Герман Згибай: «Петроградский район достаточно благополучен»

Петроградский район наравне с Центральным уже многие годы остается наиболее привлекательным с точки зрения проживания. Но и здесь есть проблемы. Заместитель главы администрации Петроградского района Петербурга Герман Згибай рассказал корреспонденту «АСН-Инфо» Татьяне Елекоевой о том, как эти проблемы решаются.

– Еще в 2006 году администрацией Петроградского района было принято решение очистить дворовые территории от гаражей. Это вызвало естественное недовольство со стороны их владельцев. Как в итоге разрешилась ситуация?

– В течение последнего года отдел строительства и гаражная комиссия проводили достаточно большую работу по приведению ситуации с гаражами в соответствие с соответствующими нормативными актами. Сейчас согласно законодательству во дворах домов могут размещаться гаражи только автовладельцев, пользующихся льготами – инвалидов и участников Великой Отечественной войны. В итоге только в текущем году семь земельных участков были освобождены от незаконных строений. Данная работа продолжается.

– Недостаток мест для застройки заставляет девелоперов активно осваивать мансардные этажи, не возникают ли конфликтные ситуации?

– У нас есть два скандальных адреса, по которым ведется реконструкция мансард. Один из них находится на пр. Добролюбова, 1/79, второй – на Добролюбова, 2. Проблемы есть по обоим адресам, разница только в том, что в одном случае инвесторы в большей степени находятся в правовом поле, в другом – в меньшей. Если говорить о строительстве мансарды на Добролюбова, 2, то там было два суда по искам собственников о незаконности строительства мансард, и по обоим судам собственники проиграли. Что касается мансардного помещения на Добролюбова, 1/79, то город на инвестиционных условиях разрешил инвестору реконструкцию этого помещения. Однако объект находится под охраной КГИОП, и инвестор начал свою деятельность по реконструкции без согласования проекта и без разрешения данного органа исполнительной власти. Администрации Петроградского района удалось скоординировать действия по приостановке работ. Сейчас инвестор проводит работы по закрытию кровли.

– Выделяются ли в Петроградском районе новые участки под строительство?

– В настоящее время разрабатывается на различных стадиях готовности разрешительная документация по целому ряду земельных участков, например территория на улице Полозова, 9, где сейчас стоит расселенный аварийный дом. На этом месте планируется за счет бюджетных средств построить объект социального назначения. Кроме того, полным ходом идет проектирование, и уже в этом году начнется первый этап работ по сносу зданий и рекультивации территории по ул. Добролюбова, 14, для строительства современнейшего комплекса «Набережная Европы».

– Существуют в районе проблемные стройки?

– У нас есть земельные участки, где не ведутся работы. Один из них расположен по адресу Пионерская ул., 59. Несмотря на то что на участке начато строительство более 20 лет назад, стройка по-прежнему находится на нулевом цикле. Администрация района принимала участие даже в том, чтобы привести в порядок уже падающие ограждения. В настоящее время начата работа по переводу данного участка из федеральной собственности в городскую, для строительства современного банного комплекса. Кроме того, есть еще и приостановленные стройки, по которым работы будут начаты уже в ближайшее время. Это «Пушкарские бани» (Пушкарская, 22) и «Посадские бани» (Посадская, 28).

– Когда будет завершен ремонт «Чкаловских бань»?

– Он пока не начался. Администрация Петроградского района и Комитет экономического развития проводят работу по включению их в план по реконструкции и капитальному ремонту на 2012 год. Предполагается, что затраты города на ремонт «Чкаловских бань» в 2012 году составят 87 млн рублей. В связи с тем, что «Чкаловские бани» – единственные полноценные общественные бани, которые остались у нас в районе, они будут реконструироваться поэтапно, без полного закрытия. Работы планируется завершить в 2013 году.

– Какие проблемы в части строительства и реконструкции, на ваш взгляд, наиболее остро стоят перед администрацией Петроградского района?

