографического спада, так как сейчас взрослеют и должны создавать семьи те, кто родился в начале 90-х годов. Но тогда также был спад, детей рождалось мало, соответственно, регрессия закономерна. Поэтому эту проблему трудно решить даже в рамках государства, ни то что в рамках саморегулирования…

 

– Сколько человек сегодня работает в Группе?

– У нас около 90 организаций. Работает всего около 16 тысяч. Это Москва, Урал, два завода на Украине, небольшое количество людей в Германии. Ну и, конечно, Петербург и Ленинградская область.