Анатолий Соболев: «Стремимся доказать, что умеем работать лучше многих»

Успешно пережив финансовый кризис, одна из динамично развивающихся строительных компаний Санкт-Петебурга “Империал” наметила новый путь развития. Решение стратегических задач позволит ей уже в ближайшем будущем составить на рынке строительных услуг достойную конкуренцию не только отечественным, но и высокопрофессиональным зарубежным генподрядчикам. Таково мнение генерального директора СК “Империал” Анатолия Соболева.

- Анатолий Анатольевич, сейчас принято считать, что кризис миновал, но насколько известно ваша компания застала экономические потрясения в начале своей деятельности. Традиционный вопрос – как вы преодолели их?

- Да, безусловно, мы как и большинство наших коллег, вынесли хороший урок из этих испытаний. Так получилось, что именно в начале кризисного 2009 года наша компания распространила свои услуги за границами Северо-Западного округа, выступив подрядчиком в ряде крупных региональных проектов. Тогда это был серьезный шаг, связанный с определенным риском для нас. Вы помните, как на волне возникшей паники обваливались договорные отношения даже проверенных годами сотрудничества компаний, замораживались недостроенные ими целые кварталы зданий.

К счастью, в тот момент нам очень повезло с заказчиками. Все они умели дорожить буквой и духом партнерских договоров, были хорошо обеспечены в организационном и финансовом плане. Это позволило вести работы на объектах спокойно, без суеты и оглядки на возможные «катаклизмы» рынка. Да, это, безусловно, была удача для нас, но мы прекрасно видели всё, что несёт за собой кризис! Тогда многие из наших коллег балансировали на грани банкротства.

- Какие строительные проекты «Империал» ведёт сегодня?

- На данный момент мы принимаем участие в нескольких крупных проектах в Центральном регионе России. Во-первых, это комплекс работ в Рязанской области – по возведению корпусов цементного завода. Замысел организовать производство с плановой мощностью до 7,8 млн тонн клинкера в год принадлежит нашему давнему партнеру компании "Базелцемент", это один из крупнейших строительных проектов в регионе. Второй объект находится в Туле, это строительство завода "Гурово Бетон", который создаётся на инвестиции известного мирового производителя цемента и бетона германского концерна "Heidelberg Cement Group". Пуск этого предприятия запланирован на конец нынешнего года. С началом его работы объём производимых материалов составит в России более 4 млн тонн в год, что весьма существенно для российского рынка.

Мы участвуем также в инвестиционном проекте завода ОАО «ОСВ Стекловолокно» в городе Гусь-Хрустальный Владимирской области. А предприятие без малого - крупнейший мировой производитель стекловолокна в мире.

- Какие непосредственно работы выполняет ваша компания на указанных объектах?

- Возведение основных и вспомогательных корпусов предприятий, сложный монтаж крупногабаритных несущих металлоконструкций, инженерное проектирование, иными словами, ресурсоёмкие этапы строительства, за которые возьмётся далеко не всякая местная компания.

- А как обстоит дело с рынком генподрядных услуг в целом?

- До кризиса бывало, что крупные девелоперы стремились выполнять генподрядные работы самостоятельно, создав в своих структурах соответствующие подразделения, но сейчас такая модель бизнеса выглядит неэффективной. Одно из двух, или ты девелопер, или ты генподрядчик, обладающий соответствующей материально-технической базой, опытом и кадрами – высококвалифицированными специалистами. Только тогда можно обеспечить высокое качество выполняемых работ, избежать потерь времени и денежных ресурсов, быстро возвести порученный объект.

Помимо структурных изменений произошли качественные изменения в строительстве. Нынешний заказчик предъявляет высокие требования к поставщикам, подрядчикам, субподрядчикам. В контрактах с генподрядными организациями прописаны жесткие условия, касающиеся цены за выполненную работу, качества и времени сдачи объектов. Последнюю пару лет топ-менеджмент строительных компаний направлял свою энергию не на развитие, а на сохранение своих компаний. В связи с этим даже крупные игроки рынка брались за небольшие объекты, площадью 500-700 кв.м.