– Я считаю, что в целом Петроградский район достаточно благополучен. По большому счету, все строительные вопросы имеют положительную динамику. Однако один из основных моментов, который меня волнует, – это проблема с реконструкцией мансардных помещений, поскольку правовая база по этим объектам до конца не отрегулирована. Между тем реконструкция мансард – это не только появление новых жилых помещений, но также и участие инвестора в содержании и капитальном ремонте жилых домов.

источник: АСН-инфо

Мевлуди Блиадзе: «Я мечтаю увидеть, как на Дворцовой набережной будет закрыто автомобильное движение»

Троицкий мост, Софийская развязка, Западный скоростной диаметр (ЗСД), транспортная развязка у Литейного моста, набережная канала Грибоедова – это далеко не полный список важных транспортных объектов Санкт-Петербурга, которые строила или реконструировала компания «Пилон». Недавно организация выиграла тендер на возведение крупной переправы через Неву – Ново-Адмиралтейского моста. В преддверии Дня работников дорожной отрасли мы встретились с Мевлуди Блиадзе, генеральным директором ЗАО «Пилон», который рассказал нам свое видение инфраструктурных преобразований в городе на Неве, затронул темы развития центра Санкт-Петербурга и реформы законодательства в сфере госзаказа, а также поделился планами своей компании.
-Мевлуди Дарчоевич, компания «Пилон» уже 19 лет работает на строительном рынке Санкт-Петербурга. А с чего все начиналось?
Создание компании «Пилон» - не революция, мы ничего нового не придумали. Основное ядро нашей организации – это сотрудники треста «Ленмостострой», где я возглавлял одно из четырех строительных управлений, СУ-2. Оно было ориентировано на капитальный ремонт мостовых сооружений и набережных в историческом центре Санкт-Петербурга. В начале своей деятельности ЗАО «Пилон» также сконцентрировался на выполнении этих работ. Работа в историческом центре требует повышенного внимания: рядом с реконструируемым объектом расположены здания и сооружения, которые находятся под охраной КГИОП. Наша задача была в том, чтобы отремонтировать мосты и набережные, и избежать негативного воздействия на объекты культурного наследия. На мой взгляд, нам это удалось. Кроме этого, в капитальном ремонте обязательно присутствуют реставрационные работы. «Пилон» - одна из немногих компаний в городе, работающая над восстановлением старого гранита. У нас есть замечательные специалисты - камнетесы-гранитчики, которые преуспели в этом деле больше, чем другие. Наши мастера выполняют уникальные работы по воссозданию элементов каменного декора – облицовки гранитных набережных, тумб, парапетов.
Например, мы реконструировали Троицкий мост. Заменили 208 тысяч заклепок на высокопрочные болты, бережно реставрировали различные элементы моста – канделябры, опоры контактной сети, гранитные изделия. И мост засиял.
В 2010 году мы в рекордные сроки капитально отремонтировали обрушившийся участок набережной канала Грибоедова, благодаря мастерству наших гранитчиков стенка набережной и перильные ограждения были восстановлены в их первозданном виде.
С течением времени «Пилон» стал заниматься и новым строительством. Мы не могли оставаться в стороне от масштабных транспортных объектов. Мы реализовали крупный проект развязки на пересечении Софийской улицы и кольцевой автодороги (КАД) – построили более 4 км трассы и 2 км эстакад, также участвовали в создании внутригородской дорожной сети, прилегающей к транспортному обходу Санкт-Петербурга.
Среди недавно построенных объектов особо хочу отметить тоннель под Литейным мостом, работы по южному участку ЗСД от Благодатной улицы до набережной реки Екатерингофки. Также ведется строительство на участке Западного скоростного диаметра от улицы Савушкина до трассы «Скандинавия», протяженностью 8 км. Впереди нас ждет и морская часть ЗСД – от набережной реки Екатерингофки через Морской порт, Васильевский остров, стадион ЦПКиО им. Кирова, до улицы Савушкина. Компания обязательно будет участвовать в конкурсе на строительство этого участка. А недавно «Пилон» заключил государственный контракт на строительство очень важной для Санкт-Петербурга переправы – Ново-Адмиралтейского моста.
