Издания

Официальная публикация

№1 (932 )
21 февраля 2022

Евгений Цыкановский: «Культура вентфасадов в России — самая высокая в мире»

ГК «ДИАТ» хорошо известна на рынке как один из ведущих отечественных производителей систем навесных вентилируемых фасадов. О том, как компания пережила ковидный год и на каких объектах работала, «Строительному Еженедельнику» рассказал председатель совета директоров холдинга Евгений Цыкановский.

Евгений Цыкановский Евгений Цыкановский
Евгений Цыкановский
Источник: пресс-служба ГК «ДИАТ»

— Евгений Юльевич, пандемия стала испытанием для всех отраслей российской экономики, включая строительство. Как она отразилась на работе ГК «ДИАТ»?

— Год, конечно, был непростой. Особенно напряженной была весна, когда появилась первая волна пандемии и был объявлен локдаун, причем в столичном регионе, где мы больше всего работаем, были остановлены и строительные работы. У многих случился психологический удар, непонимание перспектив. Поэтому некоторые проекты были заморожены, по другим — сократилось финансирование.

ГК «ДИАТ», как и все, перевел значительную часть сотрудников на удаленную работу. В то же время мы старались извлечь из ситуации максимум пользы. Продолжались проектирование, инженерные разработки, научные исследования, словом, делалось все, что можно было выполнить в этих условиях. В том числе мы использовали это время на повышение квалификации работников. В то время как многие компании сокращали персонал, в том числе и очень профессиональных сотрудников, HR-служба «ДИАТ» старалась привлечь их в наши ряды. Нам удалось нанять несколько инженеров высокого уровня, перспективных сотрудников других отделов.

После смягчения ограничений, а также принятых государством мер по поддержке строительной отрасли ситуация в целом стабилизировалась. В итоге результаты годовой работы холдинга оказались на достаточно хорошем уровне. Несмотря на пандемию, компания показала рост и, учитывая обстоятельства, очень неплохой.

— Помимо мер Правительства, что способствовало работе холдинга?

— Как это ни странно, на мой взгляд, определенную роль сыграла достаточно напряженная ситуация в мире. Проявившаяся дискриминация в отношении граждан РФ со стороны некоторых государств, иногда доходящая до «охоты на ведьм», в сочетании с «амнистией капиталов», которую объявили российские власти, привели к возвращению в страну серьезного финансового ресурса. Вполне естественно, что усилился интерес к инвестированию уже здесь. А одна из традиционных сфер надежного вложения денег — это «вечные ценности», включая недвижимость, прежде всего премиального класса. А это как раз тот сегмент, где мы много и успешно работаем. Стали появляться очень интересные проекты со сложной, красивой, разнообразной архитектурой. Такие, которые, пожалуй, кроме России, в рамках технологии вентфасада нигде реализовать не смогли бы. Соответственно, и востребованность наших услуг заметно выросла.

Деловой квартал «Морская резиденция»
Источник: пресс-служба ГК «ДИАТ»

— Неужели на Западе, где эта технология появилась, она развита хуже, чем у нас?

— По моему мнению, культура вентфасадов в России — самая высокая в мире. Это связано с тем, что на Западе вентфасад — это само по себе архитектурное направление. То есть технология, по сути, предопределяет облик объектов. Для России же, по моему глубочайшему убеждению, это — наиболее корректная, оправданная со всех точек зрения система. Просто потому, что у нас долгие и суровые зимы, делающие вопросы теплоснабжения и энергоэффективности ключевыми. В результате ведущими отечественными компаниями, к числу которых, безусловно, относится и ГК «ДИАТ», в рамках системы вентфасада разработаны очень интересные инженерные решения, позволяющие реализовать самые смелые замыслы архитекторов. То есть мы сумели добиться того, чтобы технология не обуславливала облик здания, а наоборот —подстраивалась под задумки зодчих.

В итоге, например, в проектах, на которых работает наша компания, в качестве облицовки очень часто используются достаточно нетипичные для технологии материалы. Среди них — различный натуральный камень, стеклофибробетон, керамогранит, в том числе большеразмерные. Причем зачастую это мультиоблицовка, при которой применяются и комбинируются 5–6 и более материалов. В результате это позволяет создать очень красивые, выразительные фасады.

