Андрей Степаненко: "Зависимость бизнеса от чиновников уже прошла, основные земельные участки проданы"

Андрей Степаненко:
Российский аукционный дом (РАД) подписал соглашение с банком "Санкт-Петербург" о реализации программы кредитования на приобретение любых лотов РАДа. О новой стратегии и современном состоянии рынка аукционных продаж корреспонденту "АСН-Инфо" рассказал генеральный директор РАД Андрей Степаненко.

Многие участники девелоперского рынка бьют тревогу – правительство города более не выставляет интересные объекты недвижимости и земельные участки в былых объемах. Что происходит на рынке аукционных продаж?

- Действительно, на сегодняшний день позиция правительства Петербурга такова, что не все дорогие лоты выставляются на торги, некоторые сдаются в аренду, другие используются в государственных целях, как социальные объекты. Также уменьшилось количество земли, которая предоставляется под капитальное строительство. В 2011 году мы продали всего несколько участков, в десятки раз меньше докризисного уровня. Участники рынка говорят, что город медленно готовит участки к продаже. Это так. Но главная причина – в том, что город истощился, земли осталось крайне мало. И в этом есть определенная проблема для инвесторов. Когда выставляются 1-2 лота под жилую застройку, идет серьезный аукцион.

Сократилось ли из-за нехватки земельных участков число покупателей?

- Наоборот, покупателей стало больше. Рынок просто сместился. Они вынуждены работать со вторичным рынком, с федеральной землей, с предприятиями. И для нас это только благо, потому как оператором этих сделок выступаем мы. Сейчас, например, вне аукциона мы продаем землю в Янино, сотрудничая с одной из московских компаний. Это будет крупнейшая сделка в этом году.

Как такое смещение рынка влияет на цены?

- Вроде бы на фоне сокращения количества участков, продаваемых городом, частная земля должна дорожать. Однако я, как продавец и частной, и государственной земли, могу сказать, что зачастую растут в цене только участки под жилую застройку, все остальные - под ретейл, под функции бизнес-центров, гостиниц, логистики, промышленности, - значительно в цене не прибавляют. Потому что государство никогда не было серьезным участником в процессе реализации этих земель. Если в сегменте участков для жилищной застройки мы могли занимать до 90% рынка, продавая такие крупные территории, как Юнтолово, Северная Долина, во всех остальных сегментах – у нас был очень низкий процент рынка. Поэтому когда инвесторы, лендлорды ожидали, что произойдет резкий рост стоимости их участков, они ошибались. В коммерческом секторе я бы вообще не говорил о росте, только в эксклюзивных случаях. Например, в сегменте участков под АЗС можно зафиксировать рост на 20-30%. Что же касается жилого строительства – я оцениваю рост рынка в 50%, по сравнению с прошлым годом.

Как это повлияло на работу РАДа?

- Это смещение акцентов, рынка для Российского аукционного дома – благо. Государство не должно быть монополистом. Зависимость бизнеса от чиновников уже прошла, основные земельные участки проданы. Сейчас бизнес работает на вторичном рынке. И наша задача - правильно структурировать эти сделки, правильно эти лоты размежевать, отрекламировать их, подготовить под них проектное финансирование, то есть предложить услугу, упакованный товар и продать его. Для этого и подписывается сегодняшнее соглашение. Это и есть миссия Российского аукционного дома.

Можете поделиться прогнозами?

- Мы оптимисты, мы говорим, что рынок растет. И цены на земельные участки будут расти. Более точной информации, к сожалению, пока сказать не могу.
источник: АСН-инфо Антонина Асанова

Владислав Букетов: "Количество инвестиционных строек в регионе сократилось"

Владислав Букетов:
Генеральный директор крупнейшей новгородской проектной организации "Новгородгражданпроект" Владислав Букетов рассказал корреспонденту "Строительного Еженедельника" Михаилу Немировскому о состоянии рынка проектирования и успехах саморегулирования в регионе.

Что представляет собой институт на сегодняшний день, какие крупные проекты удалось выполнить организации за последнее время?