Кроме этого, мы начали работать в Новороссийске, где принимаем участие в строительстве грузового порта. Сложные морские условия в этом месте требуют применения инновационных технологий, современного оборудования – всем этим компания обладает сполна.
-Насколько я понимаю, компании нравится работать на строительстве нестандартных, уникальных объектов транспортной инфраструктуры. За счет чего «Пилону» удается выигрывать тендеры?
Вы правы, ведь для «Пилона» строить объекты – это не самоцель. Нам действительно хочется возводить и реконструировать именно те объекты, которые принесут пользу городу и жителям. Поэтому сложные, нестандартные проекты для компании очень интересны. Но хочу отметить, что в условиях 94-го федерального закона нам с трудом удается выигрывать тендеры. А все оттого, что действующее законодательство позволяет принимать участие в конкурсах недобросовестным игрокам. Отсутствие квалификационного отбора приводит на рынок всяких авантюристов, которые заключают многомиллионные контракты и не выполняют свои обязательства. Пример компании «Флора» показал, как работает 94-й федеральный закон на практике. Эта ситуация сильно бьет по качественным игрокам.
Наконец мы были услышаны, и в настоящее время ведется работа по изменению законодательства. Я считаю, что обязательно нужно вести квалификационный отбор, а также требовать обоснование понижения цены контракта. Мне понятна ситуация, когда в единичных случаях компания может вкладывать собственные деньги в строительство объекта, для того чтобы закрепиться на рынке, получить опыт. Она может сработать в ноль, но не в убыток себе. Когда строительство стоит 100%, а компания берется построить за 70-80% от общей цены – это очень сильно настораживает. Если мы будем работать без прибыли, завтра и город, и страна в целом получат фирму, которая не развивается, теряет качество и не выдерживает сроки строительства.
-«Пилон» выиграл тендер на строительство Ново-Адмиралтейского моста. Когда начнутся работы по его сооружению?
Мы имеем действующий государственный контракт. Однако Верховный суд РФ постановил, что были допущены некоторые юридические неточности. Я считаю, что их нужно немедленно исправлять и приступать к строительству переправы. Сегодня мы продолжаем подготовку к строительству, например, проводим эксперимент по проводке судов смешанного (река-море) плавания в месте строительства Ново-Адмиралтейского моста. Специалисты компании установили имитаторы опор разводного пролета и смонтировали береговые технические средства мониторинга. Адмиралтейские верфи уже получили первые транши на переезд и не препятствуют строительству моста. Сейчас оформляется документальная часть: идут кадастровые съемки, согласования с КГИОП. Как только мы получим все нужные документы и будем находиться в правовом поле, то начнем строить. Ново-Адмиралтейский мост важен для Санкт-Петербурга, и должен быть построен к 2013 году. Только после этого можно отправлять Дворцовый мост на капитальный ремонт.
Я убежден, что, решив вопрос со строительством «Новой Голландии» и Ново-Адмиралтейского моста, мы получим совершенно другой центр Петербурга. Весь район получит новое развитие, станет более привлекательным для туристов, бизнеса, появятся новые рабочие места.
-У ЗАО «Пилон» большой опыт работ в историческом центре города. По Вашему мнению, как можно сохранить набережные Санкт-Петербурга в их первозданном историческом виде и одновременно приспособить к нуждам мегаполиса?