Сейчас ситуация уже не столь плачевна, отрасль постепенно возрождается, новые контракты заключаются на более выгодных условиях, компании могут себе позволить взвешенно принимать решения о целесообразности строительства объектов. И, тем не менее, ныне по-прежнему хорошее время для любого строительства. Столь низких цен на строительные услуги, которые не учитывают ни амортизацию основных средств, ни возврат инвестиций, не будет уже, наверное, никогда.

- Можно ли считать участие «Империала» в проектах, связанных с перестройкой и модернизацией промышленных зон и предприятий, трендом последнего времени?

- Вы верно заметили: в последнее время мы привлекаемся именно к таким работам, и подобная ситуация очевидна, ведь о модернизации как о важнейшем векторе обновления экономики страны постоянно говорит и Президент страны. Не секрет, что индустрия серьезных отраслей требует скорого и серьезного обновления, ведь десятки производств выпускают продукцию ещё на технологических линиях 20-30-летней давности. Качество выпускаемой продукции крайне отстает от мировых стандартов. Вместе с тем, промышленные территории заводов и фабрик зачастую представляют собой если не развалины, то крайне изношенные фонды и малоэффективное хозяйство. Реконструкция и модернизация предприятий за последние 10 лет проводилась по схеме заимствования западных технологий - приобретение необходимого оборудования и опыта «под ключ». Это естественно отразилось на изменении стандартов строительства промышленных объектов. Сейчас компаниям подрядчикам приходится осваивать новые форматы промышленных зданий, реформировать свои технологические цепочки, менять культуру строительства по многим позициям. Думаю, что я озвучу реальный факт: будущие 5-7 лет пройдут в России под знаком модернизации и технологического переоснащения, а значит сектор "серьезного" подрядного строительства будет задействован, что называется, по полной.

- То есть у вас уже существуют конкретные приоритеты в реализации своих услуг?

- Если говорить прямо, то именно такие проекты являются наиболее привлекательными и перспективными для генподрядных и подрядных компаний. И на то есть несколько причин. Это и отсутствие обычных трудностей и хлопот, какие неизбежны при строительстве социальной инфраструктуры и жилья. Добавим к этому, как правило, хорошее финансирование объектов и наличие наработанного годами опыта. Ведь заказчик или инвестор, прежде всего, заинтересован в качестве работ и в соблюдении сроков их выполнения, а значит, все процессы планирования, принятие инженерных решений и поставок стройматериалов, подчинены более или менее строгому графику. Это упрощает нам жизнь, но и предъявляет повышенную ответственность.

-Назовите, пожалуйста, конкурентные преимущества, на которые опирается ваша компания.

-Наши сильные стороны: оперативное управление строительными процессами, техника безопасности на строительных площадках, система контроля строительных работ опирающаяся на личную ответственность персонала, креативность в решении инженерных задач. Для большинства строителей не секрет, как трудно управлять двумя-тремя крупными площадками дистанционно и напрямую, оперируя техникой, людьми и ресурсами, находящимися, к тому же, в сотнях километров друг от друга. Так вот, за последнее время мы обрели многие из столь необходимых навыков в решении сложных задач, что позволяет нам уверенно повышать планку качества работ, а по отдельным направлениям приблизиться к уровню ведущих иностранных генподрядчиков.

Добавлю к этому, что именно работа с иностранными партнерами, а практически большинство наших заказчиков это компании с иностранным менеджментом, отличающиеся повышенными требованиями, менталитетом и культурой строительства, стала для нашего коллектива прекрасным опытом, позволила выработать новые критерии оценки собственной практики.

- Каковы ближайшие планы компании "Империал"?

- Продавать строительные услуги соразмерно рынку, но с одной важной поправкой: мы должны переместиться в более высокий класс. Мы должны работать лучше, качественнее, чем наши коллеги по цеху - российские генподрядные организации. Нашими главными конкурентами должны быть не они, а иностранные генподрядные компании, которые присутствуют в России. Мы должны соревноваться за подряды с ними и получать столь же высокие гонорары за свою работу. А ведь сегодня по-прежнему большинство иностранных компаний получает за один и тот же объем работ существенно большее вознаграждение, чем российская компания.