– Мы работаем как в гражданском, так и в промышленном проектировании. Здесь нам очень повезло. Среди суетных 1990-х, когда отрасль находилась в упадке, к нам, не побоявшись российских реалий, пришел датский инвестор, который предложил строить завод Dirol. Это был наш первый опыт работ с иностранным инвестором. Дальше подобные заказы стали более частыми – это и проектирование заводов для финских OIFINNISHHOLDINGSOY и «ЮИТ», и работа на строительстве упаковочной фабрики в Великом Новгороде. Позже пришел немецкий концерн Pfleiderer, который построил в области деревообрабатывающий завод. И хотя, в принципе, наша основная специфика – это гражданское строительство, на настоящий момент мы фактически делаем по 2 завода ежегодно. В итоге институт накопил большое портфолио, куда входят достаточно серьезные бренды.

Какова контрактная база на этот год?

– В 2011 году объем выручки собственными силами института составил 150 млн рублей. В этом году, думаю, будет не меньше. Большой портфель заказов составит проектирование арбитражных судов по всей России. Это очень хороший для компании подряд, и я рад, что нам удалось его взять. В частности, у нас в Новгороде построено очень красивое здание. Кроме того, у нас много заказов по объектам социальной инфраструктуры. Понятно, что в основном мы специализируемся на комплексной застройке территорий под жилье, и, по сути, все крупные застройщики Новгородской области проектируются у нас. Это не отдельные дома, а именно целые районы, подразумевающие строительство, в том числе множества специальных объектов. Кроме того, сейчас возникла новая необходимость внедрения Градостроительного кодекса – мы сейчас практически закончили работы над нашими генпланами. В целом мы сделали несколько сотен генеральных планов территорий.

Хватает ли ресурсов брать большой объем заказов?

– Появление ряда крупных промышленных и социальных заказов привело к тому, что школа проектирования в Новгородской области возродилась. Люди поняли, что работа есть. Сегодня у нас есть некий костяк специалистов еще советской эпохи, которые с 1990-х годов набрали опыт современных наработок, прошли курсы повышения квалификации. Вокруг этих старожилов мы создали достаточно большую школу молодых резервов. То есть мы ведем активную работу по омоложению и укреплению кадрового состава. К каждому профессионалу в кабинет мы, грубо говоря, сажаем молодого специалиста – так и происходит живая трансляция опыта. Наработана настоящая кузница кадров: 2 года поработал с профи – освободи место следующему. Фактически удалось сформировать еще одно поколение из молодых специалистов, выпускников вузов.

Есть ли у компании планы по выходу в регионы?

– Планы уже реализуются. Как я уже сказал, мы проектируем арбитражные суды во многих регионах России. В частности, идут работы в Калуге, Томске, Смоленске, Архангельске. Есть проекты во Владимире. Три поликлиники мы делаем в Московской области. Хотя я считаю, что в целом правильнее сосредотачивать силы именно на своем регионе.

Как можете охарактеризовать состояние рынка проектирования в регионе?

– В нашу областную СРО «Гильдия проектировщиков Новгородской области» входит 82 проектных организации. Я думаю, еще около 20 областных организаций состоят в других СРО. Хочу отметить, что, несмотря на то что у многих компаний на областном рынке есть допуск генерального проектировщика, реально комплексным проектированием занимаются единицы. В основном идет распределение проектирования специализированных объектов. Кто-то делает архитектурные решения, а потом дополнительно нанимает конструкторов или отдает на субподряд проектирование сетей, инженерии. Очень много организаций вообще работают только по своей специфике – по пожарной безопасности, по электрике, кто-то работает только по малоточке.

Удается ли гильдии реально контролировать работу членов организации?

– Могу сказать, что мы очень рады, что создали здесь саморегулируемую организацию. Таким образом мы, во-первых, пресекли возможность коммерциализации СРО на нашей территории, а во-вторых, решили проблемы некачественного подряда. То есть мы хотя бы можем отслеживать, контролировать эти процессы. Ведь это вопрос нашей же собственной безопасности, и мы относимся к этому очень трепетно. Например, зачастую к нам приходят наши компании и говорят о том, что хотят стать генпроектировщиками. Нам приходится отвечать, что, при всем уважении, они это сделать не могут. Потому что у них нет соответствующей материальной базы и нужных специалистов. Сначала они обижались на нас, потом вроде как поняли. В итоге сегодня в области допуск к генпроектированию имеют только те компании, которые могут это делать и при этом делать на высоком уровне. Та же ситуация с обследованием зданий. Некоторое время назад все вдруг изъявили желание заниматься обследованием зданий. Мы сказали: подождите, давайте разберемся. А кто у вас будет это делать? Скажите фамилии! Мы – небольшой регион, поэтому мы знаем поименно всех специалистов, которые реально могут выполнять тот или иной вид работ. Отмечу, что сам институт саморегулирования у нас действительно работает. К дирекции со стороны членов есть полное доверие, в том числе и финансовое. Мы занимаемся вопросами собственной безопасности, для того чтобы наши члены не «халтурили» в своей проектной работе, не делали ошибок, работали качественно. Чтобы никто из заказчиков не смог потом покуситься на наш компенсационный фонд.