В нашем красивейшем городе много разных мостов и набережных. Однако порой нам непонятно, почему так мало средств выделяется на содержание и капитальный ремонт мостовых сооружений в историческом центре Санкт-Петербурга. Ждем, пока набережные обваливаться начнут, как это произошло на канале Грибоедова? Я считаю, что городу нужна целенаправленная, научно обоснованная программа содержания набережных рек и каналов. Наши предки построили их в тяжелейших условиях, без специальных средств производства - мы обязаны сохранить это наследие для наших потомков. В Санкт-Петербурге налицо рост потока туристов. А мосты, набережные – это визитная карточка нашего города. Я мечтаю когда-то увидеть, как на Дворцовой набережной будет закрыто автомобильное движение, - это придаст неповторимый шарм городу. Я хочу, чтобы Дворцовый мост получил то убранство, которое было изначально заложено в его проекте, но так и не воплощено в жизнь из-за Первой мировой войны.
-Оцените, пожалуйста, перспективы развития транспортной инфраструктуры Санкт-Петербурга. На Ваш взгляд, как правительству города быстрее и качественнее решить проблему пробок на городских магистралях?
Проблемы, существующие в Санкт-Петербурге, – пробки, постоянный рост численности автомобилей, отсутствие парковочных мест - давно известны. Я не говорю, что власти сидят, сложа руки, и ничего не предпринимают, развитие инфраструктуры идет постоянно. Однако финансовые возможности не позволяют в полном объеме осуществлять те программы, которые намечены.
На мой взгляд, первое, что нужно сделать в Санкт-Петербурге, причем незамедлительно – это проектировать и строить еще одну кольцевую автодорогу для транзитного грузового транспорта. Второе, важно постоянно работать над созданием движения без светофоров по набережным реки Невы – от Вантового моста до трассы «Скандинавия». Устройство подобного движения по правому берегу Невы намного облегчит жизнь города.
Благоприятным для транспортной инфраструктуры Санкт-Петербурга является строительство ЗСД, возведение мостов, тоннелей через Неву. Считаю, что в городе нужно создавать внутренние диаметры, по которым можно быстро добраться из центра на периферию.
Думаю, что пробки в городе постепенно будут рассасываться, так как не за горами строительство Орловского тоннеля, Ново-Адмиралтейского моста. Я уверен, что сегодня между Володарским мостом и мостом Александра Невского нужно сооружать еще одну переправу, а то и две. Вскоре к Васильевскому острову подойдет ЗСД. И если сегодня транзитным районом Санкт-Петербурга является Петроградская сторона, то потом им станет Васильевский остров. Пока же это место тупиковое.  
В городе много достойных программ по развитию инфраструктуры, их нужно только претворить в жизнь.
-Расскажите, какие планы компания «Пилон» собирается осуществить в ближайшее время?
«Пилон» сегодня – это многогранная компания, которая постоянно развивается, осваивает новые виды работ. Какой компанией будет «Пилон» через 2-3 года, представить можно, но сложно угадать все нюансы. Сегодня нам 19 лет: начинали мы с 7 человек, а сегодня в стенах «Пилона» трудится уже 1500 человек, и их число постоянно растет. Мы дорожим каждым своим работником. Потому что я убежден - бизнес должен быть социально ориентированным. С первого дня работы «Пилон» – социально направленная компания, которая заботится о своих сотрудниках. В чем это выражается? Поверьте, не только в своевременной выплате зарплаты. ну линию. первого дня создания, так и продолжаем играть человеческими жизнями?и. оим коллегам. радиционная там не помещалась по Например, мы сохранили пособие по выслуге лет, у нас есть фонд мастера, пособие к отпуску (13-я зарплата), а при необходимости мы оказываем материальную помощь. У нас работают целые семьи, формируются династии сотрудников, и мы гордимся этим.
В целом мы хотим принимать активное участие, в первую очередь, в сооружении транспортных объектов в Санкт-Петербурге, а также постепенно выйти на общероссийский рынок. Сегодня энергично развивается Сибирь, Урал, Калининград. Наша цель – выполнять такой же объем работ по строительству транспортных объектов в других городах России, как и в Санкт-Петербурге, а может даже больше.
Система управления объектами на дальних расстояниях имеет свою специфику. Это потребует существенного расширения штата сотрудников, парка техники, открытия филиалов в городах России. Отмечу, что этот опыт мы сейчас оттачиваем на примере Новороссийска.