- Что так?..

- Потому что сейчас на рынке сложилась такая ситуация.

У иностранных компаний деловая репутация лучше, и это в свою очередь дает им возможность получать контракты на более выигрышных условиях.

- А вы стремитесь доказать, что умеете работать не хуже, и, следовательно, имеете право получать равные с ними условия и вознаграждение?

- Да, это одна из наших целей, но сразу оговорюсь, что важнее заработка, цели которые мы ставим перед нашей командой, их безусловное достижение и как результат – подтверждение нашей профессиональной репутации.

- Но для столь амбициозных планов, как я понимаю, необходимы постоянные изменения и в самой организации, и в в принципиальных подходах к делу?

- Над этим мы упорно работаем ежедневно, совершенствуя корпоративное планирование и управление, развивая контрольные функции на объектах, повышая общее качество работ, иначе просто не сумеем соответствовать высоким стандартам, уже сложившимся на рынке строительных услуг. Да и амбиции окажутся дутыми, если забыть об этом.

- Всё, в конечном счете, решают люди. Как обстоят у компании дела с рабочими кадрами, ведь не секрет, что их нехватка – одна из постоянных проблем строительного рынка?

- Да, процесс подбора персонала непростой и длительный, а для ответственных подрядчиков один из главных. Необходимо отметить, что за последние годы существенно изменилось представление о необходимой квалификации специалистов, работающих на современных стройках, – технические регламенты и технологии не стоят на месте. Не во всех российских регионах мы можем найти хорошего крановщика или сварщика, поэтому, стараемся особое внимание уделять подготовке специалистов, собственными силами и на местах. Именно они составляют костяк рабочего коллектива. Чаще других, при равных условиях, отдаем предпочтение местным жителям, так как в их оседлости кроется залог кадровой стабильности компании.

- Это, конечно, хорошо, что компания работает с регионами страны, а есть ли проекты в родном Санкт-Петербурге?

- Безусловно, они есть, мы и головной офис компании не собираемся никуда переносить. За три последних года нами было реализовано несколько крупных контрактов. Среди них работы на строительстве завода "Ниссан", в Морскому порту Усть-Луги, а также сооружения для предприятий энергетического сектора Ленинградской области. В общей сложности оборот компании в этих проектах только в 2010 году составил сумму порядка 1 млрд. 600 млн. рублей. Хочется верить, что это всего лишь начало. Ведём переговоры с заказчиками, действующими в рамках программ модернизации производств, а с недавних пор появились и собственные инвестиционные замыслы, которые, я надеюсь, в скором времени превратятся в реальные дела.

- Иными словами, в ближайшем будущем мы услышим о собственных проектах компании "Империал"?

- Да, и, поверьте, это будут значительные и интересные проекты.

- Работа у вас, строителей, тяжелая и хлопотная, получаете ли вы от нее удовольствие?

- Да, хлопотно, да, тяжело, но искреннее отвечу, что я, как и мои коллеги, получаем удовольствие, видя плоды своих рук. С некоторых пор я пришел к убеждению, что строительство как вид человеческой деятельности и одна из форм развития социума в наибольшей степени соответствует моему личному характеру и взглядам на жизнь.

Беседу вёл Вадим Цимбалов.

источник: АСН-инфо

Максим Шубарев: «Про IPO подумаем через год»

Еще один крупный застройщик – Setl Group – планирует выпустить облигационный займ. О том, на какие цели он будет потрачен, и о ближайших целях группы корреспонденту «АСН-Инфо» Николаю Волкову рассказал президент и основной владелец Setl Group Максим Шубарев.

– Вы в мае планировали провести облигационный займ. Состоится ли он?
– Да будет. Не в мае, а в июне. В ближайшее время мы объявим о размещении и рассчитываем на приемлемую доходность, по которой инвесторы будут готовы покупать наши ценные бумаги.

– Еще дальше не смотрите, например стать полностью публичной компанией – выйти на IPO?
– До кризиса у нас были такие планы. Но под влиянием ситуации мы их немного скорректировали. Думаю, что вернемся к обсуждению этого вопроса через год. Тогда посмотрим на рынок и решим, укладывается ли этот шаг в нашу стратегию развития. IPO – для нас не самоцель, не стратегия развития компании. Пока наша стратегия состоит в том, чтобы значительно увеличить объемы строительства жилья эконом- и комфорт-класса в Петербурге.