Для обеспечения таких широких возможностей нами, как одной из компаний-драйверов в этой сфере, которая не просто использует технологию вентилируемого фасада, но развивает и совершенствует ее, разработано много очень интересных инженерных решений. Всего у нас более 40 патентов на различные изобретения, из которых более двух третей реализованы на практике и нашли применение в нашей работе.

— Расскажите, пожалуйста, о наиболее интересных объектах, на которых ГК «ДИАТ» работала в прошлом году.

— Проектов было довольно много, часть из них — переходящие. Среди них необходимо выделить деловой квартал «Морская резиденция» в Санкт-Петербурге, архитектурный облик которого создал замечательный зодчий современности Рафаэль Даянов. Это была сложная и интересная работа, потребовавшая поиска оригинальных инженерных решений. Еще один очень красивый объект — «Бизнес Парк РОСТЕХ СИТИ» в Москве. Также сейчас завершается строительство клубного дома WHITE KHAMOVNIKI. Особенностью проекта стали очень большие — 2 на 3 м — облицовочные блоки из стеклофибробетона с интегрированными вставками из нитрида титана. Таким образом, в 2021 год мы вошли с крупными интересными заказами и с оптимизмом смотрим на перспективы.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Бизнес-дворец в неоклассическом стиле

автор: Лев Касов

Вячеслав Заренков: «Нужно делать только то, что меняет мир к лучшему»

Вячеслав Адамович Заренков — успешный предприниматель, основатель крупного строительного холдинга «Эталон», первый человек, которому в 2020 году присвоили звание «Почетный меценат Санкт-Петербурга», — отмечает 70-летие. Накануне юбилея он рассказал нашему изданию, на чем сконцентрированы его интересы сегодня.

Вячеслав Заренков Вячеслав Заренков
Вячеслав Заренков
Источник: пресс-служба Фонда «Созидающий мир»

— Вячеслав Адамович, некоторые предприниматели говорят, что «не могут не делать деньги». Вы же ушли из бизнеса и посвятили себя благотворительным проектам. Что подвигло вас к такому решению? Не скучаете ли по бизнесу?

— Каждый человек на протяжении своей жизни рассчитывает собственные силы, возможности и время активной трудовой деятельности. Для того чтобы управлять такой крупной компанией, как «Эталон», необходимо было выкладываться 24 часа в сутки. И всегда быть в напряжении. С утра и до позднего вечера, большей частью даже по выходным. Что бы я ни делал, где бы ни находился, мои мысли были связаны с деятельностью компании «Эталон».

Но время идет — и вот, представляете, тебе уже перевалило за 65. Трудиться в таком режиме, конечно, уже сложно. А работать вполсилы — это не в моем характере, да и компании не на пользу. Поэтому я принял для себя решение уйти из бизнеса. Но я считал и считаю, что это нужно делать только тогда, когда компания на подъеме. К тому времени мы выстроили четкую систему управления, получили отличные результаты за 2018 год, первыми в отрасли адаптировались для работы в новых условиях привлечения средств в сферу жилищного строительства, укрепили финансовую ситуацию. Однако в связи с неопределенностью в законодательном регулировании примерно два года мы практически не приобретали новых проектов, в результате чего у компании появился дефицит новых объектов примерно на 1,3 млн кв. м, особенно в Московском регионе. Это стало угрозой реализации нашей стратегии. Решить данную проблему простым способом — через покупку новых земельных участков — стало проблематично: долго по времени и сравнительно дорого. Покинуть Группу «Эталон» в такое время я, конечно же, не мог и поэтому предложил менеджменту рассмотреть возможность поиска и приобретения компании, владеющей примерно таким же объемом проектов. Было изучено много вариантов, и мы остановились на «Лидер-инвесте». После долгого изучения возможностей этой компании на совете директоров было принято решение о покупке 51% «Лидер-инвеста». Решив проблему дефицита новых проектов, я со спокойной совестью смог покинуть управление компанией, что и сделал 19 февраля 2019 года.

После ухода из Группы «Эталон» сидеть без дела я не планировал и не планирую впредь. Это не моя позиция. Еще занимаясь бизнесом, я создал фонд «Созидающий мир», который успешно ведет четыре направления культурно-просветительской деятельности. Чтобы описать то, что он делает фонд, пожалуй, и десяти газетных полос не хватит.