Андрей Степаненко: «Общая тенденция – снижение активности инвесторов»

О том, как кризис повлиял на рынок недвижимости, и какова ситуация со спросом на продаваемые с торгов объекты, «АСН-Инфо» рассказал Андрей Степаненко, генеральный директор ОАО «Фонд имущества Санкт-Петербурга».

- Андрей Николаевич, Фонд имущества сегодня – самая мощная аукционная площадка в стране. На какие финансовые результаты по итогам года вы рассчитываете выйти?

- Городское правительство ежегодно утверждает плановое задание по приватизации. Это доходы от выкупа земельных участков собственниками объектов недвижимости, поступления от целевой приватизации арендованных помещений, от аукционов по встройкам и зданиям с участками, от продажи квартир. Задание на 2011 год – 8 млрд рублей, – мы, конечно, выполним. Из крупных лотов осталась только гостиница «Астория», торги объявлены на 19 октября. Мы рассчитываем, что продажа состоится, тогда уже в этом году в бюджет будет перечислена часть платежа по договору. Но помимо доходов от приватизации есть еще торги по инвестиционным договорам, платежи по которым также перечисляются в бюджет.

- И как обстоят дела c их реализацией?

- Предполагалось, что сумма выручки по ним составит 16 млрд рублей, но на сегодня продано инвестдоговоров на сумму 10 млрд рублей. Прогноз рассчитывался исходя из продажи всех участков, которые Управление инвестиций Комитета по строительству планировало передать на реализацию в Фонд имущества. Однако на  сегодняшний день мы получили меньше трети от этого плана, и самые ликвидные активы (под жилую застройку) до нас так и не дошли. Чтобы торги состоялись в этом году, их нужно объявить до середины ноября. Что-то мы, наверное, еще получим и продадим, но вряд ли это радикально изменит ситуацию.

- В чем причина вашего пессимизма?

- Есть проблемы с подготовкой инвестиционной документации – пакетов документов к торгам. «Короткий пакет» завершил свою жизнь. А «полный пакет» готовить не так просто.

- Как изменилась активность  инвесторов в разных сегментах рынка?

- Общая тенденция – это снижение активности инвесторов. Единственное исключение – строительство жилья эконом-класса. В этом секторе наблюдается устойчивый спрос, на который не влияют ни кризис, ни предвыборная политическая нестабильность. Есть оживление в стрит-ритейле: спросом пользуются небольшие торговые  помещения с хорошей локацией. Цены на них иногда вырастают в десятки раз. По остальным направлениям (офисы, гостиницы, промышленная недвижимость, паркинги и пр.) активность практически нулевая.

- В чем причина, это все последствия кризиса?

- Конечно, кризис повлиял. Особенно отток с рынка иностранных и банковских средств. Сейчас оформить кредит значительно сложнее, чем до кризиса. Даже под залог реальных активов и поручительства учредителей компании не могут получить кредит. И это я говорю о компаниях, давно работающих на рынке, «крепких середняках». Я лично дважды был свидетелем такой ситуации.  Банки стали чрезмерно консервативны и неохотно занимаются кредитованием.

- Как влияет на активность инвесторов политическая ситуация?

- В России все максимально политизировано. В Санкт-Петербурге 3-4 человека могут похоронить любой проект, просто написав на предвыборной волне жалобу о том, что новая идея диссонирует с существующей застройкой. В таких условиях бизнесу работать крайне тяжело. Сейчас вообще наступила пауза: новые инвесторы на рынок не приходят, а уже работающие – не начинают новых проектов. Кто-то не выдерживает и уходит в другие регионы, где меньше градостроительных ограничений, а значит и рисков, что проект будет остановлен. Я знаю несколько крупных инвестиционных компаний, которые сейчас сворачивают свой бизнес в Петербурге.

Некоторые компании переводят свой бизнес, а значит и инвестиций, в другие отрасли. Например, в производства, связанные с сельхозбизнесом, или в телекоммуникационный сектор.

- Люди устали?

- Да. И необходимо понимать, что отсутствие стабильно работающего бизнеса - это отсутствие стабильных налоговых поступлений в бюджет. Петербург не Венеция, город не может замереть, уповая только на доходы туристической отрасли.  Политика запрещения и отсутствия четких правил ведения бизнеса, в том числе и девелоперского бизнеса, идет городу во вред. Уже сейчас на рынке нет сделок по продаже 5, 10, 100 га земли. А здание на Невском, 58, которое несколько лет назад собрало бы десяток претендентов, сегодня не продается. Притом что здание полностью реконструировано.

- А что с проектом на набережной Робеспьера, 32?