– За счет чего планируете добиться увеличения объемов?
Сейчас у нас несколько сделок в процессе завершения, по достаточно серьезным территориям. Думаю, уже в ближайшее время, в июне, мы объявим о начале нескольких проектов.

– А какое количество жилья на приобретаемых участках планируете построить? Каковы условия сделок?
– Пока об это говорить рано. Не все договоры подписаны. Поэтому просто боюсь сглазить.
Мы покупаем участки по рыночным ценам, их нам показывают торги Фонда имущества. Кстати, последние торги были показательны – о каком кризисе можно говорить, если участки уходят по таким ценам?

– Участники рынка говорят, что в ближайшее время фонд практически прекратит торговлю городскими участками...
– Нет, у меня такой информации нет.

– В свое время вы планировали достаточно активно выходить в регионы. Сейчас эти планы остались?
– Нет, в кризис мы свернули программу региональной экспансии. Пока там нет спроса, а значит, нет и объемов строительства. Единственное, где мы как работали, так и будем продолжать работать, – это Калининград. В этом регионе мы сворачивать свое присутствие не собираемся.

– Вы являетесь заместителем председателя Координационного совета НОСТРОЙ, президентом СРО НП «Объединение строителей Санкт-Петербурга», каким образом общественные объединения могут помочь в решении проблем, например с высотными регламентами?
– В первую очередь это обеспечивает трибуну, с которой можно вести диалог с городскими и федеральными властями, решать конкретные вопросы и проблемы строительной отрасли, влиять на законодательство. Город сейчас, к сожалению, понимая всю остроту проблемы, не имеет возможности что-то кардинально поменять. Чиновник – он в первую очередь чиновник, он обязан выполнять и блюсти законы. Другое дело, что федеральные законы принимаются в отрыве от понимания того, что реально происходит на конкретных территориях, например в Петербурге. Но здесь мы можем действовать, только инициируя внесение поправок в существующее законодательство.
Чем более цивилизованное общество, чем более оно развито, тем активнее рынок начинает анализировать и актуализировать правовое поле. Мы уже далеко ушли от того времени, когда землю можно было получить без торгов, только по распоряжению властей. Сейчас здесь действуют чисто рыночные механизмы, встроенные в законодательные рамки. С другой стороны, если досконально изучить и обобщить все законы, которые сейчас действуют, то выяснится, что в городе ничего вообще строить нельзя. Так что наша задача – вести постоянный диалог и соблюдать баланс частных и общественных интресов.

Первая дюжина на подходе

«Главстрой СПб» в ближайшее время получит постановление правительства Петербурга, разрешающее приспособление для современного использование первых 12 корпусов Апраксина двора на инвестиционных условиях. О том, в чем будет заключаться приспособление и что дальше ждет «апрашку», «АСН-Инфо» рассказал Олег Спивак, руководитель проекта компании «Главстрой СПб».

– Сейчас действительно идут технические процедуры по подготовке постановления правительства Петербурга по 12 корпусам с формулировкой «приспособление к современному использованию». И эти корпуса, и весь Апраксин двор являются памятником регионального значения, а в отношении памятника в соответствии с законодательством мы можем заниматься только приспособлением к современному использованию. Я думаю, что в течение двух, максимум трех ближайших недель мы получим это постановление. Мы займемся проектированием и после получения всех необходимых разрешений приступим к проведению строительных работ.

– Хотелось бы уточнить, среди этих корпусов есть ли первый, который идет вдоль Садовой улице?

– Нет, этот корпус пока не входит в перечень передаваемых корпусов. В 1-м корпусе еще не все помещения должны быть переданы компании «Главстрой СПб». По первому корпусу помещения еще не переданы. Это самый сложный корпус, его площадь около 27 тыс. кв. м, городу из них принадлежит ровно половина. А остальная – в частной собственности. Если Апраксин двор – самый сложный проект с точки зрения сосредоточения всех возможных и невозможных проблем, то первый корпус – это сосредоточение всех проблем в нашем проекте. Поэтому сроки, когда они будут решены, назвать сложно.

