Официальная публикация

№20 (836 )
3 октября 2018

Рикардо Бофилл-младший: "К пространствам снаружи домов на периферии должно быть такое же отношение, как если бы это был центр города"

Рикардо Бофилл-младший:
Петербург должен оставаться моноцентричным, а основным направлением его развития должна стать реновация окраинных районов. Такие мысли архитектор Рикардо Бофилл-младший, вице-президент архитектурной мастерской его отца Рикардо Бофилла, высказал в беседе с корреспондентом "Строительного Еженедельника" Антониной Асановой. Рикардо, в вашем портфолио урбанистические проекты для многих городов мира. На ваш взгляд, что следовало бы изменить в Петербурге в масштабе города, чтобы он стал более удобным, более привлекательным?

– Это слишком сложный вопрос, чтобы отвечать на него в одиночку. Вообще видение направлений развития города должно иметь его руководство. В идеале оно формируется благодаря встречам губернатора с экспертами – архитекторами и урбанистами. Должна быть накоплена некая база ответов – насколько важно "развернуть" город к заливу или к реке, или в первую очередь трансформировать индустриальную зону или периферию. Поэтому вам нужен сильный губернатор, который готов брать на себя большое количество рисков. Если же все-таки говорить о моем мнении... Я думаю, самое важное изменение должно произойти на периферии Петербурга. Сейчас на расстоянии 10 км от центра мы не можем строить так же хорошо, как архитекторы, жившие 100-200 лет назад. Окраинные районы – монофункциональные, скучные. Необходимо обеспечивать доступное жилье для каждого, но не с помощью советского блочного строительства. Существуют новые технологии панельного домостроения, новые концепции мультифункциональных кварталов, новые концепции улиц. И в Петербурге необходимо создать качественные, идеальные кварталы на периферии города. Именно в них живет большинство населения, средний и рабочий класс. И это реальная задача для следующих 10 лет.

В одном из интервью ваш отец рассказывал о старте проекта по разработке недорогого социального жилья для регионов третьего мира. Как продвинулась эта идея?

– Это идеалистический проект. Мы старались привнести на окраины городов такое же качество жизни, как и в их цент­рах. Это основная цель. Убеждение, что из-за того, что дома для рабочего класса находятся вне центра города, а их жители имеют невысокий уровень доходов, пригороды должны быть ужасны, – одно из самых антидемократичных в мире. Моя семья, я и мой отец, имеем социалистические убеждения и стараемся реализовывать проекты развития пригородов, используя классические, исторические подходы, делать пространства снаружи такими же важными, как и внутренние решения. Даже если в вашем климате по­стоянно идет снег и холодно, к пространствам снаружи домов на периферии должно быть такое же отношение, как если бы это был центр города.

Удалось ли сделать такие проекты дешевыми?

– Такое строительство недешево, но, я бы сказал, экономично. Дело в другом. Например, панельное домостроение в России – одна из самых дешевых технологий. Но если вы обратитесь к московским девелоперам и заявите, что хотите построить из панелей отель, они ответят «нет». Потому что это слишком плохо и скучно выглядит. России нужно отказаться от ДСК, от старых советских заводов. Должны быть созданы новые производства, с новым оборудованием, которое будет производить новые интегрированные системы строительства, позволяющие строить и 24-этажные здания, и 7-этажные дома с возможностью создания не только фасада в любом стиле, но и уникальных структурных элементов здания. Это сложно, но очень важно. И Россия должна через это пройти.

В последнее время в Петербурге активно обсуждается идея полицентричного развития города. Что вы думаете о такой перспективе?

– Я думаю, что в городе должен оставаться основной центр – исторический. Но могут появиться и подцентры, которые смогли бы стать основой для развития местных сообществ и идентификации районов. То есть, строго говоря, город должен оставаться моноцентричным, но иметь полицентричный вид. И он не должен далее расти вширь. Этот рост необходимо остановить природной границей или буферной зоной следующего города. Подробнее говорить сложно, я не изучал мастер-план Петербурга.

А что вы скажете о центре города? Есть ли в нем место новой архитектуре?

– Мы не можем давать на этот вопрос однозначный ответ: да или нет. Во-первых, существуют определенные правила: высотный регламент, СНиПы, необходимость строить в соответствии с условиями исторического контекста. А во-вторых, строительство в центре должно отвечать условию органичности. Должно найтись соответствующее место, должна быть необходимость возведения здания. Если, например, в центре есть пустырь, оставшийся на месте рухнувшего или снесенного дома и создающий проблемы для людей, живущих по соседству, то почему бы не построить на этом месте красивое городское здание? Поэтому ответ на ваш вопрос всегда зависит от многих факторов, мы должны смотреть на каждую конкретную ситуацию. Но если вы все-таки формулируете вопрос категорично: строить в центре новые здания или нет, – я скажу "да". Баланс нового и старого – это самый сложный вопрос в архитектуре. Но развитие города продолжается, и копировать прошлое невозможно. Вы можете только искать вдохновение в истории.

Какой тогда должна быть архитектура новых зданий в историческом центре?

– Фасад может быть украшен колоннами, деревом, чем угодно – это эстетические категории. Стиль не важен. Главное – облик здания должен соответствовать прекрасному прошлому Петербурга, выглядеть гармонично в окружении исторических зданий. Строения должны быть реальными, правдивыми, теми, которые необходимы именно здесь, на этом месте. Никакой архитектуры для примадонн, никаких капризов заказчиков. Исторический центр стоит уже века, а мы имеем возможность творить всего 20-30 лет. Вклад одного человека очень мал, он всего лишь один из маленьких листочков большого дерева. И здания должны быть скромными, спокойными, их строительство – обсуждаться с большим количеством различных экспертов: архитекторов, градозащитников. Для меня Петербург не менее красив, чем Венеция. Вы можете представить новое здание в Венеции без непрерывной связи с историческим прошлым? Вы должны принимать исторический фактор в расчет при принятии решения, потому что Петербург совершенно уникален и на самом деле не такой и большой. А разрушение центра большими башнями и стеклянными зданиями, во-первых, противоречит закону. И во-вторых, я думаю, это не добавит ничего нового.

