Издания

Официальная публикация

№1 (932 )
21 февраля 2022

В Свердловской области разработали закон, который упростит ремонт жилых домов - памятников

Законопроект, который ускорит и удешевит капитальный ремонт, реставрацию и прочие процессы, связанные с объектами культурного наследия в регионах, разработали в Свердловской области и внесли в Госдуму.

стройка стройка
В Свердловской области разработали закон, который упростит ремонт жилых домов - памятников
Источник: cud.news

Об этом сообщил глава комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников.

"Из-за сложностей и законодательных противоречий при ремонте домов, которые являются объектами культурного наследия, люди живут в полуаварийных домах. Только документация на проведение работ рассматривается в течение трех лет, стройка и ремонт в 12 раз дороже, чем обычные. За это время нарушаются жилищные права граждан, а дома просто разрушаются. Мы за то, чтобы объекты благодаря более быстрым и четким процедурам лучше сохранялись, чтобы люди смогли жить в человеческих условиях", - сказал Павел Крашенинников в ходе заседания ассамблеи Свердловского регионального объединения "Депутатская вертикаль".

По его словам, проект рабочей группы, созданной по инициативе свердловского губернатора Евгения Куйвашева, предусматривает комплексные изменения в законе "Об объектах культурного наследия", в жилищном кодексе, в законе о конституционных соглашениях, а также в законе о приватизации муниципального имущества. В частности, в законопроекте предлагается закрепить право уполномоченного регионального органа охраны на списочное исключение утраченных до 2015 года объектов культурного наследия регионального и местного значения.

"Их уже практически нет, но юридически они существуют, поэтому мы предлагаем, чтобы регион этим занимался, чтобы могли списать то, что уже истлело и сгорело", - пояснил Павел Крашенинников.

В департаменте информационной политики региона добавили, что, согласно внесенным предложениям, проводить ремонт инженерных сетей дома можно будет по упрощенной схеме, если их расположение никак не меняется. Также эта норма будет применяться при замене лифтового оборудования, если конструкция шахты, машинного отделения и лестниц, которые не являются предметом охраны, никак не меняются, что позволит сократить сроки работ и затраты на их выполнение. Кроме того, предлагается органам местного самоуправления предусматривать средства в муниципальных бюджетах на противоаварийные работы, если дом, являющийся объектом культурного наследия, не включен в региональные программы капремонта и не признан аварийным.

Крашенинников уточнил, что на данный момент в Госдуме находится еще один законопроект на эту тему, который уже прошел первое чтение.

"У нас есть вариант либо биться за свой, либо проводить свои идеи в виде поправок. Мы [на "Депутатской вертикали"] говорили, что если будет вариант сделать это через поправки, то для нас важно, чтобы эта ситуация разрешилась. Тогда мы будем уже в стадии второго чтения", - заключил он. 

автор: ИА ТАСС
источник: ИА ТАСС

Новый градозащитный скандал в Петербурге вскрыл слабые места в законах

город город
Новый градозащитный скандал в Петербурге вскрыл слабые места в законах
Источник: https://www.dp.ru/

Связанный с "Корпорацией ВИТ" проект отеля на Большой Морской продемонстрировал, что охраняемые КГИОП памятники в Петербурге защищены хуже, чем рядовые исторические здания.


О сносе флигелей дома Салтыковой на Большой Морской, 51, горожане узнали чуть не случайно, проезжая мимо работающей техники. Тогда как разрешение на производство на работы было выдано около 4 месяцев назад на основании проекта 2016 года (его выполнило ООО "Архитектурное бюро “Студия 44”"). Считается, правда, что проектная документация устаревает за 5 лет (в случае госзакупок чиновники порой заказывают в таких ситуациях актуализацию). Кроме того, как заметил депутат ЗакСа Борис Вишневский, документация была согласована на основании предмета охраны, который не выносился на общественное обсуждение, а такое согласование можно считать недействительным.

 
К юридическим тонкостям присматриваются и другие официальные лица. Следственный комитет традиционно не остался в стороне от градозащитных новостей и возбудил по факту сноса флигелей дома Салтыковой уголовное дело. Глава ведомства Александр Бастрыкин распорядился передать его в Главное следственное управление и взял ход расследования под личный контроль. Также было возбуждено отдельное уголовное дело "о незаконном лишении свободы жителя Санкт–Петербурга, выступившего против сноса флигелей особняка Е. П. Салтыковой" (в связи с нападением на месте событий на одного из градозащитников, Олега Мухина). На фоне этих событий в СК также намерены провести встречу с градозащитниками.

Из Подмосковья

Перестройка дома для княгини Елизаветы Салтыковой была завершена в 1854 году. В июне 2020 года Смольный предоставил здание для приспособления под гостиницу ООО "Северная земельная компания" (СЗК).
 
Компания "СЗК" прежде напрямую принадлежала основному владельцу "Корпорации ВИТ" Виктору Тырышкину. В последние годы фирма зарегистрирована на кипрские офшоры, но, похоже, по сути мало что изменилось.
 