Нет ли дефицита в части заявляемых объектов? Всем ли хватает работы?

– Скажу так: сегодня чувствуется, что экономика наша продолжает находиться в кризисном состоянии. При этом проектировщики – это первые люди, которые сталкиваются с инвестором, и поэтому очень тонко чувствуем колебания инвестиционной активности. Я должен констатировать, что инвестиционных проектов сейчас стало меньше. И не только у нас, а вообще на рынке. В секторе частных инвестиций объемы заказа резко уменьшились, и нас это, разумеется, очень тревожит. С другой стороны, в последнее время начали появляться очень интересные государственные проекты. В частности, сейчас идет активное государственное финансирование строительства детских садов, спортивных объектов. В связи с увеличением дорожного фонда области много проектов заявлено в части дорожно-транспортной инфраструктуры.

Какие цели и задачи ставит перед собой институт на ближайшее будущее?

– Главная задача сейчас – сформировать пакет заказов и продолжать плодотворную работу. По этому году у нас было 2 весьма крупных промышленных объекта, сейчас мы ведем переговоры по проектированию еще одного. Мы заканчиваем эти проекты, и хотя мы ведем переговоры, пока реальных договоров на перспективу мало. По жилью и связанной с ним инженерной инфраструктуре заказов хватает – это наша традиционная загрузка. Кроме того, появляются заказы на проектирование объектов социальной сферы – сейчас по большей части детские сады. Также постоянно возникают вопросы модернизации – замены устаревших компьютеров, нового программного обеспечения и прочего. Стараемся не отставать от времени.

Александр Макаров: "Остановить незаконное мансардное строительство на памятниках архитектуры могут только высокие штрафы"

Александр Макаров:
Председатель Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Александр Макаров в беседе с корреспондентом "Строительного Еженедельника" Михаилом Немировским рассказал о реформах в охранном законодательстве и борьбе с незаконными надстройками в историческом центре.

В начале года вышел указ губернатора об ужесточении контроля за сносом зданий в историческом центре Петербурга. Какие итоги моратория можно подвести по итогам восьми месяцев работы?

- Действительно, на одном из заседаний Совета по сохранению культурного наследия губернатор заявил о моратории на снос зданий в историческом центре Санкт-Петербурга и распорядился подготовить законодательные акты, разрешающие новое строительство в центре только в исключительных случаях. И это абсолютно правильная мера. Петербург – это город уникальной исторической среды, и всем, кто хочет осуществлять строительную деятельность в центре города, необходимо это понимать.  
Подводить итоги сейчас, на мой взгляд, несколько преждевременно.

Напомню, что сегодня в рамках действующего закона Санкт-Петербурга "О зонах охраны…" новое строительство в историческом центре максимально ограничено.

Есть ли на сегодняшний день необходимость в реформировании 820-го городского закона о зонах охраны? Какие изменения нужно внести?

- Безусловно, изменения нужны. И это нормально. Напомню, с момента вступления в силу закона №820-7 прошло 3 года. И это вполне естественный рабочий процесс: когда закон дорабатывается, в него вносятся необходимые изменения. В процессе работы с законом были выявлены отдельные технические неточности, кроме того, вступили в силу решения Санкт-Петербургского городского суда и федеральные нормативные правовые акты, затрагивающие отдельные положения закона. Также прокуратурой Санкт-Петербурга была проведена проверка закона на предмет коррупционной составляющей. Все эти основания обуславливают необходимость внесения изменений в закон. В настоящее время проводится работа по согласованию с Министерством культуры градостроительных регламентов в границах зон охраны объектов культурного наследия и приведению 820-го закона в соответствие с проектом зон охраны объектов культурного наследия, согласованным Росохранкультурой, а также в соответствие с действующим федеральным законодательством.