– А вообще сейчас понятны сроки реализации всего проекта?

– Сейчас называть какие-то сроки тяжело, этот проект реализуется по принципу step by step. Пока подошли к постановлению по первым корпусам. Очень много времени отняла историко-культурная экспертиза. Как известно, в прошлом году она была завершена. В соответствии с ее выводами на территории рынка сносить ничего нельзя. В связи с этим мы пересмотрели концепцию развития проекта. В январе она была представлена и одобрена губернатором. Когда мы начинали проект, он предполагал удвоение площадей, сегодня же площади, входящие в наше инвестиционное соглашение с городом, предполагают приспособление всего 170 тыс. кв. м с небольшим. Суть концепции заключается в том, что почти все корпуса Апраксина двора по завершении проекта при сохранении габаритов будут приспособлены под использование и максимально соответствовать современным требованиям. Это не реконструкция, а приспособление существующих объектов под новый функционал.

Сейчас Апраксин двор представляет из себя то же, что и когда строился – это был набор отдельных купеческих лавок. На первом этаже сама лавка, на втором офис, на третьем квартира, где-то там еще складские помещения. И все эти лавки были обособлены друг от друга. Прошло двести лет, жизнь кардинально изменилась, наше представление о торговых центрах тоже, а Апраксин двор практически не поменялся. Все осталось, как и прежде, даже кое-где квартиры остались. По сути, это вариант «черкизона», только в историческом центре. Причем так же жестко контролирующийся криминалом.

– Это мешает?

– Естественно. Были и угрозы, и многое другое, о чем пока не хотелось бы говорить. Сам процесс передачи помещений идет очень тяжело. Он начался в 2008 году, и на сегодня нам передано около 70% всех арендованных помещений. Причем зачастую, когда мы приходили в помещение, там сидел не арендатор, а субсубсубарендатор, который ничего ни о договоре с КУГИ, и о его прекращении не знал.

Вторая часть помещений – это инвестиционные договоры, которые были заключены с городом. Практически по всем этим инвестиционным договорам процесс движется в сторону подписания трехсторонних инвестиционных соглашений, утверждения их арбитражным судом с выплатой компанией «Главстрой СПб» компенсаций в размере понесенных фактических затрат на реализацию этих инвестиционных договоров. В работе семь таких соглашений. С шестью инвесторами мы уже договорились. С каждым была достигнута отдельная договоренность. Не решенными остались вопросы только по корпусам 15 и 16, которыми занималась компания «Инком». Но мы надеемся продолжить диалог.

– Остался последний тип – собственники помещений…

– Здесь – и это мы никогда не скрывали – есть два пути: либо прямой выкуп, либо приглашения собственника в качестве соинвестора. Здесь мы тоже активно ведем переговоры, и, думаю, сейчас темпы решения этой проблемы ускорятся. На сегодня мы завершаем сделку по выкупу двух корпусов. По остальным корпусам ведем выкуп отдельных помещений.

– Перейдем от сурового настоящего к светлому будущему…

– Сейчас основная проблема Апраксина двора – это его социальная среда. И у нас, и у городских властей есть понимание, что изменить эту среду можно, только поменяв набор этих функций и их пользователей. Поэтому идея заключается в том, чтобы преобразовать Апраксин двор и сделать его единым комплексом. Мы сделали зонирование – могу сказать, что все зоны будут многофункциональны. В части, прилегающей к Садовой улице, будет торговля, в глубине – офисы, ближе к Фонтанке – культурная функция с аппарт-отелями. По торговой части мы уже сейчас ведем переговоры с ритейлерами, которых, возможно, будем приглашать арендовать отдельные корпуса. Работы будут идти в несколько очередей и продлятся несколько лет.

Первая очередь – это 12 корпусов, которые мы должны приспособить в течение 5 лет. Параллельно будем готовить постановления правительства на следующие корпуса. Можно констатировать, что процесс преобразования Апраксина двора входит в практическую стадию.