Один из учредителей СЗК — компания "Юроэктив лимитед". Согласно системе "Контур.Фокус", одним из директоров этого офшора является Алексей Понедельников. На заблокированном в России сайте LinkedIn есть Алексей Понедельников, который с сентября 2008 года является финансовым директором "Корпорации ВИТ".
 
Хотя фамилия Понедельников довольно редкая, это могло быть совпадением, если бы не ещё одна связь с "Корпорацией ВИТ". "Юроэктив лимитед" выступает учредителем не только СЗК, но и ООО "ЛэндКом". Гендиректор последнего Николай Возинский возглавляет также ООО "Альфа–вит". Учредитель же у "Альфа–вит" тот же, что у "Корпорации ВИТ", — Виктор Тырышкин.
 
"ВИТ" — жилищный застройщик из Подмосковья. Но похоже, что и в Петербурге у компании есть активы помимо дома Салтыковой. Так, КГИОП сейчас судится с ней по поводу состояния Николаевского дома призрения на Расстанной ул., 20. 15 августа по делу состоялось очередное заседание, рассмотрение было отложено.

Парковка способствует

Разборку и воссоздание в прежних габаритах флигелей здания на Большой Морской согласовали на основании заключения историко–культурной экспертизы. В этом исследовании (оно датируется 2017 годом) сообщалось, что фундаменты дворовых корпусов в значительной степени находятся в аварийном состоянии.
В здании хотят сделать "гостиницу" на 44 номера улучшенной планировки со "встроенной механизированной автостоянкой" (подземный паркинг) на 36 мест. Заметим, что во многих случаях желание устроить парковку способствует сносу в не меньшей степени, чем аварийность.

Будьте проще

Дореволюционная застройка в Петербурге охраняется одним из двух способов. Рядовые здания — городским законом 820 "О границах объединённых зон охраны", который содержит стандартные регламенты, а памятники — законодательством об объектах культурного наследия. В этом случае их судьбу определяет КГИОП, который принимает решение на основании историко–культурной экспертизы. И, теоретически, может согласовать любые работы на них.
 
Снос на территориях памятников архитектуры после проведения историко–культурной экспертизы — распространённая практика. Например, похожая, но ещё более наглядная ситуация имела место ранее на Большом пр. В.О., 30. Там тоже был снос, обоснованный экспертизой. Но, во–первых, снесли не дворовый, а лицевой флигель — прачечный корпус Патриотического института. А во–вторых, речь шла не о региональном, а о федеральном памятнике.
 
Тогда как для исторических зданий (не памятников) действует режим объединённой охранной зоны. В котором прямо "запрещается снос (демонтаж) исторических зданий". И это не исправить историко–культурной экспертизой (только если отдельной поправкой в закон, как под ж.–д. терминал на Лиговском пр. или под строительство съезда с Большого Смоленского моста). В общем же случае оговорка делается только для "демонтажа отдельных строительных конструкций, аварийное состояние которых установлено в соответствии с требованиями действующих документов по стандартизации". Вероятно, если бы особняк и институт были простыми историческими зданиями, а не памятниками, снести их по закону было бы сложнее.
 
Можно вспомнить и другие примеры — дом Мордвиновых (ул. Глинки, 4), дома Челищева и Линдес на Английской набережной. Эту коллизию — когда рядовые здания защищены сильнее, чем памятники, — осознают и чиновники, и градозащитники. К её разрешению, правда, подходят по–разному. Тогда как активисты хотели бы усилить защиту памятников, городские власти, наоборот, хотят ослабить зоны.
Как известно, готовятся корректировки к закону "О границах объединённых зон охраны", которые снимут безусловный запрет на демонтаж исторических зданий. Поскольку, как считают в КГИОП, этот запрет уже выполнил свою историческую функцию и более не требуется.
 
"Мне кажется, что для предотвращения новых сносов на территории памятников архитектуры нужно поменять наш городской 820–й закон ("О границах объединённых зон охраны…" — Ред.) — распространить его не только на исторические здания, но и на территории объектов культурного наследия. Но он должен применяться только в тех случаях, когда требования режимов зон охраны более жёсткие, чем требования предметов охраны памятников", - поделился мнением Дмитрий Литвинов, координатор движения "Живой Город".
 
"Проектной документацией предусмотрены ремонт и реставрация лицевого флигеля (дома на Большой Морской. — Ред.), в том числе парадных помещений, разборка трёх дворовых флигелей в связи с их аварийным состоянием с последующим восстановлением без изменения высотных отметок коньков крыш, а также устройство подземной парковки.Предусмотренные конструктивные и инженерные решения не оказывают влияния на предмет охраны объекта.В марте 2022 года КГИОП выданы разрешения на проведение работ по сохранению объекта и на строительство, - заявила Ксения Черепанова
пресс–секретарь КГИОП.
источник: Деловой Петербург
автор: Деловой Петербург