Отмечу лишь наиболее крупные проекты: в городе Гагарин при участии фонда создается масштабный комплекс памяти первого космонавта, вышедшего в открытый космос, — А.  А. Леонова — «Человек во Вселенной». На Кипре строится комплекс «Планетарий». В Петербурге создается масштабная скульптурная композиция «Семья — залог мира». Также в городе на Неве готовятся к открытию новая художественная галерея и выставочное пространство для проведения различных мероприятий. Ставятся балеты, проводятся поэтические мероприятия, издаются книги и альбомы, учреждена и вручается премия искусств «Созидающий мир», и многое другое. Между делом я учу молодежь (в том числе и своего внука) ведению бизнеса. Недавно переиздал книгу «Управление проектами». Так что скучать не приходится!

—Каково ваше жизненное кредо? На каких принципах строится ваша благотворительная работа?

— Жизнь — это познание мира. Нужно делать только то, что меняет мир к лучшему. А чтобы хоть чуточку изменить мир к лучшему, нужно добиться большого и с высоты вот этого большого делать как можно больше хороших дел. Это мое кредо. Слава Богу, получается.

Исходя из этого кредо и строится благотворительность: помогать только тем, кому эта помощь будет на пользу. Понятно, что всем не поможешь — тут уж надо слушать свое сердце. Людям мы стараемся дать «удочку», а не «рыбу». Но вот однажды ко мне обратился один молодой человек 35 лет. Проигрался где-то в казино, залез в долги, и кредиторы требуют вернуть. Просит снова дать в долг. Я ему говорю: «Вот работа, вот вторая — заработай и верни». «Ну что вы, — отвечает он, — я, творческий человек, буду с лопатой возиться?! Нет, пойду к другим просить». Таким мы не помогаем.

— Одно из главных направлений вашей деятельности сегодня — храмоздательство. Почему именно оно? Расскажите, пожалуйста, немного о реализованных проектах.

— Я люблю создавать то, что вечно, то, что красиво, то, что мне нравится создавать. Храмостроительство как раз и соответствует этим критериям.

На частые вопросы о том, почему я стал строить храмы, восстанавливать монастыри, устанавливать поклонные кресты, я сначала пытался отвечать, что это мне нравится, что я православный и должен это делать, если не я, то кто, и другими привычными фразами. Но сегодня я сам себе задал этот вопрос: почему? И, признаюсь, у меня нет на него однозначного ответа. Я просто это делаю. Делаю потому, что меня толкает к этому какая-то внутренняя потребность. Я не ищу, что и где надо строить, восстанавливать, создавать, — оно само собой приходит ко мне. Сами собой случаются встречи, происходят обсуждения, находятся нужные решения. И начинается процесс создания, созидания: приходят нужные люди, появляются необходимые материалы, формируется своеобразный центр притяжения, к которому устремляется созидательная сила... И вот уже, вопреки всем трудностям, появляется каркас будущего храма, устанавливаются купола с золочеными крестами, издалека прибывают колокола, которые под песнопения и молитвы занимают достойные места. И вот уже на всю округу раздается колокольный звон: сначала робко, будто пробуя голосовые связки, затем все зычнее и мелодичнее — набирает силу и разлетается далеко-далеко по горизонту и вверх, в небеса. И на душе всех слушающих радость необыкновенная! Проходит некоторое время, завозятся и собираются конструкции иконостаса, устанавливаются киоты, монтируется паникадило, художники расписывают стены, своды... и наступает момент первой службы в новом храме. Сложно передать те чувства, которые испытывают создатели храма, батюшка и первые прихожане. Словами не выразить! Слезы на глазах от радости! Комок в горле застревает, и ты не можешь ничего сказать... Да и не надо никаких слов — храм говорит за тебя…

Так было при строительстве храма в честь Святого Апостола Андрея Первозванного и Всех Святых, в земле Русской просиявших на Кипре; так было при возведении храма Святым Царственным Мученикам в Сербии, при строительстве храмов Святого Великомученика Георгия Победоносца в Купчине и Святой Блаженной Ксении Петербургской на Лахтинской улице, при воссоздании храма Рождества Христова на Песках в Петербурге.

— Есть ли новые планы по строительству или воссозданию храмов? Если да, то какие?

— Как я уже отмечал, я не планирую заранее строительство каких-либо храмов. Это приходит само собой. Даст Бог, придет — и будем строить! А пока заканчиваем то, что в процессе.

автор: Михаил Кулыбин