Сможет ли в случае окончательного принятия закон "О федеральной контрактной системе" изменить положение дел в ситуации с сохранением культурного наследия в городе?

- Тут важно отметить, что законопроект предлагает изменить критерии, по которым оцениваются заявки участников торгов. Предполагается, что такие критерии оценки подрядчиков, как квалификация участников, наличие у них трудовых и финансовых ресурсов, оборудования и иных материальных ресурсов для исполнения контракта, будут приравнены по своему значению к цене контракта. Ведь в настоящее время преимущество имеет не тот, кто обладает большим опытом по проведению работ по реставрации памятников, а тот, кто снизит свои издержки до уровня, который в итоге приведет к некачественному выполнению работ на памятнике.

Согласно указанному законопроекту, в случае если участник закупок подает заявку с демпинговой ценой, то есть с ценой на 25 и более процентов ниже начальной цены контракта, он обязан будет дополнительно представить для обоснования цены расчет предлагаемой цены и гарантийное письмо. Если участник процедуры закупок не представит соответствующие документы, комиссия по осуществлению закупок обязана будет отклонить заявку с демпинговой ценой.

Можно ли ожидать от городских властей введения новых инструментов сохранения памятников?

- Мне кажется, прежде чем создавать новые инструменты, нужно в совершенстве овладеть имеющимися. За последние два года комитет значительно усилил работу по контролю за деятельностью правообладателей объектов культурного наследия. Приведу пример: в 2011 году в адрес нарушителей комитет направил 233 предписания, за полгода 2012 - уже 120 предписаний. Также в прошлом году мы провели порядка 170 проверок деятельности юридических и физических лиц на объектах культурного наследия, и только за 6 месяцев 2012 было проведено уже 134 проверки. За полтора последних года комитет возбудил 269 дел об административных правонарушениях, к административной ответственности привлечен 181 нарушитель. При этом за 2010 год было привлечено только 27 лиц.

Кроме того, за 2011 год и прошедший период 2012 года мы заключили порядка 900 охранных обязательств с пользователями и собственниками памятников. За полтора последних года юристы комитета приняли участие более чем в 700 судебных заседаниях в судах, в первую очередь в качестве истцов по делам о понуждении заключить охранные обязательства и о взыскании неустоек за неисполнение условий данных договоров. К сожалению, отрицательные результаты сегодня приносит работа комитета по возбуждению уголовных дел. Несмотря на то что мы инициировали возбуждение 11 уголовных дел по фактам разрушения памятников и самоуправству, реально возбуждено было только 4 дела.

Отмечу, что комитет все эффективнее использует меры административного и имущественного понуждения, что, на мой взгляд, постепенно приводит к повышению уровня правосознания владельцев памятников. Наша ближайшая цель – добиться того, чтобы ни одно из выявленных нарушений не осталось безнаказанным: именно поэтому мы боремся до конца практически по каждому делу, проходим все судебные инстанции, чтобы наказать виновных. Пользуясь случаем, хочу предупредить собственников памятников, которые доводят здания до аварийного состояния, что мы продолжим практику предъявления исков в суд об изъятии у владельцев таких объектов.

Какие меры могут помочь в борьбе с незаконным мансардным строительством?

- Мансардное строительство - это одна из болевых точек нашего города. Разумеется, комитет выступает против незаконной надстройки зданий-памятников, приводящей к утрате объектами их исторического облика. Но, к сожалению, бывает так, что мы узнаем о проблеме, когда мансарда уже построена или находится на стадии строительства. Безусловно, комитет принимает все меры для того, чтобы предотвратить подобное незаконное надстраивание, а в случаях когда мансарда уже построена - для ее демонтажа. Далее мы принимаем меры по привлечению всех виновных лиц к ответственности.

Проблему мансардного строительства на объектах культурного наследия невозможно оперативно решить, в первую очередь, из-за длительных судебных разбирательств, сопровождающих каждое такое дело, а также из-за невысоких штрафов, которые наше законодательство предусматривает за самовольную надстройку памятников архитектуры. Эти весьма скромные суммы не остановят желающих соорудить на здании мансарду. На мой взгляд, самой существенной "профилактической" мерой должны быть именно штрафы, во много раз превышающие те, которые есть сейчас, но, к сожалению, КГИОП не имеет полномочий регулировать данные суммы, мы лишь исполняем закон.