- В 2007 году, на пике цен на недвижимость, сложилась удачная для города сделка. Сейчас мы сделали все, чтобы этот проект получил развитие и, в конечном счете, был завершен. Мы помирили застройщика «ППК», Сбербанк и город. Сроки реализации проекта продлены,  и теперь ничто не мешает его осуществлению. Как это произойдет, мы не знаем. Возможно, появится новый инвестор – ППК активно занимается продажей проекта. Мой прогноз – продать его до мая 2012 года нереально.

- А другие проекты?

- Я сейчас все торги планирую  с учетом выборов: и канал Грибоедова, 13, и дворец Кочубея, и Уткину дачу, и Конюшенную ул., 1/18, в Пушкине. Только «Астория» по-прежнему запланирована на этот год. Мы заняли выжидательную позицию и смотрим, как будет развиваться рынок.

- Сейчас вообще всю землю хотят продавать на торгах. И даже инициированы соответствующие изменения в Земельный кодекс. Как вы к этой идее относитесь?

- Хотя я и идеолог торгов, но считаю, что такой подход нерационален. Например, в квартале нужен какой-нибудь соц.объект, но найти на него даже одного инвестора чрезвычайно трудно. Какие уж тут торги. И это типичная ситуация для таких объектов, как, предположим, поликлиника или спортивный комплекс. Или другая ситуация – участки, сложные с градостроительной точки зрения (например, лакуна на Петроградке).  Я думаю, что нельзя все огульно пускать с молотка, нужен дифференцированный подход.

- С новым губернатором пообщались? Складывается диалог?

- Пока не общались. Но я надеюсь и даже уверен, что наши функции продавца будут по-прежнему востребованы. Имущество необходимо эффективно реализовывать. Надеюсь, что мы будем работать в прежнем режиме и приносить городу пользу.

- Как идет работа вашей «дочки» - Российского аукционного дома?

- Вполне успешно. Мы аккредитованы для продажи федерального имущества, занимаемся организацией торгов по продаже госимущества Москвы и Ханты-Мансийска. Это подтверждает, что мы шли по правильному пути, и опыт Фонда имущества, одного из учредителей Российского аукционного дома, востребован.

- Какова судебная практика фонда?

- Из наиболее известных случаев – здание с участком на Боровой улице, которое продавалось в рамках PROEstate-2008. Сделка, как вы помните, не была оплачена. Покупатель почему-то решил, что имеет право после торгов вносить изменения в договор купли-продажи. Мы судились, выиграли процесс во всех трех судебных инстанциях и провели повторные торги. Сейчас этот объект находится в собственности компании БФА.

Была сложная ситуация со зданием на Пионерской, 16, часть которого занимала Академия им. Можайского. Мы смогли организовать диалог с инвесторами  и с Минобороны. В результате были устранены технические препятствия для реализации проекта, подписано мировое соглашение, выплачена компенсация Академии им. Можайского, - интересы всех заинтересованных сторон были удовлетворены.

Были суды с продажей единым лотом участков в разных районах города под магазины шаговой доступности. Мы отстояли законность продажи в суде кассационной инстанции.  Как будут разворачиваться события дальше, пока не знаю.

 - Вы затрудняетесь делать прогнозы из-за последнего решения Высшего арбитража по Сытнинской улице?

- Да. На мой взгляд, этим решением суд вышел за рамки своей компетенции. И непонятно, кто и как будет исполнять это судебное решение. Посмотрим. Но прецедент для России плохой. Он означает, что любая сделка может быть оспорена, независимо от того, насколько добросовестным был приобретатель.

 

Андрей Степаненко

генеральный директор ОАО «Фонд имущества Санкт-Петербурга», ОАО «Российский аукционный дом»

Родился 6 февраля 1972 года. Окончил Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов. Кандидат экономических наук. В 2002 году защитил диссертацию на тему «Методические основы управления недвижимым имуществом крупного города».

Занимался профессиональной риэлтерской деятельностью, возглавлял Петроградское и Выборгское агентства КУГИ Санкт-Петербурга.

С марта 2004 года руководит Фондом имущества Санкт-Петербурга – крупнейшей в России региональной аукционной площадкой по продаже недвижимости.