Политики и общественные деятели часто говорят об особом петербургском стиле, но никто еще не сформулировал, что же это такое. Есть ли он, на ваш взгляд, и как бы вы его охарактеризовали?

– Стиль изменяется во времени, и у архитектуры Петербурга нет одного четко выделенного стиля. Балтийский классический стиль – это концептуальная эволюция, эволюция материалов, функций. И я не думаю, что формирование этого стиля уже закончено. Уникальность петербургского стиля в том, что это не внеш­ний вид отдельных объектов, это прежде всего концепция города, планирование имперской столицы. И в истории, скрывающейся за красивыми фасадами, – воля Петра Великого, грязь и болота, в борьбе с которыми построен город, и большие человеческие жертвы.

Справка:

Рикардо Бофилл-младший участвовал в качестве архитектора в проектах, развивавшихся более чем в 20 странах. В его портфолио урбанистические проекты, проекты общественных сооружений, жилых, офисных и мультифункциональных зданий, выполнявшиеся с начальных этапов и до авторского надзора за строительством. В числе его проектов новый порт Барселоны, Национальный театр Каталонии, главный офис Сообщества всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций SWIFT в Бельгии; в России – конгресс-центр "Константиновский" в Стрельне, ЖК "Aлександрия" на Новгородской, 23, и проект жилого комплекса ЗАО "ЮИТ Санкт-Петербург" на Смольном проспекте, 17.
источник: АСН-инфо

Дмитрий Молчанов: "Саморегулирование - это цивилизованное движение общества от административно-директивной системы к системе рыночной"

Дмитрий Молчанов:
О перспективах развития саморегулирования в строительной сфере "АСН-инфо" рассказал председатель Комитета НОСТРОЙ по поддержке малого бизнеса, доктор экономических наук Дмитрий Молчанов. Саморегулирование - это цивилизованное движение общества от административно-директивной системы к системе рыночной, где рыночные механизмы подсказывают путь к развитию, а не волюнтаризм отдельных субъектов, возведенный в ранг "воли". Постепенно растет потребность перехода от декларирования идей, мнений и суждений к взвешенному критическому осознанию того, что излагается и в каких формах.

Что сегодня мешает планомерному развитию института саморегулирования?

- Половинчатость решений всегда вызывает вопросы и сомнения. Государство не готово в необходимом объеме передать свои контрольные функции общественным организациям и это факт. Поэтому, вопрос нужности и востребованности института саморегулирования будет держаться на "точечных" решениях, усилиями конкретных людей, авторитет которых в строительном сообществе высок. Строительство при всей его значимости для России, к сожалению, относится к отстающим отраслям экономики. Причинами этого является в частности механизм управления отраслью. Мировая экономика продолжает снижаться с 2008 года и это негативно сказывается на инвестициях в России в том числе.

Строительство завязано на большой объем инвестиционных ресурсов и, следовательно, в таких условиях говорить о позитиве не приходится. В такой ситуации любые организационные изменения воспринимаются с пристрастием. Со стороны строительных компаний, превалирующим является обеспеченность заказами в объеме необходимом не только для выживания, но и для развития. Система лицензирования приучила, что за опасные факторы, связанные со строительным производством, компании необходимо произвести различные затраты. В данном случае при переходе на саморегулирование отрасли, особенно ничего не поменялось, за исключением повышения планки официальных расходов строительной компании для получения допуска. Все восприняли это нормально по причине того, что отрасль была перегружена фирмами - "однодневками", коррупционными схемами и нарастающими объемами незавершенного строительства, все понимали, что усиление финансовых и организационных барьеров для вхождения в отрасль необходимо.

Высока ли сегодня лояльность строителей СРО?

- Сообщество строителей оплачивает существование системы СРО абсолютно сознательно. Сами региональные СРО находятся в постоянном поиске для увеличения числа членов. Не в их интересах оказывать избыточное давление на своих членов, поскольку в различных СРО формальные требования к членам различаются, и, следовательно, риск потери члена для СРО увеличивается, так что лояльность СРО к своим членам будет достаточно высока. Казалось бы, единственным устойчивым звеном системы саморегулирования должно быть Национальное объединение строителей, но конфликты и борьба за руководство заставляют всю систему саморегулирования пребывать в напряжении. К тому же законодатели в России планируют создать многополярную систему альтернативную доминированию НОСТРОЙ (РСПП, РСС, АСР) и на этом уровне. С одной стороны это создает реальную конкуренцию, которая в теории должна улучшить дело. Однако на практике может оказаться обратное.

О каких негативных последствиях идет речь?

- Если не будет позитивного фактического результата, система саморегулирования в строительстве может быть упразднена как "очаг" конфликтов на государственном уровне и амбиции многих "борцов за правду" останутся мифом. Ситуации в НОП и НОИЗ на практике показали опасность такого развития событий. Подмена понятий "демократическое развитие" и "анархия" может очень пагубно сказаться на всем строительном комплексе, особенно в связи с вступлением России в ВТО. Время все расставит на свои места и не хотелось, чтобы возобладала идеология «большого взрыва», после которого начнется развитие.